Канон святителю Иоанну Златоустому (третий)

Припев: Святи́телю о́тче Иоа́нне, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 09 февраля (27 января ст. ст.); 27 сентября (14 сентября ст. ст.); 26 ноября (13 ноября ст. ст.)

Глас 2.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ды дре́вле, ма́нием Боже́ственным, во еди́но со́нмище совокупи́вый, и раздели́вый мо́ре Изра́ильтеским лю́дем, Се́й Бо́г на́ш, препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Боговеща́нная уста́, златогла́сный орга́не, све́тлостию слове́с мо́й просвети́ мольба́ми твои́ми у́м, я́ко да воспою́ возвраще́ния твоего́ па́мять, Иоа́нне, благода́ти Боже́ственныя тезоиме́нне.

Я́ко звезда́ светоно́сна, я́ко просвеща́ющее челове́ки со́лнце, я́ко свети́ло благоче́стия, под зе́млю заше́д, преподо́бне, зако́ны есте́ственными, па́ки возсия́л еси́ на́м, ча́дом твои́м, посыла́я чуде́с оби́льная озаре́ния.

Златоглаго́ливым твои́м язы́ком уче́ний испо́лнил еси́ всю́ подсо́лнечную и златы́ми у́ды исцеле́ний зари́ все́м облиста́л еси́, страда́ний тме́ исче́знути творя́, преподо́бне, возвраще́нием твои́м.

Богоро́дичен: Вити́йствуя Боже́ственная, еди́нственную Ипоста́сь сказа́л еси́, Сло́во, а́ще и сугу́б бе́, из Пречи́стыя проше́дый, пло́ть прие́м, Ю́же благослови́м непреста́нно и ве́рно сла́вим, боже́ственный Златоу́сте.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: И́же от не су́щих вся́ приведы́й, Сло́вом созида́емая, соверша́емая Ду́хом, Вседержи́телю Вы́шний, в любви́ Твое́й утверди́ мене́.

В заточе́ния тя́ сокры́ верте́пех, свети́льника всесве́тлаго, цари́ца осле́пшая; Христо́с же на высоча́йшем тя́ све́щнице, и па́ки возвра́щь, поставля́ет.

Иска́пая струи́ чуде́с и ре́ки пролива́я врачева́ний, возврати́лся еси́, Златоу́сте, ве́рно честву́ющим возвраще́ния твоего́ па́мять, Иоа́нне.

Златоте́чный Ни́л наводня́яй в словесе́х же и чудесе́х возврати́ся; да стеце́мся и ве́рно почерпе́м оби́льно вси́, во все́х да насы́тимся.

Богоро́дичен: Земно́е естество́ не мо́жет Тя́ воспе́ти, Ю́же а́нгели пою́т, я́ко Бо́га пло́тию роди́вшую: оба́че ве́рно, раби́ Твои́, дерза́ем пе́ти Тя́ и сла́вити.

Седа́лен, гла́с 8.

Ю́же с высоты́ му́дрость уве́дев и благода́ть слове́с от Бо́га, все́м просия́л еси́, я́ко зла́то в горни́ле, и Святу́ю Тро́ицу во Еди́нстве пропове́дал еси́, сребролю́бную ле́сть устрели́в словесы́ твои́ми. Те́мже и ре́вностию цари́цу обличи́в, А́риево посрами́л еси́ иноплеме́нное мудрова́ние. Иоа́нне Златоу́сте, моли́ Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Богоро́дичен: От Тро́ицы Еди́наго преесте́ственно заче́нши, Де́во, и чу́дно Сего́ породила́ еси́ па́че сло́ва и мы́сли, и о́бщно Боже́ственнаго естества́ устро́ила еси́ челове́ческое естество́, дре́вле изгна́нное. Те́мже, соше́дшеся, Рождество́м Твои́м вси́ спа́сшиися, Всенепоро́чная, Твои́м словесе́м после́дующе, до́лжно Тя́ ублажа́ем, моля́ще Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние дарова́ти ве́рою Тя́ сла́вящим, Ма́терь Его́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Положи́л еси́ к на́м тве́рдую любо́вь, Го́споди: Единоро́днаго бо Твоего́ Сы́на за ны́ на сме́рть да́л еси́. Те́мже Ти́ зове́м, благодаря́ще: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Слове́с рачи́телие, слове́с вели́каго украси́теля словесы́ свяще́нными, ра́достне па́ки возвраща́ющася, прииди́те, да почита́ем, словеса́ суему́дренная прему́дростию слове́с буесло́вившей обличи́вшаго.

Обогати́вый на́с уче́ний бога́тством, Златоу́сте, ру́ку же востяга́еши, тя́жестно лихоима́ния бога́тством отягча́вшую, облича́яй явле́ннейше и со еди́нем то́кмо бога́тством Боже́ственныя благода́ти.

Лу́к си́льных лю́тости мучи́тельския сокруши́ся, ты́ же, в не́мощи пло́ти а́нгельски пожи́в, превозмо́гл еси́, моле́бники, Златоу́сте, су́щия пре́жде гони́тели, име́яй, свяще́ннейше.

Богоро́дичен: Чи́ни у́мнии песнопе́нии Тя́ хва́лят, Отрокови́це: Его́же бо не мо́гут зре́ти, из чи́стыя утро́бы Твоея́ породила́ еси́, пло́ть восприе́мша неизме́нно, Всечи́стая Богоневе́сто.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: К Тебе́ у́тренюю, все́х Творцу́, преиму́щему вся́к у́м ми́рови: зане́ све́т повеле́ния Твоя́, в ни́хже наста́ви мя́.

Я́коже весна́, яви́лся еси́, благоуха́я та́инственне цве́ты благода́тей ве́рных мно́жества, разреша́я злы́х зи́му, о́тче, в возвраще́нии твое́м.

Боже́ственная струя́, исто́чник дарова́ний возврати́ся: жа́ждущии, прии́дите, во́ду жи́зни почерпи́те ве́рою, боже́ственне веселя́щеся.

Заше́д, сокры́лся еси́, увы́ мне́! добро́та моя́, но возврати́лся еси́ мне́, вожделе́нне, во вре́мя свое́, — Христо́ва Це́рковь вопие́т ти́ возврати́вшемуся.

Богоро́дичен: Ми́лостива мне́ сотвори́ проше́дшаго из Твоея́ утро́бы, Всенепоро́чная, Плотоно́сца Сло́ва, Его́же в хра́ме Симео́н на руку́ держа́, я́ко Созда́теля велича́ше.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бе́здна после́дняя грехо́в обы́де мя́, и исчеза́ет ду́х мо́й, но простры́й, Влады́ко, высо́кую Твою́ мы́шцу, я́ко Петра́, мя, Упра́вителю, спаси́.

Отсека́ет тя́ от Це́ркве Христо́вы безу́мная цари́ца, свире́по облича́ющая, но а́бие сама́ отсека́ется, ты́ же облича́еши ю́ и по сме́рти, чуде́сное пресече́ние соде́лавый.

Орга́н показа́лся еси́ Вседе́тельнаго, Златоу́сте, Ду́ха, зело́ благосли́чнейше глася́щий; глуха́ же быва́ет мучи́тельница, я́коже а́спида проте́к обава́нием, и зело́ окая́нною возмеря́ется е́й сме́ртию.

Ме́ртвости, а́ще и у́мре, не пострада́ти ему́ я́ве научи́ цари́ Златоу́стый. Те́х бо повеле́нием не повину́вся пре́жде, на моле́ния же те́х возврати́ся пото́м.

Богоро́дичен: Еди́наго Тя́, су́щаго от Де́вы, помышля́я, а́ще и пло́ть прия́л еси́, и сугу́б бы́л еси́, дале́че отрази́ и сече́ние, и сли́тие Златоу́стый Иоа́нн, Богочелове́че Иису́се.

Конда́к, гла́с 1.

Возвесели́ся та́инственно честна́я Це́рковь возвраще́нием честны́х твои́х моще́й, и, сия́ сокры́вши, я́ко зла́то многоце́нное, пою́щим тя́ неоску́дно подава́ет моли́твами твои́ми исцеле́ний благода́ть, Иоа́нне Златоу́сте.

И́кос:

Свеща́ де́л мои́х дряхла́ бы́сть, Иоа́нне Златоу́сте, и ужаса́юся к сре́тению свяще́нных твои́х моще́й, но ты́ са́м наста́ви мя́ и стези́ моя́ испра́ви, покая́ния подая́ ми́ вре́мя, всесвя́те, я́ко Того́ еси́ пропове́дник Боже́ственный, и страсте́й мои́х многови́дных ути́ши бу́рю и, от се́тей велиа́ровых исхи́тив мя́, в коне́ц спаси́ мя́, я́ко да пою́ твое́ досто́йне сла́вное возвраще́ние, я́ко пре́жде и успе́ние дерзну́в просла́вих, Иоа́нне Златоу́сте.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Я́коже дре́вле благочести́выя три́ о́троки ороси́л еси́ в пла́мени халде́йстем, све́тлым Божества́ огне́м и на́с озари́, — благослове́н еси́, — взыва́ющия, — Бо́же оте́ц на́ших.

Чу́жду сотвори́ти вдови́цу, прему́дре, непроще́нну бы́ти пове́дающа от свои́х е́й, чу́жда тя́ твори́т от ца́рствующаго гра́да вседе́рзая жена́, чу́жда быва́ет и сама́ Боже́ственныя благода́ти, отчужди́вшая себе́ от прему́дрых уче́ний твои́х.

Но возврати́лся еси́ сла́достен, я́коже со́лнце, о́блаки покры́то бы́вшее, зело́ велича́йший свети́льниче, светоно́сных та́йным светозаре́нием златы́х уче́ний твои́х просвети́вшимся все́м, Иоа́нне Златоу́сте.

Простира́ю ти́ дла́ни моя́, Златоу́сте, вну́трь огра́д мои́х тя́ прия́ти, невестово́дца, возвраща́ющася све́тле, зело́ любе́зна, я́ко ле́ты закосне́вшаго, — Це́рковь вопие́т ти́, пра́зднующи дне́сь.

Богоро́дичен: Я́ко та́йная клеща́ не́кая, Угль нося́щая мы́сленный, гряде́ши ко хра́му, Его́же, Симео́н просвети́ся, на ру́це, Пречи́стая, прие́м, и о зна́мениих стра́сти Его́ проро́чествовати и́мать зело́ ясне́йше.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Нестерпи́мому огню́ соедини́вшеся, богоче́стия предстоя́ще, ю́ноши, пла́менем же неврежде́ни, Боже́ственную пе́снь поя́ху: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Сосца́ми благоче́стия, о́тче преподо́бне, воспита́вшую тя́ пита́еши Це́рковь, отдая́ седмокра́тным хле́бом Боже́ственныя благода́ти, твою́, пита́телю, сла́дость пролива́я, я́ко питие́ же врачева́ний, всеблаже́нне Златоу́сте.

Во всю́ зе́млю произы́де, о́тче, веща́ние твои́х догма́тов, безу́мная же цари́ца тя́ изгна́ти ме́стне повеле́, но солга́ся: ты́ бо, я́ко исполи́н высокоте́чен, везде́ осиява́еши слове́с твои́х луча́ми.

Да просвети́тся дне́сь сосло́вие ве́рных, с весе́лием срета́юще преизря́днейшаго учи́телей: прии́де бо и теле́сне настои́т, раздая́ все́м благода́ть оби́льную, ея́же да наслади́мся, ра́дующеся бога́тно.

Богоро́дичен: Зрю́ Тя на рука́х Ма́терских, ве́м же Тя́ непристу́пна Божества́ естество́м. Ка́ко у́бо, Сло́ве, рука́ми держи́мь еси́, И́же в руце́ всю́ тва́рь и́маши? — рече́ Симео́н, Богочелове́че, неизрече́нную Твою́ сла́вя си́лу.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Но́вое чу́до и боголе́пное! Деви́ческую бо две́рь затворе́нную я́ве прохо́дит Госпо́дь, на́г во вхо́де, и Плотоно́сец яви́ся во исхо́де Бо́г, и пребыва́ет две́рь затворе́на. Сию́ неизрече́нно я́ко Богома́терь велича́ем.

Во́инство а́нгелов, собо́р проро́ков, апо́столов же и му́чеников боже́ственный ли́к с на́ми веселя́тся све́тло, сообща́ющеся пра́зднику, всеблаже́нне, и пе́ний твои́х свою́ непщу́юще благода́ть: все́х бо име́л еси́ в себе́, житие́ изобража́я.

Се́ ми́ра возсия́ све́т, превысо́кая яви́ся в не́м Боже́ственная свеща́, сладкотво́рная пучи́на Боже́ственных даро́в. Да напита́емся, прииди́те, све́та, бра́тие, да согре́емся, да почерпе́м, от се́рдца пе́сньми вси́ златоглаго́ливаго велича́юще.

Я́ко две́ ца́те, тебе́ пе́ние сие́ от недосто́йныя и окая́нныя души́ моея́, от вся́ких у́бо благи́х окая́нне вдо́вствующия, от усе́рдия же Боже́ственнаго бога́тства принося́щия сие́, бла́гости подража́нием Боже́ственныя приими́, благода́ть проти́ву воздая́ ми богатода́рную.

Богоро́дичен: Ступа́я, трясу́ся, — рече́ Симео́н, — колеба́тися же Творя́щаго свы́ше призира́нием то́кмо все́й земли́, держа́ на руку́, укрепля́емь е́смь, Твое́ рожде́ние, Де́во, от трясу́щияся уже́ пло́ти отпуща́емь, извеще́нию хотя́щих ми́ бы́ти уже́ сбыва́ющуся, ра́дуяся, ношу́, и су́щим во а́де избавле́ние благовеству́я.

Свети́лен.

Ра́дуйся, гра́де градо́в все́х Ца́рствующий, я́ко до́браго твоего́ па́стыря и пастыренача́льника те́ло восприе́мый дне́сь, тя́ и ми́р ве́сь пра́вяща и спаса́юща медото́чными Златоу́стаго, и восплеща́й пе́сньми.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Бо́жия пала́то, ра́дуйся, горо́ присе́нная; ра́дуйся, неопали́мая купино́, ра́дуйся, престо́ле сла́вы; ра́дуйся, Боже́ственная трапе́зо, ра́дуйся, ста́мно всезлата́я; ра́дуйся, свети́льниче всесве́тлый, ра́дуйся, ле́гкий о́блаче, Де́во Ма́ти Мари́е.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́ды дре́вле, ма́нїемъ бжⷭ҇твеннымъ во є҆ди́но со́нмище совокꙋпи́вый, и҆ раздѣли́вый мо́ре і҆и҃льтєскимъ лю́демъ, се́й бг҃ъ на́шъ: препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Бг҃овѣща̑ннаѧ ᲂу҆ста̀, златогла́сный ѻ҆рга́не, свѣ́тлостїю слове́съ, мо́й просвѣтѝ мольба́ми твои́ми ᲂу҆́мъ, ꙗ҆́кѡ да воспою̀ возвраще́нїѧ твоегѡ̀ па́мѧть, і҆ѡа́нне, благода́ти бжⷭ҇твенныѧ тезоиме́нне.

Ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ свѣтоно́сна, ꙗ҆́кѡ просвѣща́ющее человѣ́ки со́лнце, ꙗ҆́кѡ свѣти́ло благоче́стїѧ, подъ зе́млю заше́дъ, прпⷣбне, зако́ны є҆сте́ственными, па́ки возсїѧ́лъ є҆сѝ на́мъ ча́дѡмъ твои̑мъ, посыла́ѧ чꙋде́съ ѻ҆би̑льнаѧ ѡ҆зарє́нїѧ.

Златоглаго́ливымъ твои́мъ ѧ҆зы́комъ ᲂу҆че́нїй и҆спо́лнилъ є҆сѝ всю̀ подсо́лнечнꙋю, и҆ златы́ми ᲂу҆́ды и҆сцѣле́нїй зарѝ всѣ̑мъ ѡ҆блиста́лъ є҆сѝ, страда́нїй тмѣ̀ и҆сче́знꙋти творѧ̀, преподо́бне, возвраще́нїемъ твои́мъ.

Бг҃оро́диченъ: Виті́йствꙋѧ бжⷭ҇твєннаѧ, є҆ди́нственнꙋю ѵ҆поста́сь сказа́лъ є҆сѝ сло́во: а҆́ще и҆ сꙋгꙋ́бъ бѣ̀ и҆зъ пречⷭ҇тыѧ проше́дый, пло́ть прїе́мъ: ю҆́же благослови́мъ непреста́ннѡ, и҆ вѣ́рнѡ сла́вимъ, бжⷭ҇твенный златоꙋ́сте.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: И҆́же ѿ несꙋ́щихъ всѧ̑ приведы́й, сло́вомъ созида́ємаѧ, соверша́емаѧ дх҃омъ, вседержи́телю вы́шнїй, въ любвѝ твое́й ᲂу҆твердѝ менѐ.

Въ заточе́нїѧ тѧ̀ сокры̀ верте́пѣхъ, свѣти́льника всесвѣ́тлаго цари́ца ѡ҆слѣ́пшаѧ: хрⷭ҇то́съ же на высоча́йшемъ тѧ̀ свѣ́щницѣ и҆ па́ки возвра́щь поставлѧ́етъ.

И҆ска́паѧ стрꙋи̑ чꙋде́съ и҆ рѣ́ки пролива́ѧ врачева́нїй, возврати́лсѧ є҆сѝ, златоꙋ́сте, вѣ́рнѡ чествꙋ́ющымъ возвраще́нїѧ твоегѡ̀ па́мѧть, і҆ѡа́нне.

Златоте́чный ни́лъ наводнѧ́ѧй, въ словесѣ́хъ же и҆ чꙋдесѣ́хъ возврати́сѧ: да стеце́мсѧ и҆ вѣ́рнѡ почерпе́мъ ѻ҆би́льнѡ всѝ, во всѣ́хъ да насы́тимсѧ.

Бг҃оро́диченъ: Земно́е є҆стество̀ не мо́жетъ тѧ̀ воспѣ́ти, ю҆́же а҆́гг҃ли пою́тъ ꙗ҆́кѡ бг҃а пло́тїю роди́вшꙋю: ѻ҆ба́че вѣ́рнѡ рабѝ твоѝ дерза́емъ пѣ́ти тѧ̀ и҆ сла́вити.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Ю҆́же съ высоты̀, мꙋ́дрость ᲂу҆вѣ́дѣвъ и҆ благода́ть слове́съ ѿ бг҃а, всѣ̑мъ просїѧ́лъ є҆сѝ ꙗ҆́кѡ зла́то въ горни́лѣ, и҆ ст҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ во є҆ди́нствѣ проповѣ́далъ є҆сѝ, сребролю́бнꙋю ле́сть ᲂу҆стрѣли́въ словесы̀ твои́ми. тѣ́мже и҆ ре́вностїю цари́цꙋ ѡ҆бличи́въ, а҆́рїево посрами́лъ є҆сѝ и҆ноплеме́нное мꙋдрова́нїе, і҆ѡа́нне златоꙋ́сте: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Бг҃оро́диченъ: Ѿ трⷪ҇цы є҆ди́наго преесте́ственнѡ заче́нши, дв҃о, и҆ чꙋ́днѡ сего̀ породила̀ є҆сѝ па́че сло́ва и҆ мы́сли, и҆ ѻ҆́бщно бжⷭ҇твеннагѡ є҆стества̀ ᲂу҆стро́ила є҆сѝ человѣ́ческое є҆стество̀, дре́вле и҆згна́нное. тѣ́мже соше́дшесѧ, ржⷭ҇тво́мъ твои́мъ всѝ спа́сшїисѧ, всенепоро́чнаѧ, твои̑мъ словесє́мъ послѣ́дꙋюще, до́лжнѡ тѧ̀ ᲂу҆блажа́емъ, молѧ́ще хрⷭ҇та̀ бг҃а прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти вѣ́рою тѧ̀ сла́вѧщымъ мт҃рь є҆гѡ̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Положи́лъ є҆сѝ къ на́мъ тве́рдꙋю любо́вь, гдⷭ҇и, є҆диноро́днаго бо твоего̀ сн҃а за ны̀ на сме́рть да́лъ є҆сѝ. Тѣ́мже тѝ зове́мъ благодарѧ́ще: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Слове́съ рачи́телїе, слове́съ вели́каго ᲂу҆краси́телѧ словесы̀ сщ҃е́нными, ра́достнѣ па́ки возвраща́ющасѧ, прїиди́те да почита́емъ, словеса̀ сꙋемꙋ́дрєннаѧ премꙋ́дростїю слове́съ, бꙋесло́вившей ѡ҆бличи́вшаго.

Ѡ҆богати́вый на́съ ᲂу҆че́нїй бога́тствомъ, златоꙋ́сте, рꙋ́кꙋ же востѧга́еши тѧ́жестнѡ лихоима́нїѧ бога́тствомъ ѡ҆тѧгча́вшꙋю ѡ҆блича́ѧй ꙗ҆вле́ннѣйше, и҆ со є҆ди́нѣмъ то́кмѡ бога́тствомъ бжⷭ҇твенныѧ благода́ти.

Лꙋ́къ си́льныхъ лю́тости мꙋчи́тельскїѧ сокрꙋши́сѧ: ты́ же въ не́мощи пло́ти а҆́гг҃льски пожи́въ, превозмо́глъ є҆сѝ моле́бники, златоꙋ́сте, сꙋ́щыѧ пре́жде гони́тели и҆мѣ́ѧй, сщ҃е́ннѣйше.

Бг҃оро́диченъ: Чи́ни ᲂу҆́мнїи пѣснопѣ̑нїи тѧ̀ хва́лѧтъ, ѻ҆трокови́це: є҆го́же бо не мо́гꙋтъ зрѣ́ти, и҆зъ чⷭ҇тыѧ ᲂу҆тро́бы твоеѧ̀ породила̀ є҆сѝ, пло́ть воспрїе́мша неизмѣ́ннѡ, всечⷭ҇таѧ бг҃оневѣ́сто.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Къ тебѣ̀ ᲂу҆́тренюю всѣ́хъ творцꙋ̀, преимꙋ́щемꙋ всѧ́къ ᲂу҆́мъ мі́рови: занѐ свѣ́тъ повелѣ̑нїѧ твоѧ̑, въ ни́хже наста́ви мѧ̀.

Ꙗ҆́коже весна̀ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, благоꙋха́ѧ та́инственнѣ цвѣ́ты благода́тей, вѣ́рныхъ мно́жєства, разрѣша́ѧ ѕлы́хъ зи́мꙋ, ѻ҆́тче, въ возвраще́нїи твое́мъ.

Бжⷭ҇твеннаѧ стрꙋѧ̀, и҆сто́чникъ дарова́нїй возврати́сѧ: жа́ждꙋщїи, прїи́дите, во́дꙋ жи́зни почерпи́те вѣ́рою, бж҃е́ственнѣ веселѧ́щесѧ.

Заше́дъ сокры́лсѧ є҆сѝ, ᲂу҆вы̀ мнѣ̀, добро́та моѧ̀: но возврати́лсѧ є҆сѝ мнѣ̀, вожделѣ́нне, во вре́мѧ своѐ, хрⷭ҇то́ва цр҃ковь вопїе́тъ тѝ возврати́вшемꙋсѧ.

Бг҃оро́диченъ: Млⷭ҇тива мнѣ̀ сотворѝ проше́дшаго и҆зъ твоеѧ̀ ᲂу҆тро́бы, всенепоро́чнаѧ, плотоно́сца сло́ва, є҆го́же въ хра́мѣ сѷмеѡ́нъ на рꙋкꙋ̀ держа̀, ꙗ҆́кѡ созда́телѧ велича́ше.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бе́здна послѣ́днѧѧ грѣхѡ́въ ѡ҆бы́де мѧ̀ и҆ и҆счеза́етъ дꙋ́хъ мо́й: но простры́й, влⷣко, высо́кꙋю твою̀ мы́шцꙋ, ꙗ҆́кѡ петра́ мѧ, ᲂу҆пра́вителю, спасѝ.

Ѿсѣка́етъ тѧ̀ ѿ цр҃кве хрⷭ҇то́вы безꙋ́мнаѧ цари́ца, свирѣ́пѡ ѡ҆блича́ющаѧ: но а҆́бїе сама̀ ѿсѣка́етсѧ, ты́ же ѡ҆блича́еши ю҆̀ и҆ по сме́рти, чꙋде́сное пресѣче́нїе содѣ́лавый.

Ѻ҆рга́нъ показа́лсѧ є҆сѝ вседѣ́тельнагѡ, златоꙋ́сте, дх҃а, ѕѣлѡ̀ благосли́чнѣйше гласѧ́щїй: глꙋха́ же быва́етъ мꙋчи́тельница, ꙗ҆́коже а҆́спїда проте́къ ѡ҆бава́нїемъ, и҆ ѕѣлѡ̀ ѻ҆каѧ́нною возмѣрѧ́етсѧ є҆́й сме́ртїю.

Ме́ртвости а҆́ще и҆ ᲂу҆́мре, не пострада́ти є҆мꙋ̀ ꙗ҆́вѣ наꙋчѝ царѝ златоꙋ́стый. тѣ́хъ бо повелѣ́нїемъ не повинꙋ́всѧ пре́жде, на молє́нїѧ же тѣ́хъ возврати́сѧ пото́мъ.

Бг҃оро́диченъ: Є҆ди́наго тѧ̀ сꙋ́щаго ѿ дв҃ы помышлѧ́ѧ, а҆́ще и҆ пло́ть прїѧ́лъ є҆сѝ, и҆ сꙋгꙋ́бъ бы́лъ є҆сѝ, дале́че ѿразѝ и҆ сѣче́нїе и҆ сли́тїе златоꙋ́стый і҆ѡа́ннъ, бг҃очеловѣ́че і҆и҃се.

Конда́къ, гла́съ а҃.

Возвесели́сѧ та́инственнѡ честна́ѧ це́рковь, возвраще́нїемъ честны́хъ твои́хъ моще́й, и҆ сїѧ̑ сокры́вши, ꙗ҆́кѡ зла́то многоцѣ́нное, пою́щымъ тѧ̀ неѡскꙋ́днѡ подава́етъ моли́твами твои́ми и҆сцѣле́нїй благода́ть, і҆ѡа́нне златоꙋ́сте.

І҆́косъ:

Свѣща̀ дѣ́лъ мои́хъ дрѧхла̀ бы́сть, і҆ѡа́нне златоꙋ́сте, и҆ ᲂу҆жаса́юсѧ къ срѣ́тенїю сщ҃е́нныхъ твои́хъ моще́й: но ты̀ са́мъ наста́ви мѧ̀, и҆ стези̑ моѧ̑ и҆спра́ви, покаѧ́нїѧ подаѧ́ ми вре́мѧ, всест҃е, ꙗ҆́кѡ тогѡ̀ є҆сѝ проповѣ́дникъ бжⷭ҇твенный: и҆ страсте́й мои́хъ многови́дныхъ ᲂу҆ти́ши бꙋ́рю, и҆ ѿ сѣ́тей велїа́ровыхъ и҆схи́тивъ мѧ̀, въ коне́цъ спаси́ мѧ: ꙗ҆́кѡ да пою̀ твоѐ досто́йнѣ сла́вное возвраще́нїе, ꙗ҆́кѡ пре́жде и҆ ᲂу҆спе́нїе дерзнꙋ́въ просла́вихъ, і҆ѡа́нне златоꙋ́сте.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́коже дре́вле благочести̑выѧ трѝ ѻ҆́троки ѡ҆роси́лъ є҆сѝ въ пла́мени халде́йстѣмъ: свѣ́тлымъ бжⷭ҇тва̀ ѻ҆гне́мъ и҆ на́съ ѡ҆зарѝ, бл҃гослове́нъ є҆сѝ, взыва́ющыѧ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Чꙋ́ждꙋ сотвори́ти вдови́цꙋ, премꙋ́дре, непроще́ннꙋ бы́ти повѣ́дающа ѿ свои́хъ є҆́й, чꙋ́жда тѧ̀ твори́тъ ѿ ца́рствꙋющагѡ гра́да вседе́рзаѧ жена̀: чꙋ́жда быва́етъ и҆ сама̀ бжⷭ҇твенныѧ благода́ти, ѿчꙋжди́вшаѧ себѐ ѿ премꙋ́дрыхъ ᲂу҆че́нїй твои́хъ.

Но возврати́лсѧ є҆сѝ сла́достенъ, ꙗ҆́коже со́лнце ѻ҆́блаки покры́то бы́вшее, ѕѣлѡ̀ велича́йшїй свѣти́льниче, свѣтоно́сныхъ та́йнымъ свѣтозаре́нїемъ златы́хъ ᲂу҆че́нїй твои́хъ, просвѣти́вшымсѧ всѣ̑мъ, і҆ѡа́нне златоꙋ́сте.

Простира́ю тѝ дла̑ни моѧ̑, златоꙋ́сте, внꙋ́трь ѻ҆гра́дъ мои́хъ тѧ̀ прїѧ́ти, невѣстово́дца возвраща́ющасѧ свѣ́тлѣ ѕѣлѡ̀ любе́зна ꙗ҆́кѡ лѣ́ты закоснѣ́вшаго, це́рковь вопїе́тъ тѝ пра́зднꙋющи дне́сь.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ та́йнаѧ клеща̀ нѣ́каѧ, ᲂу҆́гль носѧ́щаѧ мы́сленный, грѧде́ши ко хра́мꙋ, є҆го́же сѷмеѡ́нъ просвѣти́сѧ на рꙋ́цѣ, пречⷭ҇таѧ, прїе́мъ, и҆ ѡ҆ зна́менїихъ стрⷭ҇ти є҆гѡ̀ прⷪ҇ро́чествовати и҆́мать ѕѣлѡ̀ ꙗ҆снѣ́йше.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Нестерпи́момꙋ ѻ҆гню̀ соедини́вшесѧ, бг҃оче́стїѧ предстоѧ́ще ю҆́нѡши, пла́менемъ же неврежде́ни, бжⷭ҇твеннꙋю пѣ́снь поѧ́хꙋ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Сосца́ми благоче́стїѧ, ѻ҆́тче преподо́бне, воспита́вшꙋю тѧ̀ пита́еши це́рковь, ѿдаѧ̀ седмокра́тнымъ хлѣ́бомъ бжⷭ҇твенныѧ бл҃года́ти, твою̀ пита́телю сла́дость пролива́ѧ: ꙗ҆́кѡ питїе́ же врачева́нїй, всеблаже́нне златоꙋ́сте.

Во всю̀ зе́млю произы́де, ѻ҆́тче, вѣща́нїе твои́хъ догма́тѡвъ, безꙋ́мнаѧ же цари́ца тѧ̀ и҆згна́ти мѣ́стнѣ повелѣ̀, но солга́сѧ: ты́ бо ꙗ҆́кѡ и҆споли́нъ высокоте́ченъ, вездѣ̀ ѡ҆сїѧва́еши слове́съ твои́хъ лꙋча́ми.

Да просвѣти́тсѧ дне́сь сосло́вїе вѣ́рныхъ, съ весе́лїемъ срѣта́юще преизрѧ́днѣйшаго ᲂу҆чи́телей: прїи́де бо и҆ тѣле́снѣ настои́тъ, раздаѧ̀ всѣ̑мъ благода́ть ѻ҆би́льнꙋю, є҆ѧ́же да наслади́мсѧ ра́дꙋющесѧ бога́тнѡ.

Бг҃оро́диченъ: Зрю́ тѧ на рꙋка́хъ ма́терскихъ, вѣ́мъ же тѧ̀ непристꙋ́пна бжⷭ҇тва̀ є҆стество́мъ: ка́кѡ ᲂу҆́бѡ, сло́ве, рꙋка́ми держи́мь є҆сѝ, и҆́же въ рꙋцѣ̀ всю̀ тва́рь и҆́маши, речѐ сѷмеѡ́нъ, бг҃очл҃вѣ́че, неизрече́ннꙋю твою̀ сла́вѧ си́лꙋ;

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Но́вое чꙋ́до и҆ бг҃олѣ́пное! дв҃и́ческꙋю бо две́рь затворе́ннꙋю ꙗ҆́вѣ прохо́дитъ гдⷭ҇ь, на́гъ во вхо́дѣ, и҆ плотоно́сецъ ꙗ҆ви́сѧ во и҆схо́дѣ бг҃ъ, и҆ пребыва́етъ две́рь затворе́на: сїю̀ неизрече́ннѡ ꙗ҆́кѡ бг҃омт҃рь велича́емъ.

Во́инство а҆́гг҃лѡвъ, собо́ръ прⷪ҇ро́кѡвъ, а҆пⷭ҇лѡвъ же и҆ мꙋ́ченикѡвъ бжⷭ҇твенный ли́къ, съ на́ми веселѧ́тсѧ свѣ́тлѡ, соѡбща́ющесѧ пра́здникꙋ, всеблаже́нне, и҆ пѣ́нїй твои́хъ свою̀ непщꙋ́юще благода́ть: всѣ́хъ бо и҆мѣ́лъ є҆сѝ въ себѣ̀ житїѐ и҆з̾ѡбража́ѧ.

Сѐ мі́ра возсїѧ̀ свѣ́тъ, превысо́каѧ ꙗ҆ви́сѧ въ не́мъ бжⷭ҇твеннаѧ свѣща̀, сладкотво́рнаѧ пꙋчи́на бжⷭ҇твенныхъ дарѡ́въ: да напита́емсѧ, прїиди́те, свѣ́та, бра́тїе, да согрѣ́емсѧ, да почерпе́мъ ѿ се́рдца пѣ́сньми всѝ, златоглаго́ливаго велича́юще.

Ꙗ҆́кѡ двѣ̀ ца́тѣ тебѣ̀ пѣ́нїе сїѐ, ѿ недосто́йныѧ и҆ ѻ҆каѧ́нныѧ дꙋшѝ моеѧ̀, ѿ всѧ́кихъ ᲂу҆́бѡ благи́хъ ѻ҆каѧ́ннѣ вдо́вствꙋющїѧ, ѿ ᲂу҆се́рдїѧ же бжⷭ҇твеннагѡ бога́тства приносѧ́щїѧ сїѐ, бла́гости подража́нїемъ бжⷭ҇твенныѧ прїимѝ, бл҃года́ть проти́вꙋ воздаѧ́ ми богатода́рнꙋю.

Бг҃оро́диченъ: Стꙋпа́ѧ трѧсꙋ́сѧ, речѐ сѷмеѡ́нъ, колеба́тисѧ же творѧ́щаго свы́ше призира́нїемъ то́кмѡ все́й землѝ, держа̀ на рꙋкꙋ̀ ᲂу҆крѣплѧ́емь є҆́смь, твоѐ рожде́нїе, дв҃о, ѿ трѧсꙋ́щїѧсѧ ᲂу҆жѐ пло́ти ѿпꙋща́емь, и҆звѣще́нїю хотѧ́щихъ мѝ бы́ти ᲂу҆жѐ сбыва́ющꙋсѧ, ра́дꙋѧсѧ ношꙋ̀, и҆ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ и҆збавле́нїе благовѣствꙋ́ѧ.

Свѣти́ленъ.

Ра́дꙋйсѧ, гра́де градѡ́въ всѣ́хъ ца́рствꙋющїй, ꙗ҆́кѡ до́брагѡ твоегѡ̀ па́стырѧ, и҆ пастыренача́льника тѣ́ло воспрїе́мый дне́сь, тѧ̀ и҆ мі́ръ ве́сь пра́вѧща и҆ спаса́юща, медото́чными златоꙋ́стагѡ, и҆ восплеща́й пѣ́сньми.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, бж҃їѧ пала́то, ра́дꙋйсѧ, горо̀ присѣ́ннаѧ: ра́дꙋйсѧ, неѡпали́маѧ кꙋпино̀, ра́дꙋйсѧ, престо́ле сла́вы: ра́дꙋйсѧ, бжⷭ҇твеннаѧ трапе́зо, ра́дꙋйсѧ, ста́мно всезлата́ѧ: ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче всесвѣ́тлый, ра́дꙋйсѧ, ле́гкїй ѻ҆́блаче, дв҃о мт҃и мр҃і́е.

Статьи о святителе Иоанне Златоусте

• Обличитель Златоуст Андрей Десницкий

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, ар­хи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский – один из трех все­лен­ских свя­ти­те­лей вме­сте со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким и Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом. Ро­дил­ся в Ан­тио­хии ок. 347 го­да, в се­мье во­е­на­чаль­ни­ка. Его отец, Се­кунд, умер вско­ре по­сле рож­де­ния сы­на; мать, Ан­фу­са, не ста­ла бо­лее вы­хо­дить за­муж и от­да­ла все си­лы вос­пи­та­нию Иоан­на. Юно­ша учил­ся у луч­ших фило­со­фов и ри­то­ров, ра­но об­ра­тил­ся к углуб­лен­но­му изу­че­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и мо­лит­вен­но­му со­зер­ца­нию. Свя­ти­тель Ме­ле­тий, епи­скоп Ан­тио­хий­ский (па­мять 12 фев­ра­ля), по­лю­бив­ший Иоан­на как сы­на, на­ста­вил его в ве­ре и в 367 го­ду кре­стил. Через три го­да свя­той Иоанн был по­став­лен во чте­ца. По­сле то­го, как свя­ти­тель Ме­ле­тий был от­прав­лен в ссыл­ку им­пе­ра­то­ром Ва­лен­том, в 372 го­ду, свя­той Иоанн сов­мест­но с Фе­о­до­ром (впо­след­ствии – епи­ско­пом Моп­су­ест­ским) учил­ся у опыт­ных на­став­ни­ков по­движ­ни­че­ской жиз­ни, пре­сви­те­ров Фла­ви­а­на и Ди­о­до­ра Тар­сий­ско­го. Ко­гда скон­ча­лась мать свя­то­го Иоан­на, он при­нял ино­че­ство, ко­то­рое на­зы­вал «ис­тин­ной фило­со­фи­ей». Вско­ре свя­то­го Иоан­на со­чли до­стой­ным кан­ди­да­том для за­ня­тия епи­скоп­ской ка­фед­ры. Од­на­ко он из сми­ре­ния укло­нил­ся от ар­хи­ерей­ско­го са­на. В это вре­мя свя­той Иоанн на­пи­сал «Шесть слов о свя­щен­стве», ве­ли­кое тво­ре­ние пра­во­слав­но­го пас­тыр­ско­го бо­го­сло­вия. Че­ты­ре го­да про­вел свя­той в тру­дах пу­стын­ни­че­ско­го жи­тель­ства, на­пи­сав «Про­тив во­ору­жа­ю­щих­ся на ищу­щих мо­на­ше­ства» и «Срав­не­ние вла­сти, бо­гат­ства и пре­иму­ществ цар­ских с ис­тин­ным и хри­сти­ан­ским лю­бо­муд­ри­ем мо­на­ше­ской жиз­ни». Два го­да свя­той со­блю­дал пол­ное без­мол­вие, на­хо­дясь в уеди­нен­ной пе­ще­ре. Для вос­ста­нов­ле­ния здо­ро­вья свя­той Иоанн дол­жен был воз­вра­тить­ся в Ан­тио­хию. В 381 го­ду епи­скоп Ме­ле­тий Ан­тио­хийск­ий по­свя­тил его во диа­ко­на. По­сле­ду­ю­щие го­ды бы­ли по­свя­ще­ны со­зда­нию но­вых бо­го­слов­ских тво­ре­ний: «О про­ви­де­нии», «Кни­га о дев­стве», «К мо­ло­дой вдо­ве» (два Сло­ва), «Кни­га о свя­том Ва­ви­ле и про­тив Юли­а­на и языч­ни­ков».

В 386 го­ду свя­той Иоанн был хи­ро­то­ни­сан епи­ско­пом Ан­тио­хий­ским Фла­виа­ном во пре­сви­те­ра. На него воз­ло­жи­ли обя­зан­ность про­по­ве­до­вать Сло­во Бо­жие. Свя­той Иоанн ока­зал­ся бле­стя­щим про­по­вед­ни­ком и за ред­кий дар бо­го­вдох­но­вен­но­го сло­ва по­лу­чил от паст­вы на­име­но­ва­ние «Зла­то­уст». Две­на­дцать лет свя­той при сте­че­нии на­ро­да, обыч­но два­жды в неде­лю, а ино­гда еже­днев­но, про­по­ве­до­вал в хра­ме, по­тря­сая серд­ца слу­ша­те­лей.

В пас­тыр­ской рев­но­сти о наи­луч­шем усво­е­нии хри­сти­а­на­ми Свя­щен­но­го Пи­са­ния свя­той Иоанн об­ра­тил­ся к гер­ме­нев­ти­ке – на­у­ке о тол­ко­ва­нии Сло­ва Бо­жия. Он на­пи­сал тол­ко­ва­ния на мно­гие кни­ги Свя­щен­но­го Пи­са­ния (Бы­тия, Псал­тирь, Еван­ге­лия от Мат­фея и Иоан­на, По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла) и мно­же­ство бе­сед на от­дель­ные биб­лей­ские тек­сты, а так­же по­уче­ния на празд­ни­ки, в по­хва­лу свя­тых и сло­ва апо­ло­ге­ти­че­ские (про­тив ано­ме­ев, иудей­ству­ю­щих и языч­ни­ков). Свя­той Иоанн как пре­сви­тер рев­ност­но ис­пол­нял за­по­ведь по­пе­че­ния о бед­ных: при нем Ан­тио­хий­ская Цер­ковь пи­та­ла каж­дый день до 3000 дев и вдо­виц, не счи­тая за­клю­чен­ных, стран­ни­ков и боль­ных. Сла­ва за­ме­ча­тель­но­го пас­ты­ря и про­по­вед­ни­ка рос­ла.

В 397 го­ду, по­сле кон­чи­ны Кон­стан­ти­но­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Нек­та­рия, свя­той Иоанн Зла­то­уст был вы­зван из Ан­тио­хии для по­став­ле­ния на Кон­стан­ти­но­поль­скую ка­фед­ру. В сто­ли­це свя­той ар­хи­пас­тырь не мог про­по­ве­до­вать так ча­сто, как в Ан­тио­хии. Мно­же­ство дел ожи­да­ло ре­ше­ния свя­ти­те­ля, он на­чал с глав­но­го – с ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния свя­щен­ства. И здесь луч­шим при­ме­ром был он сам. Сред­ства, ко­то­рые пред­на­зна­ча­лись для ар­хи­епи­ско­па, свя­той об­ра­тил на со­дер­жа­ние несколь­ких боль­ниц и двух го­сти­ниц для па­лом­ни­ков. Ар­хи­пас­тырь до­воль­ство­вал­ся скуд­ной пи­щей, от­ка­зы­вал­ся от при­гла­ше­ния на обе­ды. Рев­ность свя­ти­те­ля к утвер­жде­нию хри­сти­ан­ской ве­ры рас­про­стра­ня­лась не толь­ко на жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля, но и на Фра­кию, вклю­чая сла­вян и го­тов, Ма­лую Азию и Пон­тий­скую об­ласть. Им был по­став­лен епи­скоп для Церк­ви Бос­по­ра, на­хо­див­шей­ся в Кры­му. Свя­той Иоанн на­прав­лял рев­ност­ных мис­си­о­не­ров в Фини­кию, Пер­сию, к ски­фам, пи­сал по­сла­ния в Си­рию, чтобы вер­нуть Церк­ви мар­ки­о­ни­тов, и до­бил­ся это­го. Мно­го тру­дов по­ло­жил свя­ти­тель на устро­е­ние бла­го­леп­но­го бо­го­слу­же­ния: со­ста­вил чин ли­тур­гии, ввел ан­ти­фон­ное пе­ние за все­нощ­ным бде­ни­ем, на­пи­сал несколь­ко мо­литв чи­на еле­освя­ще­ния. Рас­пу­щен­ность сто­лич­ных нра­вов, осо­бен­но им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра, на­шла в ли­це свя­ти­те­ля нели­це­при­ят­но­го об­ли­чи­те­ля. Ко­гда им­пе­ра­три­ца Ев­док­сия, же­на им­пе­ра­то­ра Ар­ка­дия (395–408), рас­по­ря­ди­лась о кон­фис­ка­ции соб­ствен­но­сти у вдо­вы и де­тей опаль­но­го вель­мо­жи, свя­той встал на их за­щи­ту. Гор­дая им­пе­ра­три­ца не усту­пи­ла и за­та­и­ла гнев на ар­хи­пас­ты­ря. Нена­висть Ев­док­сии к свя­ти­те­лю раз­го­ре­лась с но­вой си­лой, ко­гда недоб­ро­же­ла­те­ли ска­за­ли ей, буд­то свя­ти­тель в сво­ем по­уче­нии о су­ет­ных жен­щи­нах имел в ви­ду ее. Суд, со­став­лен­ный из иерар­хов, спра­вед­ли­во об­ли­ча­е­мых ра­нее Зла­то­устом, по­ста­но­вил низ­ло­жить свя­то­го Иоан­на и за оскорб­ле­ние им­пе­ра­три­цы пре­дать каз­ни. Им­пе­ра­тор Ар­ка­дий за­ме­нил казнь из­гна­ни­ем. У хра­ма тол­пил­ся воз­буж­ден­ный на­род, ре­шив­ший за­щи­щать сво­е­го пас­ты­ря. Свя­ти­тель, чтобы из­бе­жать вол­не­ний, сам от­дал се­бя в ру­ки вла­стей. Той же но­чью в Кон­стан­ти­но­по­ле про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние. Ис­пу­ган­ная Ев­док­сия про­си­ла им­пе­ра­то­ра сроч­но вер­нуть свя­то­го и немед­ля по­сла­ла пись­мо из­гнан­но­му пас­ты­рю, умо­ляя его вер­нуть­ся. Но уже через два ме­ся­ца но­вый до­нос про­бу­дил гнев Ев­док­сии. В мар­те 404 го­да со­сто­ял­ся непра­вед­ный со­бор, по­ста­но­вив­ший из­гнать свя­то­го Иоан­на. По уда­ле­нии его из сто­ли­цы по­жар об­ра­тил в пе­пел зда­ние се­на­та, по­сле­до­ва­ли опу­сто­ши­тель­ные на­бе­ги вар­ва­ров, а в ок­тяб­ре 404 го­да умер­ла Ев­док­сия. Да­же языч­ни­ки ви­де­ли в этих со­бы­ти­ях Небес­ное на­ка­за­ние за непра­вед­ное осуж­де­ние угод­ни­ка Бо­жия.

На­хо­дясь в Ар­ме­нии, свя­ти­тель Иоанн ста­рал­ся укре­пить сво­их ду­хов­ных чад. В мно­го­чис­лен­ных пись­мах (их со­хра­ни­лось 245) епи­ско­пам Азии, Аф­ри­ки, Ев­ро­пы и сво­им дру­зьям в Кон­стан­ти­но­по­ле он уте­шал стра­да­ю­щих, на­став­лял и под­дер­жи­вал сво­их при­вер­жен­цев. Зи­мой 406 го­да свя­той был бо­лез­нью при­ко­ван к по­сте­ли. Но вра­ги его не уни­ма­лись. Из сто­ли­цы при­шел при­каз пе­ре­ве­сти его в глу­хой Пит­нус (Пи­цун­ду, в Аб­ха­зии). Ис­то­щен­ный бо­лез­ня­ми свя­ти­тель, в со­про­вож­де­нии кон­воя, три ме­ся­ца в дождь и зной со­вер­шал свой по­след­ний пе­ре­ход. В Ко­ма­нах си­лы оста­ви­ли его. У скле­па свя­то­го Ва­си­лис­ка († ок. 308, па­мять 22 мая), уте­шен­ный яв­ле­ни­ем му­че­ни­ка («Не уны­вай, брат Иоанн! Зав­тра мы бу­дем вме­сте»), при­ча­стив­шись Свя­тых Та­ин, все­лен­ский свя­ти­тель со сло­ва­ми «Сла­ва Бо­гу за все!» ото­шел ко Гос­по­ду 14 сен­тяб­ря 407 го­да.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст был по­гре­бен в Ко­ма­нах. В 438 го­ду Про­кл, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский (434–447), со­вер­шая бо­гослу­же­ние в хра­ме Свя­той Со­фии, про­из­нес по­хваль­ное сло­во па­мя­ти сво­е­го ве­ли­ко­го учи­те­ля, в ко­то­ром срав­ни­вал свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста со свя­тым Иоан­ном, Пред­те­чей Гос­под­ним, про­по­ве­до­вав­шим по­ка­я­ние и так­же по­стра­дав­шим за об­ли­че­ние по­ро­ков. На­род, го­рев­ший лю­бо­вью к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту, не дав пат­ри­ар­ху до­кон­чить сво­е­го сло­ва, на­чал еди­но­душ­но про­сить его об­ра­тить­ся к им­пе­ра­то­ру с прось­бой о пе­ре­не­се­нии свя­тых мо­щей свя­ти­те­ля из Ко­ман в Кон­стан­ти­но­поль. Свя­ти­тель Про­кл от­пра­вил­ся к ца­рю Фе­о­до­сию II (408–450) и от ли­ца Церк­ви и на­ро­да про­сил его об этом. Им­пе­ра­тор со­гла­сил­ся и от­пра­вил в Ко­ма­ны осо­бых по­слан­ни­ков с се­реб­ря­ной ра­кой, чтобы с по­че­том пе­ре­вез­ти свя­тые мо­щи. Жи­те­ли Ко­ман глу­бо­ко скор­бе­ли о том, что их ли­ша­ют ве­ли­ко­го со­кро­ви­ща, но не мог­ли про­ти­вить­ся цар­ско­му ука­зу. Ко­гда же им­пе­ра­тор­ские по­слан­цы при­сту­пи­ли к гро­бу свя­ти­те­ля Иоан­на, они не смог­ли взять его мо­щи. То­гда им­пе­ра­тор в рас­ка­я­нии на­пи­сал по­сла­ние свя­ти­те­лю, про­ся у него про­ще­ния за се­бя и за свою мать Ев­док­сию. По­сла­ние это про­чли у гро­ба свя­ти­те­ля Иоан­на, по­ло­жи­ли на него и со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние. За­тем при­сту­пи­ли к гроб­ни­це, лег­ко под­ня­ли мо­щи и внес­ли на ко­рабль (гроб­ни­ца свя­ти­те­ля Иоан­на оста­лась в Ко­ма­нах, близ Пи­цун­ды). То­гда же со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние убо­го­го че­ло­ве­ка, при­ло­жив­ше­го­ся к по­кро­ву от гро­ба свя­то­го. По при­бы­тии мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на в Кон­стан­ти­но­поль, 27 ян­ва­ря 438 го­да, весь го­род во гла­ве с пат­ри­ар­хом Про­к­лом, им­пе­ра­то­ром Фе­о­до­си­ем, со всем его син­кли­том и мно­же­ством на­ро­да вы­шел на­встре­чу. Мно­го­чис­лен­ные кли­ри­ки со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и хо­руг­вя­ми взя­ли се­реб­ря­ную ра­ку и с пес­но­пе­ни­я­ми внес­ли ее в цер­ковь свя­той му­че­ни­цы Ири­ны. Ко­гда пат­ри­арх Про­кл от­крыл гроб, те­ло свя­ти­те­ля Иоан­на ока­за­лось нетлен­ным, от него ис­хо­ди­ло бла­го­уха­ние. При­пав ко гро­бу, им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II со сле­за­ми про­сил свя­ти­те­ля про­стить его мать. На­род не от­хо­дил от ра­ки весь день и всю ночь. На­ут­ро мо­щи свя­то­го бы­ли от­не­се­ны в со­бор­ную цер­ковь Свя­тых Апо­сто­лов. Ко­гда ра­ка бы­ла по­став­ле­на на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле, весь на­род еди­ны­ми уста­ми вос­клик­нул: «При­ми пре­стол свой, от­че!» – и пат­ри­арх Про­кл со мно­ги­ми сто­яв­ши­ми у ра­ки уви­де­ли, как свя­ти­тель Иоанн от­крыл уста свои и про­из­нес «Мир всем!»

В IX ве­ке Иосиф Пес­но­пи­сец, Кос­ма Ве­сти­тор и дру­гие на­пи­са­ли пес­но­пе­ния в честь пе­ре­не­се­ния мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рые и по­ныне по­ют­ся Цер­ко­вью в вос­по­ми­на­ние это­го со­бы­тия.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор трех ве­ли­ких все­лен­ских учи­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.