Канон святителю Василию Острожскому

Припев: Святи́телю о́тче Васи́лие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 12 мая (29 апреля ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Я́ко по су́ху, пешеше́ствовав Изра́иль, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную пе́снь пои́м, вопия́ше.

С вы́шними ли́ки, я́ко святи́тель и служи́тель Бо́жий, предста́л еси́, па́стырю до́брый Захо́лмии, до́бре упа́сши вруче́нное ти́ ста́до, о на́с приле́жно моли́ся, получи́ти ве́чных бла́г моли́твами твои́ми, о́тче Васи́лие.

Избра́н бы́в от Го́спода служи́ти свято́му Ева́нгелию че́стно, преблаже́нне, захо́лмийстии лю́дие, стяжа́в тя́ па́стыря, вразумля́хуся уче́нии твои́ми, свя́те Васи́лие.

Ра́зумом Бо́жиим обогаща́емь, сло́во живо́тно от се́рдца источи́л еси́, напая́я ду́ши и сердца́ ве́рных, олядене́вшия страстьми́, чуде́с заря́ми твои́ми, богоблаже́нне Васи́лие.

Просвети́ ду́шу и се́рдце мое́, молю́ся Ти́, Светода́вче, тва́ри Соде́телю, пода́ждь мне́ да́р пе́ния воспева́ти Твоего́ уго́дника, пресла́внаго Васи́лия, научи́вшаго на́с твори́ти во́лю Твою́, Бо́же мо́й.

Обре́л еси́ небе́сную прему́дрость, я́ко вруче́нный ти́ тала́нт, и́же умножа́я, богоно́сне Васи́лие, разори́л еси́ де́монов ле́сти и умудри́л лю́ди боже́ственным уче́нием.

Зачина́ется Преве́чный, и обновля́ется естество́ на́ше, рожде́ннаго от Отрокови́цы пропове́дуя, име́ющаго два́ естества́ во еди́ней ипоста́си.

Богоро́дичен: Свяще́ннейший ли́к проро́чески проявля́ше издале́ча хотя́щей Ти́ бы́ти и́стинней Ма́тери Бо́жией, те́мже и мы́, сла́вяще Тя́, воспева́ем, я́ко Вы́шшую херуви́м и всея́ тва́ри, Богома́ти.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Да утверди́тся се́рдце мое́ в во́ли Твое́й, Христе́ Бо́же, И́же над вода́ми Не́бо утвержде́й второ́е, основа́вый на вода́х зе́млю, Всеси́льне.

Иска́пает Боже́ственная сла́дость из у́ст твои́х, о́тче Васи́лие, па́ству твою́ напои́л еси́, христоимени́тыя лю́ди, блаже́нне Васи́лие.

Гро́б, иде́же лежи́т честно́е те́ло твое́, благово́ние источа́ет, я́коже ра́й Бо́жий, облагоуха́я ве́рныя и служа́щия в оби́тели твое́й, те́мже, ра́дуяся, пресла́вне, не забу́ди и на́с, о́тче Васи́лие.

Скендери́йская у́бо страна́ прие́млет те́ло твое́, ду́х же тво́й отхо́дит в Вы́шний Иерусали́м, иде́же лику́ет с проро́ки, апо́столы и все́ми святы́ми, с ни́ми же ку́пно моли́ся о на́с Человеколю́бцу Бо́гу, богоблаже́нне Васи́лие.

Святи́телю Васи́лие, уче́ньми свои́х святы́х у́ст, из у́ст неприя́зненных волко́в, лю́ди своя́ изба́вил еси́ и приве́л Творцу́, подава́я все́м да́р исцеле́ния.

Сло́во Безнача́льное, во пло́ти явле́нное, дарова́вшее на́м па́стыря и учи́теля, я́коже просла́вил еси́, Христе́, Своего́ слугу́, не забу́ди па́ству его́, я́же прославля́ет своего́ иера́рха, ди́внаго во святы́х Твои́х, блаже́ннаго Васи́лия.

Богоро́дичен: Разуме́ти, Чи́стая, рождества́ Твоего́ неизрече́нныя глуби́ны недоуме́ет у́м челове́ческий, Бо́г бо Себе́ смири́в щедро́ты ра́ди, во чре́ве Твое́м, всего́ мя́ обнови́.

Седа́лен:

Правосла́вно, свя́те Васи́лие, Це́рковь Христо́ву упа́сл еси́, ерети́ческия отгоня́я го́рькия пле́велы, сего́ ра́ди в вы́шних водворя́ешися, блаже́нне.

Богоро́дичен: Сло́во О́тчее, Христа́ Бо́га на́шего, из Тебе́ воплоти́вшагося, Богоро́дице Де́во, велича́я, ублажа́ем Тя́, Чи́стая Богоневе́сто.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бо́г и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголе́пно пое́т, взыва́ющи, от смы́сла чи́ста о Го́споде пра́зднующи.

Ты́, о́тче свяще́нне Васи́лие, испо́лнен Свята́го Ду́ха, лука́выя ду́хи отгна́л еси́, духо́вными ве́ры уче́ньми твои́ми просвеща́я ста́до твое́.

Еди́ницу Несозда́нную богосло́вствуя, в Трие́х Ли́цы разделя́ему, несеко́мую и несме́сну, просвеща́еши свяще́нным богосло́вием ста́до твое́, блаже́нне Васи́лие.

Нача́льный богогла́сен Бо́жиим прича́стием яви́лся еси́, о́тче Васи́лие, просвеща́еши омраче́нныя, я́ко рачи́тель доброде́тели, науча́я сла́вящия па́мять твою́.

Возше́л еси́ на ле́ствицу доброде́телей, блаже́нне, показу́я пу́ть спасе́ния своему́ ста́ду, сего́ ра́ди правосла́внии лю́дие от Захо́лмии, Скенде́рии и Че́рныя Го́ры, почита́я тя́, лобыза́ют святы́я мо́щи твоя́, о́тче Васи́лие.

Естество́м несказа́ннаго, милосе́рдием пребога́таго, Христа́ просла́вил еси́ на земли́, пребога́те о́тче, те́мже и просла́влен, наслажда́ешися блаже́нства, свя́те Васи́лие.

Богоро́дичен: Кля́тва прама́тере на́шея Е́вы разори́ся Тобо́ю, Богома́ти, Ты́ бо на́м Исто́чника спасе́ния родила́ еси́, И́стины присносу́щаго Живота́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти́ ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя́ ве́дети, Сло́ве Бо́жий, и́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

Бо́жиим све́том озаря́емь, лю́бящих Бо́га ду́ши озари́л еси́, свя́те, просвеща́я и́х богове́дением сло́ва открове́нна, и́мже просвети́ и на́с, чту́щих святоле́пную па́мять твою́, Васи́лие.

Боже́ственным све́том и чи́стым по́мыслом возвыша́яся, непоро́чен яви́лся еси́ слуга́ Христа́ Спа́са, о́тче Васи́лие, сего́ ра́ди моли́ся и о ста́де свое́м, спасти́ся ему́ от злы́х наве́тов ага́рянских.

Благода́тию призыва́емь, разруши́л еси́ и́дольския безбо́жия словесы́ Ева́нгельскими; я́коже име́я дерзнове́ние, защити́ и на́с моли́твами твои́ми, блаже́нне Васи́лие, от злы́х обстоя́ний, наве́тующих на ны́.

Мно́гим чудотворе́нием утеша́я ста́до свое́ правосла́вное, ше́ствовал еси́ ко Афо́нстей горе́, и отту́ду возвраща́яся, благовести́л еси́ лю́дем свято́е уче́ние Христо́во, и́мже просвеща́й и на́с, священнотаи́нниче Васи́лие.

Бо́жиим определе́нием прише́л еси́ в Остро́жскую страну́, пото́м же посети́л еси́ Скендери́йскую о́бласть, поучи́в ю́ зако́ну Бо́жию, те́мже и лю́дие ве́рнии, живу́щии в ни́х, прие́мше тя́, хва́лят тя́ и велича́ют я́ко своего́ предста́теля, о́тче Васи́лие.

Щито́м Правосла́вия охраня́еши лю́ди своя́ от па́губных е́ресей, блаже́нне Васи́лие, огражда́я и́х от злово́ния благоуха́нием богоно́сных моще́й твои́х, до́брый па́стырю Васи́лие.

Богоро́дичен: По стра́ннем рождестве́ Твое́м, пребыла́ еси́ де́вою, Мари́е Богоневе́сто, мо́лимся Ти́: чу́дным покро́вом Твои́м спаси́ неду́гующия и защити́ правосла́вныя лю́ди Твоя́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Проро́ка Ио́ну подража́я, вопию́: живо́т мо́й, Бла́же, свободи́ из тли́, и спаси́ мя, Спа́се ми́ра, зову́ща: сла́ва Тебе́.

Язы́к тво́й, Ду́хом изощре́н разу́мно, я́ко тро́сть скоропи́сца, написа́ в се́рдца благочести́вых сло́во бога́тное и всесвяще́нное Бо́жиим манове́нием, о́тче блаже́ннейший Васи́лие.

Поуча́яся Боже́ственным, вше́л еси́ во Свята́я святы́х, просвеща́я Ду́хом ве́рныя, я́ко Тро́ическою заре́ю освяще́н, о́тче Васи́лие.

Ко спасе́нию устроя́я люде́й Бо́жиих, Я́вльшагося во пло́ти пропове́дуеши, па́стырю, и я́ко учи́тель Захолми́йский и Черного́рский, наставля́еши ста́до твое́, Те́мже, уго́дниче Бо́жий, спаси́ служа́щия и приходя́щия в оби́тели твое́й, и́же усе́рдно лобыза́ют честну́ю ра́ку моще́й твои́х.

От напа́стей и разли́чных бе́д и скорбе́й, наноси́мых ве́рным от лука́вых, изба́ви ны́, о́тче, я́ко уго́дник Христо́в, чту́щия свято́е твое́ успе́ние, блаже́нне Васи́лие.

Заступле́ние ве́рным и весе́лие ра́достное печа́льным, обогати́ ны духо́вною ра́достию, жела́ющия и прося́щия твоего́ заступле́ния, новоявле́нне Васи́лие.

Богоро́дичен: Ты́ была́ еси́, Де́во Всепе́тая, две́рь Царя́ Небе́снаго и хра́м сла́вы Его́, отве́рзи и на́м две́ри милосе́рдия и введи́ на́с моли́твами Твои́ми в жили́ще сла́вы Небе́сныя.

Конда́к:

Я́ко от младе́нства себе́ порабо́тив Го́сподеви, посто́м и бде́нием свое́ те́ло удруча́я, му́дре, сосу́д че́стен Ду́ху Пресвято́му яви́лся еси́, сего́ ра́ди поставля́ет тя́ па́стырем Своея́ Це́ркви, ю́же до́бре па́сл еси́. Те́мже ко Го́споду отхо́диши, Его́же возлюби́л еси́. Мо́лимся ти́, помяни́ и на́с, ве́рою чту́щих святу́ю па́мять твою́, да вси́ зове́м ти́: ра́дуйся, всече́стне о́тче Васи́лие.

И́кос:

Воспое́м ны́не хвала́ми святи́теля, па́стыря и учи́теля Захолми́йскаго, Скендери́йскаго, Че́рныя горы́ и Примо́рия, я́ко да моли́твами его́ изба́вимся нече́стия и наве́тов лука́ваго, и́бо о́н яви́ся лю́дем свои́м нескве́рнен и нетле́нен, прине́сши Христу́ себе́ в непоро́чную же́ртву, Бо́гу благоприя́тну, я́ко святи́тель, освяще́н те́лом и душе́ю, те́мже, ве́рнии лю́дие, прииди́те и восхвали́те Це́ркви и́стиннаго предста́теля, до́бляго побо́рника ве́ры Правосла́вныя, преди́внаго чудотво́рца, ми́лостиваго моли́твенника о душа́х на́ших, пресла́внаго Васи́лия.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пе́щь соде́ла а́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие мучи́теля увеща́ вопи́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Просвеща́емь благода́тию по Боже́ственному манове́нию, бы́л еси́ светода́тельная звезда́, в после́днее вре́мя просия́в заря́ми, му́дре, пою́щим: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Святе́йшая Це́рковь озари́ тя, во е́же украси́ти ю́ доброде́тельными дея́ньми, живу́щей в тебе́ Неразде́льней Тро́ице, Е́йже вопие́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Вещми́ су́етными ве́сь у́м челове́ческий обуя́, ему́же да́ждь цельбу́ сло́вом твои́м, Васи́лие, науча́я лю́ди пе́ти: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Диви́мся пресла́вным чудесе́м твои́м, блаже́нне Васи́лие, и́миже неду́ги исцеля́еши и от бе́д избавля́еши, те́мже, повину́яся веле́нию твоему́, вопие́м Го́сподеви: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

На́шему смире́нию бу́ди засту́пник, о́тче Васи́лие, и науча́й на́с всегда́ пе́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Седя́й в не́дрех неопи́санно Бо́га Отца́, ны́не, Пречи́стая, почи́ в не́дрех Твои́х опи́санно, Твои́м обложе́н зра́ком спасе́ния ра́ди на́шего, Ему́же усе́рдно вопие́м: Препе́тый и Превозноси́мый во ве́ки.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя́ превозно́сим во вся́ ве́ки.

Го́рдаго зми́я твои́м смире́нием сте́рл еси́, блаже́нне Васи́лие, возвыша́яся Бо́гу свои́м честны́м ра́зумом; те́мже тя́ чти́м, Христа́ превознося́ще во ве́ки.

Богосло́вствуя о воплоще́нном Сло́ве, лю́ди своя́ от рабо́ты и ле́сти спа́сл еси́, отгони́вый ага́рянская безбо́жия, о́тче Васи́лие.

Возра́сл еси́, я́ко цве́т благоуха́ния, в Захо́лмии, о́тче богоно́сне, Скенде́рия же, тя́ прие́мля, все́м прино́сит, я́ко во́ни, целе́бныя да́ры.

Иска́павый Бо́жия благода́ти сла́дость, я́ко гора́ ма́слина, те́ло твое́ слу́жит оби́тели твое́й, е́юже хва́лимся, воспева́юще дела́ Бо́жия.

Лико́в преми́рных приснотеку́щий светоно́сный исто́чник, благода́ти хра́м, Пречи́стая Де́во, сохрани́ на́с моли́твами уго́дника Бо́жия Васи́лия.

Богоро́дичен: Избавля́еши на́с пе́рвыя кля́твы Твои́м Рождество́м, Благослове́нная Отрокови́це, сего́ ра́ди вопие́м Ти́ гла́сом Гаврии́ла: ра́дуйся, Вино́вная все́х спасе́нию.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни а́нгельстии взира́ти; Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с небе́сными во́и Тя́ ублажа́ем.

В земли́ кро́тких яви́лся еси́, о́тче Васи́лие, кро́ток, и незло́бив бы́в, с вы́шними совокупля́яся во́инствы, я́ко доброде́тельными светлостьми́ укра́шен, блаже́нне.

Престо́л украша́я све́тло во все́х, да́же посреде́ злочести́вых градо́в, в ни́хже пожи́в, я́ко А́нгел, святи́тельством пома́зан, о́тче богому́дре.

Па́мять твоя́ дне́сь составля́ет пра́здник, апо́стольский ли́к и му́ченический собо́р ра́дуется, пра́ведных похвало́, свети́ло Черного́рское, е́же ве́рнии, пе́сньми восхваля́юще, вопию́т ти́: изба́ви на́с от вся́ких напа́стей и бе́д, блаже́нне Васи́лие.

Пресла́вная па́мять твоя́ на́м возсия́, просвеща́ющи ве́рных, и́же мо́лятся ти́, да помяне́ши и́х и моли́твами твои́ми изба́виши вся́ лю́ди твоя́, о́тче му́дре Васи́лие.

Умертви́ на́ша плотски́я стра́сти и по́хоти, уста́ви бу́рю душе́вных волне́ний, укрепи́ же все́х на́с, и́же ве́рою и любо́вию почита́ют блаже́нную па́мять твою́, новоявле́нне Васи́лие.

Богоро́дичен: Я́коже ка́пля небе́сная, во Твое́ чре́во, о Пресвята́я Де́во, до́ждь сни́де, изсуша́я пото́ки льсти́выя, и все́м ве́рующим избавле́ние Тобо́ю, Пречи́стая, дарова́ся.

Свети́лен:

Сла́вно красу́ется дне́сь светоза́рное торжество́ во святе́й сла́ве лица́ Бо́жия, я́ко прии́де де́нь па́мяти святи́теля, его́же велича́юще, мо́лим: да помяне́т по и́мени служа́щих во оби́тели его́ и все́х на́с, хва́лящих па́мять его́.

Богоро́дичен: На Тя́, Пречи́стая, упова́ние к Бо́гу возлага́ем, моля́щеся Ти́: да от Христа́ Го́спода испро́сиши на́м невреди́мым до конца́ сохрани́тися.

Свя­ти­тель Ва­си­лий Острож­ский – один из са­мых по­чи­та­е­мых серб­ских свя­тых. По сей день не пре­кра­ща­ют­ся бес­чис­лен­ные чу­де­са ис­це­ле­ний у ков­че­га с его мо­ща­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся в чер­но­гор­ском мо­на­сты­ре Острог. Каж­дый год при­но­сит но­вые из­ве­стия о чу­де­сах св. Ва­си­лия. Мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства оче­вид­цев – на­ших совре­мен­ни­ков, ви­део­за­пи­си укреп­ля­ют по­чи­та­ние это­го свя­то­го в на­ро­де. Не ис­ся­ка­ет по­ток па­лом­ни­ков и ту­ри­стов со всех стран, стре­мя­щих­ся по­се­тить ме­сто по­движ­ни­че­ства и упо­ко­е­ния Острож­ско­го чу­до­твор­ца. В 70-х – 80-х го­дах про­шло­го ве­ка в день Свя­той Тро­и­цы (пре­столь­ный празд­ник мо­на­сты­ря Ниж­ний Острог) со­би­ра­лось со всех серб­ских зе­мель око­ло 15 ты­сяч че­ло­век, что со­став­ля­ло 1/10 часть то­гдаш­не­го на­се­ле­ния Чер­но­го­рии.

Он ро­дил­ся в се­ле Мр­ко­нич в По­по­вом По­ле 28 де­каб­ря 1610 г. у на­бож­ных ро­ди­те­лей Пет­ра и Ана­ста­сии Йо­ва­но­вич и при Кре­ще­нии по­лу­чил имя Сто­ян. С дет­ства он был на­учен по­сту, мо­лит­ве и стра­ху Бо­жье­му. Ко­гда Сто­ян под­рос, ро­ди­те­ли от­ве­ли его в бли­жай­ший мо­на­стырь За­ва­ла, по­свя­щен­ный Вве­де­нию во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где игу­ме­ном был дя­дя Сто­я­на – Се­ра­фим. В мо­на­сты­ре бы­ло мно­го уче­ных мо­на­хов и боль­шая биб­лио­те­ка. Здесь Сто­ян учил­ся муд­ро­сти Свя­щен­но­го Пи­са­ния и свя­тых от­цов, а так­же по­лез­ным свет­ским на­у­кам.

Про­быв неко­то­рое вре­мя в За­ва­ле, он пе­ре­шел в мо­на­стырь Твр­дош, по­свя­щен­ный Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром на­хо­ди­лась ре­зи­ден­ция Тре­бинь­ской епар­хии. Здесь он при­нял по­стриг с име­нем Ва­си­лий. Вско­ре пре­по­доб­ный был удо­сто­ен диа­кон­ско­го, а за­тем и свя­щен­ни­че­ско­го са­на.

Из мо­на­сты­ря Твр­дош св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся в Чер­но­го­рию, где то­гдаш­ний чер­но­гор­ский мит­ро­по­лит Мар­да­рий (по про­зви­щу Кор­нет­ский вла­ды­ка) за­дер­жал его у се­бя в Це­тинь­ском мо­на­сты­ре. В это вре­мя в Чер­но­го­рии при по­пусти­тель­стве Мар­да­рия иезу­и­ты ак­тив­но ве­ли уни­ат­скую про­па­ган­ду. Св. Ва­си­лий убеж­дал мит­ро­по­ли­та вы­сту­пить про­тив ла­тин­ской ере­си, но Мар­да­рий его не слу­шал.

Вско­ре Мар­да­рий со­гре­шил со слу­жан­кой, а об­ви­нил в этом мо­ло­до­го слу­гу Ва­си­лия. Ва­си­лий был осуж­ден на по­ве­ше­ние, но про­сил по­до­ждать с ис­пол­не­ни­ем при­го­во­ра до рож­де­ния ре­бен­ка у слу­жан­ки. Ко­гда ре­бе­нок ро­дил­ся, Ва­си­лий взял его в ру­ки, три ра­за ду­нул и спро­сил, чей он. К ве­ли­ко­му чу­ду, но­во­рож­ден­ный ре­бе­нок про­го­во­рил: "Кор­нет­ско­го вла­ды­ки". То­гда Ва­си­лия оправ­да­ли, а Мар­да­рия за­бро­са­ли кам­ня­ми, на­сы­пав над ним це­лый ка­мен­ный кур­ган, ко­то­рый на­зы­ва­ют "мо­ги­лой Кор­нет­ско­го вла­ды­ки".

По­сле это­го Ва­си­лий вер­нул­ся в Твр­дош. Став ар­хи­манд­ри­том это­го мо­на­сты­ря, он как ду­хов­ник и пас­тырь об­хо­дил гер­це­го­вин­ские се­ла, со­вер­шая бо­го­слу­же­ния и на­став­ляя паст­ву в Еван­гель­ской муд­ро­сти. Пред­при­нял твр­дош­ский ар­хи­манд­рит и даль­нюю по­езд­ку на Русь, от­ку­да при­вез мно­го бо­га­тых цер­ков­ных да­ров, свя­щен­ни­че­ских об­ла­че­ний, цер­ков­ные кни­ги и день­ги для сво­ей паст­вы. По­мощь от еди­но­вер­ных рус­ских бра­тьев по­мог­ла вос­ста­но­вить мно­гие хра­мы, быв­шие в за­пу­сте­нии, и от­крыть на­род­ные шко­лы при мо­на­сты­ре и при­ход­ских церк­вях. Эти тру­ды св. Ва­си­лия вы­зва­ли нена­висть к нему гер­це­го­вин­ских по­тур­чен­цев и аген­тов ла­тин­ской унии, ко­то­рые ис­ка­ли воз­мож­ность его убить.

Вско­ре св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся на Афон через мо­на­сты­ри Жу­пу Ник­шич­скую, Мо­ра­чу и Джур­д­же­ви сту­по­ви (Ге­ор­ги­ев­ские стол­бы). По до­ро­ге он за­ехал в Печ к пат­ри­ар­ху Па­и­сию I Янье­ва­цу и по­дроб­но рас­ска­зал ему о тя­же­лом по­ло­же­нии пра­во­слав­ных сер­бов в Гер­це­го­вине, о ту­рец­ких на­си­ли­ях и ла­тин­ской про­па­ган­де. Пат­ри­арх от­пу­стил его на Свя­тую Го­ру, обя­зав вер­нуть­ся в Печ.

На Афоне Cв. Ва­си­лий обо­шел мно­гие мо­на­сты­ри и ски­ты, где учил­ся у афон­ских по­движ­ни­ков. По воз­вра­ще­ни его в Печ пат­ри­арх Па­и­сий со­звал серб­ских ар­хи­ере­ев, ко­то­рые в празд­ник Пре­об­ра­же­ния в 1638 г. ру­ко­по­ло­жи­ли 28-лет­не­го Ва­си­лия в епи­ско­пы, по­ста­вив его мит­ро­по­ли­том Тре­бинь­ским с ре­зи­ден­ци­ей в Твр­до­ше.

Вер­нув­шись в род­ные края, свя­ти­тель на­чал свои ар­хи­пас­тыр­ские тру­ды без огляд­ки на опас­но­сти, ко­то­рые вновь ста­ли ему гро­зить. Си­ла его мо­литв бы­ла так ве­ли­ка, что он уже то­гда стал со­вер­шать чу­де­са ис­це­ле­ния. Тру­да­ми свя­то­го ста­ли об­нов­лять­ся мно­гие мо­на­сты­ри Тре­бинь­ской епар­хии.

В это вре­мя тур­ки уби­ли Во­сточ­но-Гер­це­го­вин­ско­го мит­ро­по­ли­та Па­и­сия Тре­бе­ша­ни­на, чья ре­зи­ден­ция на­хо­ди­лась на окра­ине Ник­ши­ча. То­гдаш­ний печ­ский пат­ри­арх св. Гав­ри­ил (Ра­ич), впо­след­ствии по­стра­дав­ший как свя­щен­но­му­че­ник, вос­со­еди­нил Во­сточ­ную и За­пад­ную Гер­це­го­вин­ские епар­хии в еди­ную За­холм­скую мит­ро­по­лию под на­ча­лом св. Ва­си­лия.

Ту­рец­кие при­тес­не­ния вы­ну­ди­ли свя­ти­те­ля по­ки­нуть свою ре­зи­ден­цию под Ник­ши­чем и обос­но­вать­ся в мо­на­сты­ре Острог у игу­ме­на Ис­айи. В Остро­ге св. Ва­си­лий вме­сте с дру­ги­ми по­движ­ни­ка­ми об­но­вил Вве­ден­скую цер­ковь, а так­же со­ору­дил Кре­сто­воз­дви­жен­ский храм. Его тру­да­ми Острож­ская пе­ще­ра пре­вра­ти­лась в на­сто­я­щий мо­на­стырь.

По­бли­зо­сти от Остро­га жил князь Ра­ич со сво­и­ми ше­стью сы­но­вья­ми, ко­то­рый чи­нил мо­на­хам вся­че­ские при­тес­не­ния. Бу­дучи в 1667 г. у печ­ско­го пат­ри­ар­ха Мак­си­ма, свя­ти­тель по­ве­дал ему о на­си­ли­ях кня­зя, и пат­ри­арх на­пи­сал Ра­и­чу пись­мо, в ко­то­ром при­гро­зил про­кля­ти­ем вся­ко­му, кто дерзнет вре­дить мо­на­сты­рю и его на­сель­ни­кам. И сам Ва­си­лий пред­ска­зы­вал кня­зю, что ес­ли он не пре­кра­тит тво­рить неправ­ду, то ли­шит­ся сво­их сы­но­вей. Это про­ро­че­ство вско­ре ис­пол­ни­лось. Опе­ча­лен­ный князь Ра­ич при­нес ис­крен­нее по­ка­я­ние в сво­их гре­хах, и Гос­подь, по пред­ска­за­нию св. Ва­си­лия, вновь уте­шил его муж­ским потом­ством.

Неустан­но под­ви­за­ясь в по­сте и мо­лит­ве, свя­ти­тель до­стиг кон­ца сво­ей зем­ной жиз­ни и 29 ап­ре­ля (12 мая) 1671 г. мир­но пре­дал свою ду­шу в ру­ки Гос­по­да в сво­ей кел­лии. Из ска­лы, у ко­то­рой на­хо­ди­лась его кел­лия, вы­рос­ла ви­но­град­ная ло­за. Те­ло свя­то­го мо­на­хи по­греб­ли в Вве­ден­ской церк­ви.

Чудеса святителя Василия Острожского

Ис­це­ле­ние тя­же­ло­боль­ной жен­щи­ны

В ав­гу­сте 1957 г. в Верх­ний мо­на­стырь при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную жен­щи­ну по име­ни Ле­на Юн­чай из се­ла Дру­ме. При­ве­ли ее муж и де­верь. Ле­на бы­ла на­столь­ко боль­на, что с же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Острог муж­чи­ны нес­ли ее до мо­на­сты­ря с боль­шим тру­дом. До­брав­шись до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они сра­зу во­шли в цер­ковь и при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия. Они по­про­си­ли, чтобы над боль­ной бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии, что и бы­ло сде­ла­но. По­сле мо­лит­вы род­ствен­ни­ки по­про­си­ли, чтобы их боль­ная оста­лась нена­дол­го по­ле­жать под ра­кой с мо­ща­ми, и по­лу­чи­ли на это бла­го­сло­ве­ние. Боль­ная за­сну­ла под ра­кой с мо­ща­ми и про­спа­ла око­ло двух ча­сов. По­том ее раз­бу­ди­ли, и вме­сте они от­пра­ви­лись до­мой. Боль­ная чув­ство­ва­ла се­бя на­мно­го луч­ше. До­брав­шись до до­ма, она на­ча­ла ощу­щать при­лив сил и вско­ре со­вер­шен­но вы­здо­ро­ве­ла. Спу­стя несколь­ко дней при­шло пись­мо от ее род­ных, в ко­то­ром они со­об­ща­ли, что Ле­на пол­но­стью вы­здо­ро­ве­ла. Все они бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия.

Лич­ное сви­де­тель­ство об ис­це­ле­нии в Остро­ге

В сен­тяб­ре 1956 го­да на по­кло­не­ние мо­щам свт. Ва­си­лия при­шел Дра­го Ча­бар­ка­па из се­ла Вру­лье, что под Пле­ва­льем. Он рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Бо­лее двух лет у ме­ня ча­сто бо­лел же­лу­док. Я об­ра­щал­ся к вра­чам в Пле­ва­лах, Прие­по­лье и Са­ра­е­во. Вра­чи бы­ли в недо­уме­нии по по­во­ду ха­рак­те­ра мо­е­го за­боле­ва­ния. В кон­це кон­цов, они вы­яс­ни­ли, что у ме­ня яз­ва же­луд­ка. По­сле это­го мне пред­ло­жи­ли лечь на два­дцать дней в боль­ни­цу, а по­том, по пись­мен­но­му со­гла­сию ро­ди­те­лей, ме­ня долж­ны бы­ли опе­ри­ро­вать. Несмот­ря на силь­ные бо­ли, ко­то­рые с каж­дым ча­сом ста­но­ви­лись все невы­но­си­мее, я не со­гла­шал­ся на опе­ра­цию и по­шел до­мой. При­дя до­мой, я лег в по­стель, с ко­то­рой ни­ку­да не мог сдви­нуть­ся. В том же го­ду в мар­те ме­ся­це, на­хо­дясь на од­ре бо­лез­ни, я ви­дел один необыч­ный сон. Мне сни­лось, что я иду по со­вер­шен­но мне неиз­вест­ной до­ро­ге. Из-за неиз­вест­но­сти пу­ти ме­ня объ­ял ве­ли­кий страх, ко­то­рый уси­лил­ся, ко­гда я с этой до­ро­ги свер­нул к од­ной ма­лень­кой пе­ще­ре, на­пол­нен­ной мра­ком. Вне­зап­но в ней по­явил­ся неиз­вест­ный мне че­ло­век и спро­сил, по­че­му я пла­чу? Я от­ве­тил ему, что мне страш­но, по­то­му что ни­ко­го нет со мной. То­гда он ска­зал мне, чтобы я шел с ним, и я по­шел. Мы до­шли до неболь­ших во­рот, ко­то­рые бы­ли за­кры­ты. Неиз­вест­ный че­ло­век от­крыл их, и мы оба во­шли внутрь. По­ме­ще­ние бы­ло кра­си­вым и очень свет­лым, хо­тя я ни­где не ви­дел лам­пы. То­гда он ска­зал мне: «Здесь ты бу­дешь но­че­вать. Это дом свя­то­го Ва­си­лия».

По­сле этих слов я про­бу­дил­ся ото сна, глу­бо­ко по­тря­сен­ный уви­ден­ным. Этот сон я тут же рас­ска­зал сво­им ро­ди­те­лям, ко­то­рые со­гла­си­лись, чтобы я сра­зу по­шел в Острог. Так вме­сте с ма­те­рью, хоть и тя­же­ло боль­ной и из­не­мо­жен­ный, я в пер­вый раз от­пра­вил­ся в Острог. В мо­на­сты­ре я пе­ре­но­че­вал у свя­то­го две но­чи. Еже­днев­но на­до мной чи­та­лась мо­лит­ва. Мне сра­зу ста­ло лег­че, а спу­стя два дня я со­вер­шен­но ис­це­лил­ся и ве­се­лый и здо­ро­вый от­пра­вил­ся к се­бе до­мой. Ра­дость мо­их ро­ди­те­лей бы­ла без­гра­нич­на. Из бла­го­дар­но­сти свя­то­му от­цу Ва­си­лию за ис­це­ле­ние я при­шел и в этом го­ду со сво­им дя­дей Да­шей Цми­ля­ни­чем и ма­те­рью Ми­лей. Я все­гда мо­люсь Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, чтобы и впредь хра­ни­ли ме­ня и всех мо­их род­ных от вся­кой на­па­сти».

Ис­це­ле­ние от нерв­но­го рас­строй­ства

Мо­ло­дая де­вуш­ка из окрест­но­стей Ба­ра Ве­ра Й., ра­бо­тав­шая слу­жа­щей, в 1950 го­ду вне­зап­но за­бо­ле­ла ка­ким-то тя­же­лым нерв­ным рас­строй­ством и бы­ла не в со­сто­я­нии вы­пол­нять ка­кую бы то ни бы­ло ра­бо­ту. Обес­по­ко­ен­ные ро­ди­те­ли во­ди­ли ее по раз­ным вра­чам и ис­ка­ли по­мо­щи у луч­ших спе­ци­а­ли­стов нев­ро­па­то­ло­гов в кли­ни­ках Бел­гра­да и За­гре­ба, но, к со­жа­ле­нию, без­успеш­но. Изо дня в день со­сто­я­ние ее здо­ро­вья стре­ми­тель­но ухуд­ша­лось. Ко­гда уже бы­ла по­те­ря­на вся­кая на­деж­да на вы­здо­ров­ле­ние, мать ре­ши­ла, втайне от со­се­дей, от­ве­сти ее в Острог. В на­ча­ле зи­мы то­го же го­да они от­пра­ви­лась в путь. С огром­ным тру­дом им уда­лось пре­одо­леть рас­сто­я­ние от Ниж­не­го мо­на­сты­ря до Верх­не­го. Де­вуш­ку охва­ти­ла силь­ная сла­бость. Пы­та­ясь вер­нуть­ся на­зад, она дер­га­лась, как бес­но­ва­тая. С боль­ши­ми уси­ли­я­ми ее до­ве­ли до Верх­не­го мо­на­сты­ря, где над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии. Но­че­вать они оста­лись там же, в Верх­нем мо­на­сты­ре, и на сле­ду­ю­щее утро де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му изум­ле­нию сво­ей ма­те­ри и всех при­сут­ству­ю­щих, ока­за­лась со­вер­шен­но здо­ро­ва. Она вер­ну­лась ра­дост­ная к се­бе до­мой и уже через несколь­ко дней вер­ну­лась к сво­им слу­жеб­ным обя­зан­но­стям.

Ис­це­ле­ние тя­же­лоболь­ной му­суль­ман­ки

6 мая 1964 го­да му­суль­мане Асиб Гу­шо и Шев­ка Зай­ко при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную, так­же му­суль­ман­ку, Фа­ти­му. Фа­ти­ма бы­ла тя­же­ло­боль­ной. Це­лых пять лет она стра­да­ла от ка­ких-то ужас­ных су­до­рог по все­му те­лу. От бо­лей несчаст­ная при­хо­ди­ла в бес­со­зна­тель­ное со­сто­я­ние и в му­ках кри­ча­ла и ру­га­ла сво­их близ­ких. За эти пять лет тя­же­лой бо­лез­ни, пе­ре­хо­див­шей в умо­по­мра­че­ние, они обо­шли с боль­ной всех вра­чей, ле­ка­рей и трав­ни­ков, но ис­це­ле­ния и по­мо­щи не бы­ло.

Род­ствен­ни­ки слы­ша­ли о том, что в Остро­ге бы­ва­ют ис­це­ле­ния от та­ких бо­лез­ней, и Асиб вме­сте с со­се­дом Шев­кой при­ве­ли ее в Верх­ний мо­на­стырь. Ко­гда они под­ве­ли ее к церк­ви, в ко­то­рой по­чи­ва­ет те­ло св. Ва­си­лия, боль­ная гром­ко за­кри­ча­ла: «Не хо­чу ту­да вхо­дить». Так по­вто­ри­лось несколь­ко раз. При этом она пы­та­лась вер­нуть­ся на­зад. Хра­ни­тель мо­щей от­крыл им цер­ковь, а по­том и ра­ку св.Ва­си­лия, и по­мог под­ве­сти боль­ную к мо­щам. Им уда­лось это сде­лать с боль­шим тру­дом. Дер­жа боль­ную за ру­ки, род­ствен­ни­ки убе­ди­ли ее по­це­ло­вать мо­щи свя­то­го. Как толь­ко она это сде­ла­ла, те­ло ее бы­ло охва­че­но силь­ны­ми су­до­ро­га­ми и дро­жью, так что на Фа­ти­му бы­ло страш­но смот­реть. Ко­гда боль­ная немно­го успо­ко­и­лась, над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва, по со­вер­ше­нии ко­то­рой ее вновь охва­ти­ли страш­ные су­до­ро­ги, от ко­то­рых ее бро­си­ло в жар. Но это со­сто­я­ние про­дли­лось недол­го. Неожи­дан­но на гла­зах у всех она со­вер­шен­но успо­ко­и­лась, скло­ни­лась у ра­ки свя­ти­те­ля и ста­ла мо­лить­ся. Про­шло немно­го вре­ме­ни, и Фа­ти­ма вста­ла со сло­ва­ми: «Сла­ва Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию – я здо­ро­ва. У ме­ня ни­че­го не бо­лит».

Ска­зав это, она при­па­ла к ра­ке свя­то­го и ста­ла ее це­ло­вать. При­сут­ство­вав­шие, удив­лен­ные та­кой ми­ло­стью Бо­жи­ей, воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и Его угод­ни­ка за это чу­дес­ное ис­це­ле­ние.

В эту ночь боль­ная со­вер­шен­но спо­кой­но про­ве­ла в Остро­ге, а ко­гда рас­све­ло, она пер­вая при­шла на утре­ню, чтобы еще раз по­бла­го­да­рить Бо­га, ис­це­лив­ше­го ее по мо­лит­вам св.Ва­си­лия.

Ис­це­ле­ние освя­щен­ным са­ха­ром

Мно­гие па­лом­ни­ки, ко­то­рые не в со­сто­я­нии при­ве­сти сво­их боль­ных к мо­щам свя­то­го, при­но­сят их одеж­ду и остав­ля­ют ее под ра­кой, чтобы она про­бы­ла здесь хо­тя бы од­ну ночь. Кро­ме одеж­ды, при­но­сят и пи­щу, ча­ще все­го са­хар, и по­сту­па­ют та­ким же об­ра­зом. По это­му слу­чаю хра­ни­тель ра­ки чи­та­ет над при­не­сен­ным мо­лит­ву. За­тем освя­щен­ные ве­щи за­би­ра­ют с со­бой и от­но­сят их боль­ным, ве­ря, что и та­ким об­ра­зом св. Ва­си­лий по­мо­жет им.

И дей­стви­тель­но, это по­мо­га­ет, в чем нас убеж­да­ет сле­ду­ю­щий слу­чай. 15 ав­гу­ста 1962 го­да в Верх­нем мо­на­сты­ре Бо­жи­дар Ши­я­ко­вич со сво­ей же­ной Слав­кой рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Наш сын Ви­до­мир был тя­же­ло бо­лен ка­кой-то бо­лез­нью го­ло­вы, от ко­то­рой он ужас­но стра­дал це­лых два го­да. За это вре­мя мы ис­ка­ли ле­че­ния у раз­ных вра­чей и обо­шли мно­гие боль­ни­цы. Вра­чи да­ва­ли раз­ные ле­кар­ства и на­зна­ча­ли уко­лы, но все бы­ло бес­по­лез­но. Го­лов­ная боль не пре­кра­ща­лась.

В по­за­про­шлом го­ду мать мо­ей же­ны, Илин­ка Но­ва­ко­вич, от­пра­ви­лась в Острог по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свт. Ва­си­лию. Мы да­ли ей ки­ло­грамм кус­ко­во­го са­ха­ра, чтобы его по­ста­ви­ли под ки­вот свт. Ва­си­лия и над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии Ви­до­ми­ра, что она и сде­ла­ла. Вер­нув­шись до­мой, она при­нес­ла нам и этот са­хар.

Мы несколь­ко дней да­ва­ли его Ви­до­ми­ру, ве­ря, что освя­щен­ный в Остро­ге са­хар по­мо­жет. Мы не зна­ем, как и ка­ким об­ра­зом, но зна­ем: ко­гда он съел этот са­хар, то пол­но­стью вы­здо­ро­вел, и до се­го дня его го­ло­ва боль­ше ни­ко­гда не бо­ле­ла. Мы при­шли по­бла­го­да­рить Бо­га и свт. Ва­си­лия за ис­це­ле­ние сы­на».

За­вет пе­ред ра­кой

В де­каб­ре 1962 го­да к ра­ке свт. Ва­си­лия вме­сте со сво­ей ста­рой ма­те­рью при­сту­пил Н. из Ба­ра. Он по­про­сил свя­щен­но­мо­на­ха, хра­ни­те­ля свя­той ра­ки, про­чи­тать мо­лит­ву о здра­вии. По окон­ча­нии мо­лит­вы че­ло­век, ли­цо ко­то­ро­го вы­ра­жа­ло внут­рен­нее стра­да­ние и ка­кую-то стран­ное бес­по­кой­ство, со сле­за­ми на гла­зах об­ра­тил­ся к свя­щен­ни­ку со сло­ва­ми: «От­че, я горь­кий пья­ни­ца. Все, что за­ра­ба­ты­ваю, тра­чу на вы­пив­ку. По­ми­мо это­го, жи­ву бес­по­ря­доч­ной, бес­чест­ной жиз­нью. Не ува­жаю и не при­ни­маю ни­чьи со­ве­ты. По­за­вче­ра я с та­ко­го же гряз­но­го де­ла при­шел до­мой позд­но и сра­зу лег спать. Но­чью, бы­ло это во сне или на­яву, это я не смо­гу Вам объ­яс­нить, пе­ре­до мной по­явил­ся лик, в ко­то­ром я узнал св. Ва­си­лия, и он, уко­ряя ме­ня, ска­зал: «Пой­ди в мо­на­стырь Острог и у ра­ки дай обе­ща­ние, что боль­ше не бу­дешь пить и жить бес­по­ря­доч­но!» По­том ви­де­ние ис­чез­ло. С то­го дня и до сих пор этот об­раз и сло­ва не вы­хо­дят у ме­ня из го­ло­вы, и я неспо­ко­ен. Что-то непре­стан­но го­нит ме­ня и го­во­рит: иди, сде­лай, что те­бе ве­ле­но. Я боль­ше не мог вы­дер­жать и вот при­шел по­мо­лить­ся Бо­гу, по­кло­нить­ся свт. Ва­си­лию и чтобы дать здесь обе­ща­ние, что боль­ше ни­ко­гда не бу­ду пьян­ство­вать и бу­ду жить по­ря­доч­но. Поз­воль­те мне, отец, ска­зать вам еще кое-что, – до­ба­вил Н., – ко­гда я у се­бя до­ма при­нял ре­ше­ние пой­ти в Острог и дать этот свя­щен­ный за­вет, я ощу­тил некую ра­дость и си­лу, так что не мо­гу это сей­час вы­ска­зать. И еще кое-что ска­жу вам, отец. Мо­е­му ре­ше­нию пой­ти в Острог боль­ше все­го бы­ла удив­ле­на и об­ра­до­ва­на моя мать, ко­то­рая со сле­за­ми на гла­зах па­ла на ко­ле­ни и про­го­во­ри­ла: «Сла­ва Те­бе и хва­ла, ве­ли­кий острож­ский свя­той, ко­гда ты сми­ло­вал­ся и при­з­рел на мой дом».

Н. по­ки­дал Острог дру­гим че­ло­ве­ком. Пе­чаль у него сме­ни­лась на ра­дость, а бес­по­кой­ство на ду­шев­ный по­кой. Во вре­мя рас­ста­ва­ния он ска­зал: «С се­го­дняш­не­го дня я и мой дом бу­дем сла­вить Бо­га и свт. Ва­си­лия, как уме­ем, про­ся, чтобы Гос­подь по­мог нам и со­хра­нил нас от вся­ко­го зла».

По­сле сна под ра­кой с мо­ща­ми немой за­го­во­рил

13 июля 1961 го­да Ра­до­мир Пан­то­вич из се­ла Град­ца рас­ска­зал в Верх­нем мо­на­сты­ре свой слу­чай: «В 1929 го­ду я тя­же­ло за­бо­лел. Вслед­ствие бо­лез­ни я по­те­рял и воз­мож­ность го­во­рить. Все по­пыт­ки из­ле­чить­ся и вер­нуть дар ре­чи бы­ли бес­плод­ны­ми. То­гда отец ре­шил от­ве­сти ме­ня в Острог. С боль­шим тру­дом мы до­стиг­ли Верх­не­го мо­на­сты­ря, где при­сту­пи­ли ко свя­то­му. Здесь мо­нах про­чел за ме­ня мо­лит­ву, по­сле ко­то­рой я остал­ся немно­го вздрем­нуть в церк­ви. Я лег и за­снул, а ко­гда проснул­ся, то был со­вер­шен­но здо­ров. Я не чув­ство­вал, чтобы у ме­ня что-ни­будь бо­ле­ло и, к мо­ей ве­ли­кой ра­до­сти, мог го­во­рить. Мо­нах и мой отец бы­ли нема­ло удив­ле­ны, как и осталь­ные при­сут­ство­вав­шие. По­сле это­го все мы вме­сте воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия за ис­це­ле­ние. Вме­сте с от­цом я вер­нул­ся до­мой здо­ро­вый и ве­се­лый. На сле­ду­ю­щий год я при­шел по­бла­го­да­рить свя­ти­те­ля, что де­лаю и сей­час, спу­стя трид­цать лет, и бу­ду де­лать, по­ка жив и в си­лах. Бу­ду при­хо­дить в Острог на по­кло­не­ние и в бла­го­дар­ность ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию».

Ис­це­ле­ние ду­шев­но­боль­но­го

Сре­ди мно­го­чис­лен­ных па­лом­ни­ков, при­хо­дя­щих в лет­ние ме­ся­цы по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию, был и Слав­ко Йо­ва­но­вич, ко­то­рый, при­дя 4 ав­гу­ста 1961 го­да из Са­ра­е­во, рас­ска­зал про ис­це­ле­ние сво­е­го бра­та.

«Мой брат, – рас­ска­зы­ва­ет Слав­но, – по име­ни Ра­ди­вое был тя­же­лый ду­шев­но­боль­ной. Офи­ци­аль­но он был су­ма­сшед­шим. Бо­лезнь его на­ча­лась где-то в 1948 го­ду. Око­ло 5–6 ме­ся­цев он про­вел в боль­ни­це в Са­ра­е­во, но ка­ко­го бы то ни бы­ло улуч­ше­ния и на­деж­ды на вы­здо­ров­ле­ние не бы­ло. Мои ро­ди­те­ли ре­ши­ли взять его из боль­ни­цы и от­ве­сти сю­да, в Острог, ко свя­то­му Ва­си­лию. Хо­тя вра­чам это и не нра­ви­лось, они все же от­пу­сти­ли его. Мо­жет быть, им бы­ло при­ят­но, что они, хо­тя бы на ко­рот­кое вре­мя, осво­бо­дят­ся от од­но­го тя­же­ло­боль­но­го. Мои ро­ди­те­ли по­ве­ли боль­но­го бра­та свя­зан­ным в Острог, ве­ря, что най­дут здесь ис­це­ле­ние.

Ко­гда его при­ве­ли в Верх­ний мо­на­стырь к ра­ке свя­то­го Ва­си­лия и по­со­бо­ро­ва­ли, ему сра­зу ста­ло луч­ше. С его рук сня­ли ве­рев­ки, и на сле­ду­ю­щий день они ра­дост­ные вер­ну­лись до­мой, бла­го­да­ря свя­то­му Ва­си­лию, по­дав­ше­му мо­е­му бра­ту здо­ро­вье и ис­це­ле­ние. Ко­гда они до­бра­лись до до­ма в на­шем ме­стеч­ке Зу­бач под Са­ра­е­во, все мест­ные жи­те­ли и род­ные, ви­дя Ра­ди­воя здо­ро­вым и в пол­ном рас­суд­ке, бы­ли нема­ло удив­ле­ны. Позд­нее Ра­ди­вой же­нил­ся, и сей­час у него своя се­мья. Он ра­бо­та­ет сто­ля­ром и по­сто­ян­но бла­го­да­рит Бо­га и Его угод­ни­ка, свя­то­го Ва­си­лия Острож­ско­го».

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей де­вуш­ки из Во­е­во­ди­ны

Во­сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка Да­ни­ца С. из од­но­го се­ла в окрест­но­стях Зре­ня­ни­на неожи­дан­но по­вре­ди­лась рас­суд­ком. Об­на­ру­жив за­боле­ва­ние, род­ные ста­ли ис­кать по­мо­щи у вра­ча. Но все ста­ра­ния по­мочь ей бы­ли бес­по­лез­ны. Изо дня в день ее со­сто­я­ние бы­ло все ху­же и невы­но­си­мее не толь­ко для ее ро­ди­те­лей, но и для со­се­дей. Един­ствен­ным сред­ством для то­го, чтобы она не бес­по­ко­и­ла окру­жа­ю­щих, бы­ло по­ме­стить де­вуш­ку в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Но преж­де, чем это сде­лать, ее отец ре­шил упо­тре­бить един­ствен­ное остав­ше­е­ся сред­ство – от­ве­сти ее в мо­на­стырь Острог, невзи­рая на все труд­но­сти пред­сто­я­ще­го пу­ти.

В июне 1958 го­да отец с до­че­рью, ру­ки ко­то­рой бы­ли свя­за­ны креп­кой ве­рев­кой, со­брал­ся в Острог. Он не жа­лел тру­да и средств, лишь бы толь­ко его боль­ная дочь по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние. По­сле труд­но­го пу­те­ше­ствия они до­бра­лись до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, а от­ту­да пеш­ком про­дол­жи­ли путь в Верх­ний. Ко­гда они при­бли­зи­лись к нему, де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию сво­е­го от­ца, со­вер­шен­но нор­маль­но ска­за­ла, что чув­ству­ет се­бя лег­че, по­про­сив осво­бо­дить ей ру­ки. Отец сде­лал это, за­ме­тив, что дочь нор­маль­но вы­гля­дит и раз­го­ва­ри­ва­ет. Ис­пол­нен­ный бла­го­дар­но­сти Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, отец под­вел ис­це­лен­ную дочь к ра­ке с мо­ща­ми свя­ти­те­ля. Он по­про­сил ду­хов­ни­ка, хра­ни­те­ля ра­ки, про­чи­тать над боль­ной мо­лит­ву о здра­вии. По со­вер­ше­нии мо­лит­вы де­вуш­ка ска­за­ла от­цу, к его невы­ра­зи­мой ра­до­сти, что чув­ству­ет се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вой, и по­про­си­ла его оста­вить на ра­ке по­жерт­во­ва­ние за свое чу­дес­ное и ско­рое вы­здо­ров­ле­ние.

Чудесная помощь святителя Василия Острожского, явленная иноверным

Необыч­ные ро­ды

В чер­но­гор­ской Цм­ни­це со­хра­ни­лась па­мять о том, как од­на тур­чан­ка ро­ди­ла в до­ме свя­щен­ни­ка. Эта ис­то­рия про­изо­шла в 70-е го­ды XIX ве­ка в се­ле Г. Бар­ско­го сре­за.

Де­ло бы­ло так. Од­на­жды поп Йо­ко из это­го се­ла был по ка­ко­му-то де­лу в Ска­да­ре (совре­мен­ная Ал­ба­ния) и там, си­дя в дво­ро­вой ко­фейне, он услы­шал раз­го­вор о том, что в од­ном бли­жай­ших сел есть жен­щи­на, ко­то­рая бе­ре­мен­на уже бо­лее го­да и ни­как не мо­жет ро­дить. Од­но­сель­чане смот­ре­ли на это как на на­ка­за­ние Бо­жье не толь­ко хо­зя­и­ну до­ма, но и все­му се­лу. Услы­шав о та­ком неслы­хан­ном де­ле, отец Йо­ко тут же по­про­сил при­сут­ству­ю­щих жи­те­лей то­го се­ла, чтобы муж жен­щи­ны и все се­ло поз­во­ли­ли ему от­ве­сти несчаст­ную в мо­на­стырь Острог, от­ку­да он на­де­ет­ся вер­нуть ее жи­вой и здо­ро­вой вме­сте с но­во­рож­ден­ным.

Услы­шав та­кое пред­ло­же­ние, од­но­сель­чане ре­ши­ли вме­сте со свя­щен­ни­ком до­ста­вить бед­ную жен­щи­ну в Острог и от­вез­ли ее по Ска­дар­ско­му озе­ру до до­ма по­па Йо­ко. На сле­ду­ю­щий день они по­шли под Острог, где отец Йо­ко вме­сте с мо­на­хом со­вер­шил мо­ле­бен о несчаст­ной жен­щине.

На сле­ду­ю­щее утро тур­чан­ка вер­ну­лись в свя­щен­ни­че­ский дом, где на тре­тий день у нее на­ча­лись схват­ки, и она ро­ди­ла кра­си­во­го и здо­ро­во­го маль­чи­ка. Де­сять дней счаст­ли­вая мать вме­сте с по­па­дьей во­зи­лись с но­во­рож­ден­ным, а за­тем все с ве­ли­кой ра­до­стью вер­ну­лись в Ска­дар.

Отец ре­бен­ка, бла­го­да­ря Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия, по­звал свя­щен­ни­ка Йо­ко на уго­ще­ние в свой дом, где они по­бра­та­лись в знак веч­ной друж­бы.

Это сви­де­тель­ство бы­ло за­пи­са­но в 60-х гг. XX ве­ка Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние ослеп­ше­го тур­ка

15 ян­ва­ря 1961 го­да иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич за­пи­сал в мо­на­стыр­скую ле­то­пись Остро­га рас­сказ Си­мо То­мо­ва Ста­ни­ши­ча из се­ла По­то­чи­ла, за­сви­де­тель­ство­ван­ный его соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью.

По сло­вам Си­мо, его отец То­мо и дя­дя Ра­шо, как и мно­гие ста­рые лю­ди из тех мест, рас­ска­зы­ва­ли ему со слов сво­их от­цов ис­то­рию о чу­дес­ном ис­це­ле­нии од­но­го ослеп­ше­го тур­ка.

Этот бо­га­тый ту­рок из Ска­да­ра, управ­ляв­ший, по сло­вам неко­то­рых, Ска­дар­ским кра­ем, со­вер­шен­но ослеп и дол­гое вре­мя ни­че­го не ви­дел. Он по­се­щал мно­гие му­суль­ман­ские свя­ты­ни, а под ко­нец ре­шил по­се­тить и мо­на­стырь Острог, чтобы по­мо­лить­ся здесь Бо­гу и чу­до­твор­цу Ва­си­лию, по­то­му что мно­го был на­слы­шан о за­ступ­ни­че­стве свя­то­го.

Ко­гда знат­ный ту­рок до­брал­ся до Верх­не­го мо­на­сты­ря, мо­нах – хра­ни­тель ра­ки под­вел его к мо­щам свя­ти­те­ля. Ту­рок по­це­ло­вал свя­ты­ню, а мо­нах про­чи­тал над ним мо­лит­ву и, под­ве­дя его к ка­мен­но­му со­су­ду, за­черп­нул от­ту­да во­ды, ко­то­рой ту­рок умыл­ся. Умыв­шись, ту­рок ска­зал мо­на­ху и со­про­вож­дав­шим его, что ощу­ща­ет пе­ред сво­и­ми гла­за­ми свет. При­е­хав­шие по­про­си­ли мо­на­ха поз­во­лить им остать­ся пе­ре­но­че­вать в мо­на­сты­ре и бы­ли го­сте­при­им­но при­ня­ты на ноч­лег.

На сле­ду­ю­щий день, ко­гда рас­све­ло, ту­рок уже про­зрел и сам по­шел за мо­на­хом по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию. За­тем он вновь умыл­ся во­дой из ка­мен­но­го со­су­да и стал со­би­рать­ся со сво­и­ми спут­ни­ка­ми об­рат­но в Ска­дар. Из бла­го­дар­но­сти и бла­го­го­ве­ния к Острож­ско­му свя­ти­те­лю ис­це­лен­ный не хо­тел ехать на коне и по­шел до са­мо­го Ска­да­ра пеш­ком.

А по­сле сво­е­го воз­вра­ще­ния до­мой он по­слал мо­на­сты­рю бо­га­тые по­дар­ки. К со­жа­ле­нию, за дав­но­стью лет имя это­го тур­ка в на­род­ной па­мя­ти не со­хра­ни­лось.

Ис­це­ле­ние бес­но­ва­то­го му­суль­ма­ни­на

Пен­си­о­нер из Ба­ра Пе­тар П. в 40-х гг. XX ве­ка рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу сле­ду­ю­щий слу­чай.

В ав­гу­сте 1905 го­да он на­хо­дил­ся вме­сте со сво­ей же­ной в Остро­ге. Сре­ди мно­же­ства дру­гих по­се­ти­те­лей его вни­ма­ние при­влек один свя­зан­ный це­пью бес­но­ва­тый му­суль­ма­нин из Бос­нии, ко­то­ро­го во­ди­ли двое креп­ких муж­чин. Несчаст­ный рвал­ся, ры­чал и пы­тал­ся осво­бо­дить­ся от це­пи, но у него ни­че­го не по­лу­ча­лось.

Бес­но­ва­то­го под­ве­ли к свя­тым мо­щам, где свя­щен­ник про­чел над ним мо­лит­ву и по­ма­зал его мас­лом из лам­па­ды. Ко­гда боль­ной немно­го успо­ко­ил­ся, то на­чал дре­мать и от­чет­ли­во про­го­во­рил: «Пу­сти­те ме­ня, не бой­тесь! Этот на­вер­ху при­ка­зал, чтобы я вы­здо­ро­вел!» Из­не­мо­гая от уста­ло­сти, он упал на пли­ты око­ло ра­ки и тут же за­снул.

Свя­щен­ник при­ка­зал не тро­гать его, по­ка он не проснет­ся сам. Так му­суль­ма­нин и про­спал це­лый день и ночь. Через 24 ча­са он встал сам и в доб­ром рас­по­ло­же­нии ду­ха, ве­се­лый и здо­ро­вый вер­нул­ся до­мой. По сло­вам Пе­та­ра, это чу­дес­ное ис­це­ле­ние оста­ви­ло на него и всех при­сут­ство­вав­ших неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние.

Ис­це­ле­ние мо­ло­до­го ал­бан­ца

Филипп Зе­ко­вич из Ник­ши­ча по­ве­дал иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу об од­ном слу­чае ис­це­ле­ния, сви­де­те­лем ко­то­ро­го он был сам, и за­сви­де­тель­ство­вал ис­тин­ность сво­их слов соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью в ле­то­пи­си Остро­га.

«Это бы­ло в 1911 го­ду на Тро­и­цын день, ко­гда в Остро­ге со­би­ра­ет­ся боль­ше все­го бо­го­моль­цев. Я сам то­гда был там и ви­дел, как при­вез­ли на коне од­но­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка из Се­вер­ной Ал­ба­нии, у ко­то­ро­го бы­ли свя­за­ны ру­ки и но­ги.

Это бы­ло в вос­кре­се­нье, а на сле­ду­ю­щий день в по­не­дель­ник это­го же са­мо­го че­ло­ве­ка, до это­го креп­ко свя­зан­но­го, я ви­дел со­вер­шен­но здо­ро­вым и нор­маль­ным. Это ви­дел и весь со­брав­ший­ся на­род. Ис­це­лен­ный по­сто­ян­но мо­лил­ся Бо­гу и кре­стил­ся.

С это­го вре­ме­ни я по­чти каж­дый год по­се­щал мо­на­стырь Острог».

Ис­це­ле­ние ана­то­лий­ско­го хаджи

По сви­де­тель­ству Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра, в 1913 го­ду, во вре­мя прав­ле­ния чер­но­гор­ско­го ко­ро­ля Ни­ко­лы, в бар­ской бух­те при­ча­лил па­ром из Стам­бу­ла. В Ба­ре с ко­раб­ля вме­сте с дру­ги­ми пу­те­ше­ству­ю­щи­ми со­шел мо­ло­дой ход­жа из Ана­то­лии (Ма­лая Азия). Это был вы­со­ко­го ро­ста, ху­до­ща­вый и очень блед­ный че­ло­век. В те­че­ние мно­гих лет ход­жа стра­дал от па­ра­ли­ча и пе­ре­дви­гал­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей. Несмот­ря на то, что он был до­воль­но бо­гат, он так и не смог най­ти необ­хо­ди­мых ле­карств.

Ход­жа оста­но­вил­ся на ноч­лег в Ста­ром Ба­ре и на­шел здесь мно­го сво­их со­пле­мен­ни­ков, с ко­то­ры­ми мог по­го­во­рить на род­ном язы­ке. Он рас­ска­зал, что ви­дел сон о том, что дол­жен пой­ти в мо­на­стырь Острог, чтобы по­лу­чить ис­це­ле­ние. Ве­ра в воз­мож­ное вы­здо­ров­ле­ние за­ста­ви­ла его от­пра­вить­ся в столь да­ле­кое пу­те­ше­ствие.

Вес­ной ход­жа от­пра­вил­ся в Острог и по­том го­во­рил, что был удив­лен ве­ли­че­ствен­но­стью этой ред­кой свя­ты­ни и кра­со­той окру­жав­шей ее при­ро­ды, ко­то­рая его про­сто оча­ро­ва­ла. В мо­на­сты­ре над ним по обы­чаю бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва пе­ред ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия, по­сле че­го ход­жа дей­стви­тель­но по­чув­ство­вал, что здо­ров. Бла­го­дар­ный ход­жа оста­вил в мо­на­сты­ре боль­шое по­жерт­во­ва­ние и свои ко­сты­ли и вер­нул­ся в Под­го­ри­цу пеш­ком, а от­ту­да по­ез­дом до­брал­ся до Ба­ра. На об­рат­ном пу­ти он за­дер­жал­ся на несколь­ко дней в Ста­ром Ба­ре, где по­всю­ду с лег­ко­стью хо­дил да­же без пал­ки.

Так ход­жа вер­нул­ся до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым, бла­го­да­ря Бо­га и Его слав­но­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия Острож­ско­го, по мо­лит­вам к ко­то­ро­му лю­ди по­лу­ча­ют ис­це­ле­ния, невзи­рая на свое ве­ро­ис­по­ве­да­ние.

Сви­де­тель­ство Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра за­пи­сал иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич.

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей ал­бан­ки

Кре­стья­нин из Ал­ба­нии Зе­фа Си­ништо­вич рас­ска­зы­вал от­цу Мак­си­му Йо­во­ви­чу об ис­це­ле­нии сво­ей со­сед­ки Дро­ны Бер­шич.

Дро­на бы­ла вы­да­на за­муж за до­воль­но бо­га­то­го че­ло­ве­ка из близ­ле­жа­ще­го се­ла, но за­тем по­вре­ди­лась рас­суд­ком и по­сто­ян­но со­вер­ша­ла гру­бые вы­ход­ки в от­но­ше­нии до­маш­них и бли­жай­ших со­се­дей. Опас­но­сти для окру­жа­ю­щих она не пред­став­ля­ла, но ее ча­стые при­пад­ки бы­ли невы­но­си­мы и для нее са­мой, и для близ­ких. Муж ча­сто во­дил ее к вра­чу, но это не при­но­си­ло успе­ха.

Ко­гда ре­ши­ли ве­сти ее в Острог, муж не хо­тел и слы­шать об этом – как это его же­на пой­дет к «влаш­ско­му свя­то­му дру­гой ве­ры». Но все же в июле 1930 го­да ее по­вел в Острог кум До­да Ка­лье­вич, уро­же­нец тех же мест.

Они, как это бы­ло при­ня­то, при­сту­пи­ли в ра­ке с мо­ща­ми, а по­том по­про­си­ли свя­щен­ни­ка про­чи­тать осо­бую мо­лит­ву над боль­ной. В при­сут­ствии несколь­ких па­лом­ни­ков по­сле про­чи­тан­ной мо­лит­вы боль­ная вы­шла на­ру­жу со­вер­шен­но нор­маль­ной. Все бы­ли удив­ле­ны и по­ра­же­ны столь быст­рым вы­здо­ров­ле­ни­ем и Бо­жи­ей ми­ло­стью, ко­то­рая из­ли­ва­ет­ся на несчаст­ных и боль­ных.

Сви­де­тель­ство ал­бан­ца Зе­фы Си­ништо­ви­ча, кре­стья­ни­на из Гру­да в Ал­ба­нии, за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние брач­ной па­ры му­суль­ман

Хай­дар Ш. из се­ла Кра­ва­ри рас­ска­зы­вал: «Мой со­сед, Ис­лам Д., со­сто­я­тель­ный и уме­лый хо­зя­ин, в 1928 го­ду же­нил­ся на здо­ро­вой взрос­лой де­вуш­ке Ха­ве из то­го же се­ла. Не про­шло и пол­го­да со свадь­бы, как од­на­жды од­новре­мен­но за­бо­ле­ли и муж и его мо­ло­дая су­пру­га: они оба бы­ли скор­чен­ны­ми на­столь­ко, что под­бо­род­ком мог­ли кос­нуть­ся сво­их ко­лен. Они ле­чи­лись по со­ве­там и на­прав­ле­ни­ям юго­слав­ских и ал­бан­ских вра­чей, ис­ка­ли по­мо­щи и со­ве­та у хад­жей и по­пов из ближ­них и даль­них окрест­но­стей, но ни­что им не по­мо­га­ло, и на про­тя­же­нии дол­гих две­на­дца­ти лет они про­дол­жа­ли му­чить­ся от силь­ных бо­лей на го­ре сво­их род­ных.

В 1940 го­ду по со­ве­ту сво­их дру­зей они от­пра­ви­лись в мо­на­стырь Острог, чтобы по­ис­кать по­мо­щи ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия.

От Ска­да­ра до Плав­ни­цы они плы­ли на ко­раб­ле, а от­ту­да до­бра­лись на по­ез­де до Под­го­ри­цы. До­е­хав до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они с ве­ли­ки­ми му­ка­ми ста­ли под­ни­мать­ся пеш­ком в Верх­ний Острог, так что эта до­ро­га за­ня­ла у них бо­лее по­ло­ви­ны дня.

До­брав­шись на­ко­нец до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го. Ко­гда свя­щен­ник чи­тал мо­лит­ву о здра­вии боль­ных, Ис­лам со сво­ей же­ной, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка, ле­жа­ли под ра­кой и так там и усну­ли.

Проснув­шись спу­стя три ча­са, они по­чув­ство­ва­ли об­лег­че­ние и смог­ли встать на но­ги, вы­пря­мив­шись, как аб­со­лют­но здо­ро­вые…

На сле­ду­ю­щий день они вер­ну­лись пеш­ком до­мой к ве­ли­кой ра­до­сти сво­их до­мо­чад­цев и все­го се­ла. Впо­след­ствии у них ро­ди­лись здо­ро­вые де­ти, и они жи­ли счаст­ли­во. В бла­го­дар­ность Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию су­пру­ги ча­сто по­се­ща­ли эту ве­ли­кую пра­во­слав­ную свя­ты­ню».

Сви­де­тель­ство Хай­да­ра Ш. из се­ла Кра­ва­ри за­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.

Ис­це­ле­ние ума­ли­шен­но­го ал­бан­ско­го маль­чи­ка

Са­ид Ч. из се­ла Р. рас­ска­зал сле­ду­ю­щее:

«Вся окру­га в на­шем крае зна­ет о чу­дес­ном ис­це­ле­нии де­ся­ти­лет­не­го сы­ниш­ки мо­е­го со­се­да, ко­то­рый несколь­ко лет был со­вер­шен­но ума­ли­шен­ным. Из его уст нель­зя бы­ло услы­шать ни еди­но­го сло­ва. Он по­сто­ян­но сто­нал и ре­вел в бес­со­зна­тель­ном со­сто­я­нии.

В 1950 го­ду отец при­вел его пеш­ком в мо­на­стырь Острог и по­про­сил мо­на­ха про­чи­тать над боль­ным мо­лит­ву о вы­здо­ров­ле­нии. По­сле ве­чер­ней мо­лит­вы маль­чик под бо­го­слу­же­ние за­снул пе­ред ра­кой, под ко­то­рой его с боль­шим тру­дом за­став­ля­ли лечь.

Ко­гда он проснул­ся и встал, то его взгляд ка­зал­ся на­мно­го бо­лее осо­знан­ным, но он не мог ни­че­го го­во­рить. По­сле чте­ния утрен­них мо­литв, пе­ред тем, как от­пра­вить­ся до­мой, маль­чик за­го­во­рил и от­чет­ли­во ска­зал на ал­бан­ском язы­ке: «Я го­ло­ден, дай­те мне хле­ба!»

К ве­ли­кой ра­до­сти ро­ди­те­лей и осталь­ных при­сут­ству­ю­щих, сы­нок вер­нул­ся до­мой ве­се­лый и здо­ро­вый. В 1959 го­ду он по­шел в ар­мию на сроч­ную служ­бу как спо­соб­ный и здо­ро­вый ре­крут».

Сви­де­тель­ство за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние де­воч­ки-ка­то­лич­ки

Пе­тар Ч. из се­ла С. Бар­ско­го сре­за, дол­гое вре­мя ле­чил свою вось­ми­лет­нюю дочь, но ни один врач не мог ей ни­чем по­мочь. Де­воч­ка за­бо­ле­ла и слег­ла в по­стель в 1942 го­ду, так что не мог­ла уже да­же встать на но­ги. Ее нож­ки со­вер­шен­но ис­сох­ли, и вра­чи толь­ко раз­во­ди­ли ру­ка­ми, го­во­ря, что вся­кое ле­че­ние уже бес­смыс­лен­но. Так как в тех кра­ях ре­ли­ги­оз­ная тер­пи­мость меж­ду ка­то­ли­ка­ми и пра­во­слав­ны­ми с дав­них пор на за­вид­ной вы­со­те, ро­ди­те­ли не счи­та­ли для се­бя за­зор­ным с ве­ли­ким упо­ва­ни­ем на Бо­га об­ра­тить­ся за по­мо­щью к Острож­ско­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию в на­деж­де, что их ре­бен­ку станет лег­че.

К этой мыс­ли они при­шли по­сле то­го, как мать од­на­жды на­ма­за­ла де­воч­ку мас­лом, при­не­сен­ным из Остро­га, ко­гда у нее бы­ла вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, и по­сле это­го го­ряч­ка быст­ро про­шла.

По осво­бож­де­ния Юго­сла­вии от ок­ку­пан­тов ро­ди­те­ли ре­ши­ли от­не­сти ре­бен­ка в Острог и, несмот­ря на то, что в это вре­мя бы­ли боль­шие про­бле­мы с транс­пор­том, мать в ав­гу­сте 1945 го­да от­пра­ви­лась с ре­бен­ком в путь. С боль­ши­ми труд­но­стя­ми они, на­ко­нец, до­бра­лись до мо­на­сты­ря. Немно­го от­дох­нув, мать по со­ве­ту мо­на­ха оста­ви­ла ре­бен­ка на несколь­ко ча­сов под ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия.

Де­воч­ка тут же за­сну­ла, а ко­гда она просну­лась, ей бы­ло на­мно­го лег­че, и она на­ча­ла уже опи­рать­ся на соб­ствен­ные нож­ки. На сле­ду­ю­щий день они с ра­до­стью вер­ну­лись до­мой, ви­дя, что ре­бе­нок чув­ству­ет се­бя хо­ро­шо.

Со­вер­шен­но здо­ро­вая де­воч­ка иг­ра­ла с детьми и по­се­ща­ла шко­лу.

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич в 50-х гг. XX ве­ка.

Ис­це­ле­ние скор­чен­ной му­суль­ман­ки

В 60-х гг. XX ве­ка Мак­сим Йо­во­вич за­пи­сал рас­сказ Ра­до­ша Ч. из Хо­ро­го­ша в Во­е­во­дине.

«С дав­них пор, – рас­ска­зы­вал Ра­дош, – я на­чал по­се­щать на­ши ве­ли­чай­шие свя­ты­ни, осо­бен­но мо­на­стырь Острог, ди­вясь мно­гим чу­дес­ным со­бы­ти­ям, ко­то­рые ча­сто там слу­ча­ют­ся, и ис­це­ле­ни­ям боль­ных, ко­то­рые до то­го ни­где не мог­ли най­ти ис­це­ле­ния».

Вес­ной 1948 го­да он при­шел ве­че­ром в Верх­ний мо­на­стырь и пе­ре­но­че­вал в нем. На сле­ду­ю­щий день он сво­и­ми гла­за­ми ви­дел, как двое му­суль­ман из Бос­нии, из окрест­но­стей Ро­га­ти­цы, при­вез­ли на коне боль­ную жен­щи­ну воз­рас­том око­ло 30 лет. У жен­щи­ны бы­ли скор­чен­ные но­ги, и она по­сто­ян­но уже на про­тя­же­нии несколь­ких лет ле­жа­ла до­ма. Жен­щи­на со­вер­шен­но не мог­ла пе­ре­дви­гать­ся на сво­их но­гах, и со­про­вож­дав­шие внес­ли ее в храм и устро­и­ли ле­жать око­ло ра­ки с мо­ща­ми. Так она про­ле­жа­ла здесь око­ло трех ча­сов, и над ней бы­ли про­чи­та­ны по­ло­жен­ные мо­лит­вы. По­сле это­го, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию при­сут­ству­ю­щих, при вы­хо­де из церк­ви жен­щи­на с лег­ко­стью и не ис­пы­ты­вая бо­ли уже мог­ла опи­рать­ся на но­ги. Од­на­ко ее спут­ни­ки все же под­дер­жи­ва­ли ее за ру­ки.

Через ночь ее уже не нуж­но бы­ло под­дер­жи­вать, по­то­му что она мог­ла са­мо­сто­я­тель­но хо­дить и немно­го про­гу­ли­ва­лась. На вто­рой день, ве­се­лая и ра­дост­ная, она вме­сте со сво­и­ми спут­ни­ка­ми от­пра­ви­лась до­мой, а позд­нее при­шло из­ве­стие от ее со­се­дей, что она вы­здо­ро­ве­ла пол­но­стью.

Рас­сказ од­но­го му­суль­ма­ни­на из Мр­ко­ев­ца о сво­ем ис­це­ле­нии

Асан Б. из Бар­ско­го сре­за рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу:

«Я стра­дал от од­ной неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, из-за ко­то­рой вра­чи раз­во­ди­ли на­до мной ру­ка­ми. Я му­чал­ся мно­го лет, так что жизнь мне бы­ла нена­вист­на. Я знал по пре­да­ни­ям мо­их пред­ков, что мно­гие на­ши зем­ля­ки из­ле­чи­лись от раз­лич­ных бо­лез­ней, от­пра­вив­шись в Острог, чтобы по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свя­то­му Ва­си­лию чу­до­твор­цу. Ре­шил и я, чтобы мои бли­жай­шие род­ствен­ни­ки от­ве­ли ме­ня в мо­на­стырь Острог.

Со­вер­шен­но скор­чен­но­го и неспо­соб­но­го сдви­нуть­ся с ме­ста, двое мо­их род­ствен­ни­ков от­вез­ли ме­ня ту­да вес­ной 1932 го­да. Там я пе­ре­но­че­вал. На сле­ду­ю­щий день пе­ред ра­кой на­до мной бы­ла про­чи­та­на длин­ная мо­лит­ва, а сам я по со­ве­ту свя­щен­ни­ка лег под ра­ку. Неко­то­рое вре­мя я слу­шал, как мо­нах по­ми­на­ет в мо­лит­ве мое имя и мо­лит­ся Бо­гу о мо­ем вы­здо­ров­ле­нии. В это вре­мя мной овла­дел ка­кой-то глу­бо­кий сон, и я креп­ко за­снул, не слы­ша уже ни­че­го, что про­ис­хо­ди­ло око­ло ме­ня. Про­спав два ча­са, я проснул­ся, чув­ствуя се­бя лег­ким как пе­рыш­ко, и встал без чьей бы то ни бы­ло по­мо­щи на свои но­ги. Я вер­нул­ся с со­про­вож­дав­ши­ми ме­ня до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым и вот сей­час как здо­ро­вый че­ло­век тру­жусь на вся­кой поле­вой и до­маш­ней ра­бо­те и не таю сво­е­го чу­дес­но­го ис­це­ле­ния, ко­то­рое мне ока­за­но по во­ле Бо­жи­ей, как и мно­гим в мо­на­сты­ре Острог».

Скор­чен­ный му­суль­ма­нин вы­здо­ро­вел

На Пет­ров день 1926 го­да вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми из Бос­нии в Остро­ге бы­ла и од­на му­суль­ман­ка со сво­им сы­ном. Сын с трех до 16 лет силь­но бо­лел и мог пе­ре­дви­гать­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей, ко­то­рые по­всю­ду брал с со­бой. Са­мое раз­но­об­раз­ное ле­че­ние не по­мо­га­ло.

Од­на­жды но­чью мать ви­де­ла сон о том, как один неиз­вест­ный че­ло­век го­во­рил ей, чтобы она ис­ка­ла вы­здо­ров­ле­ния для сво­е­го сы­на у влаш­ско­го свя­то­го в Остро­ге. Недол­го ду­мая, она со­бра­лась, и вме­сте с од­ним род­ствен­ни­ком и боль­ным они от­пра­ви­лись в путь.

По­сле дол­гой до­ро­ги они до­бра­лись до мо­на­сты­ря и об­ра­ти­лись к ду­хов­ни­ку, ко­то­рый их при­нял и раз­ме­стил вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми. Там они оста­ва­лись де­вять дней, по­сто­ян­но мо­лясь Бо­гу, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка. Боль­ной с каж­дым днем чув­ство­вал се­бя все луч­ше и луч­ше, а на де­ся­тый день от­бро­сил ко­сты­ли как со­вер­шен­но уже ему не нуж­ные и оста­вил их в мо­на­сты­ре. Так он, со­вер­шен­но здо­ро­вый, вер­нул­ся до­мой, бла­го­да­ря Бо­га за по­лу­чен­ное ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ная мать, со­глас­но дан­но­му за­ве­ту, еже­год­но при­ез­жа­ла в Острог и остав­ля­ла там щед­рые по­жерт­во­ва­ния.

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на

Оль­га Г. из окрест­но­стей Ба­ра рас­ска­зы­ва­ла иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу.

«Ко­гда в 1921 го­ду моя све­кровь по­шла со сво­и­ми со­сед­ка­ми на по­кло­не­ние в мо­на­стырь Острог, они встре­ти­ли пе­ред во­ро­та­ми Верх­не­го мо­на­сты­ря од­но­го су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на из Бос­нии. Этот боль­ной был свя­зан же­лез­ны­ми це­пя­ми, ко­то­рые с осто­рож­но­стью дер­жа­ли двое муж­чин, во­див­ших его по­всю­ду. Он рвал­ся и ры­чал стран­ным го­ло­сом: «Уве­ди­те ме­ня от­сю­да! Я не хо­чу при­сту­пать к гя­ур­ско­му свя­то­му!»

На сле­ду­ю­щий день, рас­смат­ри­вая па­лом­ни­ков у Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они ви­де­ли то­го са­мо­го бос­ний­ца, как он си­дел и пел под гус­ли и раз­го­ва­ри­вал с на­ро­дом, как со­вер­шен­но здо­ро­вый. Его спут­ни­ки пе­ред все­ми при­сут­ство­вав­ши­ми ра­дост­но рас­ска­зы­ва­ли, как на­си­лу втол­ка­ли его в мо­на­стырь, где пе­ред ра­кой свя­то­го над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва. По­сле мо­литв ду­хов­ни­ка боль­ной успо­ко­ил­ся и через несколь­ко ча­сов был от­пу­щен на сво­бо­ду.

Же­лез­ные це­пи, ко­то­ры­ми он был свя­зан, бы­ли остав­ле­ны в мо­на­сты­ре, где их мож­но уви­деть и сей­час. Они слу­жат убе­ди­тель­ным сви­де­тель­ством чу­дес­но­го ис­це­ле­ния».

 

Пе­ре­вод и со­став­ле­ние Ан­дрея Ше­ста­ко­ва.
По кни­ге «Све­ти Ва­си­лиjе Острош­ки чу­до­тво­рац»