Канон святой преподобной Марии Египетской

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 02 апреля (20 марта ст. ст.); 14 апреля (01 апреля ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Мо́ря чермну́ю пучи́ну невла́жными стопа́ми дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль, крестообра́зными Моисе́овыма рука́ма Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л е́сть.

Скве́рну прегреше́ний очи́сти смире́нныя моея́ души́, Твое́ю ми́лостию, Христе́, мглу́ и омраче́ние страсте́й отжени́ моли́твами преподо́бныя Твоея́.

Страстьми́ плотски́ми оскверни́вши душе́вное благоро́дие, воздержа́нием па́ки, о честна́я, тво́й у́м просвети́ла еси́, ту́чами сле́з твои́х ду́шу уясни́вши.

Еги́пта страсте́й избе́гла еси́, я́ко от грехо́вна исто́чника, и, фарао́на изба́вльшися лю́таго оскверне́ния, безстра́стия ны́не зе́млю насле́довала еси́, и со а́нгелы лику́еши при́сно.

Богоро́дичен: Зря́щи Твою́ ико́ну, Влады́чице, Богороди́тельнице Чи́стая, и ро́ждшагося Сло́ва от Твоея́ пречи́стыя, Де́во, утро́бы, и пору́чницу Тя́ к Сему́ те́пле про́сит пресла́вная.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Весели́тся о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, и прибе́жище, и утвержде́ние.

Возсмерде́шася душе́вныя и согни́шася твоя́ ра́ны, но исто́чником сле́з твои́х сия́ омы́ла еси́ те́пле.

Побежде́ни бы́ша тобо́ю де́монстии полцы́, и стра́стная взыгра́ния слеза́ми ура́нила еси́.

Я́ко у́тренний о́блак и я́коже ка́пля, ка́плющи, была́ еси́ все́м, пролива́ющи во́ды покая́ния спаси́тельнаго.

Богоро́дичен: Тя́ Предста́тельницу, Чи́стая, и спасе́ние, и кре́пость иму́щи, Креста́ свята́го дре́ву, честна́я, поклони́ся.

Седа́лен, гла́с 8.

Взыгра́ния вся́ плотска́я обузда́вши боле́зньми по́стническими, му́жественное показа́ла еси́ души́ твоея́ мудрова́ние, Креста́ бо возжеле́вши о́браз ви́дети, себе́, приснопа́мятная, ми́ру распя́ла еси́, отону́дуже и к ре́вности жития́ непоро́чнаго усе́рдно воздви́гла еси́ себе́, всеблаже́нная, Мари́е пресла́вная. Моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние пода́ти честву́ющим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Сла́ва, и ны́не, богоро́дичен: Я́ко де́ву и еди́ну в жена́х, Тя́, без се́мене ро́ждшую Бо́га пло́тию, вси́ ублажа́ем, ро́ди челове́честии: о́гнь бо всели́ся в Тя́ Божества́, и я́ко Младе́нца млеко́м пита́еши Зижди́теля и Го́спода. Те́м, а́нгельский и челове́ческий ро́д, досто́йно сла́вим пресвято́е Рождество́ Твое́ и согла́сно вопие́м Ти́: моли́ Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою пресвято́му Рождеству́ Твоему́.

Крестобогоро́дичен: А́гнца и Па́стыря и Изба́вителя, А́гница зря́щи на Кресте́, восклица́ше, пла́чущи, и, го́рько рыда́ющи, вопия́ше: ми́р у́бо ра́дуется, прие́мляй Тобо́ю избавле́ние, утро́ба же Моя́ гори́т, зря́щи Твое́ распя́тие, е́же терпи́ши за милосе́рдие ми́лости. Долготерпели́ве Го́споди, ми́лости бе́здно и исто́чниче неисчерпа́емый, умилосе́рдися и да́руй согреше́ний оставле́ние, ве́рою пою́щим Боже́ственныя Стра́сти Твоя́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Вознесе́на Тя́ ви́девши Це́рковь на Кресте́, Со́лнце Пра́ведное, ста́ в чи́не свое́м, досто́йно взыва́ющи: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Удали́лася еси́, бежа́вши, су́щих в ми́ре и сла́дких все́х, еди́на же Еди́ному чи́сто приобщи́лася еси́ кра́йним воздержа́нием и терпе́нием де́л твои́х.

Теле́сная движе́ния и разжже́ния воздержа́нием пои́стинне изсуши́ла еси́, отону́дуже ду́шу украси́ла еси́, Мари́е всесла́вная, боже́ственными виде́нии и де́тельми.

Доброде́тельною твое́ю си́лою, слеза́ми и посто́м кра́йним, моли́твою же и ва́ром, зимо́ю и нагото́ю прия́телище была́ еси́ Свята́го Ду́ха че́стно.

Богоро́дичен: К Твое́й ико́не прибе́гши, и из Тебе́ Рожде́ннаго, Мари́е Де́во, Тобо́ю ны́не обре́те жи́знь безсме́ртную, в раи́ лику́ющи.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ты́, Го́споди, мо́й Све́т, в ми́р прише́л еси́, Све́т Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения ве́рою воспева́ющия Тя́.

В сле́д Христа́ после́довала еси́, ра́дующися, нося́щи кре́ст сво́й на ра́ме, Мари́е, и де́моны ура́нила еси́.

Показа́ла еси́ на́м покая́ния лечбу́, показа́ла еси́ и стезю́, веду́щую па́ки к жи́зни неги́блющей.

Ты́ бу́ди ми́, честна́я, засту́пница непобеди́ма и изба́ви страсте́й мя́, боле́зни же вся́кия мольба́ми твои́ми ко Го́споду.

Богоро́дичен: На Твою́, Влады́чице Чи́стая, ико́ну взира́ше, Тебе́ всегда́ моля́щися, страсте́й напа́дания преподо́бная посрамля́ше.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Пожру́ Ти́ со гла́сом хвале́ния, Го́споди, Це́рковь вопие́т Ти́, от бесо́вския кро́ве очи́щшися, ра́ди ми́лости от ре́бр Твои́х исте́кшею кро́вию.

По́том грехо́вную скве́рну омы́ла еси́, к нетле́нней же сла́ве твое́ю мы́слию смотря́ющи, ны́не обрела́ еси́ благопло́дие боле́знем твои́м, сла́вная.

Все́м гре́шником, Мари́е, житие́ твое́ о́браз показа́ся, безме́рно согреши́вшим, в житии́ воста́ти и скве́рну очи́стити слеза́ми.

Уще́дри смире́нную мою́ ду́шу, Человеколю́бче, ю́же оскверни́х, де́я нечи́стая хоте́ния пло́ти моея́, но Ты́ мя́ преподо́бныя моли́твами поми́луй.

Богоро́дичен: Все́ю твое́ю душе́ю и се́рдцем возлюби́ла еси́ от Де́вы рожде́ннаго Бо́га Сло́ва, Жива́го и воплоще́нна, гла́с тебе́, преподо́бная, прине́сша.

Конда́к, гла́с 4.

Греха́ мглы́ избежа́вши, покая́ния све́том озари́вши твое́ се́рдце, сла́вная, пришла́ еси́ ко Христу́, Сего́ Всенепоро́чную и святу́ю Ма́терь Моли́твенницу ми́лостивную принесла́ еси́. Отону́дуже и прегреше́ний обрела́ еси́ оставле́ние и со а́нгелы при́сно сра́дуешися.

И́кос:

Зми́я, дре́вле во Еде́ме запе́ншаго Е́ве пре́лестию дре́ва, низве́ргла еси́ в ро́в дре́вом Кре́стным, сла́вная Мари́е, и, отбе́гши сла́сти, чистоты́ возжеле́ла еси́, отону́дуже и с де́вами сподо́билася еси́ вну́трь черто́га вни́ти твоего́ Влады́ки, с си́ми наслади́тися досто́йно. Того́ у́бо приле́жно моли́, я́ко да мно́гих грехо́в разреше́ние пода́ст и Своея́ жи́зни на́с сподо́бит со а́нгелы при́сно ра́доватися.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Ско́рбную и те́сную ше́ствовавши стезю́ я́ве, добро́тою доброде́телей уясни́вши ду́шу, небе́сную дости́гла еси́ жи́знь неконча́емую, иде́же Све́т безконе́чный е́сть Христо́с.

Я́же в ми́ре попра́вши вре́менная вся́, ны́не лику́еши со все́ми во́инствы а́нгельскими, воспева́ющи: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Кова́рства вра́жия и ору́жия оскуде́ша вся́ кре́пким посто́м и моли́твою твое́ю, преподо́бная, и слеза́ми, и ны́не у́бо отго́нятся и страсте́й настоя́ния, Мари́е честна́я.

Богоро́дичен: Неискусобра́чно я́же Бо́га безпло́тна поро́ждши вои́стинну и Де́ва пребы́вши пои́стинне, Твое́ю си́лою, Всечестна́я, отгна́ла еси́ страсте́й и де́монов во́инства.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Ру́це распросте́р, Дании́л, льво́в зия́ния в ро́ве затче́; о́гненную же си́лу угаси́ша, доброде́телию препоя́савшеся, благоче́стия рачи́тели, о́троцы, взыва́юще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Ве́сь сия́нием доброде́телей озари́вши у́м, Мари́е сла́вная, Бо́гу бесе́довавши, пло́ть бо истни́вши посто́м мно́гим и по́мыслом благочести́вым, пе́ла еси́, ра́дующися: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Креста́ зна́мением себе́ огради́вши, Иорда́нския нога́ми немо́кренными твои́ми во́ды преплы́вши, Мари́е, ве́рно, и Небе́снаго Христа́, Те́лу и Кро́ви Его́, прича́щшися, — ны́не отпуща́еши рабу́ Твою́, — рекла́ еси́.

Свяще́нник боже́ственный Зоси́ма, таи́нник благода́ти, быстрину́ я́ко ви́де тя́ Иорда́нскую, сла́вная, преше́дшу немо́кренными нога́ми, стра́хом и тре́петом одержи́мь бы́в, ра́дуяся, поя́ше: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Тобо́ю, Пренескве́рная, тлю́ и скве́рну всю́ оттрясе́, и облече́ся, Влады́чице, в ри́зу безсме́ртну, и Тобо́ю Твоему́ Сы́ну преподо́бная вопия́ше: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ка́мень нерукосе́чный от несеко́мыя горы́, Тебе́, Де́во, краеуго́льный отсече́ся — Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́. Те́м, веселя́щеся, Тя́, Богоро́дице, велича́ем.

Ны́не нетле́нною и Боже́ственною вои́стинну пи́щею насыща́ема и Све́том наслажда́ющися мы́сленным и Невече́рним в небе́сных се́лех, иде́же а́нгельстии чи́ни о на́с Бо́га мо́лят.

Сла́вы теку́щия и тле́нныя же возгнуша́вшися, Мари́е, сла́ву и жи́знь насле́довала еси́ блаже́нную. Христа́ моли́ о соверша́ющих твою́ всесвяту́ю па́мять всегда́.

Ви́ждь мою́ ско́рбь, преподо́бная, и стена́ние се́рдца, ви́ждь тесноту́ жи́зни моея́, спаси́ мя от греха́ моего́ и ду́шу мою́ уще́дри твои́ми хода́тайствы ко Го́споду.

Богоро́дичен: Влады́чице Чи́стая Богоро́дице, гре́шников спасе́ние, приими́ мольбу́ сию́, изба́ви мя́ от гре́х мои́х, Твоему́ Сы́ну прибега́юща, моли́твами преподо́бныя Твоея́.

Свети́лен.

О́браз покая́ния на́м даде́ся, Мари́е, твои́м бо те́плым умиле́нием возврати́ побежде́ние, Засту́пницу стяжа́вши Богоро́дицу Мари́ю, с Не́юже о на́с помоли́ся.

Богоро́дичен: Све́т возсия́вший безле́тный от Отца́ пре́жде ве́к в ле́то ны́не напосле́док из Тебе́, Де́во, яви́ся на спасе́ние ми́ра, к Нему́же не преста́й о лю́дех Твои́х моля́щися.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Мо́рѧ чермнꙋ́ю пꙋчи́нꙋ невла́жными стопа́ми дре́внїй пѣшеше́ствовавъ і҆и҃ль, крⷭ҇тоѻбра́зными мѡѷсе́овыма рꙋка́ма а҆мали́ковꙋ си́лꙋ въ пꙋсты́ни побѣди́лъ є҆́сть.

Скве́рнꙋ прегрѣше́нїй ѡ҆чи́сти смире́нныѧ моеѧ̀ дꙋшѝ, твое́ю ми́лостїю, хрⷭ҇тѐ: мглꙋ̀ и҆ ѡ҆мраче́нїе страсте́й ѿженѝ моли́твами преподо́бныѧ твоеѧ̀.

Страстьмѝ плотски́ми ѡ҆скверни́вши дꙋше́вное благоро́дїе, воздержа́нїемъ па́ки, ѽ честна́ѧ, тво́й ᲂу҆́мъ просвѣти́ла є҆сѝ, тꙋ́чами сле́зъ твои́хъ дꙋ́шꙋ ᲂу҆ѧсни́вши.

Є҆гѵ́пта страсте́й и҆збѣ́гла є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ ѿ грѣхо́вна и҆сто́чника: и҆ фараѡ́на и҆зба́вльшисѧ лю́тагѡ ѡ҆скверне́нїѧ, безстра́стїѧ ны́нѣ зе́млю наслѣ́довала є҆сѝ, и҆ со а҆́гг҃лы ликꙋ́еши при́снѡ.

Бг҃оро́диченъ: Зрѧ́щи твою̀ і҆кѡ́нꙋ, влⷣчце, бг҃ороди́тельнице чⷭ҇таѧ, и҆ ро́ждшагосѧ сло́ва ѿ твоеѧ̀ пречⷭ҇тыѧ, дв҃о, ᲂу҆тро́бы, и҆ порꙋ́чницꙋ тѧ̀ къ семꙋ̀, те́плѣ про́ситъ, пресла́внаѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Весели́тсѧ ѡ҆ тебѣ̀ цр҃ковь твоѧ̀, хрⷭ҇тѐ, зовꙋ́щи: ты̀ моѧ̀ крѣ́пость, гдⷭ҇и, и҆ прибѣ́жище, и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Возсмердѣ́шасѧ дꙋшє́вныѧ, и҆ согни́шасѧ твоѧ̑ ра̑ны: но и҆сто́чникомъ сле́зъ твои́хъ сїѧ̑ ѡ҆мы́ла є҆сѝ те́плѣ.

Побѣжде́ни бы́ша тобо́ю де́мѡнстїи полцы̀, и҆ стра̑стнаѧ взыгра̑нїѧ слеза́ми ᲂу҆ра́нила є҆сѝ.

Ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́треннїй ѻ҆́блакъ, и҆ ꙗ҆́коже ка́плѧ ка́плющи была̀ є҆сѝ, всѣ̑мъ пролива́ющи во́ды покаѧ́нїѧ спаси́тельнагѡ.

Бг҃оро́диченъ: Тѧ̀ предста́тельницꙋ, чⷭ҇таѧ, и҆ спасе́нїе, и҆ крѣ́пость и҆мꙋ́щи, крⷭ҇та̀ ст҃а́гѡ дре́вꙋ честна́ѧ поклони́сѧ.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Взыгра̑нїѧ всѧ̑ плотска̑ѧ ѡ҆бꙋзда́вши болѣ́зньми по́стническими, мꙋ́жественное показа́ла є҆сѝ дꙋшѝ твоеѧ̀ мꙋдрова́нїе: крⷭ҇та́ бо возжелѣ́вши ѻ҆́бразъ ви́дѣти, себѐ приснопа́мѧтнаѧ мі́рꙋ распѧ́ла є҆сѝ, ѿѻнꙋ́дꙋже и҆ къ ре́вности житїѧ̀ непоро́чнагѡ ᲂу҆се́рднѡ воздви́гла є҆сѝ себѐ, всебл҃же́ннаѧ, марі́е пресла́внаѧ. молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе пода́ти чествꙋ́ющымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ, бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ дв҃ꙋ и҆ є҆ди́нꙋ въ жена́хъ, тѧ̀ безъ сѣ́мене ро́ждшꙋю бг҃а пло́тїю, всѝ ᲂу҆блажа́емъ ро́ди человѣ́честїи: ѻ҆́гнь бо всели́сѧ въ тѧ̀ бжⷭ҇тва̀, и҆ ꙗ҆́кѡ млⷣнца млеко́мъ пита́еши зижди́телѧ и҆ гдⷭ҇а. тѣ́мъ а҆́гг҃льскїй и҆ человѣ́ческїй ро́дъ досто́йнѡ сла́вимъ прест҃о́е ржⷭ҇тво̀ твоѐ, и҆ согла́снѡ вопїе́мъ тѝ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти покланѧ́ющымсѧ вѣ́рою прест҃о́мꙋ ржⷭ҇твꙋ̀ твоемꙋ̀.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: А҆́гнца и҆ па́стырѧ, и҆ и҆зба́вителѧ а҆́гница зрѧ́щи на крⷭ҇тѣ̀, восклица́ше пла́чꙋщи, и҆ го́рькѡ рыда́ющи, вопїѧ́ше: мі́ръ ᲂу҆́бѡ ра́дꙋетсѧ, прїе́млѧй тобо́ю и҆збавле́нїе: ᲂу҆тро́ба же моѧ̀ гори́тъ, зрѧ́щи твоѐ распѧ́тїе, є҆́же терпи́ши за милосе́рдїе ми́лости. долготерпѣли́ве гдⷭ҇и, ми́лости бе́здно, и҆ и҆сто́чниче неисчерпа́емый, ᲂу҆милосе́рдисѧ, и҆ да́рꙋй согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе вѣ́рою пою́щымъ бжⷭ҇твєнныѧ стрⷭ҇ти твоѧ̑.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Вознесе́на тѧ̀ ви́дѣвши цр҃ковь на крⷭ҇тѣ̀, сл҃нце пра́ведное, ста̀ въ чи́нѣ свое́мъ, досто́йнѡ взыва́ющи: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Оу҆дали́ласѧ є҆сѝ бѣжа́вши сꙋ́щихъ въ мі́рѣ, и҆ сла́дкихъ всѣ́хъ, є҆ди́на же є҆ди́номꙋ чи́стѡ приѡбщи́ласѧ є҆сѝ, кра́йнимъ воздержа́нїемъ и҆ терпѣ́нїемъ дѣ́лъ твои́хъ.

Тѣлє́снаѧ движє́нїѧ и҆ разжжє́нїѧ воздержа́нїемъ пои́стиннѣ и҆зсꙋши́ла є҆сѝ: ѿѻнꙋ́дꙋже дꙋ́шꙋ ᲂу҆краси́ла є҆сѝ, марі́е всесла́внаѧ, бжⷭ҇твенными видѣ̑нїи и҆ дѣ́тельми.

Добродѣ́тельною твое́ю си́лою, слеза́ми и҆ посто́мъ кра́йнимъ, моли́твою же и҆ ва́ромъ, зимо́ю и҆ нагото́ю, прїѧ́телище была̀ є҆сѝ ст҃а́гѡ дх҃а че́стнѡ.

Бг҃оро́диченъ: Къ твое́й і҆кѡ́нѣ прибѣ́гши, и҆ и҆зъ тебє̀ рожде́ннагѡ, мр҃і́е дв҃о, тобо́ю ны́нѣ ѡ҆брѣ́те жи́знь безсме́ртнꙋю, въ раѝ ликꙋ́ющи.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ты̀, гдⷭ҇и мо́й, свѣ́тъ въ мі́ръ прише́лъ є҆сѝ, свѣ́тъ ст҃ы́й, ѡ҆браща́ѧй и҆з̾ мра́чна невѣ́дѣнїѧ вѣ́рою воспѣва́ющыѧ тѧ̀.

Въ слѣ́дъ хрⷭ҇та̀ послѣ́довала є҆сѝ ра́дꙋющисѧ, носѧ́щи крⷭ҇тъ сво́й на ра́мѣ, марі́е, и҆ де́мѡны ᲂу҆ра́нила є҆сѝ.

Показа́ла є҆сѝ на́мъ покаѧ́нїѧ лѣчбꙋ̀, показа́ла є҆сѝ и҆ стезю̀ ведꙋ́щꙋю па́ки къ жи́зни неги́блющей.

Ты̀ бꙋ́ди мѝ, честна́ѧ, застꙋ́пница непобѣди́ма, и҆ и҆зба́ви страсте́й мѧ̀, болѣ́зни же всѧ́кїѧ, мольба́ми твои́ми ко гдⷭ҇ꙋ.

Бг҃оро́диченъ: На твою̀, влⷣчце чⷭ҇таѧ, і҆кѡ́нꙋ взира́ше, тебѣ̀ всегда̀ молѧ́щисѧ, страсте́й напа̑данїѧ прпⷣбнаѧ посрамлѧ́ше.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Пожрꙋ́ ти со гла́сомъ хвале́нїѧ, гдⷭ҇и, цр҃ковь вопїе́тъ тѝ, ѿ бѣсо́вскїѧ кро́ве ѡ҆чи́щшисѧ, ра́ди ми́лости ѿ ре́бръ твои́хъ и҆сте́кшею кро́вїю.

По́томъ грѣхо́внꙋю скве́рнꙋ ѡ҆мы́ла є҆сѝ, къ нетлѣ́ннѣй же сла́вѣ твое́ю мы́слїю смотрѧ́ющи, ны́нѣ ѡ҆брѣла̀ є҆сѝ благопло́дїе болѣ́знемъ твои̑мъ, сла́внаѧ.

Всѣ̑мъ грѣ́шникѡмъ, марі́е, житїѐ твоѐ ѻ҆́бразъ показа́сѧ, безмѣ́рнѡ согрѣши́вшымъ въ житїѝ воста́ти, и҆ скве́рнꙋ ѡ҆чи́стити слеза́ми.

Оу҆ще́дри смире́ннꙋю мою̀ дꙋ́шꙋ, чл҃вѣколю́бче, ю҆́же ѡ҆скверни́хъ дѣ́ѧ нечи̑стаѧ хотѣ̑нїѧ пло́ти моеѧ̀: но ты́ мѧ прпⷣбныѧ моли́твами поми́лꙋй.

Бг҃оро́диченъ: Все́ю твое́ю дꙋше́ю и҆ се́рдцемъ возлюби́ла є҆сѝ ѿ дв҃ы рожде́ннаго, бг҃а сло́ва жива́го и҆ воплоще́нна, гла́съ тебѣ̀, прпⷣбнаѧ, прине́сша.

Конда́къ, гла́съ д҃

Грѣха̀ мглы̀ и҆збѣжа́вши, покаѧ́нїѧ свѣ́томъ ѡ҆зари́вши твоѐ се́рдце, сла́внаѧ, пришла̀ є҆сѝ ко хрⷭ҇тꙋ̀: сегѡ̀ всенепоро́чнꙋю и҆ ст҃ꙋ́ю мт҃рь моли́твенницꙋ ми́лостивнꙋю принесла̀ є҆сѝ. ѿѻнꙋ́дꙋже и҆ прегрѣше́нїй ѡ҆брѣла̀ є҆сѝ ѡ҆ставле́нїе, и҆ со а҆́гг҃лы при́снѡ сра́дꙋешисѧ.

І҆́косъ:

Ѕмі́ѧ, дре́вле во є҆де́мѣ запе́ншаго є҆́ѵѣ пре́лестїю дре́ва, низве́ргла є҆сѝ въ ро́въ дре́вомъ крⷭ҇тнымъ, сла́внаѧ марі́е, и҆ ѿбѣ́гши сла́сти, чистоты̀ возжелѣ́ла є҆сѝ: ѿѻнꙋ́дꙋже и҆ съ дѣ́вами сподо́биласѧ є҆сѝ внꙋ́трь черто́га вни́ти твоегѡ̀ влⷣки, съ си́ми наслади́тисѧ досто́йнѡ. того̀ ᲂу҆̀бо прилѣ́жнѡ молѝ, ꙗ҆́кѡ да мно́гихъ грѣхѡ́въ разрѣше́нїе пода́стъ, и҆ своеѧ̀ жи́зни на́съ сподо́битъ со а҆́гг҃лы при́снѡ ра́доватисѧ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы персі́дстѣй, любо́вїю благоче́стїѧ па́че, не́жели пла́менемъ ѡ҆палѧ́еми, взыва́хꙋ: благослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Ско́рбнꙋю и҆ тѣ́снꙋю ше́ствовавши стезю̀ ꙗ҆́вѣ, добро́тою добродѣ́телей ᲂу҆ѧсни́вши дꙋ́шꙋ, нбⷭ҇нꙋю дости́гла є҆сѝ жи́знь несконча́емꙋю, и҆дѣ́же свѣ́тъ безконе́чный є҆́сть хрⷭ҇то́съ.

Ꙗ҆̀же въ мі́рѣ попра́вши вре́мєннаѧ всѧ̑, ны́нѣ ликꙋ́еши со всѣ́ми во́инствы а҆́гг҃льскими, воспѣва́ющи: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Кова̑рства вра̑жїѧ, и҆ ѻ҆рꙋ̑жїѧ ѡ҆скꙋдѣ́ша всѧ̑, крѣ́пкимъ посто́мъ, и҆ моли́твою твое́ю, прпⷣбнаѧ, и҆ слеза́ми, и҆ ны́нѣ ᲂу҆́бѡ ѿго́нѧтсѧ и҆ страсте́й настоѧ̑нїѧ, марі́е честна́ѧ.

Бг҃оро́диченъ: Неискꙋсобра́чнѡ ꙗ҆́же бг҃а безпло́тна поро́ждши вои́стиннꙋ, и҆ дв҃а пребы́вши пои́стиннѣ, твое́ю си́лою, всечⷭ҇тна́ѧ, ѿгна́ла є҆сѝ страсте́й и҆ де́мѡнѡвъ вѡ́инства.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Рꙋ́цѣ распросте́ръ данїи́лъ, львѡ́въ зїѧ̑нїѧ въ ро́вѣ затчѐ, ѻ҆́гненнꙋю же си́лꙋ ᲂу҆гаси́ша, добродѣ́телїю препоѧ́савшесѧ, благоче́стїѧ рачи́тели ѻ҆́троцы, взыва́юще: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Ве́сь сїѧ́нїемъ добродѣ́телей ѡ҆зари́вши ᲂу҆́мъ, марі́е сла́внаѧ, бг҃ꙋ бесѣ́довавши, пло́ть бо и҆стни́вши посто́мъ мно́гимъ, и҆ по́мысломъ бл҃гочести́вымъ, пѣ́ла є҆сѝ ра́дꙋющисѧ: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Крⷭ҇та̀ зна́менїемъ себѐ ѡ҆гради́вши, і҆ѻрда̑нскїѧ нога́ми немо́кренными твои́ми во́ды преплы́вши, марі́е, вѣ́рнѡ, и҆ нбⷭ҇нагѡ хрⷭ҇та̀ тѣ́лꙋ и҆ кро́ви є҆гѡ̀ прича́щшисѧ, ны́нѣ ѿпꙋща́еши рабꙋ̀ твою̀, рекла̀ є҆сѝ.

Свѧще́нникъ бжⷭ҇твенный зѡсі́ма, таи́нникъ бл҃года́ти, быстринꙋ̀ ꙗ҆́кѡ ви́дѣ тѧ̀ і҆ѻрда́нскꙋю, сла́внаѧ, преше́дшꙋ немо́кренными нога́ми, стра́хомъ и҆ тре́петомъ ѡ҆держи́мь бы́въ, ра́дꙋѧсѧ поѧ́ше: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: Тобо́ю пренескве́рнаѧ тлю̀ и҆ скве́рнꙋ всю̀ ѿтрѧсѐ, и҆ ѡ҆блече́сѧ, влⷣчце, въ ри́зꙋ безсме́ртнꙋ, и҆ тобо́ю твоемꙋ̀ сн҃ꙋ прпⷣбнаѧ вопїѧ́ше: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ка́мень нерꙋкосѣ́чный ѿ несѣко́мыѧ горы̀ тебє̀, дв҃о, краеꙋго́льный ѿсѣче́сѧ, хрⷭ҇то́съ, совокꙋпи́вый разстоѧ̑щаѧсѧ є҆стєства̀: тѣ́мъ, веселѧ́щесѧ, тѧ̀, бцⷣе, велича́емъ.

Ны́нѣ нетлѣ́нною и҆ бжⷭ҇твенною вои́стиннꙋ пи́щею насыща́ема, и҆ свѣ́томъ наслажда́ющисѧ мы́сленнымъ и҆ невече́рнимъ, въ нбⷭ҇ныхъ се́лѣхъ, и҆дѣ́же а҆́гг҃льстїи чи́ни ѡ҆ на́съ бг҃а мо́лѧтъ.

Сла́вы текꙋ́щїѧ и҆ тлѣ́нныѧ же возгнꙋша́вшисѧ, марі́е, сла́вꙋ и҆ жи́знь наслѣ́довала є҆сѝ бл҃же́ннꙋю: хрⷭ҇та̀ молѝ ѡ҆ соверша́ющихъ твою̀ всест҃ꙋ́ю па́мѧть всегда̀.

Ви́ждь мою̀ ско́рбь, прпⷣбнаѧ, и҆ стена́нїе се́рдца, ви́ждь тѣснотꙋ̀ жи́зни моеѧ̀, спаси́ мѧ ѿ грѣха̀ моегѡ̀, и҆ дꙋ́шꙋ мою̀ ᲂу҆ще́дри твои́ми хода́тайствы ко гдⷭ҇ꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Влⷣчце чⷭ҇таѧ бцⷣе, грѣ́шникѡвъ спасе́нїе, прїимѝ мольбꙋ̀ сїю̀, и҆зба́ви мѧ̀ ѿ грѣ̑хъ мои́хъ, твоемꙋ̀ сн҃ꙋ прибѣга́юща, моли́твами прпⷣбныѧ твоеѧ̀.

Свѣти́ленъ.

Ѻ҆́бразъ покаѧ́нїѧ на́мъ даде́сѧ, марі́е, твои́мъ бо те́плымъ ᲂу҆миле́нїемъ возвратѝ побѣжде́нїе, застꙋ́пницꙋ стѧжа́вши бцⷣꙋ мр҃і́ю: съ не́юже ѡ҆ на́съ помоли́сѧ.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́тъ возсїѧ́вшїй безлѣ́тный ѿ ѻ҆ц҃а̀ пре́жде вѣ̑къ, въ лѣ́то ны́нѣ напослѣ́докъ, и҆зъ тебє̀, дв҃о, ꙗ҆ви́сѧ на спасе́нїе мі́ра, къ немꙋ́же не преста́й ѡ҆ лю́дехъ твои́хъ молѧ́щисѧ.

Свт. Со­фро­ний Иеру­са­лим­ский - Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской.

Про­слу­шать житие прп. Марии Египетской

 

Краткое житие преподобной Марии Египетской 

Пре­по­доб­ная Ма­рия, про­зван­ная Еги­пет­ской, жи­ла в се­ре­дине V и в на­ча­ле VI сто­ле­тия. Ее мо­ло­дость не пред­ве­ща­ла ни­че­го хо­ро­ше­го. Ма­рии ис­пол­ни­лось лишь две­на­дцать лет, ко­гда она ушла из сво­е­го до­ма в го­ро­де Алек­сан­дрии. Бу­дучи сво­бод­ной от ро­ди­тель­ско­го над­зо­ра, мо­ло­дой и неопыт­ной, Ма­рия увлек­лась по­роч­ной жиз­нью. Неко­му бы­ло оста­но­вить ее на пу­ти к по­ги­бе­ли, а со­блаз­ни­те­лей и со­блаз­нов бы­ло нема­ло. Так 17 лет Ма­рия жи­ла в гре­хах, по­ка ми­ло­сти­вый Гос­подь не об­ра­тил ее к по­ка­я­нию.

Слу­чи­лось это так. По сте­че­нию об­сто­я­тельств Ма­рия при­со­еди­ни­лась к груп­пе па­лом­ни­ков, на­прав­ляв­ших­ся в Свя­тую Зем­лю. Плы­вя с па­лом­ни­ка­ми на ко­раб­ле, Ма­рия не пе­ре­ста­ва­ла со­блаз­нять лю­дей и гре­шить. По­пав в Иеру­са­лим, она при­со­еди­ни­лась к па­лом­ни­кам, на­прав­ляв­шим­ся в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва.

Лю­ди ши­ро­кой тол­пой вхо­ди­ли в храм, а Ма­рия у вхо­да бы­ла оста­нов­ле­на неви­ди­мой ру­кой и ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми не мог­ла вой­ти в него. Тут по­ня­ла она, что Гос­подь не до­пус­ка­ет ее вой­ти в свя­тое ме­сто за ее нечи­сто­ту.

Охва­чен­ная ужа­сом и чув­ством глу­бо­ко­го по­ка­я­ния, она ста­ла мо­лить Бо­га про­стить гре­хи, обе­щая в корне ис­пра­вить свою жизнь. Уви­дев у вхо­да в храм ико­ну Бо­жи­ей ма­те­ри, Ма­рия ста­ла про­сить Бо­го­ма­терь за­сту­пить­ся за нее пе­ред Бо­гом. По­сле это­го она сра­зу по­чув­ство­ва­ла в ду­ше про­свет­ле­ние и бес­пре­пят­ствен­но во­шла в храм. Про­лив обиль­ные сле­зы у гро­ба Гос­под­ня, она вы­шла из хра­ма со­вер­шен­но дру­гим че­ло­ве­ком.

Ма­рия ис­пол­ни­ла свое обе­ща­ние из­ме­нить свою жизнь. Из Иеру­са­ли­ма она уда­ли­лась в су­ро­вую и без­люд­ную Иор­дан­скую пу­сты­ню и там по­чти пол­сто­ле­тия про­ве­ла в пол­ном уеди­не­нии, в по­сте и мо­лит­ве. Так су­ро­вы­ми по­дви­га­ми Ма­рия Еги­пет­ская со­вер­шен­но ис­ко­ре­ни­ла в се­бе все гре­хов­ные по­же­ла­ния и со­де­ла­ла серд­це свое чи­стым хра­мом Ду­ха Свя­то­го.

Ста­рец Зо­си­ма, жив­ший в Иор­дан­ском мо­на­сты­ре св. Иоан­на Пред­те­чи, про­мыс­лом Бо­жи­им удо­сто­ил­ся встре­тить­ся в пу­стыне с пре­по­доб­ной Ма­ри­ей, ко­гда та уже бы­ла глу­бо­кой ста­ри­цей. Он был по­ра­жен ее свя­то­стью и да­ром про­зор­ли­во­сти. Од­на­жды он уви­дел ее во вре­мя мо­лит­вы как бы воз­вы­сив­шей­ся над зем­лей, а дру­гой раз – иду­щей через ре­ку Иор­дан, как по су­ше.

Рас­ста­ва­ясь с Зо­си­мой, пре­по­доб­ная Ма­рия по­про­си­ла его через год опять прий­ти в пу­сты­ню, чтобы при­ча­стить ее. Ста­рец в на­зна­чен­ное вре­мя вер­нул­ся и при­ча­стил пре­по­доб­ную Ма­рию Свя­тых Та­ин. По­том при­дя в пу­сты­ню еще через год в на­деж­де ви­деть свя­тую, он уже не за­стал ее в жи­вых. Ста­рец по­хо­ро­нил остан­ки св. Ма­рии там в пу­стыне, в чем ему по­мог лев, ко­то­рый сво­и­ми ког­тя­ми вы­рыл яму для по­гре­бе­ния те­ла пра­вед­ни­цы. Это бы­ло при­бли­зи­тель­но в 521 го­ду.

Так из ве­ли­кой греш­ни­цы пре­по­доб­ная Ма­рия ста­ла, с Бо­жи­ей по­мо­щью, ве­ли­чай­шей свя­той и оста­ви­ла та­кой яр­кий при­мер по­ка­я­ния.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской

В од­ном па­ле­стин­ском мо­на­сты­ре в окрест­но­стях Ке­са­рии жил пре­по­доб­ный инок Зо­си­ма. От­дан­ный в мо­на­стырь с са­мо­го дет­ства, он под­ви­зал­ся в нем до 53 лет, ко­гда был сму­щен по­мыс­лом: "Най­дет­ся ли и в са­мой даль­ней пу­стыне свя­той муж, пре­взо­шед­ший ме­ня в трез­ве­нии и де­ла­нии?"

Лишь толь­ко он по­мыс­лил так, ему явил­ся Ан­гел Гос­по­день и ска­зал: "Ты, Зо­си­ма, по че­ло­ве­че­ской ме­ре непло­хо под­ви­зал­ся, но из лю­дей нет пра­вед­но­го ни од­но­го (Рим.3, 10). Чтобы ты ура­зу­мел, сколь­ко есть еще иных и выс­ших об­ра­зов спа­се­ния, вый­ди из этой оби­те­ли, как Ав­ра­ам из до­ма от­ца сво­е­го (Быт.12, 1), и иди в мо­на­стырь, рас­по­ло­жен­ный при Иор­дане".

Тот­час ав­ва Зо­си­ма вы­шел из мо­на­сты­ря и вслед за Ан­ге­лом при­шел в Иор­дан­ский мо­на­стырь и по­се­лил­ся в нем.

Здесь уви­дел он стар­цев, ис­тин­но про­си­яв­ших в по­дви­гах. Ав­ва Зо­си­ма стал под­ра­жать свя­тым ино­кам в ду­хов­ном де­ла­нии.

Так про­шло мно­го вре­ме­ни, и при­бли­зи­лась Свя­тая Че­ты­ре­де­сят­ни­ца. В мо­на­сты­ре су­ще­ство­вал обы­чай, ра­ди ко­то­ро­го и при­вел сю­да Бог пре­по­доб­но­го Зо­си­му. В пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста слу­жил игу­мен Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, все при­ча­ща­лись Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых, вку­ша­ли за­тем ма­лую тра­пе­зу и сно­ва со­би­ра­лись в церк­ви.

Со­тво­рив мо­лит­ву и по­ло­жен­ное чис­ло зем­ных по­кло­нов, стар­цы, ис­про­сив друг у дру­га про­ще­ния, бра­ли бла­го­сло­ве­ние у игу­ме­на и под об­щее пе­ние псал­ма "Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой: ко­го убо­ю­ся? Гос­подь За­щи­ти­тель жи­во­та мо­е­го: от ко­го устра­шу­ся?" (Пс.26, 1) от­кры­ва­ли мо­на­стыр­ские во­ро­та и ухо­ди­ли в пу­сты­ню.

Каж­дый из них брал с со­бой уме­рен­ное ко­ли­че­ство пи­щи, кто в чем нуж­дал­ся, неко­то­рые же и во­все ни­че­го не бра­ли в пу­сты­ню и пи­та­лись ко­ре­нья­ми. Ино­ки пе­ре­хо­ди­ли за Иор­дан и рас­хо­ди­лись как мож­но даль­ше, чтобы не ви­деть, как кто по­стит­ся и под­ви­за­ет­ся.

Ко­гда за­кан­чи­вал­ся Ве­ли­кий пост, ино­ки воз­вра­ща­лись в мо­на­стырь на Верб­ное вос­кре­се­нье с пло­дом сво­е­го де­ла­ния (Рим.6, 21-22), ис­пы­тав свою со­весть (1Пет.3, 16). При этом ни­кто ни у ко­го не спра­ши­вал, как он тру­дил­ся и со­вер­шал свой по­двиг.

В тот год и ав­ва Зо­си­ма, по мо­на­стыр­ско­му обы­чаю, пе­ре­шел Иор­дан. Ему хо­те­лось глуб­же зай­ти в пу­сты­ню, чтобы встре­тить ко­го-ни­будь из свя­тых и ве­ли­ких стар­цев, спа­са­ю­щих­ся там и мо­ля­щих­ся за мир.

Он шел по пу­стыне 20 дней и од­на­жды, ко­гда он пел псал­мы 6-го ча­са и тво­рил обыч­ные мо­лит­вы, вдруг спра­ва от него по­ка­за­лась как бы тень че­ло­ве­че­ско­го те­ла. Он ужас­нул­ся, ду­мая, что ви­дит бе­сов­ское при­ви­де­ние, но, пе­ре­кре­стив­шись, от­ло­жил страх и, окон­чив мо­лит­ву, об­ра­тил­ся в сто­ро­ну те­ни и уви­дел иду­ще­го по пу­стыне об­на­жен­но­го че­ло­ве­ка, те­ло ко­то­ро­го бы­ло чер­но от сол­неч­но­го зноя, а вы­го­рев­шие ко­рот­кие во­ло­сы по­бе­ле­ли, как агн­чее ру­но. Ав­ва Зо­си­ма об­ра­до­вал­ся, так как за эти дни не ви­дел ни од­но­го жи­во­го су­ще­ства, и тот­час на­пра­вил­ся в его сто­ро­ну.

Но лишь толь­ко на­гой пу­стын­ник уви­дел иду­ще­го к нему Зо­си­му, тот­час пу­стил­ся от него бе­жать. Ав­ва Зо­си­ма, за­быв свою стар­че­скую немощь и уста­лость, уско­рил шаг. Но вско­ре он в из­не­мо­же­нии оста­но­вил­ся у вы­сох­ше­го ру­чья и стал слез­но умо­лять уда­ляв­ше­го­ся по­движ­ни­ка: "Что ты бе­жишь от ме­ня, греш­но­го стар­ца, спа­са­ю­щий­ся в этой пу­стыне? По­до­жди ме­ня, немощ­но­го и недо­стой­но­го, и по­дай мне твою свя­тую мо­лит­ву и бла­го­сло­ве­ние, ра­ди Гос­по­да, не гну­шав­ше­го­ся ни­ко­гда ни­кем".

Неиз­вест­ный, не обо­ра­чи­ва­ясь, крик­нул ему: "Про­сти, ав­ва Зо­си­ма, не мо­гу, об­ра­тив­шись, явить­ся ли­цу тво­е­му: я ведь жен­щи­на, и нет на мне, как ви­дишь, ни­ка­кой одеж­ды для при­кры­тия те­лес­ной на­го­ты. Но ес­ли хо­чешь по­мо­лить­ся обо мне, ве­ли­кой и ока­ян­ной греш­ни­це, брось мне по­крыть­ся свой плащ, то­гда смо­гу по­дой­ти к те­бе под бла­го­сло­ве­ние".

"Не зна­ла бы она ме­ня по име­ни, ес­ли бы свя­то­стью и неве­до­мы­ми по­дви­га­ми не стя­жа­ла да­ра про­зор­ли­во­сти от Гос­по­да", – по­ду­мал ав­ва Зо­си­ма и по­спе­шил ис­пол­нить ска­зан­ное ему.

При­крыв­шись пла­щом, по­движ­ни­ца об­ра­ти­лась к Зо­си­ме: "Что взду­ма­лось те­бе, ав­ва Зо­си­ма, го­во­рить со мной, жен­щи­ной греш­ной и немуд­рой? Че­му же­ла­ешь ты у ме­ня на­учить­ся и, не жа­лея сил, по­тра­тил столь­ко тру­дов?". Он же, пре­кло­нив ко­ле­на, про­сил у нее бла­го­сло­ве­ния. Так же точ­но и она пре­кло­ни­лась пред ним, и дол­го оба один дру­го­го про­си­ли: "Бла­го­сло­ви". На­ко­нец по­движ­ни­ца ска­за­ла; "Ав­ва Зо­си­ма, те­бе по­до­ба­ет бла­го­сло­вить и мо­лит­ву со­тво­рить, так как ты по­чтен са­ном пре­сви­тер­ским и мно­гие го­ды, пред­стоя Хри­сто­ву ал­та­рю, при­но­сишь Гос­по­ду Свя­тые Да­ры".

Эти сло­ва еще боль­ше устра­ши­ли пре­по­доб­но­го Зо­си­му. С глу­бо­ким вздо­хом он от­ве­чал ей: "О мать ду­хов­ная! Яв­но, что ты из нас дво­их боль­ше при­бли­зи­лась к Бо­гу и умер­ла для ми­ра. Ты ме­ня по име­ни узна­ла и пре­сви­те­ром на­зва­ла, ни­ко­гда ме­ня преж­де не ви­дев. Тво­ей ме­ре над­ле­жит и бла­го­сло­вить ме­ня Гос­по­да ра­ди".

Усту­пив на­ко­нец упор­ству Зо­си­мы, пре­по­доб­ная ска­за­ла: "Бла­го­сло­вен Бог, хо­тя­щий спа­се­ния всем че­ло­ве­кам". Ав­ва Зо­си­ма от­ве­тил "Аминь", и они вста­ли с зем­ли. По­движ­ни­ца сно­ва ска­за­ла стар­цу: "Че­го ра­ди при­шел ты, от­че, ко мне, греш­ни­це, ли­шен­ной вся­кой доб­ро­де­те­ли? Впро­чем, вид­но, бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го на­ста­ви­ла те­бя со­слу­жить од­ну служ­бу, по­треб­ную мо­ей ду­ше. Ска­жи мне преж­де, ав­ва, как жи­вут ныне хри­сти­ане, как рас­тут и бла­го­ден­ству­ют свя­тые Бо­жии Церк­ви?"

Ав­ва Зо­си­ма от­ве­чал ей: "Ва­ши­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Бог да­ро­вал Церк­ви и нам всем со­вер­шен­ный мир. Но внем­ли и ты моль­бе недо­стой­но­го стар­ца, мать моя, по­мо­лись, ра­ди Бо­га, за весь мир и за ме­ня, греш­но­го, да не бу­дет мне бес­плод­ным это пу­стын­ное хож­де­ние".

Свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Те­бе ско­рее над­ле­жит, ав­ва Зо­си­ма, имея свя­щен­ный чин, за ме­ня и за всех мо­лить­ся. На то те­бе и сан дан. Впро­чем, все по­ве­лен­ное мне то­бою охот­но ис­пол­ню ра­ди по­слу­ша­ния Ис­тине и от чи­сто­го серд­ца".

Ска­зав так, свя­тая об­ра­ти­лась на во­сток и, воз­ве­дя очи и под­няв ру­ки к небу, на­ча­ла ше­по­том мо­лить­ся. Ста­рец уви­дел, как она под­ня­лась в воз­ду­хе на ло­коть от зем­ли. От это­го чуд­но­го ви­де­ния Зо­си­ма по­верг­ся ниц, усерд­но мо­лясь и не смея про­из­не­сти ни­че­го, кро­ме "Гос­по­ди, по­ми­луй!"

Ему при­шел в ду­шу по­мысл – не при­ви­де­ние ли это вво­дит его в со­блазн? Пре­по­доб­ная по­движ­ни­ца, обер­нув­шись, под­ня­ла его с зем­ли и ска­за­ла: "Что те­бя, ав­ва Зо­си­ма, так сму­ща­ют по­мыс­лы? Не при­ви­де­ние я. Я – жен­щи­на греш­ная и недо­стой­ная, хо­тя и ограж­де­на свя­тым кре­ще­ни­ем".

Ска­зав это, она осе­ни­ла се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Ви­дя и слы­ша это, ста­рец пал со сле­за­ми к но­гам по­движ­ни­цы: "Умо­ляю те­бя Хри­стом, Бо­гом на­шим, не таи от ме­ня сво­ей по­движ­ни­че­ской жиз­ни, но рас­ска­жи ее всю, чтобы сде­лать яв­ным для всех ве­ли­чие Бо­жие. Ибо ве­рую Гос­по­ду Бо­гу мо­е­му, Им же и ты жи­вешь, что для то­го и был я по­слан в эту пу­сты­ню, чтобы все твои пост­ни­че­ские де­я­ния сде­лал Бог яв­ны­ми для ми­ра".

И свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Сму­ща­юсь, от­че, рас­ска­зы­вать те­бе о бес­стыд­ных мо­их де­лах. Ибо дол­жен бу­дешь то­гда бе­жать от ме­ня, за­крыв гла­за и уши, как бе­гут от ядо­ви­той змеи. Но всё же ска­жу те­бе, от­че, не умол­чав ни о чем из мо­их гре­хов, ты же, за­кли­наю те­бя, не пре­ста­вай мо­лить­ся за ме­ня, греш­ную, да об­ря­щу дерз­но­ве­ние в День Су­да.

Ро­ди­лась я в Егип­те и еще при жиз­ни ро­ди­те­лей, две­на­дца­ти лет от ро­ду, по­ки­ну­ла их и ушла в Алек­сан­дрию. Там ли­ши­лась я сво­е­го це­ло­муд­рия и пре­да­лась без­удерж­но­му и нена­сыт­но­му лю­бо­де­я­нию. Бо­лее сем­на­дца­ти лет невоз­бран­но пре­да­ва­лась я гре­ху и со­вер­ша­ла все без­воз­мезд­но. Я не бра­ла де­нег не по­то­му, что бы­ла бо­га­та. Я жи­ла в ни­ще­те и за­ра­ба­ты­ва­ла пря­жей. Ду­ма­ла я, что весь смысл жиз­ни со­сто­ит в уто­ле­нии плот­ской по­хо­ти.

Про­во­дя та­кую жизнь, я од­на­жды уви­де­ла мно­же­ство на­ро­да, из Ли­вии и Егип­та шед­ше­го к мо­рю, чтобы плыть в Иеру­са­лим на празд­ник Воз­дви­же­ния Свя­то­го Кре­ста. За­хо­те­лось и мне плыть с ни­ми. Но не ра­ди Иеру­са­ли­ма и не ра­ди празд­ни­ка, а – про­сти, от­че, – чтобы бы­ло боль­ше с кем пре­да­вать­ся раз­вра­ту. Так се­ла я на ко­рабль.

Те­перь, от­че, по­верь мне, я са­ма удив­ля­юсь, как мо­ре стер­пе­ло мое рас­пут­ство и лю­бо­де­я­ние, как зем­ля не раз­верз­ла сво­их уст и не све­ла ме­ня за­жи­во в ад, пре­льстив­шую и по­гу­бив­шую столь­ко душ... Но, вид­но, Бог же­лал мо­е­го по­ка­я­ния, не хо­тя смер­ти греш­ни­ка и с дол­го­тер­пе­ни­ем ожи­дая об­ра­ще­ния.

Так при­бы­ла я в Иеру­са­лим и во все дни до празд­ни­ка, как и на ко­раб­ле, за­ни­ма­лась сквер­ны­ми де­ла­ми.

Ко­гда на­сту­пил свя­той празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­на­го Кре­ста Гос­под­ня, я по-преж­не­му хо­ди­ла, улов­ляя ду­ши юных в грех. Уви­дев, что все очень ра­но по­шли в цер­ковь, в ко­то­рой на­хо­ди­лось Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, я по­шла вме­сте со все­ми и во­шла в цер­ков­ный при­твор. Ко­гда на­стал час Свя­то­го Воз­дви­же­ния, я хо­те­ла вой­ти со всем на­ро­дом в цер­ковь. С боль­шим тру­дом про­брав­шись к две­рям, я, ока­ян­ная, пы­та­лась втис­нуть­ся внутрь. Но ед­ва я сту­пи­ла на по­рог, как ме­ня оста­но­ви­ла некая Бо­жия си­ла, не да­вая вой­ти, и от­бро­си­ла да­ле­ко от две­рей, меж­ду тем как все лю­ди шли бес­пре­пят­ствен­но. Я ду­ма­ла, что, мо­жет быть, по жен­ско­му сла­бо­си­лию не мог­ла про­тис­нуть­ся в тол­пе, и опять по­пы­та­лась лок­тя­ми рас­тал­ки­вать на­род и про­би­рать­ся к две­ри. Сколь­ко я ни тру­ди­лась – вой­ти не смог­ла. Как толь­ко моя но­га ка­са­лась цер­ков­но­го по­ро­га, я оста­нав­ли­ва­лась. Всех при­ни­ма­ла цер­ковь, ни­ко­му не воз­бра­ня­ла вой­ти, а ме­ня, ока­ян­ную, не пус­ка­ла. Так бы­ло три или че­ты­ре ра­за. Си­лы мои ис­сяк­ли. Я ото­шла и вста­ла в уг­лу цер­ков­ной па­пер­ти.

Тут я по­чув­ство­ва­ла, что это гре­хи мои воз­бра­ня­ют мне ви­деть Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, серд­ца мо­е­го кос­ну­лась бла­го­дать Гос­под­ня, я за­ры­да­ла и ста­ла в по­ка­я­нии бить се­бя в грудь. Воз­но­ся Гос­по­ду воз­ды­ха­ния из глу­би­ны серд­ца, я уви­де­ла пред со­бой ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и об­ра­ти­лась к ней с мо­лит­вой: "О Де­во, Вла­ды­чи­це, ро­див­шая пло­тию Бо­га–Сло­во! Знаю, что недо­стой­на я смот­реть на Твою ико­ну. Пра­вед­но мне, блуд­ни­це нена­ви­ди­мой, быть от­верг­ну­той от Тво­ей чи­сто­ты и быть для Те­бя мер­зо­стью, но знаю и то, что для то­го Бог и стал че­ло­ве­ком, чтобы при­звать греш­ных на по­ка­я­ние. По­мо­ги мне, Пре­чи­стая, да бу­дет мне поз­во­ле­но вой­ти в цер­ковь. Не воз­бра­ни мне ви­деть Дре­во, на ко­то­ром пло­тию был рас­пят Гос­подь, про­лив­ший Свою непо­вин­ную Кровь и за ме­ня, греш­ную, за из­бав­ле­ние мое от гре­ха. По­ве­ли, Вла­ды­чи­це, да от­вер­зут­ся и мне две­ри свя­то­го по­кло­не­ния Крест­но­го. Ты мне будь доб­лест­ной По­ру­чи­тель­ни­цей к Ро­див­ше­му­ся от Те­бя. Обе­щаю Те­бе с это­го вре­ме­ни уже не осквер­нять се­бя бо­лее ни­ка­кою плот­скою сквер­ной, но как толь­ко уви­жу Дре­во Кре­ста Сы­на Тво­е­го, от­ре­кусь от ми­ра и тот­час уй­ду ту­да, ку­да Ты как По­ру­чи­тель­ни­ца на­ста­вишь ме­ня".

И ко­гда я так по­мо­ли­лась, по­чув­ство­ва­ла вдруг, что мо­лит­ва моя услы­ша­на. В уми­ле­нии ве­ры, на­де­ясь на Ми­ло­серд­ную Бо­го­ро­ди­цу, я опять при­со­еди­ни­лась к вхо­дя­щим в храм, и ни­кто не от­тес­нил ме­ня и не воз­бра­нил мне вой­ти. Я шла в стра­хе и тре­пе­те, по­ка не до­шла до две­ри и спо­до­би­лась ви­деть Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­день.

Так по­зна­ла я тай­ны Бо­жии и что Бог го­тов при­нять ка­ю­щих­ся. Па­ла я на зем­лю, по­мо­ли­лась, об­ло­бы­за­ла свя­ты­ни и вы­шла из хра­ма, спе­ша вновь пред­стать пред мо­ей По­ру­чи­тель­ни­цей, где да­но бы­ло мной обе­ща­ние. Пре­кло­нив ко­ле­ни пред ико­ной, так мо­ли­лась я пред ней:

"О Бла­го­лю­би­вая Вла­ды­чи­це на­ша Бо­го­ро­ди­це! Ты не возг­ну­ша­лась мо­лит­вы мо­ей недо­стой­ной. Сла­ва Бо­гу, при­ем­лю­ще­му То­бой по­ка­я­ние греш­ных. На­ста­ло мне вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние, в ко­то­ром Ты бы­ла По­ру­чи­тель­ни­цей. Ныне, Вла­ды­чи­це, на­правь ме­ня на путь по­ка­я­ния".

И вот, не кон­чив еще сво­ей мо­лит­вы, слы­шу го­лос, как бы го­во­ря­щий из­да­ле­ка: "Ес­ли пе­рей­дешь за Иор­дан, то об­ре­тешь бла­жен­ный по­кой".

Я тот­час уве­ро­ва­ла, что этот го­лос был ра­ди ме­ня, и, пла­ча, вос­клик­ну­ла к Бо­го­ро­ди­це: "Гос­по­же Вла­ды­чи­це, не оставь ме­ня, греш­ни­цы сквер­ной, но по­мо­ги мне", – и тот­час вы­шла из цер­ков­но­го при­тво­ра и по­шла прочь. Один че­ло­век дал мне три мед­ные мо­не­ты. На них я ку­пи­ла се­бе три хле­ба и у про­дав­ца узна­ла путь на Иор­дан.

На за­ка­те я до­шла до церк­ви свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля близ Иор­да­на. По­кло­нив­шись преж­де все­го в церк­ви, я тот­час спу­сти­лась к Иор­да­ну и омы­ла его свя­тою во­дой ли­цо и ру­ки. За­тем я при­ча­сти­лась в хра­ме свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи Пре­чи­стых и Жи­во­тво­ря­щих Тайн Хри­сто­вых, съе­ла по­ло­ви­ну от од­но­го из сво­их хле­бов, за­пи­ла его свя­той Иор­дан­ской во­дой и про­спа­ла ту ночь на зем­ле у хра­ма. На­ут­ро же, най­дя невда­ле­ке неболь­шой челн, я пе­ре­пра­ви­лась в нем через ре­ку на дру­гой бе­рег и опять го­ря­чо мо­ли­лась На­став­ни­це мо­ей, чтобы Она на­пра­ви­ла ме­ня, как Ей Са­мой бу­дет угод­но. Сра­зу же по­сле то­го я и при­шла в эту пу­сты­ню".

Ав­ва Зо­си­ма спро­сил у пре­по­доб­ной: "Сколь­ко же лет, мать моя, про­шло с то­го вре­ме­ни, как ты по­се­ли­лась в этой пу­стыне?" – "Ду­маю, – от­ве­ча­ла она, – 47 лет про­шло, как вы­шла я из Свя­то­го Гра­да".

Ав­ва Зо­си­ма вновь спро­сил: "Что име­ешь или что на­хо­дишь ты се­бе в пи­щу здесь, мать моя?" И она от­ве­ча­ла: "Бы­ло со мной два с по­ло­ви­ной хле­ба, ко­гда я пе­ре­шла Иор­дан, по­ти­хонь­ку они ис­сох­ли и ока­ме­не­ли, и, вку­шая по­не­мно­гу, мно­гие го­ды я пи­та­лась от них".

Опять спро­сил ав­ва Зо­си­ма: "Неуже­ли без бо­лез­ней пре­бы­ла ты столь­ко лет? И ни­ка­ких ис­ку­ше­ний не при­ни­ма­ла от вне­зап­ных при­ло­гов и со­блаз­нов?" – "Верь мне, ав­ва Зо­си­ма, – от­ве­ча­ла пре­по­доб­ная, – 17 лет про­ве­ла я в этой пу­стыне, слов­но с лю­ты­ми зве­ря­ми, бо­рясь со сво­и­ми по­мыс­ла­ми... Ко­гда я на­чи­на­ла вку­шать пи­щу, тот­час при­хо­дил по­мысл о мя­се и ры­бе, к ко­то­рым я при­вык­ла в Егип­те. Хо­те­лось мне и ви­на, по­то­му что я мно­го пи­ла его, ко­гда бы­ла в ми­ру. Здесь же, не имея ча­сто про­стой во­ды и пи­щи, я лю­то стра­да­ла от жаж­ды и го­ло­да. Тер­пе­ла я и бо­лее силь­ные бед­ствия: мной овла­де­ва­ло же­ла­ние лю­бо­дей­ных пе­сен, они буд­то слы­ша­лись мне, сму­щая серд­це и слух. Пла­ча и бия се­бя в грудь, я вспо­ми­на­ла то­гда обе­ты, ко­то­рые да­ва­ла, идя в пу­сты­ню, пред ико­ной Свя­той Бо­го­ро­ди­цы, По­руч­ни­цы мо­ей, и пла­ка­ла, мо­ля ото­гнать тер­зав­шие ду­шу по­мыс­лы. Ко­гда в ме­ру мо­лит­вы и пла­ча со­вер­ша­лось по­ка­я­ние, я ви­де­ла ото­всю­ду мне си­яв­ший Свет, и то­гда вме­сто бу­ри ме­ня об­сту­па­ла ве­ли­кая ти­ши­на.

Блуд­ные же по­мыс­лы, про­сти, ав­ва, как ис­по­ве­даю те­бе? Страст­ный огнь раз­го­рал­ся внут­ри мо­е­го серд­ца и всю опа­лял ме­ня, воз­буж­дая по­хоть. Я же при по­яв­ле­нии ока­ян­ных по­мыс­лов по­вер­га­лась на зем­лю и слов­но ви­де­ла, что пре­до мной сто­ит Са­ма Пре­свя­тая По­ру­чи­тель­ни­ца и су­дит ме­ня, пре­сту­пив­шую дан­ное обе­ща­ние. Так не вста­ва­ла я, ле­жа ниц день и ночь на зем­ле, по­ка вновь не со­вер­ша­лось по­ка­я­ние и ме­ня не окру­жал тот же бла­жен­ный Свет, от­го­няв­ший злые сму­ще­ния и по­мыш­ле­ния.

Так жи­ла я в этой пу­стыне пер­вые сем­на­дцать лет. Тьма за тьмой, бе­да за на­па­стью об­сто­я­ли ме­ня, греш­ную. Но с то­го вре­ме­ни и до­ныне Бо­го­ро­ди­ца, По­мощ­ни­ца моя, во всем ру­ко­вод­ству­ет мною".

Ав­ва Зо­си­ма опять спра­ши­вал: "Неуже­ли те­бе не по­тре­бо­ва­лось здесь ни пи­щи, ни оде­я­ния?"

Она же от­ве­ча­ла: "Хле­бы мои кон­чи­лись, как я ска­за­ла, в эти сем­на­дцать лет. По­сле то­го я ста­ла пи­тать­ся ко­ре­нья­ми и тем, что мог­ла об­ре­сти в пу­стыне. Пла­тье, ко­то­рое бы­ло на мне, ко­гда пе­ре­шла Иор­дан, дав­но разо­дра­лось и ис­тле­ло, и мне мно­го по­том при­шлось тер­петь и бед­ство­вать и от зноя, ко­гда ме­ня па­ли­ла жа­ра, и от зи­мы, ко­гда я тряс­лась от хо­ло­да. Сколь­ко раз я па­да­ла на зем­лю как мерт­вая. Сколь­ко раз в без­мер­ном бо­ре­нии пре­бы­ва­ла с раз­лич­ны­ми на­па­стя­ми, бе­да­ми и ис­ку­ше­ни­я­ми. Но с то­го вре­ме­ни и до ны­неш­не­го дня си­ла Бо­жия неве­до­мо и мно­го­об­раз­но со­блю­да­ла мою греш­ную ду­шу и сми­рен­ное те­ло. Пи­та­лась и по­кры­ва­лась я гла­го­лом Бо­жи­им, всё со­дер­жа­щим (Втор.8, 3), ибо не о хле­бе еди­ном жив бу­дет че­ло­век, но о вся­ком гла­го­ле Бо­жи­ем (Мф.4, 4; Лк.4, 4), и не име­ю­щие по­кро­ва ка­ме­ни­ем об­ле­кут­ся (Иов.24, 8), ес­ли со­вле­кут­ся гре­хов­но­го оде­я­ния (Кол.3, 9). Как вспо­ми­на­ла, от сколь­ко­го зла и ка­ких гре­хов из­ба­вил ме­ня Гос­подь, в том на­хо­ди­ла я пи­щу неис­то­щи­мую".

Ко­гда ав­ва Зо­си­ма услы­шал, что и от Свя­щен­но­го Пи­са­ния го­во­рит на па­мять свя­тая по­движ­ни­ца – от книг Мо­и­сея и Иова и от псал­мов Да­ви­до­вых, – то­гда спро­сил пре­по­доб­ную: "Где, мать моя, на­учи­лась ты псал­мам и иным Кни­гам?"

Она улыб­ну­лась, вы­слу­шав этот во­прос, и от­ве­ча­ла так: "По­верь мне, че­ло­век Бо­жий, ни еди­но­го не ви­де­ла че­ло­ве­ка, кро­ме те­бя, с тех пор, как пе­ре­шла Иор­дан. Кни­гам и рань­ше ни­ко­гда не учи­лась, ни пе­ния цер­ков­но­го не слы­ша­ла, ни Бо­же­ствен­но­го чте­ния. Раз­ве что Са­мо Сло­во Бо­жие, жи­вое и все­твор­че­ское, учит че­ло­ве­ка вся­ко­му ра­зу­му (Кол.3, 16; 2Пет.1, 21; 1Фес.2, 13). Впро­чем, до­воль­но, уже всю жизнь мою я ис­по­ве­да­ла те­бе, но с че­го на­чи­на­ла, тем и кон­чаю: за­кли­наю те­бя во­пло­ще­ни­ем Бо­га–Сло­ва – мо­лись, свя­той ав­ва, за ме­ня, ве­ли­кую греш­ни­цу.

И еще за­кли­наю те­бя Спа­си­те­лем, Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом – все то, что слы­шал ты от ме­ня, не ска­зы­вай ни еди­но­му до тех пор, по­ка Бог не возь­мет ме­ня от зем­ли. И ис­пол­ни то, о чем я сей­час ска­жу те­бе. Бу­ду­щим го­дом, в Ве­ли­кий пост, не хо­ди за Иор­дан, как ваш ино­че­ский обы­чай по­веле­ва­ет".

Опять уди­вил­ся ав­ва Зо­си­ма, что и чин их мо­на­стыр­ский из­ве­стен свя­той по­движ­ни­це, хо­тя он пред нею не об­мол­вил­ся о том ни од­ним сло­вом.

"Пре­будь же, ав­ва, – про­дол­жа­ла пре­по­доб­ная, – в мо­на­сты­ре. Впро­чем, ес­ли и за­хо­чешь вый­ти из мо­на­сты­ря, ты не смо­жешь... А ко­гда на­сту­пит свя­той Ве­ли­кий чет­верг Тай­ной Ве­че­ри Гос­под­ней, вло­жи в свя­той со­суд Жи­во­тво­ря­ще­го Те­ла и Кро­ви Хри­ста, Бо­га на­ше­го, и при­не­си мне. Жди же ме­ня на той сто­роне Иор­да­на, у края пу­сты­ни, чтобы мне, при­дя, при­ча­стить­ся Свя­тых Та­ин. А ав­ве Иоан­ну, игу­ме­ну ва­шей оби­те­ли, так ска­жи: вни­май се­бе и ста­ду сво­е­му (1Тим.4, 16). Впро­чем, не хо­чу, чтобы ты те­перь ска­зал ему это, но ко­гда ука­жет Гос­подь".

Ска­зав так и ис­про­сив еще раз мо­литв, пре­по­доб­ная по­вер­ну­лась и ушла в глу­би­ну пу­сты­ни.

Весь год ста­рец Зо­си­ма пре­был в мол­ча­нии, ни­ко­му не смея от­крыть яв­лен­ное ему Гос­по­дом, и при­леж­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь спо­до­бил его еще раз уви­деть свя­тую по­движ­ни­цу.

Ко­гда же вновь на­сту­пи­ла пер­вая сед­ми­ца свя­то­го Ве­ли­ко­го по­ста, пре­по­доб­ный Зо­си­ма из-за бо­лез­ни дол­жен был остать­ся в мо­на­сты­ре. То­гда он вспом­нил про­ро­че­ские сло­ва пре­по­доб­ной о том, что не смо­жет вый­ти из мо­на­сты­ря. По про­ше­ствии несколь­ких дней пре­по­доб­ный Зо­си­ма ис­це­лил­ся от неду­га, но все же остал­ся до Страст­ной сед­ми­цы в мо­на­сты­ре.

При­бли­зил­ся день вос­по­ми­на­ния Тай­ной ве­че­ри. То­гда ав­ва Зо­си­ма ис­пол­нил по­ве­лен­ное ему – позд­ним ве­че­ром вы­шел из мо­на­сты­ря к Иор­да­ну и сел на бе­ре­гу в ожи­да­нии. Свя­тая мед­ли­ла, и ав­ва Зо­си­ма мо­лил Бо­га, чтобы Он не ли­шил его встре­чи с по­движ­ни­цей.

На­ко­нец пре­по­доб­ная при­шла и ста­ла по ту сто­ро­ну ре­ки. Ра­ду­ясь, пре­по­доб­ный Зо­си­ма под­нял­ся и сла­вил Бо­га. Ему при­шла мысль: как она смо­жет без лод­ки пе­ре­брать­ся через Иор­дан? Но пре­по­доб­ная, крест­ным зна­ме­ни­ем пе­ре­кре­стив Иор­дан, быст­ро по­шла по во­де. Ко­гда же ста­рец хо­тел по­кло­нить­ся ей, она за­пре­ти­ла ему, крик­нув с се­ре­ди­ны ре­ки: "Что тво­ришь, ав­ва? Ведь ты – иерей, но­си­тель ве­ли­ких Тайн Бо­жи­их".

Пе­рей­дя ре­ку, пре­по­доб­ная ска­за­ла ав­ве Зо­си­ме: "Бла­го­сло­ви, от­че". Он же от­ве­чал ей с тре­пе­том, ужас­нув­шись о див­ном ви­де­нии: "Во­ис­ти­ну нело­жен Бог, обе­щав­ший упо­до­бить Се­бе всех очи­ща­ю­щих­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но смерт­ным. Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, по­ка­зав­ше­му мне через свя­тую ра­бу Свою, как да­ле­ко от­стою от ме­ры со­вер­шен­ства".

По­сле это­го пре­по­доб­ная про­си­ла его про­чи­тать "Ве­рую" и "От­че наш". По окон­ча­нии мо­лит­вы она, при­ча­стив­шись Свя­тых Страш­ных Хри­сто­вых Та­ин, про­стер­ла ру­ки к небу и со сле­за­ми и тре­пе­том про­из­нес­ла мо­лит­ву свя­то­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца: "Ныне от­пу­ща­е­ши ра­бу Твою, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с ми­ром, яко ви­де­ста очи мои спа­се­ние Твое".

За­тем вновь пре­по­доб­ная об­ра­ти­лась к стар­цу и ска­за­ла: "Про­сти, ав­ва, еще ис­пол­ни и дру­гое мое же­ла­ние. Иди те­перь в свой мо­на­стырь, а на сле­ду­ю­щий год при­хо­ди к то­му ис­сох­ше­му по­то­ку, где мы пер­вый раз го­во­ри­ли с то­бой". "Ес­ли бы воз­мож­но мне бы­ло, – от­ве­чал ав­ва Зо­си­ма, – непре­стан­но за то­бой хо­дить, чтобы ли­це­зреть твою свя­тость!" Пре­по­доб­ная сно­ва про­си­ла стар­ца: "Мо­лись, Гос­по­да ра­ди, мо­лись за ме­ня и вспо­ми­най мое ока­ян­ство". И, крест­ным зна­ме­ни­ем осе­нив Иор­дан, она, как преж­де, про­шла по во­дам и скры­лась во тьме пу­сты­ни. А ста­рец Зо­си­ма воз­вра­тил­ся в мо­на­стырь в ду­хов­ном ли­ко­ва­нии и тре­пе­те и в од­ном уко­рял се­бя, что не спро­сил име­ни пре­по­доб­ной. Но он на­де­ял­ся на сле­ду­ю­щий год узнать на­ко­нец и ее имя.

Про­шел год, и ав­ва Зо­си­ма сно­ва от­пра­вил­ся в пу­сты­ню. Мо­лясь, он до­шел до ис­с­хо­ше­го по­то­ка, на во­сточ­ной сто­роне ко­то­ро­го уви­дел свя­тую по­движ­ни­цу. Она ле­жа­ла мерт­вая, со сло­жен­ны­ми, как по­до­ба­ет, на гру­ди ру­ка­ми, ли­цом об­ра­щен­ная к Во­сто­ку. Ав­ва Зо­си­ма омыл сле­за­ми ее сто­пы, не дер­зая ка­сать­ся те­ла, дол­го пла­кал над усоп­шей по­движ­ни­цей и стал петь псал­мы, по­до­ба­ю­щие скор­би о кон­чине пра­вед­ных, и чи­тать по­гре­баль­ные мо­лит­вы. Но он со­мне­вал­ся, угод­но ли бу­дет пре­по­доб­ной, ес­ли он по­гре­бет ее. Толь­ко он это по­мыс­лил, как уви­дел, что у гла­вы ее на­чер­та­но: "По­гре­би, ав­ва Зо­си­ма, на этом ме­сте те­ло сми­рен­ной Ма­рии. Воз­дай персть пер­сти. Мо­ли Гос­по­да за ме­ня, пре­став­ль­шу­ю­ся ме­ся­ца ап­ре­ля в пер­вый день, в са­мую ночь спа­си­тель­ных стра­да­ний Хри­сто­вых, по при­ча­ще­нии Бо­же­ствен­ной Тай­ной Ве­че­ри".

Про­чи­тав эту над­пись, ав­ва Зо­си­ма уди­вил­ся сна­ча­ла, кто мог сде­лать ее, ибо са­ма по­движ­ни­ца не зна­ла гра­мо­ты. Но он был рад на­ко­нец узнать ее имя. По­нял ав­ва Зо­си­ма, что пре­по­доб­ная Ма­рия, при­ча­стив­шись Свя­тых Тайн на Иор­дане из его рук, во мгно­ве­ние про­шла свой даль­ний пу­стын­ный путь, ко­то­рым он, Зо­си­ма, ше­ство­вал два­дцать дней, и тот­час ото­шла ко Гос­по­ду.

Про­сла­вив Бо­га и омо­чив сле­за­ми зем­лю и те­ло пре­по­доб­ной Ма­рии, ав­ва Зо­си­ма ска­зал се­бе: "По­ра уже те­бе, ста­рец Зо­си­ма, со­вер­шить по­ве­лен­ное те­бе. Но как су­ме­ешь ты, ока­ян­ный, ис­ко­пать мо­ги­лу, ни­че­го не имея в ру­ках?" Ска­зав это, он уви­дел невда­ле­ке в пу­стыне ле­жав­шее по­вер­жен­ное де­ре­во, взял его и на­чал ко­пать. Но слиш­ком су­ха бы­ла зем­ля, сколь­ко ни ко­пал он, об­ли­ва­ясь по­том, ни­че­го не мог сде­лать. Рас­пря­мив­шись, ав­ва Зо­си­ма уви­дел у те­ла пре­по­доб­ной Ма­рии огром­но­го льва, ко­то­рый ли­зал ее сто­пы. Стар­ца объ­ял страх, но он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, ве­руя, что оста­нет­ся невре­дим мо­лит­ва­ми свя­той по­движ­ни­цы. То­гда лев на­чал лас­кать­ся к стар­цу, и ав­ва Зо­си­ма, воз­го­ра­ясь ду­хом, при­ка­зал льву ис­ко­пать мо­ги­лу, чтобы пре­дать зем­ле те­ло свя­той Ма­рии. По его сло­ву лев ла­па­ми ис­ко­пал ров, в ко­то­ром и бы­ло по­гре­бе­но те­ло пре­по­доб­ной. Ис­пол­нив за­ве­щан­ное, каж­дый по­шел сво­ей до­ро­гой: лев – в пу­сты­ню, а ав­ва Зо­си­ма – в мо­на­стырь, бла­го­слов­ляя и хва­ля Хри­ста, Бо­га на­ше­го.

При­дя в оби­тель, ав­ва Зо­си­ма по­ве­дал мо­на­хам и игу­ме­ну, что ви­дел и слы­шал от пре­по­доб­ной Ма­рии. Все ди­ви­лись, слу­шая о ве­ли­чии Бо­жи­ем, и со стра­хом, ве­рой и лю­бо­вью уста­но­ви­ли тво­рить па­мять пре­по­доб­ной Ма­рии и по­чи­тать день ее пре­став­ле­ния. Ав­ва Иоанн, игу­мен оби­те­ли, по сло­ву пре­по­доб­ной с Бо­жи­ей по­мо­щью ис­пра­вил в оби­те­ли то, что над­ле­жа­ло. Ав­ва Зо­си­ма, по­жив еще бо­го­угод­но в том же мо­на­сты­ре и немно­го не до­жив до ста лет, окон­чил здесь свою вре­мен­ную жизнь, пе­рей­дя в жизнь веч­ную.

Так пе­ре­да­ли нам див­ную по­весть о жи­тии пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской древ­ние по­движ­ни­ки слав­ной оби­те­ли свя­то­го все­х­валь­но­го Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на, рас­по­ло­жен­ной на Иор­дане. По­весть эта пер­во­на­чаль­но не бы­ла ими за­пи­са­на, но пе­ре­да­ва­лась бла­го­го­вей­но свя­ты­ми стар­ца­ми от на­став­ни­ков к уче­ни­кам.

– Я же, – го­во­рит свя­ти­тель Со­фро­ний, ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский (па­мять 11 мар­та), пер­вый опи­са­тель Жи­тия, – что при­нял в свой че­ред от свя­тых от­цов, все пре­дал пись­мен­ной по­ве­сти.

Бог, тво­ря­щий ве­ли­кие чу­де­са и ве­ли­ки­ми да­ро­ва­ни­я­ми воз­да­ю­щий всем, с ве­рою к Нему об­ра­ща­ю­щим­ся, да воз­на­гра­дит и чи­та­ю­щих, и слу­ша­ю­щих, и пе­ре­дав­ших нам эту по­весть и спо­до­бит нас бла­гой ча­сти с бла­жен­ной Ма­ри­ей Еги­пет­ской и со все­ми свя­ты­ми, Бо­го­мыс­ли­ем и тру­да­ми сво­и­ми уго­див­ши­ми Бо­гу от ве­ка. Да­дим же и мы сла­ву Бо­гу Ца­рю веч­но­му, да и нас спо­до­бит ми­лость об­ре­сти в День Суд­ный о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь, и дер­жа­ва, и по­кло­не­ние со От­цем, и Пре­свя­тым и Жи­во­тво­ря­щим Ду­хом, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков, аминь.

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.