Канон святому мученику Севериану

Припев: Святы́й му́чениче Севериа́не, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 22 марта (09 марта ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Одержа́ше веле́ние нечести́вое жре́ти и́долом безду́шным же и глухи́м, побежда́ше же Христо́с, му́ченическими кре́пкими и до́блими противле́нии.

Свобожда́ше от у́з отмета́ющияся Христа́ и вся́, я́же обре́те чту́щия Того́ Бо́га, вся́чески начина́ше му́чити, но, прилу́чся тебе́, богому́дре, посрами́ся.

Удиви́л еси́, му́чениче, злочести́ваго, до́блественне устреми́вся на суди́щи, и бого́в ло́жных обличи́л еси́ со дерзнове́нием не́мощь, и гни́лость, и некре́пость.

Богоро́дичен: Вмести́ла еси́ еди́на небесы́ Невмести́маго, Отрокови́це, во утро́бе Твое́й, боголе́пне Все́льшагося в Тя́ и естество́ челове́ческое от Тебе́ Прие́мшаго.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ све́т омраче́нных, и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Ра́довался еси́, бие́мь за Христа́, му́дре, ра́нами неми́лостивно, име́л бо еси́ изве́стное боле́зней воздая́ние.

Жи́лами ссека́емь, измене́нием ча́стым, сла́вне, мучи́телей, и сие́, я́коже в чужде́м телеси́, не ощуща́л еси́.

Обре́л еси́ возме́здие от Христа́, му́дре, вене́ц прие́м пра́вды и ра́дость несконча́емую.

Богоро́дичен: Вся́, Бли́жняя моя́, добра́ и непоро́чна бы́сть, — Тя́ прови́дя дре́вле, вопия́ше Соломо́н в пе́снех.

Седа́лен, гла́с 1.

До́блестию души́ вооруже́н, богому́дре, изда́л еси́ себе́ к разли́чным му́кам, любо́вию распала́емь Влады́ки, пребога́те, те́м обличи́л еси́ мучи́телей неи́стовство и вене́ц от Бо́га прия́л еси́ побе́ды нетле́нный.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Ласка́нии мучи́тель твою́ умягчи́ти, му́чениче, кре́пость и победи́ти тя́ наде́яся, не́бо стреля́ти мня́ше.

Не чу́вствуеши, безу́мне, Христо́ву си́лу, укрепля́ющу мя́ проти́ву боле́знем и трудо́м? — мучи́телю взыва́л еси́, пресла́вне.

А́ще не бы́ си́ла свы́ше, пода́нная мне́, — мучи́телю взыва́ше Севериа́н, — ка́ко у́бо бы́х мо́гл, пло́ть сы́й, претерпе́ти отсече́ния уде́с?

Богоро́дичен: Пресвята́я Богоневе́сто, да́ждь ми́ по́мощь мольба́ми Твои́ми изба́витися льсти́ваго, да Тя́ сла́влю, наде́жду мою́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти́: Го́споди, спаси́ ны, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́, ино́го не ве́мы.

На дре́во воздви́жен бы́л еси́, сла́вне, и по те́лу стро́ган ногтьми́ за все́х Влады́чествующаго.

Бо́же мо́й, — вопия́л еси́, — укрепи́ по́двиг се́й сконча́ти мне́ муче́ния, стру́жему.

Я́ко ви́де тя́ мучи́тель, сла́вне, неосла́бне му́ки терпя́ща, ужасе́ся окая́нный.

Богоро́дичен: Наде́жда и предста́тельнице, и покро́ве мо́й, Богоро́дице, спаса́й мя́ мольба́ми Твои́ми от собла́зн змии́ных.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Ри́зу мне́ пода́ждь све́тлу, одея́йся све́том, я́ко ри́зою, Многоми́лостиве Христе́ Бо́же на́ш.

В темни́це тя́ заключи́ лю́тый и гла́дом пону́ди тя́ отврещи́ся Христа́, Его́же возлюби́л еси́, блаже́нне, от ю́ности.

Ведо́м, му́дре, в темни́цу, вся́ зря́щия тя́ Христа́ не отступи́ти, со дерзнове́нием уча́, нака́зовал еси́.

Мече́м усещи́ тя, му́чениче, лю́тый и безу́мный мучи́тель повеле́, не поже́рша и́долом, но ты́ небре́гл еси́.

Богоро́дичен: В ри́зу ми́ облещи́ся све́та Твои́ми моли́твами сотвори́, Богоневе́сто Влады́чице, в де́нь су́дный, пою́ща Тя́.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В нача́ле зе́млю основа́вый и небеса́ сло́вом утверди́вый, благослове́н еси́ во ве́ки, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Ка́мением о́стрым уста́ твоя́ сокруши́ нечести́вый, пропове́дающа со дерзнове́нием Христа́ посреде́ пребеззако́нников. Его́же сла́вы получи́в, ны́не лику́еши та́мо.

Пове́шен на стене́, страстоте́рпче, мучи́теля мно́гим гне́вом, к ка́мени тя́жку привя́зан, не отве́рглся еси́ Христа́, отце́в Бо́га препросла́вленна.

О, тве́рдаго противле́ния твоего́, блаже́нне! О, те́плыя любве́ к Зижди́телю! Ея́же ра́ди венце́м украси́ тя нетле́нным, до́бре пострада́вша.

Богоро́дичен: Ты́ мо́й еси́ све́т, Де́во Богоро́дице, Ты́ еси́ ра́дость и покро́в, и приста́нище мое́, Благослове́нная, и Тя́ сла́влю, я́ко ро́ждшую Бо́га отце́в на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и а́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Претерпе́л еси́ ра́ны до конца́, во́ине Христо́в, и преста́вился еси́, ра́дуяся, к вы́шнему, преблаже́нне, Ца́рствию.

Не посрами́лся еси́, Христа́ ра́ди, доблему́дренне, претерпе́в му́ки разли́чныя, те́мже и просла́вился еси́ во вся́ ве́ки.

Венцено́сец со страда́льцы ны́не лику́я и́стинно окру́г Царя́, помина́й ве́рою твою́ па́мять творя́щих.

Богоро́дичен: Богороди́тельнице, христиа́н предста́тельнице, изми́ ны вся́кия ну́жды, да Тя́ пое́м во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Рука́ми тебе́ лю́бящих, блаже́нне, твое́ те́ло опря́тано погребе́ся, я́ко свя́то, и исцеле́ний источа́ет струи́, в сла́ву Бо́жию.

О чу́до, ка́ко воста́ уме́рый о́трок и срета́ше твое́ те́ло на пути́, к погребе́нию несо́мо, му́чениче всечу́дне!

Получи́в ве́чное, блаже́нне, Ца́рство и Влады́це че́стне предстоя́, о пою́щих тя́ те́пле моли́ся.

Богоро́дичен: Диви́шася а́нгелов чинонача́лия, воплоще́нна зря́ще Тя́ нося́щую Творца́ веко́в, Присноде́ву.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Ѡ҆держа́ше велѣ́нїе нечести́вое, жре́ти і҆́дѡлѡмъ бездꙋ̑шнымъ же и҆ глꙋхи̑мъ: побѣжда́ше же хрⷭ҇то́съ. мч҃ническими крѣ́пкими и҆ до́блими противлє́нїи.

Свобожда́ше ѿ ᲂу҆́зъ ѿмета́ющыѧсѧ хрⷭ҇та̀, и҆ всѧ̑, ꙗ҆̀же ѡ҆брѣ́те чтꙋ́щыѧ того̀ бг҃а, всѧ́чески начина́ше мꙋ́чити: но прилꙋ́чсѧ тебѣ̀, бг҃омꙋ́дре, посрами́сѧ.

Оу҆диви́лъ є҆сѝ мч҃ниче ѕлочести́ваго, до́блественнѣ ᲂу҆стреми́всѧ на сꙋди́щи: и҆ богѡ́въ ло́жныхъ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ со дерзнове́нїемъ не́мощь и҆ гни́лость, и҆ некрѣ́пость.

Бг҃оро́диченъ: Вмѣсти́ла є҆сѝ є҆ди́на, нб҃сы̀ невмѣсти́маго, ѻ҆трокови́це, во ᲂу҆тро́бѣ твое́й, бг҃олѣ́пнѣ все́льшагосѧ въ тѧ̀, и҆ є҆стество̀ человѣ́ческое ѿ тебє̀ прїе́мшаго.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ є҆сѝ ᲂу҆твержде́нїе притека́ющихъ къ тебѣ̀ гдⷭ҇и, ты̀ є҆сѝ свѣ́тъ ѡ҆мраче́нныхъ, и҆ пое́тъ тѧ̀ дꙋ́хъ мо́й.

Ра́довалсѧ є҆сѝ бїе́мь за хрⷭ҇та̀ мꙋ́дре, ра́нами неми́лостивнѡ: и҆мѣ́лъ бо є҆сѝ и҆звѣ́стное болѣ́зней воздаѧ́нїе.

Жи́лами ссѣка́емь, и҆змѣне́нїемъ ча́стымъ, сла́вне, мꙋчи́телей, и҆ сїѐ ꙗ҆́коже въ чꙋжде́мъ тѣлесѝ не ѡ҆щꙋща́лъ є҆сѝ.

Ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ возме́здїе ѿ хрⷭ҇та̀, мꙋ́дре, вѣне́цъ прїе́мъ пра́вды, и҆ ра́дость несконча́емꙋю.

Бг҃оро́диченъ: Всѧ̀ бли́жнѧѧ моѧ̀, добра̀ и҆ непоро́чна бы́сть, тѧ̀ прови́дѧ дре́вле вопїѧ́ше соломѡ́нъ въ пѣ́снехъ.

Сѣда́ленъ, гла́съ а҃.

До́блестїю дꙋшѝ воѡрꙋже́нъ, бг҃омꙋ́дре, и҆зда́лъ є҆сѝ себѐ къ разли̑чнымъ мꙋ́камъ, любо́вїю распала́емь влⷣки, пребога́те. тѣ́мъ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ мꙋчи́телей неи́стовство, и҆ вѣне́цъ ѿ бг҃а прїѧ́лъ є҆сѝ побѣ́ды нетлѣ́нный.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ, гдⷭ҇и, смотре́нїѧ твоегѡ̀ та́инство, разꙋмѣ́хъ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ просла́вихъ твоѐ бж҃ество̀.

Ласка̑нїи мꙋчи́тель твою̀ ᲂу҆мѧгчи́ти, мч҃ниче, крѣ́пость, и҆ побѣди́ти тѧ̀ надѣ́ѧсѧ, не́бо стрѣлѧ́ти мнѧ́ше.

Не чꙋ́вствꙋеши, безꙋ́мне, хрⷭ҇то́вꙋ си́лꙋ ᲂу҆крѣплѧ́ющꙋ мѧ̀, проти́вꙋ болѣ́знємъ и҆ трꙋдѡ́мъ, мꙋчи́телю взыва́лъ є҆сѝ, пресла́вне.

А҆́ще не бы̀ си́ла свы́ше пода́ннаѧ мнѣ̀, мꙋчи́телю взыва́ше северїа́нъ, ка́кѡ ᲂу҆́бѡ бы́хъ мо́глъ, пло́ть сы́й, претерпѣ́ти ѿсѣчє́нїѧ ᲂу҆де́съ;

Бг҃оро́диченъ: Прест҃а́ѧ бг҃оневѣ́сто, да́ждь мѝ по́мощь мольба́ми твои́ми, и҆зба́витисѧ льсти́вагѡ, да тѧ̀ сла́влю наде́ждꙋ мою̀.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Оу҆́тренююще, вопїе́мъ тѝ, гдⷭ҇и, спаси́ ны: ты́ бо є҆сѝ бг҃ъ на́шъ, ра́звѣ тебє̀ и҆но́гѡ не вѣ́мы.

На дре́во воздви́женъ бы́лъ є҆сѝ, сла́вне, и҆ по тѣ́лꙋ стро́ганъ ногтьмѝ, за всѣ́хъ влⷣчествꙋющаго.

Бж҃е мо́й, вопїѧ́лъ є҆сѝ, ᲂу҆крѣпѝ по́двигъ се́й сконча́ти мнѣ̀ мꙋче́нїѧ, стрꙋ́жемꙋ.

Ꙗ҆́кѡ ви́дѣ тѧ̀ мꙋчи́тель, сла́вне, неѡсла́бне, мꙋ̑ки терпѧ́ща, ᲂу҆жасе́сѧ ѻ҆каѧ́нный.

Бг҃оро́диченъ: Наде́жда и҆ предста́тельнице, и҆ покро́ве мо́й бцⷣе, спаса́й мѧ̀ мольба́ми твои́ми ѿ собла̑знъ ѕмїи́ныхъ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ри́зꙋ мнѣ̀ пода́ждь свѣ́тлꙋ, ѡ҆дѣѧ́йсѧ свѣ́томъ ꙗ҆́кѡ ри́зою, многомлⷭ҇тиве хрⷭ҇тѐ бж҃е на́шъ.

Въ темни́цѣ тѧ̀ заключѝ лю́тый, и҆ гла́домъ понꙋ́ди тѧ̀ ѿврещи́сѧ хрⷭ҇та̀, є҆го́же возлюби́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне, ѿ ю҆́ности.

Ведо́мъ, мꙋ́дре, въ темни́цꙋ, всѧ̑ зрѧ́щыѧ тѧ̀, хрⷭ҇та̀ не ѿстꙋпи́ти, со дерзнове́нїемъ ᲂу҆чѧ̀, нака́зовалъ є҆сѝ.

Мече́мъ ᲂу҆сѣщи́ тѧ, мч҃нче, лю́тый и҆ безꙋ́мный мꙋчи́тель повелѣ̀, не поже́рша і҆́дѡлѡмъ, но ты̀ небре́глъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Въ ри́зꙋ мѝ ѡ҆блещи́сѧ свѣ́та, твои́ми моли́твами сотворѝ, бг҃оневѣ́сто влⷣчце, въ де́нь сꙋ́дный, пою́ща тѧ̀.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ нача́лѣ зе́млю ѡ҆снова́вый, и҆ небеса̀ сло́вомъ ᲂу҆тверди́вый, бл҃гослове́нъ є҆сѝ во вѣ́ки, гдⷭ҇и, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Ка́менїемъ ѻ҆́стрымъ ᲂу҆ста̀ твоѧ̑ сокрꙋшѝ нечести́вый, проповѣ́дающа со дерзнове́нїемъ хрⷭ҇та̀ посредѣ̀ пребеззако́нникѡвъ. є҆гѡ́же сла́вы полꙋчи́въ, ны́нѣ ликꙋ́еши та́мѡ.

Повѣ́шенъ на стѣнѣ̀ страстоте́рпче, мꙋчи́телѧ мно́гимъ гнѣ́вомъ, къ ка́мени тѧ́жкꙋ привѧ́занъ, не ѿве́рглсѧ є҆сѝ хрⷭ҇та̀, ѻ҆тцє́въ бг҃а препросла́вленна.

Ѽ тве́рдагѡ противле́нїѧ твоегѡ̀ бл҃же́нне! ѽ те́плыѧ любвѐ къ зижди́телю! є҆ѧ́же ра́ди вѣнце́мъ ᲂу҆краси́ тѧ нетлѣ́ннымъ, до́брѣ пострада́вша.

Бг҃оро́диченъ: Ты̀ мо́й є҆сѝ свѣ́тъ, дв҃о бцⷣе, ты̀ є҆сѝ ра́дость и҆ покро́въ, и҆ приста́нище моѐ бл҃гослове́ннаѧ, и҆ тѧ̀ сла́влю, ꙗ҆́кѡ ро́ждшꙋю бг҃а ѻ҆тцє́въ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго, є҆го́же пою́тъ вѡ́и а҆́гг҃льстїи, хвали́те и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Претерпѣ́лъ є҆сѝ ра̑ны до конца̀, во́ине хрⷭ҇то́въ, и҆ преста́вилсѧ є҆сѝ ра́дꙋѧсѧ къ вы́шнемꙋ, пребл҃же́нне, црⷭ҇твїю.

Не посрами́лсѧ є҆сѝ хрⷭ҇та̀ ра́ди, доблемꙋ́дренне, претерпѣ́въ мꙋ̑ки разли̑чныѧ: тѣ́мже и҆ просла́вилсѧ є҆сѝ во всѧ̑ вѣ́ки.

Вѣнцено́сецъ со страда́льцы ны́нѣ ликꙋ́ѧ и҆́стиннѡ ѡ҆крꙋ́гъ цр҃ѧ̀, помина́й вѣ́рою твою̀ па́мѧть творѧ́щихъ.

Бг҃оро́диченъ: Бг҃ороди́тельнице, хрⷭ҇тїа́нъ предста́тельнице, и҆зми́ ны всѧ́кїѧ нꙋ́жды, да тѧ̀ пое́мъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Вои́стиннꙋ бцⷣꙋ тѧ̀ и҆сповѣ́дꙋемъ, спасе́ннїи тобо́ю, дв҃о чⷭ҇таѧ, съ безпло́тными ли̑ки тѧ̀ велича́юще.

Рꙋка́ми тебѐ лю́бѧщихъ, бл҃же́нне, твоѐ тѣ́ло ѡ҆прѧ́тано погребе́сѧ, ꙗ҆́кѡ ст҃о, и҆ и҆сцѣле́нїй и҆сточа́етъ стрꙋи̑, въ сла́вꙋ бж҃їю.

Ѽ чꙋ́до, ка́кѡ воста̀ ᲂу҆ме́рый ѻ҆́трокъ, и҆ срѣта́ше твоѐ тѣ́ло на пꙋтѝ, къ погребе́нїю несо́мо, мꙋ́чениче всечꙋ́дне.

Полꙋчи́въ вѣ́чное, бл҃же́нне, ца́рство, и҆ влⷣцѣ че́стнѣ предстоѧ̀, ѡ҆ пою́щихъ тѧ̀ те́плѣ моли́сѧ.

Бг҃оро́диченъ: Диви́шасѧ а҆́гг҃лѡвъ чинонача̑лїѧ, воплоще́нна зрѧ́ще, тѧ̀ носѧ́щꙋю творца̀ вѣкѡ́въ приснодв҃ꙋ.

Краткие жития 40 мучеников Севастийских: Кириона, Кандида, Домна, Исихия, Ираклия, Смарагда, Евноика, Валента, Вивиана, Клавдия, Приска, Феодула, Евтихия, Иоанна, Ксанфия, Илиана, Сисиния, Ангия, Аетия, Флавия, Акакия, Екдикия (Екдита), Лисимаха, Александра, Илия, Горгония, Феофила, Дометиана, Гаия, Леонтия, Афанасия, Кирилла, Сакердона, Николая, Валерия, Филоктимона, Севериана, Худиона, Мелитона и Аглаия

В 313 го­ду им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Ве­ли­кий под­пи­сал за­кон о сво­бо­де ис­по­ве­да­ния ве­ры. Его со­пра­ви­тель им­пе­ра­тор Ли­ки­ний то­же под­пи­сал этот за­кон, но в под­власт­ных ему об­ла­стях го­не­ния на хри­сти­ан про­дол­жа­лись. Око­ло 320 го­да в го­ро­де Се­ва­стии, в Ар­ме­нии, сто­я­ло рим­ское вой­ско. В вой­ске на­хо­ди­лось 40 во­и­нов-хри­сти­ан ро­дом из Кап­па­до­кии (ныне на тер­ри­то­рии Тур­ции). Во­е­на­чаль­ник Аг­ри­ко­лай при­нуж­дал их при­не­сти жерт­ву идо­лам, но во­и­ны от­ка­за­лись.

То­гда во­и­нов аре­сто­ва­ли и свя­зан­ны­ми по­ве­ли к озе­ру близ го­ро­да Се­ва­стии. Сто­я­ла зи­ма, ве­че­ре­ло. Во­и­нов раз­де­ты­ми по­ста­ви­ли в по­кры­тое льдом озе­ро. Страш­ная сту­жа ско­ва­ла чле­ны свя­тых му­че­ни­ков, и они на­ча­ли за­мер­зать. Му­че­ние это бы­ло для них осо­бен­но тя­же­лым, по­то­му что на бе­ре­гу озе­ра для со­блаз­на бы­ла по­став­ле­на теп­лая ба­ня. Кто хо­тел спа­сти свою жизнь, дол­жен был за­явить тю­рем­но­му сто­ро­жу, что он от­рек­ся от Хри­ста, и то­гда он мог вой­ти в теп­лую ба­ню и ото­греть­ся. Всю ночь во­и­ны му­же­ствен­но пе­ре­но­си­ли лю­тый мо­роз, обод­ряя друг дру­га и поя свя­щен­ные гим­ны Бо­гу.

Ран­ним утром один из во­и­нов не вы­дер­жал стра­да­ний. Он вы­шел из озе­ра и по­спе­шил к бане. Но как толь­ко теп­лый воз­дух кос­нул­ся его те­ла, он упал мерт­вым. Вско­ре по­сле это­го тю­рем­ный сто­рож Аг­лаий уви­дел, как над му­че­ни­ка­ми, остав­ши­ми­ся в озе­ре, за­бли­стал незем­ной свет. Аг­лаий был так по­тря­сен этим чу­дом, что, объ­явив се­бя хри­сти­а­ни­ном, сбро­сил с се­бя одеж­ду и при­со­еди­нил­ся к 39 му­че­ни­кам. Му­чи­те­ли, при­шед­шие немно­го спу­стя, уви­де­ли, что во­и­ны-хри­сти­ане не толь­ко не за­мерз­ли, но, по-ви­ди­мо­му, да­же ото­гре­лись. То­гда му­чи­те­ли мо­ло­та­ми пе­ре­би­ли им го­ле­ни и по­бро­са­ли в огонь, а по­том обуг­лен­ные ко­сти му­че­ни­ков сбро­си­ли в ре­ку.

Через три дня му­че­ни­ки яви­лись епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му Пет­ру и рас­ска­за­ли о сво­ем по­дви­ге. Еп. Петр со­брал их ко­сти и с че­стью по­хо­ро­нил. Име­на му­че­ни­ков со­хра­ни­лись: Ки­ри­он, Кан­дид, Домн, Ис­и­хий, Ирак­лий, Сма­рагд, Ев­но­ик, Ва­лент, Ви­ви­ан, Клав­дий, Приск, Фе­о­дул, Ев­ти­хий, Иоанн, Ксан­фий, Или­ан, Си­си­ний, Аг­гей, Ае­тий, Фла­вий, Ака­кий, Ек­де­кий, Ли­си­мах, Алек­сандр, Илий, Гор­го­ний, Фе­о­фил, До­ми­ти­ан, Га­ий, Леон­тий, Афа­на­сий, Ки­рилл, Са­кер­дон, Ни­ко­лай, Ва­ле­рий, Филик­ти­мон, Се­ве­ри­ан, Ху­ди­он, Ме­ли­тон и Аг­лаий. Па­мять 40 му­че­ни­ков от­но­сит­ся к кру­гу наи­бо­лее чти­мых празд­ни­ков. В день их па­мя­ти, 9 мар­та, об­лег­ча­ет­ся стро­гость Ве­ли­ко­го по­ста и со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных да­ров.

Полные жития 40 мучеников Севастийских: Кириона, Кандида, Домна, Исихия, Ираклия, Смарагда, Евноика, Валента, Вивиана, Клавдия, Приска, Феодула, Евтихия, Иоанна, Ксанфия, Илиана, Сисиния, Ангия, Аетия, Флавия, Акакия, Екдикия (Екдита), Лисимаха, Александра, Илия, Горгония, Феофила, Дометиана, Гаия, Леонтия, Афанасия, Кирилла, Сакердона, Николая, Валерия, Филоктимона, Севериана, Худиона, Мелитона и Аглаия

В 313 го­ду свя­той Кон­стан­тин Ве­ли­кий из­дал указ, со­глас­но ко­то­ро­му хри­сти­а­нам раз­ре­ша­лась сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния и они урав­ни­ва­лись в пра­вах с языч­ни­ка­ми. Но его со­пра­ви­тель Ли­ки­ний был убеж­ден­ным языч­ни­ком и в сво­ей ча­сти им­пе­рии ре­шил ис­ко­ре­нить хри­сти­ан­ство, ко­то­рое зна­чи­тель­но рас­про­стра­ни­лось там. Ли­ки­ний го­то­вил­ся к войне про­тив Кон­стан­ти­на и, бо­ясь из­ме­ны, ре­шил очи­стить от хри­сти­ан свое вой­ско.

В то вре­мя в ар­мян­ском го­ро­де Се­ва­стии од­ним из во­е­на­чаль­ни­ков был Аг­ри­ко­лай, рев­ност­ный сто­рон­ник язы­че­ства. Под его на­ча­лом бы­ла дру­жи­на из со­ро­ка кап­па­до­кий­цев, храб­рых во­и­нов, ко­то­рые вы­шли по­бе­ди­те­ля­ми из мно­гих сра­же­ний. Все они бы­ли хри­сти­а­на­ми. Ко­гда во­и­ны от­ка­за­лись при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, Аг­ри­ко­лай за­клю­чил их в тем­ни­цу. Во­и­ны пре­да­лись усерд­ной мо­лит­ве и од­на­жды но­чью услы­ша­ли глас: "Пре­тер­пев­ший до кон­ца, тот спа­сен бу­дет".

На сле­ду­ю­щее утро во­и­нов вновь при­ве­ли к Аг­ри­ко­лаю. На этот раз языч­ник пу­стил в ход лесть. Он стал вос­хва­лять их му­же­ство, мо­ло­дость и си­лу и сно­ва пред­ло­жил им от­речь­ся от Хри­ста и тем снис­кать се­бе честь и рас­по­ло­же­ние са­мо­го им­пе­ра­то­ра. Сно­ва услы­шав от­каз, Аг­ри­ко­лай ве­лел за­ко­вать во­и­нов. Од­на­ко стар­ший из них, Ки­ри­он, ска­зал: "Им­пе­ра­тор не да­вал те­бе пра­ва на­ла­гать на нас око­вы". Аг­ри­ко­лай сму­тил­ся и при­ка­зал от­ве­сти во­и­нов в тем­ни­цу без оков.

Через семь дней в Се­ва­стию при­был знат­ный са­нов­ник Ли­сий и устро­ил суд над во­и­на­ми. Свя­тые твер­до от­ве­ча­ли: "Возь­ми не толь­ко на­ше во­ин­ское зва­ние, но и жиз­ни на­ши, для нас нет ни­че­го до­ро­же Хри­ста Бо­га". То­гда Ли­сий ве­лел по­бить свя­тых му­че­ни­ков кам­ня­ми. Но кам­ни ле­те­ли ми­мо це­ли; ка­мень, бро­шен­ный Ли­си­ем, по­пал в ли­цо Аг­ри­ко­лаю. Му­чи­те­ли по­ня­ли, что свя­тых ограж­да­ет ка­кая-то неви­ди­мая си­ла. В тем­ни­це во­и­ны про­ве­ли ночь в мо­лит­ве и сно­ва услы­ша­ли уте­ша­ю­щий их го­лос Гос­по­да: "Ве­ру­ю­щий в Ме­ня, ес­ли и умрет, ожи­вет. Дер­зай­те и не стра­ши­тесь, ибо вос­при­и­ме­те вен­цы нетлен­ные".

На сле­ду­ю­щий день суд пе­ред му­чи­те­лем и до­прос по­вто­рил­ся, во­и­ны же оста­лись непре­клон­ны.

Сто­я­ла зи­ма, был силь­ный мо­роз. Свя­тых во­и­нов раз­де­ли, по­ве­ли к озе­ру, на­хо­див­ше­му­ся неда­ле­ко от го­ро­да, и по­ста­ви­ли под стра­жей на льду на всю ночь. Чтобы сло­мить во­лю му­че­ни­ков, непо­да­ле­ку на бе­ре­гу рас­то­пи­ли ба­ню. В пер­вом ча­су но­чи, ко­гда хо­лод стал нестер­пи­мым, один из во­и­нов не вы­дер­жал и бро­сил­ся бе­гом к бане, но ед­ва он пе­ре­сту­пил по­рог, как упал за­мерт­во. В тре­тьем ча­су но­чи Гос­подь по­слал от­ра­ду му­че­ни­кам: неожи­дан­но ста­ло свет­ло, лед рас­та­ял, и во­да в озе­ре ста­ла теп­лой. Все страж­ни­ки спа­ли, бодр­ство­вал толь­ко один по име­ни Агла­ий. Взгля­нув на озе­ро, он уви­дел, что над го­ло­вой каж­до­го му­че­ни­ка по­явил­ся свет­лый ве­нец. Агла­ий на­счи­тал трид­цать де­вять вен­цов и по­нял, что бе­жав­ший во­ин ли­шил­ся сво­е­го вен­ца. То­гда Агла­ий раз­бу­дил осталь­ных страж­ни­ков, сбро­сил с се­бя одеж­ду и ска­зал им: "И я – хри­сти­а­нин!" – и при­со­еди­нил­ся к му­че­ни­кам. Стоя в во­де, он мо­лил­ся: "Гос­по­ди Бо­же, я ве­рую в Те­бя, в Ко­то­ро­го эти во­и­ны ве­ру­ют. При­со­еди­ни и ме­ня к ним, да спо­доб­люсь по­стра­дать с Тво­и­ми ра­ба­ми".

На­ут­ро ис­тя­за­те­ли с удив­ле­ни­ем уви­де­ли, что му­че­ни­ки жи­вы, а их страж­ник Агла­ий вме­сте с ни­ми про­слав­ля­ет Хри­ста. То­гда во­и­нов вы­ве­ли из во­ды и пе­ре­би­ли им го­ле­ни. Во вре­мя этой му­чи­тель­ной каз­ни мать са­мо­го юно­го из во­и­нов, Ме­ли­то­на, убеж­да­ла сы­на не стра­шить­ся и пре­тер­петь все до кон­ца. Те­ла му­че­ни­ков по­ло­жи­ли на ко­лес­ни­цы и по­вез­ли на со­жже­ние. Юный Ме­ли­тон еще ды­шал, и его оста­ви­ли ле­жать на зем­ле. То­гда мать под­ня­ла сы­на и на сво­их пле­чах по­нес­ла его вслед за ко­лес­ни­цей. Ко­гда Ме­ли­тон ис­пу­стил по­след­ний вздох, мать по­ло­жи­ла его на ко­лес­ни­цу ря­дом с те­ла­ми его свя­тых спо­движ­ни­ков. Те­ла свя­тых бы­ли со­жже­ны на ко­ст­ре, а обуг­лив­ши­е­ся ко­сти бро­ше­ны в во­ду, чтобы хри­сти­ане не со­бра­ли их.

Спу­стя три дня му­че­ни­ки яви­лись во сне бла­жен­но­му Пет­ру, епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му, и по­ве­ле­ли ему пре­дать по­гре­бе­нию их остан­ки. Епи­скоп с несколь­ки­ми кли­ри­ка­ми но­чью со­брал остан­ки слав­ных му­че­ни­ков и с че­стью по­хо­ро­нил их.


См. так­же: "Стра­да­ние свя­тых со­ро­ка му­че­ни­ков, в ар­мян­ской Се­ва­стии" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.