Канон святому апостолу Фоме

Припев: Святы́й апо́столе Фомо́, моли́ Бо́га о нас.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 19 октября (06 октября ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Триста́ты кре́пкия, Рожде́йся от Де́вы, безстра́стия во глубине́ души́ трича́стное потопи́, молю́ся, да Тебе́, я́ко в тимпа́не, во умерщвле́нии телесе́ побе́дное воспою́ пе́ние.

Безнача́льна Сы́на Бо́жия, Бо́га Сло́ва, я́вльшагося на земли́, зра́ком Су́щим по на́м, Его́же ви́дел еси́, сла́вне, Его́же и ру́ки дла́нию, и ребро́ осяза́л еси́, умоли́ спасти́ па́ству твою́.

Зна́тель та́йных, и утро́бы истязу́яй, и сердца́ испыту́яй, Бо́г мо́й Иису́с, тя́, Фомо́ всеблаже́нне, Своего́ Богоявле́ния служи́теля, и свиде́теля, и апо́стола Боже́ственна прия́т.

Во́д та́инственных река́ ты́ показа́лся еси́, напая́ющая, Фомо́, лице́ земли́; церко́вный же со́нм струя́ми Богозна́ния и шу́мом Ду́ха многобо́жную пре́лесть отгна́л еси́.

Богоро́дичен: Сме́рти и тли́ потреби́тельница су́щи, нетле́ния исто́чник ро́ждшая, Христа́, Богоро́дице Всепе́тая, и безсме́ртия украси́вшаго благода́тию челове́ческое естество́, Пречи́стая.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не му́дростию, и си́лою, и бога́тством хва́лимся, но Тобо́ю, О́тчею Ипоста́сною Му́дростию, Христе́: не́сть бо свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Доброде́тели добро́тою благоле́пен сы́й подо́бяся самови́дче, и чудесы́, инди́ов злови́дное све́том Боже́ственным озари́в, и ве́рою просвети́л еси́ те́х помраче́ние.

Заре́ю разже́гся самоде́тельством Ду́ха, я́ко стрела́ Богосве́тлая, по́слан бы́л еси́, Богоприя́тне, и ми́р просвети́л еси́, Фомо́, чудесы́.

Тайнонауче́н Боже́ственныя му́дрости догма́том, я́коже ско́рость мо́лнии преходя́щия, апо́столе Фомо́, све́том просвети́л еси́ ми́ра концы́.

Богоро́дичен: Неискусобра́чная, Бо́га пло́тию ро́ждши, страсте́й прило́ги коле́блема мя́ утверди́: не́сть бо, Пречи́стая, ра́зве Тебе́ помо́щницы.

Седа́лен, гла́с 8.

Мре́жею слове́с Боже́ственных ры́бы улови́в слове́сныя, сия́ прине́сл еси́ нача́ток Бо́гу на́шему, и в Христо́вы я́звы жела́я облещи́ся, подо́бник стра́сти Его́ яви́лся еси́. Те́м, соше́дшеся по до́лгу, чти́м, апо́столе сла́вне, всепра́зднственную па́мять твою́ и согла́сно вопии́м ти́: моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние дарова́ти чту́щим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Богоро́дичен: Я́ко Де́ву и Еди́ну в жена́х, Тя́, без се́мене Ро́ждшую Бо́га пло́тию, вси́ ублажа́ем ро́ди челове́честии: о́гнь бо всели́ся в Тя́ Божества́ и, я́ко младе́нца, дои́ши Зижди́теля и Го́спода. Те́м А́нгельский и челове́ческий ро́д досто́йно сла́вим пресвято́е рождество́ Твое́ и согла́сно вопие́м Ти́: моли́ Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою пресвято́му рождеству́ Твоему́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Седя́й в сла́ве на Престо́ле Божества́, во о́блаце ле́гце прии́де Иису́с Пребоже́ственный, нетле́нною дла́нию, и спасе́ зову́щия: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Велича́йшим чуде́с явле́нием наче́н и догма́тов Боже́ственных сла́ву све́тле излага́я, вселе́нную объя́л еси́ пропове́данием, взыва́ющу: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Я́ко самови́дца тя́ Сло́ва и те́плаго служи́теля, и Того́ сла́вы и вели́чествия свиде́теля, и я́ко ве́рна строи́теля, и апо́стола восхваля́ем тя́, блаже́нне Фомо́, всече́стне.

Я́коже неве́стный черто́г и ски́нию Небе́сную, основа́ние на Ка́мени краеуго́льнем утверди́в, назда́л еси́, блаже́нне всеприснопа́мятне, зову́щим: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Богоро́дичен: Зе́млю неора́нную, Кла́с жи́зни возде́лавшую, и о́блак ле́гкий, ту́чу, Жизнода́вца источи́вшую, Всесвяту́ю Де́ву имену́ем, зову́ще: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Нечести́вии не у́зрят сла́вы Твое́й, Христе́, но мы́ Тя́, Единоро́дне, Оте́ческия сла́вы сия́ние Божества́, от но́щи у́тренююще, воспева́ем Тя́, Человеколю́бче.

Осия́н, апо́столе, сла́вою Христо́вою и, ребро́ животво́рное осяза́в, поче́рпл еси́ неизследи́мую Богосло́вия пучи́ну и ми́р обогати́л еси́.

Не прише́д к пе́рвому Твоему́ вхо́ду Фома́, не ве́руя же ученико́м, ве́ровав же последи́, ра́дуяся, возопи́, Тя́, Бо́га и Го́спода возвеща́я, Многоми́лостиве.

Я́ко не́бо одушевле́нное, сла́ву Твою́, Христе́, гро́мом духо́вным Фома́ возопи́, испове́дуя и Бо́га, и Го́спода, Тя́ ве́рным благовести́.

Богоро́дичен: Победи́теля покажи́, Всенепоро́чная, у́м страсте́й и помышле́ний стремле́ния покори́ си́х, Богоневе́сто, Бо́га Ро́ждшая, Спаси́теля ду́ш на́ших.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Пожру́ Ти́ со гла́сом хвале́ния, Го́споди, Це́рковь вопие́т Ти́, от бесо́вския кро́ве очи́щшися ра́ди ми́лости от ре́бр Твои́х исте́кшею Кро́вию.

Все́х неве́рие, Фомо́, душегу́бное, неве́рование твое́, блаже́нне, исцеля́ет: ты́ бо несумне́нно гвозде́й же и копия́ я́звы испыта́л еси́. Испусти́л еси́, я́ко си́лен, Христе́, апо́стола, я́ко стрелу́ изощре́ну, в сердца́ вра́г Твои́х, Жизнода́вче, и коры́стей объя́тие Тебе́ си́х приведе́.

Же́ртвы и́дольския, Ще́дре, упраздни́л еси́, закла́н бы́в на Дре́ве, и заколе́нии святы́ми Богоглаго́ливых апо́стол, подража́ющих Твоя́ страда́ния.

Богоро́дичен: О чу́до, все́х чуде́с нове́йшее: я́ко Де́ва во утро́бе вся́ческая Содержа́щаго, неискусому́жно заче́нши, не тесновмести́.

Конда́к, гла́с 4.

Прему́дрости благода́ти испо́лнен, Христо́в апо́стол и служи́тель и́стинный в покая́нии вопия́ше Тебе́: Ты́ мо́й еси́ Бо́г же и Госпо́дь.

И́кос.

Госпо́дню ученику́ и вели́кому тайнопове́дателю, Фоме́ Богоглаго́ливому, Пе́тр возопи́: ви́дехом Го́спода. Рече́ же то́й: а́ще не ви́жду а́з я́звы ру́к Его́, не уве́рую, вопия́ше близне́ц. Тогда́ Влады́ка все́х, я́коже ра́б прии́де, хотя́ спасти́ вся́, и глаго́лет Фоме́: осяжи́ ру́ки Моя́ и ре́бра и не не ве́руй: А́з бо е́смь Госпо́дь и Бо́г тво́й. О́н же с покая́нием возопи́: Ты́ мо́й еси́ Бо́г же и Госпо́дь.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ Авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем опаля́еми, взыва́ху: Благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

С вы́шними ликостоя́ньми, я́ко апо́стол, ра́дуяся, лику́еши, блаже́нне, на небесе́х, воспева́еши же, веселя́ся: Благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

От коне́ц до коне́ц протече́ твое́ веща́ние и глаго́л твои́х Боже́ственных предложе́ние, зову́щия науча́ющее: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Хра́м бы́л еси́ ты́ Тро́ицы, прехва́льне, те́мже и хра́мы и́дольския и куми́ры разруши́л еси́, апо́столе, хра́мы же воздви́г во сла́ву и хвалу́ Христа́ Бо́га.

Богоро́дичен: Зако́нныя рабо́ты Твои́м Рождество́м изба́вихомся: Ты́ бо, Богоро́дице, Изба́вителя неискусому́жно на́м родила́ еси́. Благослове́нна ты́ в жена́х еси́, Всенепоро́чная Влады́чице.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О́троки благочести́выя в пещи́ Рождество́ Богоро́дичо спасло́ е́сть. Тогда́ у́бо образу́емое, ны́не же де́йствуемое, вселе́нную всю́ воздвиза́ет пе́ти Тебе́: Го́спода по́йте дела́ и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

С Бо́гом бесе́дуя вопло́щшимся, пло́ть забы́в, яви́лся еси́, блаже́нне, преми́рным же обоже́нием обогати́лся еси́, приближе́нием к Бо́гу Боготвори́мь, и, Го́спода по́йте, зовя́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки. Любо́вию Христу́ сочета́вся, сме́рть с Ни́м, блаже́нне, возлюби́л еси́, и со апо́столом Твои́м и́дем, веща́в, и с ни́м сме́рть прии́мем: Го́спода по́йте, вопия́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Ва́с Христо́с апо́столы, о́блаки во́льнаго дождя́ показа́, ту́чами наводня́ющия Боже́ственнаго позна́ния Це́ркви, прему́дрии, и напая́ющия пою́щих: Го́спода по́йте дела́ и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Поро́ков и скве́рн чиста́ и вся́кия святы́ни еси́ хра́м, Сло́во Всесвято́е, вся́ освяща́ющее, Отцу́ Собезнача́льное, породила́ еси́. Те́м Тя́, Де́во, пое́м и превозно́сим во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ка́мень нерукосе́чный, от несеко́мыя горы́, Тебе́, Де́во, краеуго́льный отсече́ся, Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́. Те́м, веселя́щеся, Тя́, Богоро́дице, велича́ем.

Колесни́ца светоно́сная яви́лся еси́ седя́щаго Сло́ва, на благоле́пнейшей твое́й души́ и Богоно́сней носи́ма, ко спасе́нию, сла́вне, направля́я пою́щих тя́.

Твою́ преблаже́нную па́мять соверша́юще, мо́лим вся́каго треволне́ния изба́витися хода́тайством дерзнове́ния твоего́, е́же, я́ко Христо́в апо́стол, и́маши, Богови́дче всече́стне.

Дне́сь па́мять твою́ вси́, Фомо́ апо́столе, соверша́ем, освяти́ и просвети́ ве́рою искуше́ний, и обстоя́ний, и страсте́й вся́ких избавля́я моли́твами твои́ми.

Богоро́дичен: Красе́н прозябе́ Кла́с от земли́ Деви́ческия, Бо́жие Сло́во, И́мже пита́емся ве́рнии, в Не́мже и живе́м и составля́емся. Те́м Тя́, Ро́ждшую, я́ко Богоро́дицу велича́ем.

Свети́лен.

Самови́дче и апо́столе Христа́ Всеще́драго, ми́р дарова́ти все́й вселе́нней и побе́ды во́инству на́шему, и прегреше́ний оставле́ние, и спасе́ние испроси́ тя́, Фомо́, восхваля́ющим я́ко ученика́ Богоглаго́лива.

Я́ко со́лнце восто́ка, инди́ом посла́ся, Фомо́ апо́столе, пресве́тлое, апо́столов сла́во, и те́х омраче́ние све́том слове́с твои́х и Тро́ическою ве́рою просвети́л еси́. Те́м святу́ю твою́ и Боже́ственную пра́зднуем па́мять.

Богоро́дичен: Моле́бницу Ти́ приво́дим и те́плую Засту́пницу, Пречи́стую Ма́терь Твою́, ве́рнии по до́лгу: сподо́би рабы́ Твоя́ причасти́тися сла́вы Твоея́, Христе́, и пра́ведных насле́дия, и пи́щи ра́йския, и да́ждь Ца́рство Небе́сное.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Трїста́ты крѣ̑пкїѧ, рожде́йсѧ ѿ дв҃ы, безстра́стїѧ во глꙋбинѣ̀ дꙋшѝ трича́стное потопѝ, молю́сѧ: да тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ въ тѷмпа́нѣ, во ᲂу҆мерщвле́нїи тѣлесѐ побѣ́дное воспою̀ пѣ́нїе.

Безнача́льна сн҃а бж҃їѧ, бг҃а сло́ва ꙗ҆́вльшагосѧ на землѝ зра́комъ сꙋ́щимъ по на́мъ, є҆го́же ви́дѣлъ є҆сѝ, сла́вне, є҆гѡ́же и҆ рꙋ́ки дла́нїю и҆ ребро̀ ѡ҆сѧза́лъ є҆сѝ, ᲂу҆молѝ спастѝ па́ствꙋ твою̀.

Зна́тель та́йныхъ, и҆ ᲂу҆трѡ́бы и҆стѧзꙋ́ѧй и҆ сердца̀ и҆спытꙋ́ѧ, бг҃ъ мо́й і҆и҃съ, тѧ̀, ѳѡмо̀ всебл҃же́нне, своегѡ̀ бг҃оѧвле́нїѧ слꙋжи́телѧ и҆ свидѣ́телѧ, и҆ а҆пⷭ҇ла бж҃е́ственна прїѧ́тъ.

Во́дъ та́инственныхъ рѣка̀ ты̀ показа́лсѧ є҆сѝ, напаѧ́ющаѧ, ѳѡмо̀, лицѐ землѝ: цр҃ко́вный же со́нмъ стрꙋѧ́ми бг҃озна́нїѧ, и҆ шꙋ́момъ дх҃а, многобо́жнꙋю пре́лесть ѿгна́въ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Сме́рти и҆ тлѝ потреби́тельница сꙋ́щи, нетлѣ́нїѧ и҆сто́чникъ ро́ждшаѧ хрⷭ҇та̀, бцⷣе всепѣ́таѧ, и҆ безсме́ртїѧ ᲂу҆краси́вшаго бл҃года́тїю, человѣ́ческое є҆стество̀, пречⷭ҇таѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Не мꙋ́дростїю, и҆ си́лою, и҆ бога́тствомъ хва́лимсѧ, но тобо́ю, ѻ҆́ч҃ею ѵ҆поста́сною мꙋ́дростїю, хрⷭ҇тѐ: нѣ́сть бо свѧ́тъ, па́че тебє̀, чл҃вѣколю́бче.

Добродѣ́тели добро́тою благолѣ́пенъ сы́й подо́бѧсѧ, самови́дче, и҆ чꙋдесы̀, і҆нді́ѡвъ ѕлови́дное свѣ́томъ бжⷭ҇твеннымъ ѡ҆зари́въ, и҆ вѣ́рою просвѣти́лъ є҆сѝ тѣ́хъ помраче́нїе.

Заре́ю разже́гсѧ самодѣ́тельствомъ дх҃а, ꙗ҆́кѡ стрѣла̀ бг҃освѣ́тлаѧ по́сланъ бы́лъ є҆сѝ, бг҃опрїѧ́тне, и҆ мі́ръ просвѣти́лъ є҆сѝ, ѳѡмо̀, чꙋдесы̀.

Тайнонаꙋче́нъ бжⷭ҇твенныѧ мꙋ́дрости догма́тѡмъ, ꙗ҆́коже ско́рость мо́лнїи преходѧ́щїѧ, а҆пⷭ҇ле ѳѡмо̀, свѣ́томъ просвѣти́лъ є҆сѝ мі́ра концы̀.

Бг҃оро́диченъ: Неискꙋсобра́чнаѧ бг҃а пло́тїю ро́ждши, страсте́й прилѡ́ги коле́блема мѧ̀ ᲂу҆твердѝ: нѣ́сть бо, пречⷭ҇таѧ, ра́звѣ тебє̀ помо́щницы.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Мре́жею слове́съ бжⷭ҇твенныхъ ры̑бы ᲂу҆лови́въ словє́сныѧ, сїѧ̑ прине́слъ є҆сѝ нача́токъ бг҃ꙋ на́шемꙋ: и҆ въ хрⷭ҇то́вы ꙗ҆́звы жела́ѧ ѡ҆блещи́сѧ, подо́бникъ стрⷭ҇ти є҆гѡ̀ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ. тѣ́мъ соше́дшесѧ по до́лгꙋ чти́мъ, а҆пⷭ҇ле сла́вне, всепра́зднственнꙋю па́мѧть твою̀, и҆ согла́снѡ вопїе́мъ тѝ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, чтꙋ́щымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ дв҃ꙋ и҆ є҆ди́нꙋ въ жена́хъ, тѧ̀ безъ сѣ́мене ро́ждшꙋю бг҃а пло́тїю всѝ ᲂу҆блажа́емъ ро́ди человѣ́честїи: ѻ҆́гнь бо всели́сѧ въ тѧ̀ бжⷭ҇тва̀, и҆ ꙗ҆́кѡ млⷣнца дои́ши зижди́телѧ и҆ гдⷭ҇а. тѣ́мъ а҆́гг҃льскїй и҆ человѣ́ческїй ро́дъ досто́йнѡ сла́вимъ прест҃о́е ржⷭ҇тво̀ твоѐ, и҆ согла́снѡ вопїе́мъ тѝ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, покланѧ́ющымсѧ вѣ́рою прест҃о́мꙋ ржⷭ҇твꙋ̀ твоемꙋ̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Сѣдѧ́й въ сла́вѣ на прⷭ҇то́лѣ бж҃ества̀, во ѻ҆́блацѣ ле́гцѣ прїи́де і҆и҃съ пребжⷭ҇твенный, нетлѣ́нною дла́нїю, и҆ спасѐ зовꙋ́щыѧ: сла́ва, хрⷭ҇тѐ, си́лѣ твое́й.

Велича́йшимъ чꙋде́съ ꙗ҆вле́нїемъ наче́нъ, и҆ догма́тѡвъ бжⷭ҇твенныхъ сла́вꙋ свѣ́тлѣ и҆злага́ѧ, вселе́ннꙋю ѡ҆б̾ѧ́лъ є҆сѝ проповѣ́данїемъ взыва́ющꙋ: сла́ва, хрⷭ҇тѐ, си́лѣ твое́й.

Ꙗ҆́кѡ самови́дца тѧ̀ сло́ва, и҆ те́плаго слꙋжи́телѧ, и҆ тогѡ̀ сла́вы и҆ вели́чествїѧ свидѣ́телѧ, и҆ ꙗ҆́кѡ вѣ́рна строи́телѧ, и҆ а҆пⷭ҇ла восхвалѧ́емъ тѧ̀, блаже́нне ѳѡмо̀ всече́стне.

Ꙗ҆́коже невѣ́стный черто́гъ, и҆ ски́нїю нбⷭ҇нꙋю, ѡ҆снова́нїе на ка́мени краеꙋго́льнѣмъ ᲂу҆тверди́въ, назда́лъ є҆сѝ, блаже́нне всеприснопа́мѧтне, зовꙋ́щымъ: сла́ва, хрⷭ҇тѐ, си́лѣ твое́й.

Бг҃оро́диченъ: Зе́млю неѡра́ннꙋю, кла́съ жи́зни воздѣ́лавшꙋю и҆ ѻ҆́блакъ ле́гкїй, тꙋ́чꙋ жизнода́вца и҆сточи́вшꙋю, всест҃ꙋ́ю дв҃ꙋ и҆менꙋ́емъ, зовꙋ́ще: сла́ва хрⷭ҇тѐ, си́лѣ твое́й.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Нечести́вїи не ᲂу҆́зрѧтъ сла́вы твоеѧ̀, хрⷭ҇тѐ: но мы́ тѧ, є҆диноро́дне, ѻ҆ч҃ескїѧ сла́вы сїѧ́нїе бжⷭ҇тва̀, ѿ но́щи ᲂу҆́тренююще, воспѣва́емъ тѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Ѡ҆сїѧ́нъ а҆пⷭ҇ле, сла́вою хрⷭ҇то́вою, и҆ ребро̀ животво́рное ѡ҆сѧза́въ, поче́рплъ є҆сѝ неизслѣ́димꙋю бг҃осло́вїѧ пꙋчи́нꙋ, и҆ мі́ръ ѡ҆богати́лъ є҆сѝ.

Не прише́дъ къ пе́рвомꙋ твоемꙋ̀ вхо́дꙋ ѳѡма̀, не вѣ́рꙋѧ же ᲂу҆ч҃никѡ́мъ, вѣ́ровавъ же послѣдѝ, ра́дꙋѧсѧ, возопѝ, тѧ̀ бг҃а и҆ гдⷭ҇а возвѣща́ѧ, многоми́лостиве.

Ꙗ҆́кѡ нб҃о ѡ҆дꙋшевле́нное сла́вꙋ твою̀, хрⷭ҇тѐ, гро́момъ дꙋхо́внымъ ѳѡма̀ возопѝ, и҆сповѣ́дꙋѧ и҆ бг҃а и҆ гдⷭ҇а тѧ̀ вѣ̑рнымъ благовѣстѝ.

Бг҃оро́диченъ: Побѣди́телѧ покажѝ, всенепоро́чнаѧ, ᲂу҆́мъ страсте́й, и҆ помышле́нїй стремлє́нїѧ покорѝ си́хъ, бг҃оневѣ́сто, бг҃а ро́ждшаѧ, сп҃си́телѧ дꙋ́шъ на́шихъ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Пожрꙋ́ ти со гла́сомъ хвале́нїѧ, гдⷭ҇и, цр҃ковь вопїе́тъ тѝ, ѿ бѣсо́вскїѧ кро́ве ѡ҆чи́щшисѧ, ра́ди ми́лости ѿ ре́бръ твои́хъ и҆сте́кшею кро́вїю.

Всѣ́хъ невѣ́рїе, ѳѡмо̀, дꙋшегꙋ́бное, невѣ́рованїе твоѐ, бл҃же́нне, и҆сцѣлѧ́етъ: ты́ бо несꙋмнѣ́ннѡ гвозде́й же и҆ копїѧ̀ ꙗ҆́звы и҆спыта́лъ є҆сѝ.

И҆спꙋсти́лъ є҆сѝ ꙗ҆́кѡ си́ленъ, хрⷭ҇тѐ, а҆пⷭ҇ла, ꙗ҆́кѡ стрѣлꙋ̀ и҆з̾ѡщре́нꙋ, въ сердца̀ вра̑гъ твои́хъ, жизнода́вче, и҆ коры́стей ѡ҆б̾ѧ́тїе тебѣ̀ си́хъ приведѐ.

Жє́ртвы і҆́дѡльскїѧ, ще́дре, ᲂу҆праздни́лъ є҆сѝ, закла́нъ бы́въ на дре́вѣ, и҆ заколє́нїи ст҃ы́ми бг҃оглаго́ливыхъ а҆пⷭ҇лъ, подража́ющихъ твоѧ̑ страда̑нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Ѽ чꙋ́до, всѣ́хъ чꙋде́съ новѣ́йшее! ꙗ҆́кѡ дв҃а во ᲂу҆тро́бѣ всѧ́чєскаѧ содержа́щаго неискꙋсомꙋ́жнѡ заче́нши не тѣсновмѣстѝ.

Конда́къ, гла́съ д҃.

Премꙋ́дрости бл҃года́ти и҆спо́лненъ, хрⷭ҇то́въ а҆пⷭ҇лъ, и҆ слꙋжи́тель и҆́стинный, въ покаѧ́нїи вопїѧ́ше тебѣ̀: ты̀ мо́й є҆сѝ бг҃ъ же и҆ гдⷭ҇ь.

І҆́косъ:

Гдⷭ҇ню ᲂу҆ч҃никꙋ̀, и҆ вели́комꙋ тайноповѣ́дателю, ѳѡмѣ̀ бг҃оглаго́ливомꙋ пе́тръ возопѝ: ви́дѣхомъ гдⷭ҇а. рече́ же то́й: а҆́ще не ви́ждꙋ а҆́зъ ꙗ҆́звы рꙋ́къ є҆гѡ̀, не ᲂу҆вѣ́рꙋю, вопїѧ́ше близне́цъ: тогда̀ влⷣка всѣ́хъ, ꙗ҆́коже ра́бъ прїи́де, хотѧ̀ спастѝ всѧ̑, и҆ глаго́летъ ѳѡмѣ̀: ѡ҆сѧжѝ рꙋ́ки моѧ̑ и҆ ре́бра, и҆ не не вѣ́рꙋй: а҆́зъ бо є҆́смь гдⷭ҇ь и҆ бг҃ъ тво́й. ѻ҆́нъ же съ покаѧ́нїемъ возопѝ: ты̀ мо́й є҆сѝ бг҃ъ же и҆ гдⷭ҇ь.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы персі́дстѣй, любо́вїю благоче́стїѧ па́че, не́жели пла́менемъ ѡ҆палѧ́еми, взыва́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Съ вы́шними ликостоѧ́ньми, ꙗ҆́кѡ а҆пⷭ҇лъ, ра́дꙋѧсѧ ликꙋ́еши, блаже́нне, на нб҃сѣ́хъ, воспѣва́еши же веселѧ́сѧ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Ѿ конє́цъ до конє́цъ протечѐ твоѐ вѣща́нїе и҆ глагѡ́лъ твои́хъ бжⷭ҇твенныхъ предложе́нїе, зовꙋ́щыѧ наꙋча́ющее: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Хра́мъ бы́лъ є҆сѝ ты̀ трⷪ҇цы, прехва́льне, тѣ́мже и҆ хра́мы і҆́дѡльскїѧ, и҆ кꙋмі́ры разрꙋши́лъ є҆сѝ, а҆пⷭ҇ле, хра́мы же воздви́гъ во сла́вꙋ и҆ хвалꙋ̀ хрⷭ҇та̀ бг҃а.

Бг҃оро́диченъ: Зако́нныѧ рабо́ты твои́мъ ржⷭ҇тво́мъ и҆зба́вихомсѧ: ты́ бо, бцⷣе, и҆зба́вителѧ неискꙋсомꙋ́жнѡ на́мъ родила̀ є҆сѝ. бл҃гослове́нна ты̀ въ жена́хъ є҆сѝ, всенепоро́чнаѧ влⷣчце.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троки благочести̑выѧ въ пещѝ ржⷭ҇тво̀ бг҃оро́дичо спасло̀ є҆́сть. тогда̀ ᲂу҆́бѡ ѡ҆бразꙋ́емое, ны́нѣ же дѣ́йствꙋемое, вселе́ннꙋю всю̀ воздвиза́етъ пѣ́ти тебѣ̀: гдⷭ҇а по́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во всѧ̑ вѣ́ки.

Съ бг҃омъ бесѣ́дꙋѧ вопло́щшимсѧ, пло́ть забы́въ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ блаже́нне, премі́рнымъ же ѡ҆боже́нїемъ ѡ҆богати́лсѧ є҆сѝ, приближе́нїемъ къ бг҃ꙋ бг҃отвори́мь, и҆ гдⷭ҇а по́йте, зовѧ̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во всѧ̑ вѣ́ки.

Любо́вїю хрⷭ҇тꙋ̀ сочета́всѧ, сме́рть съ ни́мъ, бл҃же́нне, возлюби́лъ є҆сѝ, и҆ со а҆пⷭ҇ломъ твои́мъ и҆́демъ, вѣща́въ, и҆ съ ни́мъ сме́рть прїи́мемъ: гдⷭ҇а по́йте, вопїѧ̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во всѧ̑ вѣ́ки.

Ва́съ хрⷭ҇то́съ а҆пⷭ҇лы, ѻ҆́блаки во́льнагѡ дождѧ̀ показа̀, тꙋ́чами наводнѧ́ющыѧ бжⷭ҇твеннагѡ позна́нїѧ цр҃кви премꙋ́дрїи, и҆ напаѧ́ющыѧ пою́щихъ: гдⷭ҇а по́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Поро́кѡвъ и҆ скве́рнъ чиста̀, и҆ всѧ́кїѧ ст҃ы́ни є҆сѝ хра́мъ, сло́во всест҃о́е всѧ̑ ѡ҆свѧща́ющее, ѻ҆ц҃ꙋ̀ собезнача́льное породила̀ є҆сѝ. тѣ́мъ тѧ̀, дв҃о, пое́мъ и҆ превозно́симъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ка́мень нерꙋкосѣ́чный ѿ несѣко́мыѧ горы̀ тебє̀, дв҃о, краеꙋго́льный ѿсѣче́сѧ, хрⷭ҇то́съ, совокꙋпи́вый разстоѧ̑щаѧсѧ є҆стєства̀. тѣ́мъ, веселѧ́щесѧ, тѧ̀, бцⷣе, велича́емъ.

Колесни́ца свѣтоно́снаѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, сѣдѧ́щагѡ сло́ва, на благолѣ́пнѣйшей твое́й дꙋшѝ и҆ бг҃оно́снѣй носи́ма, ко спасе́нїю, сла́вне, направлѧ́ѧ пою́щихъ тѧ̀.

Твою̀ пребл҃же́ннꙋю па́мѧть соверша́юще, мо́лимъ, всѧ́кагѡ треволне́нїѧ и҆зба́витисѧ, хода́тайствомъ дерзнове́нїѧ твоегѡ̀, є҆́же ꙗ҆́кѡ хрⷭ҇то́въ а҆пⷭ҇лъ и҆́маши, бг҃ови́дче всече́стне.

Дне́сь па́мѧть твою̀ всѝ, ѳѡмо̀ а҆пⷭ҇ле, соверша́емъ, ѡ҆свѧтѝ и҆ простѝ, вѣ́рою и҆скꙋше́нїй, и҆ ѡ҆бстоѧ́нїй, и҆ страсте́й всѧ́кихъ и҆збавлѧ́ѧ, моли́твами твои́ми.

Бг҃оро́диченъ: Красе́нъ прозѧбѐ кла́съ ѿ землѝ дв҃и́ческїѧ, бж҃їе сло́во, и҆́мже пита́емсѧ, вѣ́рнїи, въ не́мже и҆ живе́мъ и҆ составлѧ́емсѧ. тѣ́мъ тѧ̀ ро́ждшꙋю ꙗ҆́кѡ бцⷣꙋ велича́емъ.

Свѣти́ленъ.

Самови́дче и҆ а҆пⷭ҇ле хрⷭ҇та̀ всеще́драгѡ, ми́ръ дарова́ти все́й вселе́ннѣй, и҆ побѣ̑ды во́инствꙋ на́шемꙋ, и҆ прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе и҆ спасе́нїе и҆спросѝ, тѧ̀ ѳѡмо̀, восхвалѧ́ющымъ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ч҃ника̀ бг҃оглаго́лива.

Ꙗ҆́кѡ со́лнце восто́ка і҆нді́ѡмъ посла́сѧ, ѳѡмо̀ а҆пⷭ҇ле, пресвѣ́тлое, а҆пⷭ҇лѡвъ сла́во: и҆ тѣ́хъ ѡ҆мраче́нїе свѣ́томъ слове́съ твои́хъ, и҆ трⷪ҇ческою вѣ́рою просвѣти́лъ є҆сѝ. тѣ́мъ свѧтꙋ́ю твою̀ и҆ бжⷭ҇твеннꙋю пра́зднꙋемъ па́мѧть.

Бг҃оро́диченъ: Моле́бницꙋ тѝ приво́димъ и҆ те́плꙋю застꙋ́пницꙋ, пречⷭ҇тꙋю мт҃рь твою̀ вѣ́рнїи по до́лгꙋ. сподо́би рабы̑ твоѧ̑ причасти́тисѧ сла́вы твоеѧ̀, хрⷭ҇тѐ, и҆ пра́ведныхъ наслѣ́дїѧ, и҆ пи́щи ра́йскїѧ, и҆ да́ждь црⷭ҇тво нбⷭ҇ное.

Краткое житие апостола Фомы Дидима (Близнеца)

Свя­той апо­стол Фо­ма был ро­дом из га­ли­лей­ско­го го­ро­да Па­не­ады и за­ни­мал­ся ры­бо­лов­ством. Услы­шав бла­го­ве­стие Иису­са Хри­ста, он всё оста­вил и по­сле­до­вал за Ним. Апо­стол Фо­ма вхо­дит в чис­ло Дво­е­на­де­ся­ти­цы свя­тых апо­сто­лов, 12 уче­ни­ков Спа­си­те­ля.

По сви­де­тель­ству Свя­щен­но­го Пи­са­ния, свя­той апо­стол не по­ве­рил рас­ска­зам дру­гих уче­ни­ков о Вос­кре­се­нии Иису­са Хри­ста: "Аще не ви­жу на ру­ку Его яз­вы гвоз­дин­ныя, и вло­жу пер­ста мо­е­го в яз­вы гвоз­дин­ныя, и вло­жу ру­ку мою в реб­ра Его, не иму ве­ры" (Ин.20,25). На вось­мой день по­сле Вос­кре­се­ния Гос­подь явил­ся апо­сто­лу Фо­ме и по­ка­зал Свои ра­ны. "Гос­подь мой и Бог мой!" – вос­клик­нул свя­той апо­стол (Ин.20,28). "Фо­ма, быв­ший неко­гда сла­бее дру­гих апо­сто­лов в ве­ре, – го­во­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, – сде­лал­ся по бла­го­да­ти Бо­жи­ей му­же­ствен­нее, рев­ност­нее и неуто­ми­мее всех их, так что обо­шел со сво­ей про­по­ве­дью по­чти всю зем­лю, не убо­яв­шись воз­ве­щать Сло­во Бо­жие на­ро­дам ди­ким". По Цер­ков­но­му Пре­да­нию, свя­той апо­стол Фо­ма ос­но­вал хри­сти­ан­ские Церк­ви в Па­ле­стине, Ме­со­по­та­мии, Пар­фии, Эфи­о­пии и Ин­дии. Про­по­ведь Еван­ге­лия апо­стол за­пе­чат­лел му­че­ни­че­ской смер­тью. За об­ра­ще­ние ко Хри­сту сы­на и су­пру­ги пра­ви­те­ля ин­дий­ско­го го­ро­да Ме­лиа­по­ра (Ме­ли­пу­ра) свя­той апо­стол был за­клю­чен в тем­ни­цу, пре­тер­пел пыт­ки, и, на­ко­нец, прон­зен­ный пя­тью ко­пья­ми, ото­шел ко Гос­по­ду. Ча­сти мо­щей свя­то­го апо­сто­ла Фо­мы есть в Ин­дии, Вен­грии и на Афоне. С име­нем апо­сто­ла Фо­мы свя­за­на Ара­вий­ская (или Ара­пет­ская) ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри (6 сен­тяб­ря).

Апо­сто­лу Фо­ме мо­лят­ся при бес­по­ко­я­щем ду­шу неве­рии, как са­мо­му про­шед­ше­му это тяж­кое со­сто­я­ние.

См. так­же: "Со­бор свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных две­на­дца­ти Апо­сто­лов" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Полное житие апостола Фомы Дидима (Близнеца)

Свя­той апо­стол Фо­ма, на­зы­ва­е­мый Близ­нец[1], ро­дил­ся в га­ли­лей­ском го­ро­де Па­не­аде[2]. Ко­гда Гос­подь наш Иисус Хри­стос во вре­мя Сво­е­го пре­бы­ва­ния на зем­ле с людь­ми про­хо­дил по го­ро­дам и се­ле­ни­ям, уча на­род и ис­це­ляя вся­кие бо­лез­ни, Фо­ма, услы­шав его про­по­ведь и уви­дев его чу­де­са, при­ле­пил­ся к Нему всею ду­шою. На­сы­ща­ясь слад­ки­ми сло­ва­ми Иису­са Хри­ста и со­зер­ца­ни­ем Его пре­свя­то­го Ли­ца, Фо­ма хо­дил за Ним и был удо­сто­ен Гос­по­дом при­чис­ле­ния к ли­ку две­на­дца­ти Апо­сто­лов, с ко­и­ми и сле­до­вал за Хри­стом до са­мых его спа­си­тель­ных стра­да­ний. По вос­кре­се­нии же Гос­по­да свя­той Фо­ма сво­им недо­ве­ри­ем к сло­вам дру­гих апо­сто­лов о сем еще бо­лее уси­лил ве­ру Церк­ви Хри­сто­вой, ибо в то вре­мя, как про­чие уче­ни­ки Хри­сто­вы го­во­ри­ли: «Мы ви­де­ли Гос­по­да», он не хо­тел им по­ве­рить, до­ко­ле сам не уви­дит Хри­ста и не при­кос­нет­ся к его яз­вам. Спу­стя во­семь дней по Вос­кре­се­нии, ко­гда все уче­ни­ки со­бра­лись вме­сте и Фо­ма был с ни­ми, Гос­подь явил­ся им и ска­зал Фо­ме:

«По­дай перст твой сю­да и по­смот­ри ру­ки Мои; по­дай ру­ку твою и вло­жи в реб­ра Мои; и не будь неве­ру­ю­щим, но ве­ру­ю­щим».

Уви­дев Хри­ста и при­кос­нув­шись к жи­во­нос­ным его реб­рам, Фо­ма вос­клик­нул:

«Гос­подь мой и Бог мой» (Ин.20:24-29).

Это со­бы­тие с Фо­мою са­мым на­гляд­ным об­ра­зом убеж­да­ет всех в ис­тин­но­сти Вос­кре­се­ния Гос­под­ня, по­то­му что Хри­стос явил­ся уче­ни­кам не как при­зрак и не в ином ка­ком-ли­бо те­ле, но в том же са­мом, в ко­ем по­стра­дал ра­ди на­ше­го спа­се­ния.

По­сле воз­не­се­ния Иису­са Хри­ста на небо и со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха апо­сто­лы бро­си­ли меж­ду со­бою жре­бий, ку­да каж­до­му из них ид­ти для про­по­ве­да­ния Сло­ва Бо­жия. Фо­ме вы­пал жре­бий ид­ти в Ин­дию, чтобы про­све­тить по­мра­чен­ные язы­че­ством стра­ны и на­учить ис­тин­ной ве­ре раз­лич­ные оби­тав­шие там на­ро­ды – пар­фян и ми­дян, пер­сов и гир­кан, бак­трий­цев и брах­ма­нов и всех са­мых даль­них оби­та­те­лей Ин­дии[3].

Фо­ма очень скор­бел о том, что он по­сы­ла­ет­ся к та­ким ди­ким на­ро­дам; но ему явил­ся в ви­де­нии Гос­подь, укреп­ляя его и по­веле­вая быть му­же­ствен­ным и не стра­шить­ся, и обе­щал Сам пре­бы­вать с ним. Он ско­ро ука­зал ему и воз­мож­ность про­ник­нуть в сии стра­ны.

Царь ин­дий­ский Гун­да­фор, же­лая вы­стро­ить се­бе дво­рец как мож­но ис­кус­нее, по­слал куп­ца сво­е­го Ава­на в Па­ле­сти­ну, чтобы он по­ис­кал там та­ко­го ис­кус­но­го стро­и­те­ля, ко­то­рый был бы опы­тен в по­строй­ках и мог бы по­стро­ить та­кие же па­ла­ты, ка­кие бы­ли у рим­ских им­пе­ра­то­ров. С сим са­мым Ава­ном Гос­подь и по­ве­лел Фо­ме ид­ти в ин­дий­ские стра­ны. Ко­гда Аван ис­кал ис­кус­ных ар­хи­тек­то­ров в Па­не­аде, Фо­ма встре­тил­ся с ним и вы­дал се­бя за че­ло­ве­ка, опыт­но­го в стро­и­тель­ном ис­кус­стве. Аван, на­няв его, во­шел с ним в ко­рабль, и они от­пра­ви­лись в путь, поль­зу­ясь бла­го­при­ят­ным вет­ром.

Ко­гда они при­ста­ли к од­но­му го­ро­ду, то услы­ша­ли здесь звук труб и иных му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов. Царь то­го го­ро­да от­да­вал за­муж свою дочь и по­слал гла­ша­та­ев опо­ве­щать по все­му го­ро­ду, чтобы на бра­ко­со­че­та­ние со­би­ра­лись бо­га­тые и бед­ные, ра­бы и при­шель­цы, а ес­ли кто прид­ти не за­хо­чет, тот бу­дет под­ле­жать цар­ско­му су­ду. Услы­хав сие, Аван с Фо­мою, бо­ясь, как при­шель­цы, раз­гне­вать ца­ря, ес­ли не по­слу­ша­ют его, по­шли на брач­ное тор­же­ство во двор цар­ский. Ко­гда все усе­лись и ста­ли ве­се­лить­ся, апо­стол сел на са­мом по­след­нем ме­сте и ни­че­го не ел, не при­ни­мал уча­стия и в ве­се­лье, но по­гру­зил­ся в раз­мыш­ле­ния. Все смот­ре­ли на него как на стран­ни­ка и ино­пле­мен­ни­ка. Те же, кто воз­ле­жа­ли ря­дом с ним[4], го­во­ри­ли ему:

– За­чем ты при­шел сю­да, ко­гда ни­че­го не ешь и не пьешь?

Апо­стол ска­зал в от­вет:

– Я при­шел сю­да не для то­го, чтобы есть и пить, но чтобы ис­пол­нить во­лю ца­ря, ибо гла­ша­таи гром­ко опо­ве­ща­ли, что ес­ли кто не явит­ся на брак, то бу­дет под­ле­жать цар­ско­му су­ду.

В то вре­мя сре­ди пи­ро­вав­ших на­хо­ди­лась од­на жен­щи­на ев­рей­ка, ко­то­рая пре­крас­но иг­ра­ла на сви­ре­ли, при­пе­вая каж­до­му из воз­ле­жав­ших ка­кое-ни­будь при­вет­ствие. Уви­дев Фо­му, ко­то­рый не ве­се­лил­ся, но лишь ча­сто под­ни­мал взо­ры на небо, она по­ня­ла, что он – иуде­я­нин, и, иг­рая пе­ред ним, пе­ла ему на ев­рей­ском язы­ке та­кой при­пев: «Един есть Бог – иудей­ский, со­тво­рив­ший небо и зем­лю».

Апо­стол же, слу­шая этот при­пев с удо­воль­стви­ем, про­сил ее несколь­ко раз по­вто­рять те сло­ва.

Ви­но­чер­пий, ви­дя, что апо­стол не ве­се­лит­ся, уда­рил его по ли­цу, го­во­ря:

– Ты по­зван на брак – не будь же пе­ча­лен, а ве­се­лись, при­со­еди­нив­шись к пью­щим.

То­гда апо­стол ска­зал уда­рив­ше­му его:

– Да воз­даст те­бе Гос­подь за сие еще в сей жиз­ни, и я пусть уви­жу ру­ку, уда­рив­шую ме­ня, вла­чи­мою псом на по­каз мно­гим!

Несколь­ко вре­ме­ни спу­стя уда­рив­ший апо­сто­ла ви­но­чер­пий вы­шел к ко­лод­цу, на­ме­ре­ва­ясь при­не­сти го­стям во­ды для раз­бав­ле­ния ви­на. Там вне­зап­но на­пал на него лев, по­ва­лил и умерт­вил его и, вы­со­сав из него кровь, уда­лил­ся. То­гда при­бе­жа­ли со­ба­ки, рас­тер­за­ли те­ло его на ча­сти, а один чер­ный пес, схва­тив­ши его пра­вую ру­ку, при­во­лок ее на пир и бро­сил пред все­ми. Все при­сут­ство­вав­шие там, уви­дев­ши сие, при­шли в ужас и спра­ши­ва­ли, чья эта ру­ка. Жен­щи­на же, иг­рав­шая на сви­ре­ли, вос­клик­ну­ла:

– Что-то необы­чай­ное та­ин­ствен­ное со­вер­ша­ет­ся ныне у нас: с на­ми на­хо­дит­ся в чис­ле воз­ле­жа­щих или Бог, или по­слан­ник Бо­жий. Ибо я ви­де­ла, как ви­но­чер­пий уда­рил од­но­го че­ло­ве­ка, и слы­ша­ла, что сей че­ло­век ска­зал по-ев­рей­ски: «Пусть я уви­жу пра­вую ру­ку твою вла­чи­мою псом на по­каз мно­гим», что, как вы все ви­ди­те, и сбы­лось.

По­сле этих слов на всех на­пал страх.

По окон­ча­нии пи­ра царь, услы­хав о про­ис­шед­шем, при­звал к се­бе свя­то­го апо­сто­ла Фо­му и ска­зал:

– Вой­ди во дво­рец и бла­го­сло­ви от­дан­ную за­муж дочь мою.

Апо­стол, вой­дя в опо­чи­валь­ню, стал по­учать но­во­брач­ных це­ло­муд­рию и хра­не­нию чи­сто­го дев­ства и, по­мо­лив­шись за них, бла­го­сло­вил их и уда­лил­ся. Во сне но­во­брач­ные уви­да­ли Иису­са, Ко­то­рый явил­ся им в об­ра­зе апо­сто­ла Фо­мы и с лю­бо­вью об­ни­мал их. Муж, по­ду­мав, что пред ним – Фо­ма, ска­зал ему:

– Ты вы­шел от нас рань­ше всех – ка­ким об­ра­зом ты сно­ва очу­тил­ся здесь?

Гос­подь от­вет­ство­вал:

– Я – не Фо­ма, а брат его, и все, от­рек­ши­е­ся от ми­ра и по­сле­до­вав­шие за Мною так же, как и он, не толь­ко бу­дут Мо­и­ми бра­тья­ми в бу­ду­щей жиз­ни, но и на­сле­ду­ют Мое цар­ство. Итак, не за­будь­те, де­ти Мои, то­го, что со­ве­то­вал вам Мой брат, и ес­ли, со­глас­но его со­ве­ту, вы со­хра­ни­те непо­роч­ным свое дев­ство, то удо­сто­и­тесь нетлен­ных вен­цов в Мо­ем небес­ном чер­то­ге[5].

Ска­зав сие, Гос­подь стал неви­дим; они же, про­бу­див­шись от сна, рас­ска­за­ли друг дру­гу то, что ви­де­ли во сне, и, встав­ши, всю ночь усерд­но мо­ли­лись Бо­гу; сло­ва же, ска­зан­ные им, хра­ни­ли в сво­ем серд­це, как дра­го­цен­ные жем­чу­жи­ны.

Утром царь во­шел в опо­чи­валь­ню, где на­хо­ди­лись но­во­брач­ные, и на­шел их си­дя­щи­ми от­дель­но друг от дру­га. В недо­уме­нии он спро­сил их о при­чине та­ко­го уда­ле­ния друг от дру­га. Они же ска­за­ли ему в от­вет:

– Мы мо­лим­ся Бо­гу, чтобы Он дал нам си­лу до са­мой кон­чи­ны на­шей со­блю­дать в су­пру­же­стве со­вер­шен­ное це­ло­муд­рие, в ка­ко­вом пре­бы­ва­ем те­перь, чтобы быть за то увен­чан­ны­ми в небес­ном чер­то­ге нетлен­ны­ми вен­ца­ми, как обе­щал явив­ший­ся нам Гос­подь.

То­гда царь по­нял, что к со­хра­не­нию дев­ства убе­дил их стран­ник, быв­ший на­ка­нуне во двор­це, чрез­вы­чай­но раз­гне­вал­ся и тот­час по­слал сво­их слуг, чтобы они схва­ти­ли апо­сто­ла, но они не на­шли его, по­то­му что он вме­сте с Ава­ном уже от­плыл в Ин­дию.

При­быв­ши к ин­дий­ско­му ца­рю Гун­да­фо­ру, они пред­ста­ли пред ним, и Аван ска­зал:

– Вот, го­су­дарь, я при­вез к те­бе из Па­ле­сти­ны ис­кус­но­го стро­и­те­ля, чтобы он мог устро­ить па­ла­ты, ка­кие угод­но тво­е­му ве­ли­че­ству.

Царь об­ра­до­вал­ся, по­ка­зал Фо­ме то ме­сто, где он хо­тел стро­ить па­ла­ты, и, опре­де­лив раз­ме­ры их, дал ему боль­шое ко­ли­че­ство зо­ло­та для по­строй­ки, а сам от­пра­вил­ся в дру­гую стра­ну.

Фо­ма, по­лу­чив зо­ло­то, стал раз­да­вать его нуж­да­ю­щим­ся – ни­щим и убо­гим, сам же, под­ви­за­ясь в про­по­ве­да­нии Еван­ге­лия, об­ра­тил мно­гих к ве­ре во Хри­ста и кре­стил их.

В то вре­мя тот юно­ша, ко­то­рый по со­ве­ту Фо­мы обе­щал­ся хра­нить дев­ство вме­сте с же­ною сво­ею, услы­хав, что апо­стол в Ин­дии про­по­ве­ду­ет Хри­ста, вме­сте с нею при­был к апо­сто­лу. На­став­лен­ные свя­тым апо­сто­лом Хри­сто­вой ве­ре, они при­ня­ли от него Свя­тое Кре­ще­ние. Де­ви­ца по­лу­чи­ла при сем имя Пе­ла­гии и впо­след­ствии про­ли­ла кровь свою за Хри­ста, юно­ша же на­име­но­ван был Ди­о­ни­си­ем и впо­след­ствии удо­сто­ен са­на епи­ско­па.

Воз­вра­тив­шись с апо­столь­ским бла­го­сло­ве­ни­ем в свое оте­че­ство, они рас­про­стра­ня­ли сла­ву Име­ни Бо­жия, об­ра­щая невер­ных ко Хри­сту и со­зи­дая в го­ро­дах церк­ви.

По про­ше­ствии двух лет царь по­слал к апо­сто­лу узнать: ско­ро ли окон­чит­ся по­строй­ка па­лат? Апо­стол от­ве­тил по­слан­ным, что оста­ет­ся толь­ко по­ло­жить кры­шу. Царь об­ра­до­вал­ся, ибо по­ла­гал, что Фо­ма дей­стви­тель­но стро­ит ему на зем­ле дво­рец, и по­слал ему еще мно­го зо­ло­та, по­веле­вая по­ско­рее со­ору­дить для па­лат ве­ли­ко­леп­ную кры­шу.

Фо­ма, по­лу­чив еще зо­ло­то, воз­вел очи и ру­ки к небу, го­во­ря:

– Бла­го­да­рю Те­бя, Гос­по­ди Че­ло­ве­ко­люб­че, что Ты раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми устро­я­ешь спа­се­ние лю­дей!

И сно­ва он раз­дал при­слан­ное ца­рем зо­ло­то тем, кто про­сил у него по­мо­щи, а сам про­дол­жал усерд­но про­по­ве­до­вать Сло­во Бо­жие.

По про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни царь узнал, что Фо­ма да­же еще и не на­чи­нал при­во­дить в ис­пол­не­ние его по­ве­ле­ние, что все зо­ло­то роз­да­но убо­гим, а стро­и­тель и не ду­ма­ет о по­строй­ке, но, про­хо­дя по го­ро­дам и се­ле­ни­ям, про­по­ве­ду­ет ка­ко­го-то но­во­го Бо­га и со­вер­ша­ет див­ные чу­де­са. Царь при­шел в силь­ный гнев и по­слал слуг сво­их схва­тить апо­сто­ла. Ко­гда свя­то­го Фо­му при­ве­ли к ца­рю, тот спро­сил его:

– Вы­стро­ил ли ты па­ла­ты?

Фо­ма от­ве­чал:

– По­стро­ил, и при­том ве­ли­ко­леп­ные и пре­крас­ные.

То­гда царь ска­зал:

– Пой­дем же и по­смот­рим твой дво­рец.

Апо­стол от­ве­чал:

– В жиз­ни сво­ей ты не мо­жешь уви­дать двор­ца се­го, но ко­гда отой­дешь из сей жиз­ни, то­гда уви­дишь и, с ра­до­стью по­се­лив­шись в нем, бу­дешь жить там веч­но.

Царь, ду­мая, что он сме­ет­ся над ним, весь­ма оскор­бил­ся и по­ве­лел бро­сить его в тем­ни­цу вме­сте с при­вез­шим его куп­цом Ава­ном, где они долж­ны бы­ли то­мить­ся в ожи­да­нии му­чи­тель­ной смерт­ной каз­ни: царь на­ме­ре­вал­ся со­драть с них жи­вых ко­жу и сжечь их на ко­ст­ре.

Ко­гда они си­де­ли в тем­ни­це, Аван стал упре­кать апо­сто­ла:

– Ты, – го­во­рил он, – об­ма­нул и ме­ня, и ца­ря, на­звав­шись ис­кус­ней­шим стро­и­те­лем. И вот те­перь ты ис­тра­тил без поль­зы и цар­ское зо­ло­то, и жизнь мою по­гу­бил. Из-за те­бя я стра­даю и дол­жен уме­реть лю­тою смер­тью: царь же­сток и умерт­вит нас обо­их.

Апо­стол же, уте­шая его, го­во­рил:

– Не бой­ся, для нас не на­ста­ло еще вре­мя уми­рать; мы бу­дем жи­вы и сво­бод­ны, и царь по­чтит нас за те па­ла­ты, ко­то­рые я устро­ил ему в Царстве Небесном.

В ту же са­мую ночь цар­ский брат за­бо­лел и по­слал ска­зать ца­рю:

– Из-за тво­ей скор­би и я так­же стал тос­ко­вать и от сей тос­ки впал в бо­лезнь, от ко­то­рой те­перь уми­раю.

Немед­лен­но вслед за сим брат ца­ря дей­стви­тель­но умер. Царь, за­быв преж­нее свое огор­че­ние, впал в но­вую скорбь и неутеш­но ры­дал о смер­ти сво­е­го бра­та. Ан­гел же Бо­жий, взяв ду­шу умер­ше­го, воз­нес ее в небес­ные оби­те­ли и, об­хо­дя та­мош­ние се­ле­ния, по­ка­зы­вал ей мно­го­чис­лен­ные ве­ли­ко­леп­ные и бле­стя­щие па­ла­ты, меж­ду ко­и­ми од­на бы­ла так пре­крас­на и бле­стя­ща, что ее кра­со­ты и опи­сать невоз­мож­но. И спро­сил Ангел ду­шу:

– В ка­кой из всех па­лат те­бе бо­лее угод­но жить?

Она же, взи­рая на ту пре­крас­ней­шую па­ла­ту, ска­за­ла:

– Ес­ли бы мне бы­ло поз­во­ле­но пре­бы­вать хо­тя бы в уг­лу той па­ла­ты, то мне ни­че­го бы боль­ше не бы­ло нуж­но.

Ан­гел ска­зал ей:

– Ты не мо­жешь жить в сей па­ла­те, ибо она при­над­ле­жит тво­е­му бра­ту, на зо­ло­то ко­то­ро­го по­стро­ил ее из­вест­ный те­бе при­шлец Фо­ма.

И ска­за­ла ду­ша:

– Про­шу те­бя, гос­по­дин, от­пу­сти ме­ня к бра­ту, и я куп­лю у него сию па­ла­ту, ибо он еще не зна­ет кра­со­ты ее – и по­том, ку­пив ее, я сно­ва воз­вра­щусь сю­да.

То­гда Ан­гел воз­вра­тил ду­шу в те­ло, и умер­ший тот­час ожил и, как бы про­бу­див­шись от сна, спра­ши­вал окру­жав­ших его о бра­те и мо­лил, чтобы царь по­ско­рее при­шел к нему. Царь, услы­шав, что брат его ожил, весь­ма об­ра­до­вал­ся и по­спе­шил к нему, и, уви­дав его жи­вым, сде­лал­ся еще ра­дост­нее. Вос­крес­ший же на­чал го­во­рить ему:

– Я уве­рен, царь, что ты лю­бишь ме­ня, как сво­е­го бра­та; знаю, что ты без­утеш­но пла­кал обо мне и, ес­ли бы мож­но бы­ло осво­бо­дить ме­ня от смер­ти, то от­дал бы за то да­же до пол­цар­ства сво­е­го.

Царь от­ве­чал:

– Да, это со­вер­шен­ная прав­да.

– Ес­ли ты так лю­бишь ме­ня, – ска­зал на это брат ца­ря,– то про­шу у те­бя од­но­го да­ра – не от­ка­жи мне в нем.

Царь от­ве­чал:

– Все, чем я вла­дею в го­су­дар­стве мо­ем – все даю те­бе, лю­би­мо­му мо­е­му бра­ту, – и клят­вою под­твер­дил свое обе­ща­ние.

То­гда вос­крес­ший брат ска­зал:

– Дай мне па­ла­ту твою, ко­то­рую ты име­ешь на небе­сах, и возь­ми за нее все мое бо­гат­ство.

Царь, услы­шав та­кие сло­ва, при­шел в сму­ще­ние и мол­чал, как бы по­те­ряв спо­соб­ность го­во­рить. По­том он ска­зал:

– От­ку­да у ме­ня на небе­сах мо­жет быть па­ла­та?

– Во­ис­ти­ну, – от­ве­чал брат ца­ря, – на небе­сах есть та­кая па­ла­та, о ко­то­рой ты не зна­ешь и ка­кой ты ни­ко­гда не ви­дал во всей под­не­бес­ной. Ее по­стро­ил те­бе Фо­ма, ко­то­ро­го ты дер­жишь в тем­ни­це; я ви­дел ее и ди­вил­ся ее неска­зан­ной кра­со­те и про­сил по­ме­стить ме­ня хо­тя в од­ном уг­лу ее, но это мне не бы­ло доз­во­ле­но; ибо во­див­ший ме­ня Ан­гел ска­зал: нель­зя те­бе жить в ней, по­то­му, что это па­ла­та бра­та тво­е­го, ко­то­рую по­стро­ил из­вест­ный те­бе Фо­ма. Я про­сил Ан­ге­ла, чтобы он от­пу­стил ме­ня к те­бе, чтобы ку­пить у те­бя ту па­ла­ту. Итак, ес­ли ты лю­бишь ме­ня, от­дай ее мне и возь­ми вме­сто нее все мое име­ние.

То­гда царь воз­ра­до­вал­ся о воз­вра­ще­нии бра­та к жиз­ни и о па­ла­те, по­стро­ен­ной ему на небе­сах. И ска­зал он вос­крес­ше­му бра­ту:

– Воз­люб­лен­ный брат! Я клял­ся не от­ка­зать те­бе ни в чем, что на зем­ле мне под­власт­но, а той па­ла­ты, ко­то­рая на­хо­дит­ся на небе, я те­бе не обе­щал. Но ес­ли хо­чешь, то мы име­ем зод­че­го, ко­то­рый мо­жет по­стро­ить та­кую же па­ла­ту и те­бе.

Ска­зав сие, царь тот­час по­слал в тем­ни­цу слуг, чтобы вы­ве­сти от­ту­да свя­то­го Фо­му вме­сте с при­вед­шим его куп­цом Ава­ном. Ко­гда они яви­лись к ца­рю, сей по­след­ний по­спе­шил на­встре­чу к апо­сто­лу и пал ему в но­ги, про­ся у него про­ще­ния за свой грех про­тив него, со­де­ян­ный им по неве­де­нию. Апо­стол же, воз­бла­го­да­рив Бо­га, на­чал учить обо­их бра­тьев ве­ре в Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, – и они, уми­ля­ясь ду­шою, при­ни­ма­ли с лю­бо­вию сло­ва его. Вско­ре за­тем он кре­стил их и на­учил их жить по-хри­сти­ан­ски, а бра­тья мно­го­чис­лен­ны­ми ми­ло­сты­ня­ми сво­и­ми со­зда­ли се­бе веч­ные оби­те­ли на небе­сах. Про­быв с ни­ми несколь­ко вре­ме­ни и утвер­див их в свя­той ве­ре, апо­стол по­шел в дру­гие окрест­ные го­ро­да и се­ле­ния, под­ви­за­ясь в де­ле спа­се­ния душ че­ло­ве­че­ских.

В то вре­мя, ко­гда Фо­ма про­све­щал про­по­ве­дью Еван­ге­лия ин­дий­ские стра­ны, на­сту­пи­ло вре­мя чест­но­го пре­став­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри[6], и все апо­сто­лы из раз­ных стран вос­хи­ще­ны бы­ли на об­ла­ках небес­ных и пе­ре­не­се­ны в Геф­си­ма­нию[7], к од­ру Пре­бла­го­сло­вен­ной Де­вы. То­гда и свя­той апо­стол Фо­ма был вос­хи­щен из Ин­дии, но не по­спел при­быть к са­мо­му дню по­гре­бе­ния Бо­го­п­ро­слав­лен­но­го те­ла Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы. Это устро­е­но бы­ло Бо­жи­им из­во­ле­ни­ем для то­го, чтобы удо­сто­ве­рить ве­ру­ю­щих, что Ма­терь Бо­жия с те­лом бы­ла взя­та на небо. Ибо как от­но­си­тель­но вос­кре­се­ния Хри­сто­ва мы бо­лее утвер­ди­лись в ве­ре чрез неве­рие Фо­мы, так от­но­си­тель­но взя­тия на небе­са с пло­тью Пре­чи­стой Де­вы Ма­рии Бо­го­ро­ди­цы узна­ли вслед­ствие за­мед­ле­ния Фо­мы. Апо­стол при­был толь­ко на тре­тий день по­сле по­гре­бе­ния и скор­бел о том, что не мог быть в Геф­си­ма­нии в са­мый день по­гре­бе­ния, чтобы про­во­дить с про­чи­ми апо­сто­ла­ми те­ло Ма­те­ри Гос­по­да сво­е­го на ме­сто по­гре­бе­ния. То­гда, по об­ще­му со­гла­ше­нию свя­тых апо­сто­лов, для свя­то­го Фо­мы от­кры­ли гроб­ни­цу Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чтобы он, уви­дев пре­чест­ное те­ло, по­кло­нил­ся ему и уте­шил­ся в сво­ей пе­ча­ли. Но ко­гда от­кры­ли гроб­ни­цу, то не на­шли те­ла, а толь­ко од­ну ле­жав­шую там пла­ща­ни­цу. И от­сю­да все твер­до уве­ри­лись в том, что Ма­терь Бо­жия, по­доб­но Сы­ну Сво­е­му, вос­крес­ла в тре­тий день и с те­лом бы­ла взя­та на небе­са.

По­сле се­го Фо­ма сно­ва по­явил­ся в ин­дий­ских стра­нах и про­по­ве­до­вал там Хри­ста, об­ра­щая мно­гих к ве­ре зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми. При­быв в Ме­лиа­пор[8], он про­све­тил там мно­гих про­по­ве­дью Еван­ге­лия и утвер­дил их в свя­той ве­ре сле­ду­ю­щим чу­дом. На од­ном ме­сте ле­жа­ло необы­чай­ных раз­ме­ров де­ре­во, ко­то­рое не толь­ко лю­ди, но да­же и сло­ны не мог­ли сдви­нуть с ме­ста, Фо­ма же при­вя­зал к се­му де­ре­ву свой по­яс и на том по­я­се от­та­щил де­ре­во на де­сять ста­дий[9] и от­дал на по­стро­е­ние хра­ма Гос­под­ня. Уви­дев сие, ве­ру­ю­щие еще бо­лее укре­пи­лись в ве­ре, и из неве­ро­вав­ших мно­гие уве­ро­ва­ли. Апо­стол со­тво­рил там и дру­гое чу­до, еще боль­шее пер­во­го. Один язы­че­ский жрец убил сво­е­го сы­на и об­ви­нял в этом свя­то­го Фо­му, го­во­ря:

– Фо­ма убил мо­е­го сы­на.

В на­ро­де под­ня­лось вол­не­ние, и со­брав­ша­я­ся тол­па схва­ти­ла свя­то­го Фо­му, как убий­цу, и тре­бо­ва­ла, чтобы суд об­рек его на му­че­ние. Ко­гда же не на­хо­ди­лось ни­ко­го, кто мог бы за­сви­де­тель­ство­вать, что Фо­ма непри­ча­стен к то­му убий­ству, то апо­стол Хри­стов стал умо­лять су­дью и на­род:

– От­пу­сти­те ме­ня, и я, во имя Бо­га мо­е­го, спро­шу уби­то­го, чтобы он сам ска­зал, кто убил его.

Все по­шли с ним к те­лу уби­то­го жре­че­ско­го сы­на. Воз­ве­дя очи к небу, Фо­ма по­мо­лил­ся Бо­гу и по­том ска­зал мерт­ве­цу:

– Во имя Гос­по­да мо­е­го Иису­са Хри­ста по­веле­ваю те­бе, юно­ша, – ска­жи нам, кто убил те­бя?

И тот­час мерт­вец ска­зал:

– Мой отец убил ме­ня.

То­гда все вос­клик­ну­ли:

– Ве­лик Бог, Ко­е­го про­по­ве­ду­ет Фо­ма.

Апо­стол был осво­бож­ден, и жрец, та­ким об­ра­зом, сам по­пал в яму, ко­то­рую вы­ко­пал для апо­сто­ла. По­сле се­го чу­да ве­ли­кое мно­же­ство на­ро­да об­ра­ти­лось к Бо­гу и при­ня­ло Кре­ще­ние от апо­сто­ла.

За­тем апо­стол по­шел еще даль­ше, в Ка­ла­мид­скую стра­ну, где пра­вил царь Муз­дий. Про­по­ве­дуя здесь Хри­ста, свя­той об­ра­тил к ве­ре од­ну жен­щи­ну, по име­ни Син­ди­кию, пле­мян­ни­цу Ми­гдо­нии, же­ны цар­ско­го лю­бим­ца Ка­ри­зия. Син­ди­кия убеж­да­ла Ми­гдо­нию, чтобы она по­зна­ла ис­ти­ну и уве­ро­ва­ла во Еди­но­го Бо­га, Со­зда­те­ля всей все­лен­ной, Ко­е­го про­по­ве­ду­ет Фо­ма. То­гда Ми­гдо­ния ска­за­ла Син­ди­кии:

– Я хо­те­ла бы са­ма уви­дать то­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый про­по­ве­ду­ет ис­тин­но­го Бо­га, и услы­шать от него его уче­ние.

Син­ди­кия от­ве­ча­ла:

– Ес­ли хо­чешь уви­дать апо­сто­ла Бо­жия, одень­ся в плохую одеж­ду, как буд­то ты про­стая и бед­ная жен­щи­на, чтобы те­бе не быть узнан­ной, и то­гда пой­дем со мною.

Ми­гдо­ния так и сде­ла­ла и по­шла с Син­ди­ки­ей. Они на­шли апо­сто­ла, про­по­ве­ду­ю­ще­го Хри­ста, по­сре­ди боль­шой тол­пы про­стых и бед­ных лю­дей. Вме­шав­шись в тол­пу, они ста­ли слу­шать уче­ние Фо­мы, ко­то­рый мно­го го­во­рил о Хри­сте Гос­по­де и учил ве­ре в Него, при­чем го­во­рил так­же о смер­ти, о су­де и ге­енне и о цар­стве небес­ном. Слу­шая все сие, Ми­гдо­ния уми­ли­лась серд­цем и уве­ро­ва­ла во Хри­ста; воз­вра­тив­шись до­мой, она все вре­мя раз­мыш­ля­ла об апо­столь­ских сло­вах и, бе­се­дуя с пле­мян­ни­цей сво­ей Син­ди­ки­ей о Хри­сте, утвер­жда­лась в люб­ви к Нему. С то­го вре­ме­ни она ста­ла гну­шать­ся неве­ру­ю­щи­ми, как вра­га­ми Бо­жи­и­ми, и из­бе­гать вся­ко­го об­ще­ния с ни­ми в бе­се­дах и на пи­рах, а вме­сте с тем от­да­лять­ся во­об­ще от мир­ских удо­воль­ствий. Она ре­ши­ла так­же пре­кра­тить су­пру­же­ское со­жи­тель­ство с му­жем сво­им. Это глу­бо­ко опе­ча­ли­ло его, и ко­гда он не мог за­ста­вить Ми­гдо­нию из­ме­нить свое ре­ше­ние, то стал про­сить ца­ря Муз­дия, чтобы тот по­слал же­ну свою, ца­ри­цу Тер­ти­а­ну, уго­во­рить Ми­гдо­нию не гну­шать­ся су­пру­же­ским со­жи­ти­ем (ца­ри­ца Тер­ти­а­на и Ми­гдо­ния, же­на Ка­ри­зия, бы­ли род­ные сест­ры). Ца­ри­ца по­шла к Ми­гдо­нии и спро­си­ла ее, по ка­кой при­чине она не по­ви­ну­ет­ся му­жу.

Ми­гдо­ния от­ве­ча­ла:

– По­то­му, что он – языч­ник и враг Бо­жий[10], а я – ра­ба Еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га, Иису­са Хри­ста, и не хо­чу быть осквер­нен­ной че­ло­ве­ком неве­ру­ю­щим и нечи­стым.

Тер­ти­а­на по­же­ла­ла узнать, кто это Иисус Хри­стос, Ко­то­ро­го Ми­гдо­ния на­зы­ва­ет ис­тин­ным Бо­гом. То­гда Ми­гдо­ния из­ло­жи­ла пред нею про­по­ведь апо­сто­ла Фо­мы и учи­ла ее по­зна­нию ис­тин­ной ве­ры. Тер­ти­а­на, же­лая опре­де­лен­нее знать о Хри­сте и луч­ше на­учить­ся ве­ре, по­же­ла­ла ви­деть са­мо­го апо­сто­ла и слы­шать его про­по­ведь. По­со­ве­то­вав­шись с Ми­гдо­ни­ей, она тай­но по­сла­ла за апо­сто­лом и, при­звав­ши его, обе умо­ля­ли на­ста­вить их на путь ис­тин­ный. Он же, про­по­ве­дуя им Хри­ста, про­све­тил их све­том ве­ры, омыл ку­пе­лью Свя­то­го Кре­ще­ния и на­учил их хра­не­нию за­по­ве­дей Бо­жи­их и вся­ким доб­ро­де­те­лям. Тер­ти­а­на и Ми­гдо­ния, за­пе­чатлев­ши в серд­це сво­ем все, что им бы­ло ска­за­но, со­гла­си­лись обе слу­жить Гос­по­ду в чи­сто­те и не со­об­щать­ся с му­жья­ми сво­и­ми как с невер­ны­ми. Апо­стол же си­лою Бо­жи­ею про­дол­жал тво­рить мно­го­чис­лен­ные чу­де­са и ис­це­лять вся­кие неду­ги, и мно­гие, не толь­ко из про­сто­го на­ро­да, но да­же из цар­ских при­двор­ных, ви­дя зна­ме­ния, со­вер­ша­е­мые апо­сто­лом, и слу­шая его уче­ние, об­ра­ти­лись ко Хри­сту. Один из сы­но­вей са­мо­го ца­ря, по име­ни Азан, уве­ро­вал и кре­стил­ся у апо­сто­ла; ибо Сам Гос­подь дей­ство­вал чрез апо­сто­лов, умно­жая цер­ковь Свою и рас­про­стра­няя сла­ву име­ни Сво­е­го.

Ца­ри­ца Тер­ти­а­на, воз­вра­тив­шись от Ми­гдо­нии, пре­бы­ва­ла в мо­лит­ве и по­сте и про­дол­жа­ла от­ка­зы­вать­ся от плот­ско­го со­жи­тель­ства с му­жем сво­им. Царь, уди­вив­шись та­кой пе­ре­мене в жене сво­ей, ска­зал дру­гу сво­е­му Ка­ри­зию:

– Же­лая воз­вра­тить те­бе твою же­ну, я по­те­рял и свою соб­ствен­ную, и моя ста­ла еще ху­же от­но­сить­ся ко мне, чем твоя к те­бе.

По­сле се­го царь и Ка­ри­зий про­из­ве­ли са­мое стро­гое рас­сле­до­ва­ние о при­чине та­кой пе­ре­ме­ны, ко­то­рую они за­ме­ти­ли в сво­их же­нах, и узна­ли, что некий ино­стра­нец – при­ше­лец, по име­ни Фо­ма, на­учив их ве­ре Хри­сто­вой, убе­дил пре­кра­тить су­пру­же­ское со­жи­тие с сво­и­ми му­жья­ми. Узна­ли они так­же, что цар­ский сын Азан и мно­гие из слу­жи­те­лей цар­ско­го до­ма, а так­же на­чаль­ству­ю­щие ли­ца и бес­чис­лен­ное мно­же­ство про­сто­го на­ро­да, вслед­ствие про­по­ве­ди Фо­мы уве­ро­ва­ли во Хри­ста. Все сие при­ве­ло их в гнев, и они, схва­тив Фо­му, бро­си­ли его в тем­ни­цу. По­сле се­го апо­стол был пред­став­лен на суд ца­рю. Царь спро­сил его:

– Кто ты – раб или сво­бод­ный?

Фо­ма ска­зал:

– Я раб То­го, над Ко­им ты не име­ешь вла­сти.

Царь ска­зал:

– Ви­жу, что ты – лу­ка­вый раб, убе­жав­ший от гос­по­ди­на сво­е­го и при­шед­ший в эту зем­лю раз­вра­щать лю­дей и сму­щать жен на­ших. – Ска­жи же, кто гос­по­дин твой?

– Гос­по­дин мой, – от­ве­чал апо­стол, – Гос­подь неба и зем­ли, Бог и Тво­рец вся­кой тва­ри. Он по­слал ме­ня про­по­ве­до­вать Его свя­тое Имя и об­ра­щать лю­дей от за­блуж­де­ния.

Царь ска­зал:

– Пре­кра­ти, об­ман­щик, свои ко­вар­ные ре­чи и по­слу­шай­ся мо­е­го по­ве­ле­ния: как от­вра­тил ты сво­ею хит­ро­стью жен на­ших от нас, чтобы они не со­об­ща­лись с на­ми, так сно­ва об­ра­ти их к нам. Ибо ес­ли ты не сде­ла­ешь так, чтобы же­ны на­ши сно­ва жи­ли с на­ми в преж­ней люб­ви и об­ще­нии, то мы пре­да­дим те­бя лю­той смер­ти.

Апо­стол от­ве­чал:

– Не по­до­ба­ет ра­бы­ням Хри­сто­вым иметь су­пру­же­ское об­ще­ние с без­за­кон­ны­ми му­жья­ми и ве­ру­ю­щим быть осквер­нен­ны­ми зло­че­сти­вы­ми и неве­ру­ю­щи­ми.

Услы­хав это, царь по­ве­лел при­не­сти рас­ка­лен­ные же­лез­ные ли­сты и по­ста­вить на них апо­сто­ла бо­сы­ми но­га­ми. Ко­гда это бы­ло сде­ла­но, под листами вдруг по­яви­лась во­да, ко­то­рая и осту­ди­ла их. По­том свя­то­го Фо­му вверг­ли в жар­ко рас­топ­лен­ную печь, но на дру­гой день он вы­шел из нее жи­вым и невре­ди­мым.

По­сле се­го Ка­ри­зий об­ра­тил­ся к ца­рю с та­ким со­ве­том:

– За­ставь его по­кло­нить­ся и при­не­сти жерт­ву бо­гу солн­ца[11], чтобы он чрез то про­гне­вал Бо­га сво­е­го, Ко­то­рый со­хра­ня­ет его невре­ди­мым в му­че­ни­ях.

Ко­гда апо­стол был при­ве­ден к идо­лу солн­ца, то идол тот­час рас­то­пил­ся и рас­та­ял, как воск. Ве­ру­ю­щие ли­ко­ва­ли при ви­де та­ко­го мо­гу­ще­ства Небес­но­го Бо­га, и мно­же­ство невер­ных об­ра­ти­лось к Гос­по­ду. Идоль­ские же жре­цы воз­роп­та­ли на Фо­му за уни­что­же­ние их идо­ла, и сам царь, чрез­вы­чай­но оскор­бив­шись, ду­мал о том, ка­ким бы спо­со­бом его по­гу­бить; он бо­ял­ся, од­на­ко, на­ро­да и слуг сво­их и мно­гих вель­мож, уве­ро­вав­ших во Хри­ста.

Взяв Фо­му, царь вы­шел со сво­и­ми во­и­на­ми из го­ро­да, и все по­ду­ма­ли, что он же­ла­ет уви­деть от апо­сто­ла ка­кое-ни­будь чу­до. Прой­дя око­ло вер­сты, царь от­дал Фо­му в ру­ки пя­ти во­и­нам, при­ка­зав им взой­ти с ним на го­ру и прон­зить его там ко­пья­ми, а сам по­шел в го­род Ак­си­ум. Азан же, сын ца­ря, и один че­ло­век, по име­ни Си­фор, по­спе­ши­ли вслед за апо­сто­лом и, до­гнав его, пла­ка­ли о нем. То­гда Фо­ма, ис­про­сив у во­и­нов поз­во­ле­ние со­вер­шить мо­лит­ву, по­мо­лил­ся Гос­по­ду и ру­ко­по­ло­жил Си­фо­ра свя­щен­ни­ком, а Аза­на диа­ко­ном, и за­по­ве­до­вал им, чтобы они за­бо­ти­лись об умно­же­нии ве­ру­ю­щих и рас­про­стра­не­нии Церк­ви Хри­сто­вой. По­сле се­го во­и­ны прон­зи­ли его пя­тью ко­пья­ми, от­че­го он и скон­чал­ся. Си­фор и Азан дол­го опла­ки­ва­ли его и с че­стью по­греб­ли его свя­тое те­ло[12]. По со­вер­ше­нии по­гре­бе­ния они си­де­ли око­ло мо­ги­лы апо­сто­ла и скор­бе­ли. И вот свя­той явил­ся им, по­веле­вая, чтобы они шли в го­род и утвер­жда­ли бра­тию в ве­ре. Сле­дуя се­му по­ве­ле­нию учи­те­ля сво­е­го, свя­то­го апо­сто­ла Фо­мы, вспо­мо­ще­ству­е­мые его мо­лит­ва­ми, они успеш­но управ­ля­ли Цер­ко­вью Хри­сто­вою. Царь же Муз­дий и Ка­ри­зий дол­го му­чи­ли сво­их жен, но бы­ли не в со­сто­я­нии скло­нить их к ис­пол­не­нию сво­е­го же­ла­ния. По­няв, что же­ны ни­ко­гда до са­мой смер­ти не бу­дут по­ви­но­вать­ся им, они долж­ны бы­ли оста­вить их жить сво­бод­но, по сво­ей во­ле. Осво­бо­див­шись от бре­ме­ни су­пру­же­ско­го ига, жен­щи­ны про­во­ди­ли жизнь в стро­гом воз­дер­жа­нии и мо­лит­вах, слу­жа Гос­по­ду день и ночь, и при­но­си­ли доб­ро­де­тель­ною сво­ею жиз­нью ве­ли­кую поль­зу Церк­ви.

Несколь­ко лет спу­стя один из сы­но­вей ца­ря Муз­дия впал в бес­но­ва­ние, и ни­кто не мог ис­це­лить его, ибо в нем на­хо­дил­ся весь­ма лю­тый бес. Царь был чрез­вы­чай­но огор­чен бо­лез­нью сы­на сво­е­го и за­ду­мал от­крыть гроб­ни­цу свя­то­го апо­сто­ла с це­лью взять од­ну из ко­стей его те­ла и при­вя­зать ее сво­е­му сы­ну на шею, чтобы он из­ба­вил­ся от бе­сов­ско­го му­че­ния, ибо слы­шал он, что свя­той Фо­ма при жиз­ни сво­ей из­гнал мно­же­ство бе­сов из лю­дей. Ко­гда же царь хо­тел сде­лать это, ему явил­ся в сно­ви­де­нии свя­той Фо­ма и ска­зал:

– Жи­во­му ты не ве­рил, от мерт­во­го ли ду­ма­ешь най­ти по­мощь? Но не оста­вай­ся в сво­ем неве­рии, – и Гос­подь мой Иисус Хри­стос бу­дет к те­бе ми­ло­серд.

Сие сно­ви­де­ние еще бо­лее уси­ли­ло в ца­ре же­ла­ние от­крыть гроб­ни­цу апо­сто­ла. От­пра­вив­шись к ме­сту по­гре­бе­ния свя­то­го, Муз­дий от­крыл гроб, но мо­щей его там не на­шел, ибо один хри­сти­а­нин, тай­но взяв свя­тые мо­щи, унес их в Ме­со­по­та­мию и там по­ло­жил в по­до­ба­ю­щем ме­сте. Взяв зем­ли с то­го ме­ста, царь при­вя­зал ее к шее сы­на сво­е­го, го­во­ря:

– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте! Мо­лит­ва­ми апо­сто­ла Тво­е­го Фо­мы ис­це­ли сы­на мо­е­го, и я уве­рую в Те­бя.

И бес тот­час вы­шел из сы­на цар­ско­го, и от­рок вы­здо­ро­вел. То­гда царь Муз­дий уве­ро­вал во Хри­ста и со все­ми сво­и­ми вель­мо­жа­ми при­нял Кре­ще­ние от свя­щен­ни­ка Си­фо­ра. Ве­ли­кая ра­дость овла­де­ла серд­ца­ми ве­ру­ю­щих, ибо идо­лы бы­ли со­кру­ше­ны и хра­мы их ра­зо­ре­ны, и на ме­сте их со­ору­же­ны церк­ви Хри­сто­вы. Сло­во Бо­жие рас­про­стра­ня­лось и ве­ра свя­тая укреп­ля­лась. Царь по при­ня­тии Кре­ще­ния ка­ял­ся в сво­их преж­них гре­хах и у всех про­сил по­мо­щи и мо­литв. Пре­сви­тер же Си­фор го­во­рил всем ве­ру­ю­щим:

– Мо­ли­тесь за ца­ря Муз­дия, чтобы он по­лу­чил по­ми­ло­ва­ние от Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста и от­пу­ще­ние гре­хов сво­их.

И вся Цер­ковь мо­ли­лась за ца­ря. На том же ме­сте, где бы­ло по­гре­бе­но свя­тое те­ло апо­сто­ла, со­вер­ша­лись по мо­лит­вам его мно­гие чу­де­са во сла­ву Хри­ста Бо­га на­ше­го[13]. Да бу­дет Ему со От­цем и Свя­тым Ду­хом от нас честь и по­кло­не­ние во ве­ки! Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Фо­ма – в пе­ре­во­де с ев­рей­ско­го зна­чит: близ­нец; ина­че он име­но­вал­ся Ди­дим – гре­че­ское сло­во, обо­зна­ча­ю­щее то же са­мое.

[2] Га­ли­лея – се­вер­ная часть Па­ле­сти­ны. Па­не­ада – го­род Се­вер­ной Па­ле­сти­ны, при по­дош­ве го­ры Ер­мо­на, при во­сточ­ном ис­то­ке Иор­да­на, на се­вер­ной гра­ни­це ко­ле­на Неф­фа­ли­мо­ва, по­лу­чив­ший свое на­име­но­ва­ние от Па­ни­он, ме­стеч­ка и пе­ще­ры при по­дош­ве юж­но­го скло­на Ли­ва­на. Сы­ном Иро­да, ца­ря иудей­ско­го, Филип­пом го­род этот пе­ре­име­но­ван, в честь ке­са­ря (им­пе­ра­то­ра Рим­ско­го) Ти­ве­рия, Ке­са­ри­ей (Ке­са­рия Филип­по­ва). Те­перь этот неко­гда цве­ту­щий го­род на­хо­дит­ся в раз­ва­ли­нах, и на его ме­сте воз­вы­ша­ет­ся толь­ко неболь­шая де­ре­вень­ка.

[3] Ин­ди­ей в совре­мен­ном гео­гра­фи­че­ском смыс­ле на­зы­ва­ет­ся юж­ная часть Ази­ат­ско­го ма­те­ри­ка, за­клю­ча­ю­щая сред­ний из трех юж­ных по­лу­ост­ро­вов ма­те­ри­ка и со­сед­нюю часть ма­те­ри­ка до гро­мад­ных гор­ных це­пей, от­де­ля­ю­щих ее от цен­траль­ной Азии. Но древ­ние пи­са­те­ли неред­ко на­зы­ва­ли об­щим име­нем Ин­дии все юж­ные бо­га­тые стра­ны Азии, о ко­то­рых име­ли лишь смут­ные по­ня­тия. Ми­дяне жи­ли по со­сед­ству с Пер­си­ей, в за­пад­ной ча­сти Ира­на, к югу от Кас­пий­ско­го мо­ря, и бы­ли по­ко­ре­ны впо­след­ствии пер­са­ми. Пар­фяне жи­ли так­же по со­сед­ству с пер­са­ми, в об­шир­ной стране от Ев­фра­та до Ок­са и от Кас­пий­ско­го мо­ря до Ин­дий­ско­го; в III в. до Р. Хр. бы­ли по­ко­ре­ны рим­ля­на­ми. Пер­сы оби­та­ли в юж­ной ча­сти Ира­на. Гир­кане жи­ли по бе­ре­гам Ев­фра­та и Тиг­ра и бы­ли по­ко­ре­ны пер­са­ми. Бак­тряне оби­та­ли на се­ве­ро-во­сто­ке Ира­на. Брах­ма­ны – жи­те­ли соб­ствен­но Ин­дии, пре­иму­ще­ствен­но ин­дий­ские жре­цы.

[4] В древ­но­сти как у иуде­ев, так и у дру­гих на­ро­дов был обы­чай не си­деть, а воз­ле­жать за тра­пе­зою.

[5] Та­кое пре­воз­не­се­ние дев­ства ни­сколь­ко не сви­де­тель­ству­ет о том, чтобы и при брач­ном об­ще­нии невоз­мож­но бы­ло спа­се­ние су­пру­гов. Но, по уче­нию древ­них от­цов Церк­ви, дев­ствен­ни­ки по­лу­чат в Цар­стве Небес­ном выс­шую на­гра­ду, со­глас­но и апо­ка­лип­си­че­ско­му изо­бра­же­нию (Апок.14:1-5). По­се­му Гос­подь по Сво­е­му Бо­же­ствен­но­му пред­ве­де­нию, зная ду­хов­ные си­лы и спо­соб­ность к це­ло­муд­рен­ной жиз­ни вы­ше­упо­мя­ну­тых мо­ло­дых су­пру­гов, по­свя­щен­ной ис­клю­чи­тель­но Бо­гу, и убеж­да­ет их со­хра­нять свое дев­ство. При сем, по гре­че­ско­му под­лин­ни­ку му­че­ни­че­ских ак­тов св. апо­сто­ла Фо­мы, Гос­подь ука­зы­вал мо­ло­дым су­пру­гам и на то, что де­ти, ко­то­рые бы ро­ди­лись от них, бы­ли бы боль­ные, злые и несчаст­ные.

[6] Успе­ние Бо­го­ма­те­ри бы­ло в 15 го­ду по Воз­не­се­нии Гос­по­да, или в 48 го­ду по Р. Хр., по древ­не­му, об­ще­при­ня­то­му пре­да­нию.

[7] Геф­си­ма­ния – се­ле­ние или ме­сто око­ло Иеру­са­ли­ма, за по­то­ком Кедр­ским, при по­дош­ве го­ры Еле­он­ской, где был сад, в ко­то­ром Гос­подь мо­лил­ся пред Сво­и­ми стра­да­ни­я­ми, и где Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца за­ве­ща­ла по­ло­жить Свое пре­чи­стое те­ло. На­зва­ние свое это ме­сто по­лу­чи­ло от рос­ших там во мно­же­стве мас­лич­ных де­ре­вьев, из ко­их вы­де­лы­ва­лось мно­го олив­ко­во­го мас­ла (в пе­ре­во­де с ев­рей­ско­го Геф­си­ма­ния зна­чит: ме­сто мас­лин, или то­чи­ло, тис­ки для вы­жи­ма­ния со­ка из олив­ко­вых мас­лин). Сад Геф­си­ман­ский и те­перь по­ка­зы­ва­ют при по­дош­ве го­ры Еле­он­ской – с юж­ной ее сто­ро­ны, где на­хо­дит­ся по­гре­баль­ный вер­теп Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром на­хо­дит­ся и ныне гроб Ее.

[8] Ме­лиа­пор, или Ма­ли­пур – го­род на во­сточ­ном (Ко­ро­ман­дель­ском) бе­ре­гу по­лу­ост­ро­ва Ин­до­ста­на. – У хри­сти­ан этой ча­сти Азии из­древ­ле су­ще­ство­ва­ло пре­да­ние, что у них ве­ра Хри­сто­ва пер­во­на­чаль­но на­саж­де­на апо­сто­лом Фо­мою или его уче­ни­ка­ми. Ко­гда пор­ту­галь­цы в пер­вый раз в 1500 г. при­бы­ли к бе­ре­гам Ин­дии, то на­шли в Ма­ли­пу­ре по­се­ле­ние хри­сти­ан, ко­то­рые го­во­ри­ли, что они при­ня­ли ве­ру от апо­сто­ла Фо­мы, и этот го­род в кон­це про­шед­ше­го сто­ле­тия на­зы­ва­ли го­ро­дом св. Фо­мы. Во­об­ще ин­дий­ские хри­сти­ане из­древ­ле на­зы­ва­ют се­бя хри­сти­а­на­ми ап. Фо­мы и на­ча­ло сво­ей церк­ви воз­во­дят к се­му апо­сто­лу.

[9] Ста­дия – око­ло 88 са­жен, след., 10 ста­дий – око­ло 1 1/4 вер­сты.

[10] По уче­нию св. апо­сто­ла Пав­ла (1Кор.7:12-14), это не долж­но пре­пят­ство­вать про­дол­же­нию су­пру­же­ско­го об­ще­ния хри­сти­ан­ки с му­жем-языч­ни­ком, но по от­но­ше­нию к Ми­гдо­нии и Син­ди­кии ап. Фо­ма предъ­явил бо­лее стро­гое тре­бо­ва­ние, или, луч­ше ска­зать, са­ми они бы­ли бо­лее стро­ги и не по­же­ла­ли брач­но­го со­жи­тель­ства с язы­че­ски­ми су­пру­га­ми. Это об­сто­я­тель­ство объ­яс­ня­ет­ся, без со­мне­ния, тем, что толь­ко при ис­пол­не­нии это­го тре­бо­ва­ния мог­ло со­сто­ять­ся об­ра­ще­ние их му­жей в хри­сти­ан­ство, что и под­твер­жда­ет­ся са­мым ис­хо­дом все­го де­ла.

[11] Во всех древ­ней­ших язы­че­ских ре­ли­ги­ях обо­го­тво­ре­ние солн­ца иг­ра­ло весь­ма важ­ное зна­че­ние. В част­но­сти, по­кло­не­ние све­ти­лам небес­ным (так на­зы­ва­е­мый са­бе­изм) бы­ло рас­про­стра­не­но в древ­но­сти у всех во­сточ­ных на­ро­дов по пре­иму­ще­ству.

[12] Ме­сто му­че­ни­че­ской кон­чи­ны св. апо­сто­ла Фо­мы ука­зы­ва­ют в Ка­лур­мине – на од­ной вы­со­кой ска­ле, от­сто­я­щей вер­стах в 6-ти от Ма­ли­пу­ра, ку­да апо­стол ча­сто хо­дил для мо­лит­вы.

[13] По сви­де­тель­ству цер­ков­ных пи­са­те­лей, мо­щи свя­то­го апо­сто­ла Фо­мы впо­след­ствии (в 385 г.) пе­ре­не­се­ны бы­ли из Ин­дии в Ме­со­по­та­мию в го­род Эдес­су (ныне Ор­фа). В древ­них за­пад­ных мар­ти­ро­ло­гах под 3 июля по­ло­же­на па­мять пе­ре­не­се­ния его мо­щей в сей го­род. Но так как из­вест­но, что и в Ин­дии есть еще мо­щи св. ап. Фо­мы, то из­ве­стие о пе­ре­не­се­нии их в Эдес­су нуж­но по­ни­мать в смыс­ле пе­ре­не­се­ны из Ин­дии лишь ча­сти их. В Эдес­се над мо­ща­ми св. апо­сто­ла бы­ла по­стро­е­на, ве­ли­ко­леп­ная цер­ковь, ку­да из от­да­лен­ных стран сте­ка­лись бо­го­моль­цы. Впо­след­ствии часть мо­щей ап. Фо­мы бы­ла пе­ре­не­се­на в Кон­стан­ти­но­поль, где во имя его был со­здан храм при им­пе­ра­то­ре Ана­ста­сие (490–518 г.) цар­ским са­нов­ни­ком Аман­ци­ем. Во вре­мя чет­вер­то­го кре­сто­во­го по­хо­да (1204 г.) кре­сто­нос­цы сре­ди мно­же­ства дру­гих свя­тынь на­шли пра­вую ру­ку св. апо­сто­ла, ко­то­рую по­сле пя­то­го кре­сто­во­го по­хо­да вен­гер­ский ко­роль Ан­дрей II при­вез с со­бою в Вен­грию.