Канон святой великомученице Параскеве, нареченной Пятница (второй)

Припев: Свята́я великому́ченице Параске́во, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 10 ноября (28 октября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Пои́м Го́сподеви, прове́дшему лю́ди Своя́ сквозе́ Чермно́е мо́ре, я́ко Еди́н сла́вно просла́вися.

Пои́м Го́сподеви, просла́вльшему па́мять му́ченицы, и приводя́щу земны́я ли́ки к похвале́нию дне́сь.

Сла́ву презре́ла еси́, о бога́тстве неради́вши, честна́я му́ченице Параске́во, на стра́сть себе́ вдала́ еси́.

Возжела́ Влады́ка твоея́ добро́ты, му́ченице, и в небе́сный черто́г всели́ тя́.

Богоро́дичен: Ро́д Ада́мов па́че ума́ блаже́нства Тобо́ю, ра́й отве́рст, обре́тше Богоро́дице, досто́йно хва́лим Тя́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ Све́т омраче́нных и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Ты́ еси́ утвержде́ние мое́, Го́споди, — глаго́лаше му́ченица, — Ты́ же и заступле́ние, и к Тебе́ прибего́х, Царю́ ми́ра.

Яви́лася еси́ на суди́щи, мужеу́мну ду́шу иму́щи, и врага́, я́ко нехра́бра су́ща, победи́ла еси́, всехва́льная.

Души́ моея́ зе́ницы исцели́, всехва́льная му́ченице, моли́твами твои́ми и у́м мо́й упра́ви.

Богоро́дичен: Пода́ждь на́м по́мощь моли́твами Твои́ми, Пречи́стая, сове́ты отрева́ющи лю́тых обстоя́ний.

Седа́лен, гла́с 8.

Крове́й твои́х струя́ми, му́ченице Христо́ва, пото́ки нече́стия изсуши́вши, всехва́льная Параске́во, одожде́нием же благода́ти слове́сныя напая́еши бразды́, в ни́хже прозяба́еши кла́с ве́ры. К сему́ же, сла́вная, и по сме́рти яви́лася еси́, точа́щи жи́знь муче́ния ра́ди, страстоте́рпице всехва́льная. Моли́ Христа́ Бо́га дарова́ти душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Сла́ва, и ны́не: Обнови́ла еси́, Чи́стая, Боже́ственным Рождество́м Твои́м истле́вшее во страсте́х земноро́дных ме́ртвенное существо́, и воздви́гла еси́ вся́ от сме́рти к жи́зни нетле́ния. Те́мже Тя́ по до́лгу блажи́м вси́, Де́во Препросла́вленная, я́коже прорекла́ еси́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Услы́шавши, Го́споди, му́ченица Параске́ва за́поведи ева́нгельския, просла́ви Твое́ Божество́.

Не принесла́ еси́ отню́д же́ртвы де́моном ме́рзским, же́ртву жи́ву себе́ Го́споду вдала́ еси́.

Кре́пко на суди́щи ста́вши, вопия́ше му́ченица: со Христо́м, Женихо́м мои́м, распну́ся и возца́рствую с Ни́м.

Богоро́дичен: Очище́ние на́ших да́руй согреше́ний, я́ко Безгре́шен, и умири́ лю́ди Твоя́, я́ко Бла́г, моли́твами Ро́ждшия Тя́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти́: Го́споди, спаси́ ны́, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́, ино́го не ве́мы.

У́тренюющи, му́ченица вопия́ше Параске́ва: ничто́же мя́ разлучи́т от любве́ Христо́вы.

Боже́ственную му́ченицу мне́в ослабе́ти, сме́х са́м яви́ся пронырли́вый.

Просвеще́ние пода́ждь мне́, всехва́льная, и многомяте́жный мо́й у́м просвети́ моли́твами твои́ми.

Богоро́дичен: Низложи́ непрестаю́щую бу́рю страсте́й, Христа́ Ро́ждшая, ко́рмчию и Го́спода.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Ри́зу мне́ пода́ждь све́тлу, одея́йся све́том, я́ко ри́зою, многоми́лостиве Христе́ Бо́же на́ш.

Ри́зою мя́ с небесе́ приоде́й, Го́споди, вопия́ше Параске́ва, И́же о́блаками небеса́ одева́яй, Многоми́лостиве.

Я́коже из ро́ва Дании́ла услы́ша Госпо́дь, та́ко и тебе́, в темни́це моля́щейся, исцеле́ние подава́ет.

Мучи́телеву го́рдость низложи́ла еси́, сама́ же, невреди́ма пребы́вши, на му́ки дерзну́ла еси́.

Богоро́дичен: Сло́во Бо́жие Тя́ земны́м показа́ небе́сную ле́ствицу: Тобо́ю бо к на́м сни́де.

Конда́к, гла́с 3.

Всесвято́е и непоро́чное муче́ние прине́сши, я́ко ве́но пречестно́е, безсме́ртному Жениху́ Христу́, а́нгельское ликостоя́ние возвесели́ла еси́ и победи́ла еси́ де́монския ко́зни. Сего́ ра́ди тя́ че́стно ве́рою чти́м, му́ченице Параске́во многострада́льная.

И́кос:

Кто́ изглаго́лет си́лы Госпо́дня? Или́ кто́ пове́сть страда́ния твоя́ и доброде́тели, му́ченице? Или́ ки́й язы́к воспе́ти возмо́жет по досто́инству? Но а́з, недосто́йный, воспе́ти покуша́юся, хвали́ти же и сла́вити Влады́ку Жизнода́вца, да́вшаго тебе́ на три́знищи кре́пость мучи́телей не убоя́тися, испове́дающей И́стиннаго Бо́га. Сего́ ра́ди тя́ чти́м ве́рою и любо́вию, му́ченице Параске́во многострада́льная.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше о́троцы, в Вавило́не иногда́ ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Яви́шася па́че ума́ чудеса́ боже́ственныя му́ченицы, во ю́нотстве бо де́вства, победи́ мучи́теля, зову́щи: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Бу́их загради́ла еси́ богоме́рзская уста́, среди́ суди́ща ста́вши, Бо́га испове́дала еси́, взыва́ющи: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Забы́вши же́нскую не́мощь, му́жественно укрепи́вшися терпе́нием, стра́ждущи, вопия́ла еси́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Из Деви́ческу боку́ вопло́щся, яви́лся еси́ на спасе́ние на́ше. Те́м Твою́ Ма́терь ве́дуще Богоро́дицу, благода́рно Ти́ взыва́ем: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и а́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Царя́ Христа́ Бо́га, Его́же испове́да де́ва му́ченица Параске́ва, воспева́ющи: хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

За любо́вь Боже́ственныя Тро́ицы о́гнь безбо́жия погаси́ла еси́, вопию́щи: превозноси́те Христа́ во ве́ки.

По́двиги, и́же к Бо́гу, тмы́ нача́льника низложи́ла еси́, пою́щи: превозноси́те Христа́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Проти́вных прило́га на ны́ угаси́ и́скры, Де́во, я́ко да пое́м Го́спода и превозно́сим Его́ во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Вои́стинну тезоимени́та назва́лася еси́, Параске́во, подо́бящися страсте́м Христо́вым, с небе́сными во́инствы лику́ющи.

Пости́гла еси́ коне́ц муче́ния мно́гими страстьми́ и боле́зньми твои́ми, со а́нгелы Христа́ сла́вящи на небесе́х, всечестна́я.

Дерзнове́ние иму́щи ко Спа́су и Влады́це, моли́ за пою́щия твою́ па́мять, му́ченице сла́вная Параске́во.

Богоро́дичен: Пе́сньми Тя́ пое́м, Богоблагода́тная, и немо́лчно Тебе́, ра́дуйся, прино́сим, Ты́ бо источи́ла еси́ все́м на́м весе́лие.

Свети́лен.

Я́ко ши́пок красне́йший от терно́внаго прозябла́ еси́ ко́рене, де́во Параске́во, оброше́нием, му́ченице, свяще́ннаго страда́ния обагри́вшися кро́вию. И ны́не боже́ственную твою́ па́мять творя́щия любо́вию спаса́й ны́ от бе́д.

Сла́ва, и ны́не: Стоя́ще о́крест Тебе́ де́вы богому́дрыя, Богороди́тельнице Мари́е, я́ко Цари́це ро́дом, Твоему́ Сы́ну приведо́шася невестоле́пно, Пречи́стая, я́ко Царю́ вся́ческих, Его́же, Ма́ти Де́во Отрокови́це, о на́с моли́.

В то вре­мя, как нече­сти­вый царь Дио­кли­ти­ан воз­двиг го­не­ния на хри­сти­ан, в го­ро­де Ико­нии про­жи­ва­ла од­на бла­го­род­ная и кра­си­вая де­ви­ца по име­ни Па­рас­ке­ва. Ро­ди­те­ли ея, хри­сти­ане, вос­пи­тав и на­учив дочь свою хра­не­нию свя­той ве­ры и за­по­ве­дей Гос­под­них, ото­шли ко Гос­по­ду. Они оста­ви­ли свою бла­жен­ную дочь на­след­ни­цею боль­шо­го иму­ще­ства. До­стиг­нув со­вер­шен­но­лет­не­го воз­рас­та, де­ви­ца Па­рас­ке­ва ста­ла под­ра­жать ве­ре и де­лам сво­их ро­ди­те­лей. Она на­ча­ла тра­тить свое иму­ще­ство не на укра­ше­ние сво­ей юной кра­со­ты и мо­ло­до­сти и не на рос­кош­ную жизнь, но на оде­я­ние на­гих, про­пи­та­ние го­ло­да­ю­щих, уго­ще­ние стран­ни­ков. Па­рас­ке­ва не об­ра­ща­ла ни­ка­ко­го вни­ма­ния на сво­их же­ни­хов, до­мо­гав­ших­ся со­жи­тель­ства с нею: она ско­ро со­де­ла­лась неве­стою Еди­на­го без­смерт­на­го Же­ни­ха, Еди­но­род­на­го Сы­на Бо­жия, для ко­то­ра­го и жи­ла в свя­то­сти и пра­вед­но­сти. Пре­свя­тое Имя Его она ис­по­ве­ды­ва­ла пред людь­ми непре­стан­но, вся­кий день, при­во­дя их тем к по­зна­нию ис­ти­ны.

Неко­то­рые из лю­дей уве­ро­ва­ли в Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, а дру­гие, неве­ру­ю­щие, зло­сло­ви­ли свя­тую. Па­рас­ке­ва же сме­ло про­по­ве­ды­ва­ла пред ни­ми сло­во Бо­жие и изоб­ли­ча­ла су­е­ту без­душ­ных идо­лов. Не же­лая слу­шать от нея та­ко­вых об­ли­че­ний, неве­ру­ю­щие граж­дане схва­ти­ли ее и пре­да­ли по­бо­ям, а по­том вверг­ли в тем­ни­цу.

В то вре­мя в Ико­нию при­шел некий во­е­на­чаль­ник, при­слан­ный в эту стра­ну им­пе­ра­то­ром Дио­кли­ти­а­ном с це­лию ис­тре­бить там всех хри­сти­ан. Граж­дане, при­сту­пив к нему, ска­за­ли: "Свет­лей­ший во­е­на­чаль­ник, в сем го­ро­де есть де­ви­ца, ко­то­рая ве­ру­ет в Рас­пя­та­го Хри­ста и про­по­ве­ду­ет Его; она за­ни­ма­ет­ся вол­шеб­ством и нема­ло уже лю­дей от­вра­ти­ла сво­им ча­ро­дей­ством от при­не­се­ния жертв на­шим бо­гам. Она не пе­ре­ста­ет про­из­но­сить ху­ле­ния на изо­бра­же­ния на­ших бо­гов и на са­мо­держ­ца. Услы­шав цар­ское при­ка­за­ние о том, что долж­ны быть каз­не­ны все не по­кло­ня­ю­щи­е­ся бо­гам, мы схва­ти­ли сию де­ви­цу и дер­жим ее в тем­ни­це".

Вы­слу­шав сие, во­е­на­чаль­ник при­ка­зал пред­ста­вить свя­тую де­ви­цу к се­бе на суд; ко­гда свя­тая му­че­ни­ца шла на су­ди­ли­ще, ее осе­нил Свя­тый Дух, и ли­цо ея сде­ла­лось свет­лым, так что все взи­ра­ю­щие на нее удив­ля­лись и го­во­ри­ли: "По­смот­ри! Она ни­сколь­ко не удру­че­на пе­ча­лию, ли­цо ея да­же как буд­то си­я­ет". Ко­гда она ста­ла пред су­дья­ми, во­е­на­чаль­ник по­смот­рел на нее и, уди­вив­шись кра­со­те и бла­го­род­ству ея ли­ца, ска­зал пред­сто­яв­шим: "Вы на­прас­но окле­ве­та­ли сию пре­крас­ней­шую де­ви­цу: ведь невоз­мож­но по­гу­бить та­кую солн­це­об­раз­ную кра­со­ту". И он ска­зал ей: "Де­ви­ца, ска­жи нам твое имя!" Свя­тая Па­рас­ке­ва от­ве­ча­ла: "Я хри­сти­ан­ка, ра­ба Хри­сто­ва". Во­е­на­чаль­ник ска­зал: "Со­зер­ца­ние кра­со­ты тво­е­го ли­ца скло­ня­ет ме­ня к кро­то­сти, а ис­хо­дя­щия из тво­их уст сло­ва воз­му­ща­ют до глу­би­ны ду­ши: я не же­лаю слы­шать та­ких ре­чей". Свя­тая от­ве­ча­ла: "Вся­кий пра­ви­тель, про­из­во­дя­щий спра­вед­ли­вый суд, слы­ша прав­ду, ра­ду­ет­ся, а ты, вы­слу­шав ска­зан­ную мною ис­ти­ну, про­гне­вал­ся".

Му­чи­тель на это ска­зал: "Я по­то­му гне­ва­юсь, что не по­лу­чил от те­бя от­ве­та; ведь я спро­сил те­бя о тво­ем име­ни, а ты мне его не ска­за­ла". Свя­тая от­ве­ча­ла: "Преж­де все­го мне над­ле­жа­ло ска­зать мое имя по веч­ной жиз­ни, а по­том уже объ­явить имя по жиз­ни вре­мен­ной. Итак, я ска­за­ла свое имя по жиз­ни веч­ной, что я хри­сти­ан­ка, Хри­сто­ва ра­ба, а по вре­мен­ной жиз­ни я ро­ди­те­ля­ми на­ре­че­на Па­рас­ке­вою, так как ро­ди­лась в день Па­рас­ке­вы ("Па­рас­ке­ва" по-гре­че­ски зна­чит пят­ни­ца)".

"Ро­ди­те­ли мои, – про­дол­жа­ла свя­тая, – ше­стой день, ко­то­рый есть день воль­ных и жи­во­тво­ря­щих стра­стей Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, все­гда по­чи­та­ли по­стом, мо­лит­ва­ми и ми­ло­сты­ня­ми. Так они де­ла­ли в честь Хри­ста, ве­руя, что из-за люб­ви к ро­ду че­ло­ве­че­ско­му в этот день Он из­лил Свою кровь и по­ло­жил за нас на крест Свою жизнь. Бог и да­ро­вал им плод чест­на­го их су­пру­же­ства – ме­ня, недо­стой­ную Свою ра­бу, в тот имен­но день, ко­то­рый они доб­ро­де­тель­но по­чи­та­ли, вос­по­ми­ная стра­сти сво­е­го Вла­ды­ки. Им за­бла­го­рас­су­ди­лось дать мне то имя, ко­то­рым на­зы­ва­ет­ся этот день, и вот от дня Па­рас­ке­вы и я име­ну­юсь Па­рас­ке­вою, я – общ­ни­ца стра­стям Хри­сто­вым". Во­е­на­чаль­ник ска­зал: "Пе­ре­стань го­во­рить сии безум­ныя сло­ва и при­не­си жерт­ву на­шим бо­гам; то­гда я возь­му те­бя в же­ны, и ты сде­ла­ешь­ся об­ла­да­тель­ни­цею боль­шо­го бо­гат­ства, и мно­гие те­бя бу­дут ве­ли­чать на зем­ле". На сие свя­тая Па­рас­ке­ва от­ве­ти­ла: "Я имею Же­ни­ха на небе, Иису­са Хри­ста, и в ином му­же не нуж­да­юсь". То­гда во­е­на­чаль­ник ска­зал: "Я по­ми­лую твою кра­со­ту и по­ща­жу юность твою". "Не ща­ди вре­мен­ной кра­со­ты, – ска­за­ла свя­тая, – ныне она цве­тет, а на­ут­ро увянет; по­ми­луй луч­ше се­бя, ибо те­бя ожи­да­ет веч­ное му­че­ние".

По­сле се­го во­е­на­чаль­ник раз­гне­вал­ся и при­ка­зал разо­драть на ней одеж­ды и бить ее су­ро­вы­ми жи­ла­ми. В то вре­мя, как би­ли свя­тую, она не ис­пу­сти­ла ни од­но­го зву­ка, но, мол­ча уста­ми, серд­цем взы­ва­ла ко Хри­сту, ис­пра­ши­вая у Него по­мо­щи в му­че­ни­ях. Во­е­на­чаль­ник же, все еще ща­дя кра­со­ту ея (ведь он по­ра­жал­ся и со­блаз­нял­ся ея кра­со­тою), при­ка­зал пе­ре­стать бить ее и стал крот­ко го­во­рить ей: "Де­ви­ца! По­ща­ди свою юность, не гу­би сво­ей пре­крас­ней­шей мо­ло­до­сти! При­не­си жерт­ву бо­гам, и ты бу­дешь жи­ва и удо­сто­ишь­ся еще боль­ша­го от нас по­че­та". Она ни­че­го не от­ве­ча­ла ему на это. То­гда во­е­на­чаль­ник, раз­гне­вав­шись, ска­зал: "Мне ли ты, злое хри­сти­ан­ское от­ро­дье, не от­ве­ча­ешь?" Свя­тая на это плю­ну­ла ему в ли­цо. По­сле то­го му­чи­тель страш­но раз­гне­вал­ся и при­ка­зал по­ве­сить ее на де­ре­ве и нещад­но драть ея реб­ра же­лез­ны­ми ког­тя­ми и рас­ти­рать вла­ся­ни­цей ея ра­ны; ея плоть та­ким об­ра­зом бы­ла изо­дра­на до ко­стей.

Пра­ви­тель, ду­мая, что му­че­ни­ца ско­ро умрет, так как она ед­ва уже ды­ша­ла, снял ее с де­ре­ва и вверг­нул в тем­ни­цу. Ко­гда она ле­жа­ла еле жи­вая и уже без­глас­ная от же­сто­ких ран, в пол­ночь явил­ся ей Ан­гел; пле­чи и грудь его бы­ли пе­ре­по­я­са­ны кре­сто­об­раз­но зо­ло­тым по­я­сом, а в ру­ках сво­их он дер­жал ору­дия Хри­сто­вых стра­да­ний: крест, тер­но­вый ве­нец, ко­пие, трость и гу­бу. Ан­гел ска­зал ей: "Де­ви­ца, общ­ни­ца Хри­сто­вым стра­стям, воз­стань! Я при­слан по­се­тить те­бя; в уте­ше­ние же твое в стра­да­ни­ях я при­нес ору­дия стра­стей Гос­по­да на­ше­го. Взгля­ни на чест­ныя ору­дия: крест и тер­но­вый ве­нец нетлен­на­го Же­ни­ха; по­смот­ри на ко­пие, про­бод­шее жи­во­тво­ря­щия реб­ра, на трость, на­пи­сав­шую про­ще­ние гре­хов все­го ми­ра, и на гу­бу, ко­то­рая стер­ла Ада­мов грех. Итак, воз­стань! Хри­стос Гос­подь ис­це­ля­ет те­бя".

И вот му­че­ни­ца воз­ста­ла как бы от сна, а явив­ший­ся Ан­гел, при­сту­пив, отер гу­бою все ра­ны свя­той му­че­ни­цы, и все те­ло ея ста­ло креп­ким и здо­ро­вым, а кра­со­та ея ли­ца ста­ла еще бо­лее по­ра­зи­тель­ною. Она об­ло­бы­за­ла ору­дия Хри­сто­вых стра­стей, а рав­но так­же по­це­ло­ва­ла и явив­ша­го­ся к ней Ан­ге­ла, и про­сла­ви­ла Бо­га. Небо­жи­тель по­сле се­го стал неви­дим.

С на­ступ­ле­ни­ем утра при­шли тем­нич­ные стра­жи и на­шли Па­рас­ке­ву здо­ро­вою и сто­яв­шею на мо­лит­ве; на ея те­ле не бы­ло ни од­ной ра­ны. Ис­пу­гав­шись, они воз­ве­сти­ли о том во­е­на­чаль­ни­ку. По­след­ний при­ка­зал при­ве­сти ее к се­бе и, уви­дев ее здо­ро­вою, уди­вил­ся: он не ожи­дал, чтобы она оста­лась жи­вой от ужас­ных ран. Сно­ва удив­ля­ясь необык­но­вен­ной ея кра­со­те, он ска­зал ей: "Па­рас­ке­ва, ты ви­дишь, как на­ши бо­ги по­ща­ди­ли твою кра­со­ту и со­хра­ни­ли те­бя, да­ро­вав те­бе жизнь". Свя­тая на это ска­за­ла: "О во­е­на­чаль­ник, по­ка­жи мне да­ро­вав­ших мне жизнь!"

Во­е­на­чаль­ник по­слал ее в храм сво­их бо­гов, чтобы она по­смот­ре­ла на их идо­лов. С ней по­шли так­же идоль­ские жре­цы и мно­же­ство на­ро­да; они все ду­ма­ли, что Па­рас­ке­ва же­ла­ет по­кло­нить­ся их бо­гам. Ко­гда они во­шли в храм, в ко­то­ром бы­ло мно­же­ство идо­лов, Па­рас­ке­ва мыс­лен­но по­мо­ли­лась Еди­но­му Ис­тин­но­му, пре­бы­ва­ю­ще­му в выш­них Бо­гу и, схва­тив за но­гу идо­ла Апол­ло­на, ска­за­ла: "Я те­бе, без­душ­но­му, и всем вме­сте с то­бою на­хо­дя­щим­ся тлен­ным идо­лам го­во­рю: так при­ка­зы­ва­ет вам Гос­подь мой Иисус Хри­стос – па­ди­те все вы на зем­лю и пре­вра­ти­тесь в прах". И вот по сло­ву свя­той па­ли и раз­сы­па­лись все идо­лы. То­гда все вы­бе­жа­ли из идоль­ска­го хра­ма и ста­ли взы­вать: "Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский!" Сквер­ные жре­цы, уви­дев раз­ру­ше­ние и ги­бель сво­их идо­лов, при­шли к во­е­на­чаль­ни­ку и, пла­ча, ска­за­ли ему: "Во­е­на­чаль­ник! Мы го­во­ри­ли те­бе – умерт­ви сию вол­шеб­ни­цу, так как она обо­льща­ет наш го­род, а ты не по­слу­шал нас, и вот она ныне сво­им волх­во­ва­ни­ем со­кру­ши­ла всех на­ших бо­гов".

Ис­пол­нив­шись яро­сти, во­е­на­чаль­ник с гне­вом стал так до­пра­ши­вать свя­тую Па­рас­ке­ву: "Ка­ки­ми волх­во­ва­ни­я­ми ты сде­ла­ла сие"? Свя­тая от­ве­ча­ла: «С име­нем Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста на устах я во­шла в храм бо­гов ва­ших и так по­мо­ли­лась мо­е­му Гос­по­ду: Явись мне, Спа­си­тель мой, – Ты, Ко­то­рый да­ро­вал мне жизнь. И вот Сам Гос­подь мой и Бог мой явил­ся мне, а твои бо­ги, лишь толь­ко уви­де­ли Его, от стра­ха за­тре­пе­та­ли и, упав­ши на зем­лю, раз­би­лись, по­ка­зы­вая тем, что ес­ли они не мо­гут по­мочь се­бе, то как по­мо­гут дру­гим!"

То­гда во­е­на­чаль­ник при­ка­зал вновь по­ве­сить Па­рас­ке­ву на дре­ве и па­лить ея реб­ра све­ча­ми. И, па­ли­мая ог­нем, свя­тая воз­дох­ну­ла к Бо­гу и ска­за­ла: "Гос­подь и Бог мой, Со­зда­тель и Про­мыс­ли­тель всей тва­ри! Ты про­хла­дил го­ря­щую печь трем от­ро­кам, Ты из­ба­вил от ог­ня пер­во­му­че­ни­цу Фек­лу, спа­си же и ме­ня, недо­стой­ную, от рук этих му­чи­те­лей".

И вне­зап­но явил­ся Ан­гел, при­кос­нул­ся к све­чам, и за­пы­лал весь­ма силь­ный огонь, ис­тре­бив­ший мно­же­ство бе­з­за­кон­ни­ков. А на­род взы­вал: "Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский!"

И уве­ро­ва­ло во Хри­ста то­гда мно­же­ство на­ро­да; во­е­на­чаль­ник же, за­ме­тив вол­не­ние в на­ро­де, бо­ял­ся, как бы на него не воз­стал на­род, и при­ка­зал усек­нуть свя­тую ме­чем. В то вре­мя, как от­се­че­на бы­ла ея го­ло­ва, неко­то­рые слы­ша­ли го­лос на небе, про­из­но­ся­щий: "Ра­дуй­тесь, пра­вед­ни­ки, так как вен­ча­ет­ся му­че­ни­ца Па­рас­ке­ва!"

Хри­сти­ане с бла­го­го­ве­ни­ем по­хо­ро­ни­ли те­ло свя­той в ея до­ме. Так, окон­чив по­двиг му­че­ния, пре­крас­ней­шая де­ви­ца ото­шла к сво­е­му Же­ни­ху, неся вме­сто елея кровь: она ныне все­ли­лась с муд­ры­ми де­ва­ми в чер­то­ге Хри­сто­вом.

На дру­гой день утром без­за­кон­ный во­е­на­чаль­ник вы­ехал на охо­ту, но конь его вне­зап­но раз­сви­ри­пел и сбро­сил его в овраг; упав­ши, во­е­на­чаль­ник раз­бил­ся и так зло­счаст­но ис­пу­стил свою ока­ян­ную ду­шу.

Свя­тая же и чи­стая ду­ша ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы ото­шла к Гос­по­ду, и от чест­ных ея мо­щей по­да­ва­лись бо­ля­щим мно­гие ис­це­ле­ния, во сла­ву Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Ему ­же со От­цем и Ду­хом Свя­тым да бу­дет честь и по­кло­не­ние во ве­ки, аминь.