Канон святому великомученику Артемию

Припев: Святы́й великому́чениче Арте́мие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 02 ноября (20 октября ст. ст.)

Глас 2.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во глубине́ постла́ иногда́ фараони́тское всево́инство преоруже́нная си́ла, вопло́щшееся же Сло́во всезло́бный гре́х потреби́ло е́сть, препросла́вленный Госпо́дь, сла́вно бо просла́вися.

По́двигом, му́чениче, до́брым я́ко подвиза́вся и све́тлыя венцы́ прии́м, Све́ту предстои́ши, просвеща́емь по прича́стию Невеще́ственному, те́м мо́лим тя́: просвети́ на́с моли́твами твои́ми.

Све́тлый тво́й, му́чениче, пра́здник вся́ созва́ ра́достно на трапе́зу дне́сь, предложи́в страда́ний твои́х боре́ния, му́жество и противле́ние, и́миже насы́щшеся, ве́рою тя́ и любо́вию ублажа́ем.

Умерщвле́на на Кресте́, преблаже́нне, Недомы́сленнаго пло́тию поразуме́л еси́ Го́спода, жи́зни Вино́вника, во́льную возлюби́л еси́ ме́ртвость, ю́же от страда́ний, те́м безсме́ртную сла́ву получи́л еси́.

Богоро́дичен: Воплоти́вся из Тебе́ боголе́пно Сло́во Безпло́тное премно́жеством человеколю́бия, Пречи́стая, к страсте́м прибли́жися и безстра́стие челове́ком источи́ Препросла́вленный Госпо́дь, сла́вно бо просла́вися.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Процвела́ е́сть пусты́ня я́ко кри́н Го́споди, язы́ческая неплодя́щая це́рковь, прише́ствием Твои́м, в не́йже утверди́ся мое́ се́рдце.

Му́ченическими украси́тися венцы́, сла́вне, жела́я, я́звы поне́сл еси́ и растерза́ния го́рьких боле́зней, Боже́ственною благода́тию.

Не потрясе́ столпа́ твоего́ се́рдца, всему́дре, люте́йшее приложе́ние му́к, утверди́ся бо на Разу́мнем Ка́мени неподви́жнем.

На дре́ве пове́шен и ча́стыми отвсю́ду терза́нии окружа́емь, твои́ми очесы́ к Могу́щему спасти́ взира́л еси́, достосла́вне.

Богоро́дичен: Вопло́щся хоте́нием от крове́й, Влады́чице, Твои́х пречи́стых Госпо́дь, спаса́ет челове́чество и мно́жества му́чеников собра́.

Седа́лен, гла́с 8.

Царю́ веко́в угожда́я, царя́ беззако́ннаго вся́кий сове́т отрази́л еси́, сла́вне, и истука́нным не поже́рл, того́ ра́ди же́ртву тебе́ сама́го прине́сл еси́ пожре́нному Сло́ву, пострада́в кре́пко. Те́м и чуде́с источа́еши струи́, стра́сти исцеля́я ве́рно приходя́щих к тебе́, страстоте́рпче Арте́мие, моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние пода́ти чту́щим любо́вию святу́ю па́мять твою́. [Два́жды.]

Богоро́дичен:

Со́лнца о́блаче разу́мнаго, Боже́ственнаго Све́та свети́льниче златокова́нный, Нескве́рная, Небла́зная, Всенепоро́чная Влады́чице, омраче́нную ду́шу мою́ ослепле́нием страсте́й, безстра́стия заре́ю просвети́, молю́ся, и оскверне́нное мое́ се́рдце омы́й пото́ки умиле́ния, покая́ния же слеза́ми, и от тиме́ния мя́ очи́сти де́л мои́х, да любо́вию зову́ Ти́: Богоро́дице Присноде́во, моли́ Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние пода́ти ми́, Тебе́ бо име́ю наде́жду, ра́б Тво́й.

Крестобогоро́дичен:

А́гнца, и Па́стыря и Изба́вителя, А́гница зря́щи на Кресте́, восклица́ше, пла́чущи, и го́рько рыда́ющи, вопия́ше: ми́р у́бо ра́дуется, прие́мля Тобо́ю избавле́ние, утро́ба же Моя́ гори́т, зря́щи Твое́ распя́тие, е́же терпи́ши за милосе́рдие ми́лости. Долготерпели́ве Го́споди, ми́лости бе́здно и исто́чниче неисчерпа́емый, умилосе́рдися и да́руй согреше́ний оставле́ние ве́рою пою́щим Боже́ственныя Стра́сти Твоя́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Прише́л еси́ от Де́вы не хода́тай, ни а́нгел, но Са́м Го́споди вопло́щся, и спа́сл еси́ всего́ мя́ челове́ка; те́м зову́ ти́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Уподо́бився Распя́тому на дре́ве во́лею, возвы́сился еси́, протяза́емь и суро́вейше стру́жемь, совлача́яся ко́жных ри́з умерщвле́ния.

Боле́зни твоя́ плотски́я и лю́тых просте́ртие неболе́зненный поко́й, му́чениче, я́ве тебе́ исхода́таиша, его́же ны́не насыща́яся, вся́ку боле́знь облегча́еши от ду́ш на́ших.

Равноа́нгельну бы́вшу тебе́ страда́ний све́тлостьми, руко́ю а́нгеловою посыла́ет тебе́ пи́щу, небе́сный Хле́б, Жи́знь на́ша, укрепля́ющую тя́, му́чениче достосла́вне.

Бога́тыми тя́ украси́ благода́ть Ду́ха дарова́нии, всему́дре, те́м вся́ческия неду́ги, му́чениче всече́стне, отго́ниши, ве́рою прибега́ющих ти́.

Богоро́дичен: Де́ву Тя́ по рождестве́, Нескве́рная, нетле́нну Христо́с соблюде́, благоволи́вый во утро́бе Твое́й, всего́ мя́ челове́ка восприя́ти, кра́йнею бла́гостию.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Хода́тай Бо́гу и челове́ком бы́л еси́, Христе́ Бо́же: Тобо́ю бо Влады́ко, к светонача́льнику Отцу́ Твоему́, от но́щи неве́дения, приведе́ние и́мамы.

Свеща́ светоза́рная ви́ден бы́л еси́ Ду́хом, Арте́мие, ве́рныя просвеща́ющи и лука́вствия разгоня́ющи мра́чных и тмы́ испо́лненных духо́в.

На Ка́мени Живо́тнем душе́вныя стопы́ водрузи́в, ка́мением сгнета́емь и боле́зньми окружа́емь, и́стинный страстоте́рпец непрекло́нен пребы́л еси́.

Ты́ честны́ми вооруже́н Ду́ха си́лами, трезу́бцев остроты́, му́чениче доблему́дренне, небре́гл еси́, в ни́хже спопра́в жа́ла вра́жия.

Богоро́дичен: Кре́ст и погребе́ние, из Тебе́ во́лею на́с ра́ди Рожде́йся претерпе́в, Влады́чице, свиде́теля крепча́йша Арте́мия Свои́х страда́ний, я́ко Кре́пкий, соде́лал е́сть.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: В бе́здне грехо́вней валя́яся, неизсле́дную милосе́рдия Твоего́ призыва́ю бе́здну: от тли́, Бо́же мя́ возведи́.

А́гнец и заколе́ние всеце́лое, му́чениче, прине́слся еси́, Арте́мие, во́льное распя́тие в на́ше Прии́мшему воззва́ние.

Неосла́бными я́звами сокруша́емо те́ло твое́, Арте́мие, терпели́вейшее, душе́вное благоро́дие соблю́л еси́, ве́рою неврежде́нное.

Неду́гов на́с изба́ви, му́чениче, искуше́ний и страсте́й же, и скорбе́й, к тебе́ притека́ющия, подража́телю Спа́сов, Арте́мие.

Богоро́дичен: Обурева́емаго в пучи́не скорбе́й и потопля́ема наше́ствиями треволне́ний, спаси́, Богоро́дице Де́во, раба́ Твоего́.

Конда́к, гла́с 2.

Благочести́ваго и венцено́снаго му́ченика, на враги́ побе́ды взе́мшаго одоле́ние, соше́дшеся, досто́йно пе́сньми восхва́лим Арте́мия, превели́каго в му́ченицех, чуде́с же да́теля пребога́таго, мо́лится бо Го́споду о все́х на́с.

И́кос.

Кто́ по́двиги твоя́ довле́ет изглаго́лати, страстоте́рпче, или́ боле́зни твоя́, я́же му́жески претерпе́л еси́ за ве́ру Госпо́дню, и дарова́ния, и́хже сподо́бился еси́? Не довле́ют уста́ челове́ческая пове́дати: му́дростию бо укра́шен и му́жеством, бога́тство возненави́дев и досто́инство привре́менное, во́ин яви́лся еси́ и́скреннейший, моля́ся у́бо Го́споду о все́х на́с.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Богопроти́вное веле́ние беззако́ннующаго мучи́теля высо́к пла́мень вознесло́ е́сть: Христо́с же простре́ Богочести́вым отроко́м ро́су духо́вную, Сы́й Благослове́н и Препросла́влен.

Непобеди́мь смы́сл неруши́мою души́ тве́рдостию, Арте́мие, стяжа́в, вра́жия кова́рства, му́чениче, упраздни́л еси́, поя́ изря́днейше: Сы́й благослове́н и препросла́влен.

Струя́ми крове́й твои́х возвы́шенный му́к о́гнь угаси́л еси́, блаже́нне, и росо́ю Ду́ха облия́емь, ра́дуяся взыва́л еси́: Сы́й благослове́н и препросла́влен.

Исцеле́ний дарова́ния источа́я, страсте́й разжже́ния угаша́еши Боже́ственною благода́тию, отгоня́еши же ду́хи присеще́нием твои́м, воспева́я, присносло́вый: Сы́й благослове́н и препросла́влен.

Богоро́дичен: Ме́ртвым Источи́вшаго безсме́ртие, Де́во Всенепоро́чная, боголе́пно родила́ еси́. Того́ у́бо моли́ умертви́ти на́ша стра́сти теле́сныя, Чи́стая, и ве́чныя сподо́битися жи́зни.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Пе́щь иногда́ о́гненная в Вавило́не де́йства разделя́ше, Бо́жиим веле́нием халде́и опаля́ющая, ве́рныя же ороша́ющая, пою́щия: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода.

Я́звами лю́тыми те́ло твое́, трезу́бцы же изнуря́емо, претерпе́л еси́, взира́яй на воздая́ние бу́дущее, е́же подае́т тебе́ зову́щу, сла́вне, вся́ческих Бо́г, Влады́ка же и Госпо́дь.

Кровьми́ твои́ми земля́ освяти́ся, и врачевство́ яви́ся те́ло твое́ многострада́льное, вся́кий неду́г, вся́ко озлобле́ние и вся́кий де́монский всегда́ вре́д отгоня́ от ве́рно прибега́ющих к тебе́.

Украше́ние страда́льцев яви́лся еси́, я́же в ми́ре благочестному́дренно отри́нув и па́че преми́рная худе́йшим искупу́я честно́ю же, прехва́льне, кро́вию, воспева́я: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода.

Богоро́дичен: Исте́кшия ны́ го́рьким дре́ва вкуше́нием и па́дшия поползнове́нием возста́вила еси́, Пречи́стая, Соде́теля ро́ждши Сло́во Ипоста́сное, Чи́стая. Ему́же вопие́м: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Безнача́льна Роди́теля Сы́н, Бо́г и Госпо́дь, вопло́щься от Де́вы, на́м яви́ся, омраче́нная просвети́ти, собра́ти расточе́нная, те́м Всепе́тую Богоро́дицу, велича́ем.

Ви́дети восхоте́в добро́ты небе́сныя, ви́димыя добро́ты ми́ра прете́кл еси́, и добротворе́ньми страда́льцев украси́вся, му́чениче доблему́дренне, до́брых кра́йнейшее, веселя́ся, восприя́л еси́.

Я́ко у́тро, я́ко со́лнце, па́мять твоя́, просвеща́ющи ве́рных сердца́, блаже́нне, возсия́, ты́ бо и Све́та и Дне́ светови́дный яви́лся еси́ насле́дник, разоря́яй, Арте́мие, мглу́ ду́ш на́ших.

Взыгра́им, челове́цы, духо́вно ликовству́юще, Арте́мия па́мять, боже́ственнаго му́ченика, пое́м Бо́гу с похвало́ю, Чу́дному су́щу во святы́х и освяща́ющу ве́рою Того́ честву́ющия.

Ра́ка твоя́, точа́щи непреста́нно исцеле́ния, ве́рныя созыва́ет любо́вию почерпа́ти на теле́сное здра́вие и душе́вное и́стинно спасе́ние, всеблаже́нне Арте́мие, моли́твенниче о благохва́лящих тя́.

Богоро́дичен: Све́том мя́ просвети́ лица́ Твоего́, Го́споди, уны́ния тмо́ю покрове́ннаго, име́я моля́щую Тя́, Сло́ве, И́стинную Чи́стую Ма́терь Твою́, и А́нгельския си́лы, и пресла́внаго Арте́мия.

Свети́лен.

Све́т в се́рдцы твое́м возсия́в, Арте́мие страстоте́рпче, горча́йшия му́ки претерпе́вшу му́жественно, и исцеле́ний благода́ть прия́л еси́ свы́ше, немощны́я исцеля́ти всегда́.

Богоро́дичен: Све́т просия́вый безле́тно из Отца́ пре́жде веко́в, в ле́то ны́не напосле́док из Тебе́, Де́во, прозябе́ на спасе́ние ми́ра, к Нему́же не оста́ви о ми́ре моли́тися.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во глꙋбинѣ̀ постла̀ и҆ногда̀ фараѡни́тское всево́инство преѡрꙋже́ннаѧ си́ла, вопло́щшеесѧ же сло́во всеѕло́бный грѣ́хъ потреби́ло є҆́сть, препросла́вленный гдⷭ҇ь, сла́внѡ бо просла́висѧ.

По́двигомъ, мꙋ́чениче, до́брымъ ꙗ҆́кѡ подвиза́всѧ, и҆ свѣ̑тлыѧ вѣнцы̀ прїи́мъ, свѣ́тꙋ предстои́ши просвѣща́емь, по прича́стїю невеще́ственномꙋ. тѣ́мъ мо́лимъ тѧ̀: просвѣтѝ на́съ моли́твами твои́ми.

Свѣ́тлый тво́й, мꙋ́чениче, пра́здникъ всѧ̑ созва̀ ра́достнѡ на трапе́зꙋ дне́сь, предложи́въ страда́нїй твои́хъ борє́нїѧ, мꙋ́жество и҆ противле́нїе: и҆́миже насы́щшесѧ, вѣ́рою тѧ̀ и҆ любо́вїю ᲂу҆блажа́емъ.

Оу҆мерщвле́на на крⷭ҇тѣ̀, пребл҃же́нне, недомы́сленнаго пло́тїю поразꙋмѣ́лъ є҆сѝ гдⷭ҇и, жи́зни вино́вника, во́льнꙋю возлюби́лъ є҆сѝ ме́ртвость ю҆́же ѿ страда́нїй: тѣ́мъ безсме́ртнꙋю сла́вꙋ полꙋчи́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Воплоти́всѧ и҆зъ тебє̀ бг҃олѣ́пнѡ сло́во безпло́тное, премно́жествомъ чл҃вѣколю́бїѧ, пречⷭ҇таѧ, къ страсте́мъ прибли́жисѧ, и҆ безстра́стїе человѣ́кѡмъ и҆сточѝ препросла́вленный гдⷭ҇ь, сла́внѡ бо просла́висѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Процвѣла̀ є҆́сть пꙋсты́нѧ, ꙗ҆́кѡ крі́нъ, гдⷭ҇и, ꙗ҆зы́ческаѧ неплодѧ́щаѧ цр҃ковь, прише́ствїемъ твои́мъ, въ не́йже ᲂу҆тверди́сѧ моѐ се́рдце.

Мч҃ническими ᲂу҆краси́тисѧ вѣнцы̑, сла́вне, жела́ѧ, ꙗ҆́звы поне́слъ є҆сѝ и҆ растерза̑нїѧ го́рькихъ болѣ́зней, бж҃е́ственною бл҃года́тїю.

Не потрѧсѐ столпа̀ твоегѡ̀ се́рдца, всемꙋ́дре, лютѣ́йшее приложе́нїе мꙋ́къ: ᲂу҆тверди́сѧ бо на разꙋ́мнѣмъ ка́мени неподви́жнѣмъ.

На дре́вѣ повѣ́шенъ, и҆ ча́стыми ѿвсю́дꙋ терза̑нїи ѡ҆крꙋжа́емь, твои́ми ѻ҆чесы̀ къ могꙋ́щемꙋ спастѝ взира́лъ є҆сѝ, достосла́вне.

Бг҃оро́диченъ: Вопло́щсѧ хотѣ́нїемъ ѿ крове́й, влⷣчце, твои́хъ пречⷭ҇тыхъ, гдⷭ҇ь, спаса́етъ человѣ́чество, и҆ мно́жєства мꙋ́ченикѡвъ собра̀.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Цр҃ю̀ вѣкѡ́въ ᲂу҆гожда́ѧ, царѧ̀ беззако́ннагѡ всѧ́кїй совѣ́тъ ѿрази́лъ є҆сѝ, сла́вне, и҆ и҆стꙋка̑ннымъ не поже́рлъ: тогѡ̀ ра́ди же́ртвꙋ тебѐ сама́го прине́слъ є҆сѝ пожре́нномꙋ сло́вꙋ, пострада́въ крѣ́пкѡ. тѣ́мъ и҆ чꙋде́съ и҆сточа́еши стрꙋи̑, стра̑сти и҆сцѣлѧ́ѧ вѣ́рнѡ приходѧ́щихъ къ тебѣ̀, страстоте́рпче а҆рте́мїе, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе пода́ти чтꙋ́щымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Бг҃оро́диченъ: Сл҃нца ѻ҆́блаче разꙋ́мнагѡ, бжⷭ҇твеннагѡ свѣ́та свѣти́льниче златокова́нный, нескве́рнаѧ, небла́знаѧ, всенепоро́чнаѧ влⷣчце, ѡ҆мраче́ннꙋю дꙋ́шꙋ мою̀ ѡ҆слѣпле́нїемъ страсте́й, безстра́стїѧ заре́ю просвѣтѝ, молю́сѧ: и҆ ѡ҆скверне́нное моѐ се́рдце ѡ҆мы́й потѡ́ки ᲂу҆миле́нїѧ, покаѧ́нїѧ же слеза́ми, и҆ ѿ тимѣ́нїѧ мѧ̀ ѡ҆чи́сти дѣ́лъ мои́хъ, да любо́вїю зовꙋ́ ти: бцⷣе приснодв҃о, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе пода́ти мѝ, тебе́ бо и҆мѣ́ю наде́ждꙋ ра́бъ тво́й.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: А҆́гнца и҆ па́стырѧ и҆ и҆зба́вителѧ, а҆́гница зрѧ́щи на крⷭ҇тѣ̀, восклица́ше пла́чꙋщи, и҆ го́рькѡ рыда́ющи, вопїѧ́ше: мі́ръ ᲂу҆́бѡ ра́дꙋетсѧ, прїе́млѧ тобо́ю и҆збавле́нїе, ᲂу҆тро́ба же моѧ̀ гори́тъ, зрѧ́щи твоѐ распѧ́тїе, є҆́же терпи́ши за милосе́рдїе ми́лости. долготерпѣли́ве гдⷭ҇и, ми́лости бе́здно, и҆ и҆сто́чниче неисчерпа́емый, ᲂу҆милосе́рдисѧ, и҆ да́рꙋй согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе, вѣ́рою пою́щымъ бжⷭ҇твєнныѧ стра̑сти твоѧ̑.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Прише́лъ є҆сѝ ѿ дв҃ы, не хода́тай, ни а҆́гг҃лъ, но са́мъ, гдⷭ҇и, вопло́щсѧ, и҆ спа́слъ є҆сѝ всего́ мѧ человѣ́ка. тѣ́мъ зовꙋ́ ти: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Оу҆подо́бивсѧ распѧ́томꙋ, на дре́вѣ во́лею возвы́силсѧ є҆сѝ протѧза́емь, и҆ сꙋро́вѣйше стрꙋ́жемь, совлача́ѧсѧ ко́жныхъ ри́зъ ᲂу҆мерщвле́нїѧ.

Болѣ̑зни твоѧ̑ плотскі̑ѧ и҆ лю́тыхъ просте́ртїе, неболѣ́зненный поко́й, мꙋ́чениче, ꙗ҆́вѣ тебѣ̀ и҆схода́таиша: є҆гѡ́же ны́нѣ насыща́ѧсѧ, всѧ́кꙋ болѣ́знь ѡ҆блегча́еши ѿ дꙋ́шъ на́шихъ.

Равноа́гг҃льнꙋ бы́вшꙋ тебѣ̀ страда́нїй свѣ́тлостьми, рꙋко́ю а҆́гг҃ловою посыла́етъ тебѣ̀ пи́щꙋ нбⷭ҇ный хлѣ́бъ жи́знь на́ша, ᲂу҆крѣплѧ́ющꙋю тѧ̀, мч҃ниче достосла́вне.

Бога́тыми тѧ̀ ᲂу҆красѝ бл҃года́ть дх҃а дарова̑нїи, всемꙋ́дре: тѣ́мъ всѧ́чєскїѧ недꙋ́ги, мꙋ́чениче всече́стне, ѿго́ниши, вѣ́рою прибѣга́ющихъ тѝ.

Богоро́дичен: Бг҃оро́диченъ:

Дв҃ꙋ тѧ̀ по ржⷭ҇твѣ̀, нескве́рнаѧ, нетлѣ́ннꙋ хрⷭ҇то́съ соблюдѐ, благоволи́вый во ᲂу҆тро́бѣ твое́й, всего́ мѧ человѣ́ка воспрїѧ́ти, кра́йнею бл҃гостїю.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Хода́тай бг҃ꙋ и҆ человѣ́кѡмъ бы́лъ є҆сѝ, хрⷭ҇тѐ бж҃е: тобо́ю бо, влⷣко, къ свѣтонача́льникꙋ ѻ҆ц҃ꙋ̀ твоемꙋ̀, ѿ но́щи невѣ́дѣнїѧ приведе́нїе и҆́мамы.

Свѣща̀ свѣтоза́рнаѧ ви́дѣнъ бы́лъ є҆сѝ дх҃омъ, а҆рте́мїе, вѣ̑рныѧ просвѣща́ющи, и҆ лꙋка̑вствїѧ разгонѧ́ющи мра́чныхъ и҆ тмы̀ и҆спо́лненныхъ дꙋхѡ́въ.

На ка́мени живо́тнѣмъ дꙋшє́вныѧ стѡпы̀ водрꙋзи́въ, ка́менїемъ сгнѣта́емь, и҆ болѣ́зньми ѡ҆крꙋжа́емь, и҆́стинный страстоте́рпецъ, непрекло́ненъ пребы́лъ є҆сѝ.

Ты̀ честны́ми воѡрꙋже́нъ дх҃а си́лами, трезꙋ́бцєвъ ѻ҆строты̀, мꙋ́чениче доблемꙋ́дренне, небре́глъ є҆сѝ, въ ни́хже спопра́въ жа̑ла вра̑жїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Крⷭ҇тъ и҆ погребе́нїе и҆зъ тебє̀ во́лею на́съ ра́ди рожде́йсѧ, претерпѣ́въ влⷣчце, свидѣ́телѧ крѣпча́йша а҆рте́мїа свои́хъ страда́нїй ꙗ҆́кѡ крѣ́пкїй содѣ́лалъ є҆́сть.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Въ бе́зднѣ грѣхо́внѣй валѧ́ѧсѧ, неизслѣ́днꙋю милосе́рдїѧ твоегѡ̀ призыва́ю бе́зднꙋ. ѿ тлѝ, бж҃е, мѧ̀ возведѝ.

А҆́гнецъ и҆ заколе́нїе всецѣ́лое, мꙋ́чениче, прине́слсѧ є҆сѝ, а҆рте́мїе, во́льное распѧ́тїе въ на́ше прїи́мшемꙋ воззва́нїе.

Неѡсла́бными ꙗ҆́звами сокрꙋша́емо тѣ́ло твоѐ, а҆рте́мїе, терпѣли́вѣйшее, дꙋше́вное благоро́дїе соблю́лъ є҆сѝ, вѣ́рою неврежде́нное.

Недꙋ́гѡвъ на́съ и҆зба́ви, мꙋ́чениче, и҆скꙋше́нїй, и҆ страсте́й же и҆ скорбе́й, къ тебѣ̀ притека́ющыѧ, подража́телю сп҃совъ, а҆рте́мїе.

Бг҃оро́диченъ: Ѡ҆бꙋрева́емаго въ пꙋчи́нѣ скорбе́й, и҆ потоплѧ́ема наше́ствїѧми треволне́нїй, спасѝ бцⷣе дв҃о, раба̀ твоего̀.

Конда́къ, гла́съ в҃.

Благочести́ваго и҆ вѣнцено́снаго мꙋ́ченика, на врагѝ побѣ́ды взе́мшаго ѡ҆долѣ́нїе, соше́дшесѧ досто́йнѡ пѣ́сньми восхва́лимъ а҆рте́мїа, превели́каго въ мꙋ́ченицѣхъ, чꙋде́съ же да́телѧ пребога́таго, мо́литсѧ бо гдⷭ҇ꙋ ѡ҆ всѣ́хъ на́съ.

І҆́косъ.

Кто̀ по́двиги твоѧ̑ довлѣ́етъ и҆зглаго́лати, страстоте́рпче, и҆лѝ болѣ̑зни твоѧ̑, ꙗ҆̀же мꙋ́жески претерпѣ́лъ є҆сѝ за вѣ́рꙋ гдⷭ҇ню, и҆ дарова̑нїѧ, и҆̀хже сподо́билсѧ є҆сѝ; не довлѣ́ютъ ᲂу҆ста̀ человѣ́чєскаѧ повѣ́дати: мꙋ́дростїю бо ᲂу҆кра́шенъ и҆ мꙋ́жествомъ, бога́тство возненави́дѣвъ, и҆ досто́инство привре́менное, во́инъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ и҆́скреннѣйшїй, молѧ́сѧ ᲂу҆́бѡ гдⷭ҇ꙋ ѡ҆ всѣ́хъ на́съ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Бг҃опроти́вное велѣ́нїе беззако́ннꙋющагѡ мꙋчи́телѧ высо́къ пла́мень вознесло̀ є҆́сть. хрⷭ҇то́съ же прострѐ бг҃очести̑вымъ ѻ҆трокѡ́мъ ро́сꙋ дꙋхо́внꙋю, сы́й бл҃гослове́нъ и҆ препросла́вленъ.

Непобѣди́мь смы́слъ нерꙋши́мою дꙋшѝ тве́рдостїю, а҆рте́мїе, стѧжа́въ, вра̑жїѧ кова̑рства, мч҃ниче, ᲂу҆праздни́лъ є҆сѝ, поѧ̀ и҆зрѧ́днѣйше: сы́й бл҃гослове́нъ и҆ препросла́вленъ.

Стрꙋѧ́ми крове́й твои́хъ возвы́шенный мꙋ́къ ѻ҆́гнь ᲂу҆гаси́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне, и҆ росо́ю дх҃а ѡ҆блїѧ́емь, ра́дꙋѧсѧ взыва́лъ є҆сѝ: сы́й бл҃гослове́нъ и҆ препросла́вленъ.

И҆сцѣле́нїй дарова̑нїѧ и҆сточа́ѧ, страсте́й разжжє́нїѧ ᲂу҆гаша́еши бжⷭ҇твенною благода́тїю, ѿгонѧ́еши же дꙋ́хи присѣще́нїемъ твои́мъ, воспѣва́ѧ присносло́вый: сы́й бл҃гослове́нъ и҆ препросла́вленъ.

Бг҃оро́диченъ: Мє́ртвымъ и҆сточи́вшаго безсме́ртїе, дв҃о всенепоро́чнаѧ, бг҃олѣ́пнѡ родила̀ є҆сѝ. того̀ ᲂу҆́бѡ молѝ, ᲂу҆мертви́ти на́шѧ стра̑сти тѣлє́сныѧ, чⷭ҇таѧ, и҆ вѣ́чныѧ сподо́битисѧ жи́зни.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Пе́щь и҆ногда̀ ѻ҆́гненнаѧ въ вавѷлѡ́нѣ дѣ̑йства раздѣлѧ́ше бж҃їимъ велѣ́нїемъ, халдє́и ѡ҆палѧ́ющаѧ, вѣ̑рныѧ же ѡ҆роша́ющаѧ, пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Ꙗ҆́звами лю́тыми тѣ́ло твоѐ, трезꙋ́бцы же и҆знꙋрѧ́емо претерпѣ́лъ є҆сѝ, взира́ѧй на воздаѧ́нїе бꙋ́дꙋщее, є҆́же подае́тъ тебѣ̀ зовꙋ́щꙋ, сла́вне, всѧ́ческихъ бг҃ъ, влⷣка же и҆ гдⷭ҇ь.

Кровьмѝ твои́ми землѧ̀ ѡ҆свѧти́сѧ, и҆ врачевство̀ ꙗ҆ви́сѧ тѣ́ло твоѐ многострада́льное, всѧ́кїй недꙋ́гъ, всѧ́ко ѡ҆ѕлобле́нїе, и҆ всѧ́кїй де́мѡнскїй всегда̀ вре́дъ ѿгонѧ̀ ѿ вѣ́рнѡ прибѣга́ющихъ въ тебѣ̀.

Оу҆краше́нїе страда́льцєвъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, ꙗ҆̀же въ мі́рѣ благочестномꙋ́дреннѡ ѿри́нꙋвъ, и҆ па́че премі̑рнаѧ хꙋдѣ́йшимъ и҆скꙋпꙋ́ѧ, честно́ю же, прехва́льне, кро́вїю, воспѣва́ѧ: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: И҆сте́кшыѧ ны̀ го́рькимъ дре́ва вкꙋше́нїемъ, и҆ па́дшыѧ поползнове́нїемъ возста́вила є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ, содѣ́телѧ ро́ждши сло́во ѵ҆поста́сное, чⷭ҇таѧ. є҆мꙋ́же вопїе́мъ: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Безнача́льна роди́телѧ сн҃ъ, бг҃ъ и҆ гдⷭ҇ь, вопло́щсѧ ѿ дв҃ы на́мъ ꙗ҆ви́сѧ, ѡ҆мрачє́ннаѧ просвѣти́ти, собра́ти расточє́ннаѧ. тѣ́мъ всепѣ́тꙋю бцⷣꙋ велича́емъ.

Ви́дѣти восхотѣ́въ добрѡ́ты небє́сныѧ, ви̑димыѧ добрѡ́ты мі́ра прете́клъ є҆сѝ, и҆ добротворе́ньми страда́льцєвъ ᲂу҆краси́всѧ, мꙋ́чениче доблемꙋ́дренне, до́брыхъ кра́йнѣйшее веселѧ́сѧ воспрїѧ́лъ є҆сѝ.

Ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́тро, ꙗ҆́кѡ со́лнце, па́мѧть твоѧ̀ просвѣща́ющи вѣ́рныхъ сердца̀, бл҃же́нне, возсїѧ̀: ты́ бо и҆ свѣ́та и҆ днѐ свѣтови́дный ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ наслѣ́дникъ, разорѧ́ѧй, а҆рте́мїе, мглꙋ̀ дꙋ́шъ на́шихъ.

Взыгра́имъ человѣ́цы, дꙋхо́внѡ ликовствꙋ́юще, а҆рте́мїа па́мѧть бжⷭ҇твеннагѡ мч҃ника, пое́мъ бг҃ꙋ съ похвало́ю, чꙋ́дномꙋ сꙋ́щꙋ во ст҃ы́хъ, и҆ ѡ҆свѧща́ющꙋ вѣ́рою того̀ чествꙋ́ющыѧ.

Ра́ка твоѧ̀ точа́щи непреста́ннѡ и҆сцѣлє́нїѧ, вѣ̑рныѧ созыва́етъ любо́вїю почерпа́ти, на тѣле́сное здра́вїе, и҆ дꙋше́вное и҆́стиннѡ спасе́нїе, всебл҃же́нне а҆рте́мїе, моли́твенниче ѡ҆ благохва́лѧщихъ тѧ̀.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́томъ мѧ̀ просвѣтѝ лица̀ твоегѡ̀, гдⷭ҇и, ᲂу҆ны́нїѧ тмо́ю покрове́ннаго, и҆мѣ́ѧ молѧ́щꙋю тѧ̀, сло́ве, и҆́стиннꙋю чⷭ҇тꙋю мт҃рь твою̀, и҆ а҆́гг҃льскїѧ си̑лы, и҆ пресла́внаго а҆рте́мїа.

Свѣти́ленъ.

Свѣ́тъ въ се́рдцы твое́мъ возсїѧ́въ, а҆рте́мїе страстоте́рпче, горча́йшыѧ мꙋ̑ки претерпѣ́вшꙋ мꙋ́жественнѡ: и҆ и҆сцѣле́нїй бл҃года́ть прїѧ́лъ є҆сѝ свы́ше, немощны̑ѧ и҆сцѣлѧ́ти всегда̀.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: Свѣ́тъ просїѧ́вый безлѣ́тнѡ и҆зъ ѻ҆ц҃а̀ пре́жде вѣкѡ́въ, въ лѣ́то ны́нѣ напослѣ́докъ и҆зъ тебє̀, дв҃о, прозѧбѐ на спасе́нїе мі́ра, къ немꙋ́же не ѡ҆ста́ви ѡ҆ мі́рѣ моли́тисѧ.

Краткое житие великомученика Артемия Антиохийского

Свя­той ве­ли­ко­му­че­ник Ар­те­мий был од­ним из вы­да­ю­щих­ся во­е­на­чаль­ни­ков в прав­ле­ние рав­ноап­о­столь­но­го ца­ря Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го (306–337, па­мять 21 мая), а за­тем – его сы­на и пре­ем­ни­ка Кон­стан­ция (337–361). Ар­те­мий, имел мно­го на­град за от­лич­ную служ­бу и от­ва­гу, был по­став­лен на­мест­ни­ком Егип­та. В этой долж­но­сти он мно­го сде­лал для рас­про­стра­не­ния и укреп­ле­ния хри­сти­ан­ства в Егип­те. Им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ция на пре­сто­ле сме­нил Юли­ан (361–363). Им­пе­ра­тор-от­ступ­ник, же­лая воз­вра­тить язы­че­ство, вел непри­ми­ри­мую борь­бу с хри­сти­ан­ством, от­прав­ляя на смерть сот­ни хри­сти­ан. В Ан­тио­хии он при­ка­зал ис­тя­зать двух епи­ско­пов, не же­лав­ших от­речь­ся от Хри­сто­вой ве­ры. В это вре­мя в го­род при­шел свя­той Ар­те­мий и все­на­род­но об­ли­чил Юли­а­на в нече­стии. Раз­гне­ван­ный От­ступ­ник под­верг свя­то­го же­сто­ким пыт­кам. По­сле это­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка бро­си­ли в тем­ни­цу. Во вре­мя мо­лит­вы, ко­то­рую свя­той воз­но­сил ко Гос­по­ду, ему явил­ся Сам Хри­стос в окру­же­нии Ан­ге­лов и ска­зал: "Му­жай­ся, Ар­те­мий! Я с то­бой и из­бав­лю те­бя от вся­кой бо­ли, ка­кую при­чи­ни­ли те­бе му­чи­те­ли, и уже го­тов­лю те­бе ве­нец сла­вы. Ибо как ты ис­по­ве­дал Ме­ня пред людь­ми, на зем­ле, так и Я ис­по­ве­дую те­бя пред От­цем Мо­им Небес­ным. Итак, будь му­же­ствен и ра­дуй­ся – ты бу­дешь со Мною в Мо­ем Цар­стве". Услы­шав это от Са­мо­го Гос­по­да, ве­ли­ко­му­че­ник об­ра­до­вал­ся и стал го­ря­чо бла­го­да­рить и сла­во­сло­вить Его.

На сле­ду­ю­щий день Юли­ан по­тре­бо­вал, чтобы ве­ли­ко­му­че­ник Ар­те­мий при­знал язы­че­ских бо­гов. Встре­тив ре­ши­тель­ный от­каз, им­пе­ра­тор при­бег к пыт­кам. По­движ­ник пе­ре­но­сил всё без еди­но­го сто­на. Свя­той пред­рек Юли­а­ну, что ско­ро тот по­лу­чит спра­вед­ли­вое воз­мез­дие за зло, при­чи­нен­ное им хри­сти­а­нам. От­ступ­ник разъ­ярил­ся и при­бег к еще бо­лее лю­тым пыт­кам, но они не сло­ми­ли во­лю ве­ли­ко­му­че­ни­ка, и то­гда свя­той Ар­те­мий был обез­глав­лен († 362).

Его остан­ки бы­ли по­гре­бе­ны хри­сти­а­на­ми.

По­сле кон­чи­ны свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ар­те­мия сбы­лось его про­ро­че­ство о ско­рой ги­бе­ли Юли­а­на От­ступ­ни­ка.

Юли­ан со сво­им вой­ском вы­шел из Ан­тио­хии для сра­же­ния с пер­са­ми. Око­ло пер­сид­ско­го го­ро­да Кте­зи­фо­на ему встре­тил­ся ста­рый перс. Он обе­щал пре­дать со­оте­че­ствен­ни­ков и быть про­вод­ни­ком вой­ску Юли­а­на. Ста­рик об­ма­нул От­ступ­ни­ка и за­вел его вой­ско в Кар­ма­нит­скую пу­сты­ню, в непро­хо­ди­мые ме­ста, где не бы­ло ни во­ды, ни пи­щи. Ис­том­лен­ное го­ло­дом и жаж­дой гре­ко-рим­ское вой­ско Юли­а­на бы­ло вы­нуж­де­но всту­пить в бой со све­жи­ми си­ла­ми пер­сов.

Бо­же­ствен­ное воз­мез­дие на­стиг­ло здесь и са­мо­го От­ступ­ни­ка. Во вре­мя бит­вы он был смер­тель­но ра­нен неви­ди­мою ру­кою, незри­мым ору­жи­ем. Юли­ан тя­же­ло за­сто­нал и, уми­рая, про­из­нес: "Ты по­бе­дил, Га­ли­ле­я­нин!" По­сле ги­бе­ли им­пе­ра­то­ра-от­ступ­ни­ка мо­щи свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ар­те­мия бы­ли с по­че­стя­ми пе­ре­не­се­ны из Ан­тио­хии в Кон­стан­ти­но­поль.

Полное житие великомученика Артемия Антиохийского

О свя­том му­че­ни­ке Ар­те­мии древ­ние ска­за­ния со­об­ща­ют, что он был ро­дом из знат­но­го рим­ско­го се­мей­ства, имел зва­ние се­на­то­ра и при им­пе­ра­то­ре Кон­стан­ции за­ве­до­вал всем цар­ским иму­ще­ством.

Ар­те­мий на­чал свою служ­бу при Кон­стан­тине Ве­ли­ком, в вой­сках это­го бла­го­че­сти­во­го им­пе­ра­то­ра. Ко­гда ему при­шлось, вме­сте с Кон­стан­ти­ном, уви­деть на небе чу­дес­ное зна­ме­ние Свя­то­го Кре­ста, то он утвер­дил­ся в ве­ре хри­сти­ан­ской и стал вер­ным слу­гою им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на и его до­ма[1]. По смер­ти Кон­стан­ти­на он все вре­мя пре­бы­вал при сыне его, Кон­стан­ции[2], как его луч­ший друг, и царь да­вал ему са­мые по­чет­ные по­ру­че­ния. Так, ко­гда Кон­стан­ций узнал от од­но­го епи­ско­па, что те­ла апо­сто­лов Хри­сто­вых Ан­дрея и Лу­ки по­гре­бе­ны в Аха­ии[3], то по­ру­чил Ар­те­мию пе­ре­не­сти сии дра­го­цен­ные со­кро­ви­ща в Кон­стан­ти­но­поль. Ар­те­мий, ис­пол­няя цар­ское по­ве­ле­ние, с ве­ли­ки­ми по­че­стя­ми пе­ре­нес мо­щи свя­тых апо­сто­лов в цар­ству­ю­щий град, и за сие по­лу­чил от ца­ря по­вы­ше­ние, ко­то­ро­го он был вполне до­сто­ин: имен­но царь сде­лал его дук­сом и ав­гу­ста­ли­ем[4] Егип­та, и Ар­те­мий жил там, бла­го­уго­ждая Бо­гу. Рас­про­стра­няя честь и сла­ву име­ни Иису­са Хри­ста, он низ­верг­нул и со­кру­шил мно­го идо­лов в Егип­те.

Ко­гда царь Кон­стан­ций, сын Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го, скон­чал­ся, то власть над всею Рим­скою им­пе­ри­ей при­нял нече­сти­вый от­ступ­ник Юли­ан[5], ко­то­рый преж­де тай­но, а те­перь яв­но от­верг­ся от Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста и от­кры­то стал по­кло­нять­ся идо­лам. Он разо­слал по всем стра­нам сво­е­го цар­ства, во­сточ­ным и за­пад­ным, указ о том, чтобы те хра­мы, ко­то­рые в цар­ство­ва­ние Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го бы­ли от­ня­ты хри­сти­а­на­ми у языч­ни­ков, те­перь бы­ли сно­ва от­да­ны языч­ни­кам; вме­сте с тем он по­ве­лел в этих хра­мах сно­ва по­ста­вить ку­ми­ры и со­вер­шать жерт­во­при­но­ше­ния бо­гам.

Так сей нече­сти­вый царь вос­ста­но­вил по­всю­ду мно­го­бо­жие, ко­то­рое па­ло при свя­том ца­ре Кон­стан­тине, хри­сти­ан же под­верг силь­ным при­тес­не­ни­ям, му­чая и умерщ­вляя их, раз­граб­ляя их иму­ще­ство и из­ры­гая ху­ле­ния на свя­тое имя Иису­са Хри­ста.

Чтобы уни­зить хри­сти­ан­ство, нече­сти­вый Юли­ан, взяв из ра­ки ко­сти свя­то­го про­ро­ка Елис­сея и мо­щи свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля – кро­ме чест­ной его гла­вы и пра­вой ру­ки, ко­то­рые ле­жа­ли в Се­ва­стии – и, сме­шав их с ко­стя­ми жи­вот­ных и нече­сти­вых лю­дей, сжег их, а пе­пел рас­се­ял по воз­ду­ху; хри­сти­ане со­бра­ли тот пе­пел и остав­ши­е­ся от со­жже­ния ко­сти и со­хра­ни­ли их в по­чет­ном ме­сте.

За­тем он узнал, что в го­ро­де Па­не­аде[6] на­хо­дит­ся из­ва­я­ние Хри­ста Спа­си­те­ля, устро­ен­ное кро­во­то­чи­вою жен­щи­ною, ис­це­лив­ше­ю­ся чрез при­кос­но­ве­ние к краю риз Хри­сто­вых (Мф.9:20). Сие из­ва­я­ние царь нис­про­верг­нул и по­ве­лел вла­чить его по пло­ща­ди, до­ко­ле оно все не раз­би­лось; толь­ко го­ло­ву се­го из­ва­я­ния один хри­сти­а­нин по­хи­тил и со­хра­нил. На ме­сте же, где сто­я­ло это из­ва­я­ние, царь по­ве­лел по­ста­вить свою ста­тую, ко­то­рая, од­на­ко, бы­ла раз­би­та уда­ром мол­нии.

Со­брав боль­шое вой­ско, нече­сти­вец Юли­ан ре­шил ид­ти про­тив пер­сов, и во вре­мя се­го по­хо­да, при­быв в Ан­тио­хию, воз­двиг здесь, по сво­е­му обы­чаю, го­не­ние на Цер­ковь Хри­сто­ву, умерщ­вляя ве­ру­ю­щих.

В то вре­мя к нему при­ве­де­ны бы­ли два Ан­тио­хий­ских пре­сви­те­ра, Ев­ге­ний и Ма­ка­рий, – лю­ди уче­ные. С ни­ми Юли­ан дол­го спо­рил о бо­гах, при­во­дя для до­ка­за­тель­ства нече­сти­вых сво­их мыс­лей раз­лич­ные сло­ва язы­че­ских гре­че­ских пи­са­те­лей, но не смог при­ну­дить к мол­ча­нию бо­го­гла­го­ли­вые уста муд­рых стар­цев; на­про­тив, он сам был ими по­ра­жен, по­срам­лен и об­ли­чен в нече­стии. Не вы­но­ся сво­е­го по­срам­ле­ния, Юли­ан по­ве­лел бить свя­тых нещад­но, пред­ва­ри­тель­но об­на­жив их, и Ев­ге­нию бы­ло да­но пять­сот уда­ров, а Ма­ка­рию – без чис­ла.

Ко­гда свя­тые сии под­верг­ну­ты бы­ли тяж­ким му­че­ни­ям, в то вре­мя на ме­сте каз­ни слу­чи­лось быть ве­ли­ко­му Ар­те­мию. Услы­шав, что во­ца­рил­ся Юли­ан и что он идет в по­ход про­тив пер­сов, – вви­ду че­го и ему был по­слан указ о при­бы­тии со все­ми сво­и­ми вой­ска­ми в Ан­тио­хию, – Ар­те­мий при­шел сю­да с сво­и­ми вой­ска­ми, воз­дал Юли­а­ну по­чте­ние, по­до­ба­ю­щее ца­рю, пред­ло­жив ему при сем по­дар­ки, и сто­ял око­ло ца­ря в то вре­мя, ко­гда под­вер­га­е­мы бы­ли му­че­нию свя­тые ис­по­вед­ни­ки, Ев­ге­ний и Ма­ка­рий. Слы­ша, как нече­сти­вый Юли­ан ху­лит сво­и­ми сквер­ны­ми уста­ми Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Ар­те­мий ис­пол­нил­ся рев­но­сти и, по­дой­дя к ца­рю, ска­зал:

– За­чем ты, го­су­дарь, так бес­че­ло­веч­но му­чишь непо­вин­ных и по­свя­щен­ных Бо­гу му­жей и при­нуж­да­ешь их от­сту­пить от пра­во­слав­ной ве­ры? Знай, что и ты – че­ло­век немощ­ный; ес­ли Бог и по­ста­вил те­бя ца­рем, то все-та­ки ты мо­жешь под­верг­нуть­ся ис­ку­ше­нию от диа­во­ла; я ду­маю, что пер­вый ви­нов­ник зла – лу­ка­вый диа­вол. Как неко­гда он ис­про­сил у Бо­га поз­во­ле­ние ис­ку­сить Иова[7] и по­лу­чил оное, так и те­бя он воз­двиг про­тив нас и на­вел на нас, чтобы тво­и­ми ру­ка­ми ис­тре­бить Хри­сто­ву пше­ни­цу и все­ять свои пле­ве­лы. Но тщет­ны его ста­ра­ния и ни­чтож­на его си­ла; ибо с тех пор, как при­шел Гос­подь и во­дру­жен был Крест, на ко­ем воз­не­сен был Хри­стос, па­ла бе­сов­ская гор­ды­ня и со­кру­ше­на си­ла бе­сов­ская. Итак, не обо­льщай­ся, царь, и не пре­сле­дуй, в угод­ность де­мо­нам, Бо­гом хра­ни­мый на­род хри­сти­ан­ский. Знай, что кре­пость и си­ла Хри­сто­ва непо­бе­ди­мы и непре­одо­ли­мы.

Услы­шав сие, Юли­ан воз­го­рел­ся гне­вом и за­кри­чал гром­ким го­ло­сом:

– Кто и от­ку­да сей нече­сти­вец, ко­то­рый так дерз­но­вен­но об­ра­ща­ет­ся к нам и сме­ет в ли­цо оскорб­лять нас?

Пред­сто­яв­шие ца­рю от­ве­ча­ли:

– Царь! Это дукс и ав­гу­ста­лий Алек­сан­дрий­ский.

– Как? – ска­зал царь, – это мерз­кий Ар­те­мий, ко­то­рый участ­во­вал в умерщ­вле­нии бра­та мо­е­го Гал­ла[8]?

– Да, дер­жав­ный царь, это – он, – от­ве­ча­ли пред­сто­яв­шие.

Царь же ска­зал:

– Я дол­жен бла­го­да­рить бес­смерт­ных бо­гов, а бо­лее все­го Даф­ний­ско­го Апол­ло­на[9] за то, что они пре­да­ли мне в ру­ки се­го вра­га, ко­то­рый сам при­шел сю­да. Итак, пусть сей негод­ный бу­дет ли­шен сво­е­го са­на; пусть с него сни­мут по­яс[10] и ныне же под­верг­нут его на­ка­за­нию, а зав­тра, ес­ли угод­но бу­дет бо­гам, я про­из­не­су над ним при­го­вор за убий­ство мо­е­го бра­та. Я ото­мщу на нем непо­вин­ную кровь и по­губ­лю его не од­ною каз­нью, но мно­же­ством каз­ней, ибо он про­лил кровь не про­сто­го че­ло­ве­ка, а цар­скую.

Ко­гда царь ска­зал сие, ору­же­нос­цы его тот­час взя­ли Ар­те­мия и, сняв с него во­е­на­чаль­ни­че­ский по­яс и дру­гие зна­ки до­сто­ин­ства, по­ста­ви­ли его об­на­жен­ным. И от­дан был свя­той в ру­ки па­ла­чей, ко­то­рые, свя­зав ему ру­ки и но­ги, рас­тя­ну­ли его на че­ты­ре сто­ро­ны[11], и так дол­го би­ли его по спине и чре­ву во­ло­вьи­ми жи­ла­ми, что от уста­ло­сти сме­ни­лось че­ты­ре па­ры па­ла­чей. Но свя­той про­явил под­лин­но сверх­че­ло­ве­че­ское тер­пе­ние и ка­зал­ся всем как бы со­вер­шен­но бес­чув­ствен­ным: он не ис­пу­стил ни од­но­го зву­ка, не за­сто­нал, не сде­лал ни од­но­го дви­же­ния и не вы­ка­зал ни­ка­ко­го зна­ка стра­да­ния, как обык­но­вен­но по­ка­зы­ва­ют лю­ди, тер­пя­щие му­че­ния. Зем­ля на­по­я­лась его кро­вью, а он оста­вал­ся непо­ко­ле­бим, так что удив­ля­лись ему все, да­же сам нече­сти­вый Юли­ан. По­том царь по­ве­лел пе­ре­стать бить его, и свя­той уве­ден был в тем­ни­цу со свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми Ев­ге­ни­ем и Ма­ка­ри­ем. Стра­сто­терп­цы в сие вре­мя пе­ли: "Ты ис­пы­тал нас, Бо­же, пе­ре­пла­вил нас, как пе­ре­плав­ля­ют се­реб­ро. Ты ввел нас в сеть, по­ло­жил око­вы на чрес­ла на­ши, по­са­дил че­ло­ве­ка на гла­ву на­шу. Мы во­шли в огонь и в во­ду, и Ты вы­вел нас на сво­бо­ду" (Пс.65:10-12)[12].

Окон­чив пе­ние, Ар­те­мий ска­зал сам се­бе:

– Ар­те­мий, вот яз­вы Хри­сто­вы на­чер­та­ны на тво­ем те­ле, – оста­лось те­бе са­мую ду­шу твою от­дать за Хри­ста с остав­ше­ю­ся в те­бе кро­вью; и вспо­ми­нал он про­ро­че­ское сло­во: "Я пре­дал хре­бет Мой би­ю­щим и ла­ни­ты Мои по­ра­жа­ю­щим" (Ис.50:6)[13]. Но раз­ве по­тер­пел я, недо­стой­ный, – го­во­рил он, – бо­лее, чем мой Вла­ды­ка? Он по все­му те­лу был по­крыт ра­на­ми: от ног до гла­вы не бы­ло в Нем здо­ро­во­го ме­ста, гла­ва Его бы­ла прон­зе­на тер­ни­ем, ру­ки и но­ги бы­ли при­гвож­де­ны ко кре­сту за гре­хи мои, то­гда как Сам Он гре­ха не знал и не ска­зал да­же ни од­но­го непра­вед­но­го сло­ва. О, как ве­ли­ки, по срав­не­нию с мо­и­ми, стра­да­ния мо­е­го Вла­ды­ки и как да­лек я, жал­кий че­ло­век, от Его тер­пе­ния и незло­бия! Ра­ду­юсь и ве­се­люсь, по­то­му что укра­ша­юсь стра­да­ни­я­ми мо­е­го Вла­ды­ки: сие об­лег­ча­ет мои му­че­ния. Бла­го­да­рю Те­бя, Вла­ды­ко, за то, что увен­чал ме­ня Тво­и­ми стра­да­ни­я­ми! Мо­лю Те­бя, до­ве­ди ме­ня до кон­ца по пу­ти ис­по­вед­ни­че­ства; не дай мне ока­зать­ся недо­стой­ным се­го пред­на­ча­то­го мною по­дви­га; ибо я воз­ло­жил свое упо­ва­ние на Твои щед­ро­ты, пре­б­ла­гий Гос­по­ди Че­ло­ве­ко­люб­че!

Так по­мо­лив­шись сам в се­бе, свя­той до­стиг тем­ни­цы и в те­че­ние це­лой но­чи пре­бы­вал там вме­сте со свя­ты­ми Ев­ге­ни­ем и Ма­ка­ри­ем, сла­во­сло­вя Бо­га.

Ко­гда на­сту­пи­ло утро, Юли­ан От­ступ­ник сно­ва по­ве­лел му­че­ни­кам явить­ся на су­ди­ли­ще, и здесь, не под­вер­гая до­про­су, раз­лу­чил их: Ар­те­мия оста­вил при се­бе, Ев­ге­ния же и Ма­ка­рия по­слал в за­то­че­ние в Оасим Ара­вий­ский[14]. Стра­на та – крайне нездо­ро­вая: там ду­ют ги­бель­ные вет­ры и ни­кто из при­хо­дя­щих ту­да не мо­жет вы­жить бо­лее го­да, ибо непре­мен­но впа­да­ет в лю­тую бо­лезнь, кон­ча­ю­щу­ю­ся смер­тью. Итак, свя­тые Ев­ге­ний и Ма­ка­рий, бу­дучи по­сла­ны ту­да, чрез несколь­ко вре­ме­ни до­стиг­ли бла­жен­ной кон­чи­ны[15], а свя­той Ар­те­мий пре­тер­пел мно­же­ство стра­да­ний. Но сна­ча­ла Юли­ан, как волк, на­дев­ший на се­бя ове­чью шку­ру, крот­ко, как бы со­бо­лез­нуя Ар­те­мию и жа­лея его, на­чал го­во­рить так:

– Без­рас­суд­ною сво­ею дер­зо­стью ты при­ну­дил ме­ня, Ар­те­мий, обес­че­стить твою ста­рость и по­вре­дить твое здо­ро­вье, о чем я и со­жа­лею. Те­перь про­шу те­бя, по­дой­ди и при­не­си жерт­ву бо­гам, преж­де же все­го Даф­ний­ско­му бо­гу, Апол­ло­ну, осо­бен­но чти­мо­му мною. Ес­ли ты сие ис­пол­нишь, то я от­пу­щу те­бе пре­ступ­ле­ние про­тив бра­та мо­е­го и на­гра­жу те­бя еще бо­лее слав­ным и по­чет­ным са­ном: я сде­лаю те­бя вер­хов­ным жре­цом[16] ве­ли­ких бо­гов и на­чаль­ни­ком над жре­ца­ми всей все­лен­ной; я на­зо­ву те­бя сво­им от­цом, и ты бу­дешь вто­рым за мною ли­цом в мо­ем цар­стве. Ты, Ар­те­мий, зна­ешь и сам, что брат мой, Галл, без­вин­но, из од­ной за­ви­сти, был умерщ­влен Кон­стан­ци­ем. На пре­стол бо­лее прав имел наш род, чем род Кон­стан­ти­на, ибо отец мой, Кон­стан­ций, ро­дил­ся у де­да мо­е­го, Кон­стан­ция, от до­че­ри Мак­си­ми­а­на, Кон­стан­тин же ро­дил­ся от Еле­ны, жен­щи­ны про­сто­го зва­ния[17]. К то­му же дед мой то­гда еще не был ке­са­рем, ко­гда у него ро­дил­ся сын от Еле­ны, а отец мой ро­дил­ся у него то­гда, ко­гда он уже всту­пил на пре­стол. Но Кон­стан­тин дерз­ко по­хи­тил цар­скую власть. Сын его, Кон­стан­ций, умерт­вил мо­е­го от­ца и бра­тьев его, убил недав­но и бра­та мо­е­го, Гал­ла. Хо­тел он убить и ме­ня, но ме­ня спас­ли из его рук бо­ги. В на­деж­де на них я от­рек­ся от хри­сти­ан­ства и укло­нил­ся к ел­лин­ской ре­ли­гии; я хо­ро­шо знаю, что ве­ра ел­лин­ская и рим­ская есть ве­ра древ­ней­шая, хри­сти­ан­ская же яви­лась недав­но, и Кон­стан­тин при­нял ее, от­верг­ши древ­ние и доб­рые рим­ские пра­ви­ла жиз­ни, толь­ко по сво­е­му неве­же­ству и нера­зу­мию. И бо­ги воз­не­на­ви­де­ли его, как нече­сти­во­го и недо­стой­но­го до­ве­рия их. Бо­ги воз­не­на­ви­де­ли и от­верг­ли его от се­бя, а его нече­сти­вое потом­ство ис­тре­би­ли от сре­ды жи­ву­щих[18]. Не прав­ду ли я го­во­рю, Ар­те­мий? Ты че­ло­век ста­рый и ра­зум­ный – рас­су­ди же, прав­ду ли я го­во­рю? Итак, при­знай ис­ти­ну и будь на­шим, ибо я хо­чу, что бы ты мне был дру­гом и по­мощ­ни­ком по управ­ле­нию цар­ством.

Услы­шав сие и немно­го по­мед­лив, свя­той Ар­те­мий на­чал так го­во­рить:

– Преж­де все­го, от­но­си­тель­но тво­е­го бра­та ска­жу те­бе, царь, что я непо­ви­нен в его смер­ти, – да и во­об­ще я ни де­лом, ни сло­вом ни­ко­гда не сде­лал ему вре­да; сколь­ко ни рас­сле­дуй, ты ни­чем не до­ка­жешь, что я был по­ви­нен в его смер­ти. Я знал, что он был на­сто­я­щий хри­сти­а­нин, бла­го­че­сти­вый и по­слуш­ный за­ко­ну Хри­сто­ву. Да ве­да­ют небо и зем­ля и весь лик свя­тых Ан­ге­лов и Гос­подь мой Иисус Хри­стос, Ко­е­му я слу­жу, что я непо­ви­нен в убий­стве тво­е­го бра­та и ни в чем не со­дей­ство­вал его убий­цам. Ме­ня и не бы­ло с ца­рем Кон­стан­ци­ем в то вре­мя, ко­гда бы­ло рас­суж­де­ние о тво­ем бра­те: все вре­мя до се­го го­да я оста­вал­ся в Егип­те. А на твое пред­ло­же­ние, чтобы я от­рек­ся от Хри­ста, мо­е­го Спа­си­те­ля, – от­ве­чу те­бе сло­ва­ми трех от­ро­ков, ко­то­рые бы­ли при На­ву­хо­до­но­со­ре (Дан.3:18): да бу­дет те­бе, царь, из­вест­но, что бо­гам тво­им я не слу­жу и зо­ло­то­му ис­ту­ка­ну те­бе лю­без­но­го Апол­ло­на не по­кло­нюсь ни­ко­гда. Ты уни­зил бла­жен­но­го Кон­стан­ти­на и его род, на­звав его вра­гом бо­гов и че­ло­ве­ком безум­ным. Но он был об­ра­щен ко Хри­сту от бо­гов ва­ших чрез осо­бое при­зва­ние свы­ше. Об этом ты по­слу­шай ме­ня как сви­де­те­ля се­го со­бы­тия. Ко­гда мы шли на вой­ну про­тив лю­то­го му­чи­те­ля и кро­во­жад­но­го Мак­сен­ция[19], око­ло по­лу­дня явил­ся на небе крест, си­яв­ший яр­че солн­ца, и на том кре­сте звез­да­ми бы­ли изо­бра­же­ны ла­тин­ские сло­ва, обе­щав­шие Кон­стан­ти­ну по­бе­ду. Все мы ви­де­ли тот крест, явив­ший­ся на небе, и про­чи­та­ли на­пи­сан­ное на нем. И ныне в вой­ске есть еще мно­го ста­рых во­и­нов, ко­то­рые хо­ро­шо пом­нят то, что яс­но ви­де­ли сво­и­ми гла­за­ми. Раз­уз­най, ес­ли хо­чешь, и ты уви­дишь, что я го­во­рю прав­ду. Но за­чем я го­во­рю об этом? Хри­ста еще за­дол­го до Его при­ше­ствия пред­воз­ве­сти­ли про­ро­ки, как это и ты сам хо­ро­шо зна­ешь. Мно­го есть сви­де­тельств о том, что Он дей­стви­тель­но при­хо­дил на зем­лю, и да­же са­мые ва­ши бо­ги неред­ко про­ри­ца­ли о при­ше­ствии Хри­ста, – го­во­ри­ли о том же Си­вил­ли­ны кни­ги и Вер­ги­лий[20].

И го­во­рил да­лее свя­той о том, как неред­ко жи­ву­щие в идо­лах бе­сы, бу­дучи при­нуж­да­е­мы си­лою Бо­жи­ей, про­тив сво­ей во­ли ис­по­ве­до­ва­ли Хри­ста ис­тин­ным Бо­гом. Юли­ан же, не вы­но­ся прав­ди­вых ре­чей Ар­те­мия, по­ве­лел об­на­жить му­че­ни­ка и рас­ка­лен­ны­ми ши­ла­ми про­ко­лоть бо­ка его, а в спи­ну вон­зить ост­рые тре­зуб­цы. Ар­те­мий же, как и преж­де, как бы не чув­ствуя ни­ка­кой бо­ли, не за­кри­чал и не ис­пу­стил ни­ка­ко­го сто­на, яв­ля­ясь див­но тер­пе­ли­вым в стра­да­нии. По­сле сих ис­тя­за­ний Юли­ан сно­ва ото­слал его в тем­ни­цу, по­велев мо­рить свя­то­го го­ло­дом и жаж­дой, сам же ушел на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Дафне, чтобы при­не­сти жерт­вы бо­гу сво­е­му Апол­ло­ну, и во­про­шал его об ис­хо­де сво­ей вой­ны про­тив пер­сов[21]. Там про­был он до­воль­но дол­го, вся­кий день при­но­ся в жерт­ву сквер­но­му Апол­ло­ну боль­шое ко­ли­че­ство жи­вот­ных, но все-та­ки не по­лу­чил же­ла­е­мо­го от­ве­та. Ибо бес, на­хо­див­ший­ся в идо­ле Апол­ло­на и да­вав­ший от­ве­ты лю­дям, умолк с то­го вре­ме­ни, ко­гда на то ме­сто пе­ре­не­се­ны бы­ли мо­щи свя­то­го Ва­ви­лы (епи­ско­па и му­че­ни­ка Ан­тио­хий­ско­го) вме­сте с остан­ка­ми трех мла­ден­цев, по­стра­дав­ших с Ва­ви­лой[22]. Итак, Апол­лон ни­че­го не от­ве­тил Юли­а­ну. Ко­гда царь узнал по­сле дол­го­го рас­сле­до­ва­ния что Апол­лон оне­мел по­то­му, что невда­ле­ке от него бы­ли по­ло­же­ны мо­щи Ва­ви­лы, то тот­час по­ве­лел хри­сти­а­нам взять от­ту­да мо­щи; но лишь толь­ко свя­тые мо­щи бы­ли взя­ты со сво­е­го ме­ста, как на храм Апол­ло­нов нис­пал огонь с неба и сжег его вме­сте с на­хо­див­шим­ся в нем идо­лом.

Ар­те­мий же, на­хо­дясь в тем­ни­це, был по­се­щен Са­мим Гос­по­дом и Его свя­ты­ми Ан­ге­ла­ми. Ко­гда Ар­те­мий мо­лил­ся, ему явил­ся Хри­стос и ска­зал:

– Му­жай­ся, Ар­те­мий! Я с то­бою и из­бав­лю те­бя от вся­кой бо­ли, ка­кую при­чи­ни­ли те­бе му­чи­те­ли, и уже го­тов­лю те­бе ве­нец сла­вы. Ибо как ты ис­по­ве­дал Ме­ня пред людь­ми на зем­ле, так и Я ис­по­ве­даю те­бя пред От­цом Мо­им Небес­ным. Итак, будь му­же­ствен и ра­дуй­ся: ты бу­дешь со Мною в Мо­ем Цар­стве.

Услы­шав сие от Гос­по­да, му­че­ник тот­час стал сла­во­сло­вить Его; ни од­ной ра­ны или яз­вы не оста­лось на его свя­том те­ле, ду­ша его ис­пол­ни­лась Бо­же­ствен­но­го уте­ше­ния и он пел и бла­го­слов­лял Бо­га. А меж­ду тем с тех пор, как он был бро­шен в тем­ни­цу, он ни­че­го не вку­шал и ни­че­го не пил, и так про­дол­жа­лось до са­мой его смер­ти. Пи­та­ем же был Ар­те­мий свы­ше, – бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха.

Воз­вра­тив­шись со сты­дом от сво­их жерт­во­при­но­ше­ний, Юли­ан воз­ло­жил ви­ну в со­жже­нии хра­ма Апол­ло­но­ва на хри­сти­ан, – го­во­ря, что его за­жгли но­чью имен­но они, – и, от­няв у хри­сти­ан свя­тые церк­ви, пре­вра­тил их в идоль­ские хра­мы и стал де­лать боль­шие при­тес­не­ния хри­сти­а­нам. При­ка­зав за­тем при­ве­сти к се­бе Ар­те­мия из тем­ни­цы, он ска­зал ему:

– Ты, ко­неч­но, слы­шал, что слу­чи­лось в Дафне, – как нече­сти­вые хри­сти­ане за­жгли храм ве­ли­ко­го бо­га Апол­ло­на и уни­что­жи­ли пре­крас­ное его изо­бра­же­ние. Но пусть не ра­ду­ют­ся се­му без­за­кон­ные, пусть не сме­ют­ся над на­ми, ибо я от­пла­чу за сие в семь­де­сят раз все­ме­ро, как у вас го­во­рит­ся[23].

Свя­той же Ар­те­мий от­ве­чал:

– Слы­шал я, что, по по­пуще­нию раз­гне­ван­но­го Бо­га, со­шед­ший огонь с неба ис­тре­бил тво­е­го бо­га и сжег его храм. Но ес­ли твой Апол­лон был бо­гом, то как он не из­ба­вил се­бя от ог­ня?

Царь же ска­зал:

– И ты, несчаст­ный, сме­ешь­ся и ра­ду­ешь­ся со­жже­нию Апол­ло­на?

– Я сме­юсь над ва­шим безу­ми­ем, – от­ве­чал Ар­те­мий, – что вы слу­жи­те та­ко­му бо­гу, ко­то­рый не мог сам се­бя спа­сти от ог­ня. Как же он мо­жет вас из­ба­вить от ог­ня веч­но­го? Уте­ша­юсь же я па­де­ни­ем его и ра­ду­юсь все­му то­му, что чу­до­дей­ствен­но со­вер­ша­ет мой Хри­стос. А ес­ли ты по­хва­ля­ешь­ся от­пла­тить в семь­де­сят раз все­ме­ро непо­вин­ным и ни­ка­ко­го те­бе зла не сде­лав­шим хри­сти­а­нам, то ты по­лу­чишь за сие то­гда, ко­гда бу­дешь ввер­жен в неуга­си­мый огонь и веч­ные му­че­ния, ко­то­рые на­сту­пят для те­бя ско­ро. Ибо по­ги­бель твоя – уже близ­ка, и ско­ро па­мять твоя по­гибнет с шу­мом[24].

Му­чи­тель, раз­гне­вав­шись, по­ве­лел ка­ме­но­те­сам рас­сечь один боль­шой ка­мень и по­том столк­нуть его свер­ху на Ар­те­мия, ко­то­рый был свя­зан и по­ло­жен на ка­мен­ную же пли­ту под этим кам­нем. Ко­гда это бы­ло ис­пол­не­но, все те­ло му­че­ни­ка по­крыл упав­ший на него ка­мень и так при­да­вил его, что сло­мал ему все ко­сти; внут­рен­но­сти его вы­па­ли, со­ста­вы те­ла пе­ре­ло­ми­лись и глаз­ные яб­ло­ки вы­шли из сво­их мест. И ка­кое ве­ли­кое чу­до! Бу­дучи сплю­щен меж­ду кам­ня­ми, свя­той остал­ся жи­вым и при­зы­вал Бо­га, сво­е­го По­мощ­ни­ка, и го­во­рил сло­ва­ми Да­ви­да:

"Воз­вел ме­ня на ска­лу, для ме­ня недо­ся­га­е­мую, ибо Ты при­бе­жи­ще мое, Ты креп­кая за­щи­та от вра­га" (Пс.60:3-4)[25]."По­ста­вил на камне но­ги мои и утвер­дил сто­пы мои" (Пс.39:3)[26]. При­ми же те­перь, Еди­но­род­ный, дух мой, ибо Ты зна­ешь мое тяж­кое по­ло­же­ние, и не оставь ме­ня в ру­ках вра­же­ских.

Так, бу­дучи при­дав­лен кам­нем, свя­той про­вел це­лые сут­ки. По­том Юли­ан по­ве­лел снять ка­мень, счи­тая свя­то­го уже умер­шим, но свя­той, к об­ще­му удив­ле­нию, ока­зал­ся жив и, встав, хо­дил. И бы­ло всем страш­но смот­реть на него: пред ни­ми был об­на­жен­ный че­ло­век, вдав­лен­ный как дос­ка, с раз­дроб­лен­ны­ми ко­стя­ми, с вы­пав­ши­ми внут­рен­но­стя­ми; ли­цо его бы­ло раз­дав­ле­но, гла­за вы­шли из ор­бит, но жизнь все еще дер­жа­лась в нем, но­ги мог­ли дви­гать­ся и язык еще был спо­со­бен яс­но го­во­рить. Сам му­чи­тель, уви­дав та­кое чу­до, ужас­нул­ся и ска­зал сво­им при­бли­жен­ным:

– Че­ло­век это или при­ви­де­ние? Не от­вел ли гла­за нам этот вол­шеб­ник? Ибо пред на­ми зре­ли­ще страш­ное и вы­хо­дя­щее за пре­де­лы при­ро­ды. Кто ожи­дал, что он еще жив? А те­перь, ко­гда у него вы­па­ли внут­рен­но­сти и все су­ста­вы его раз­би­ты и рас­слаб­ли, он все-та­ки дви­га­ет­ся, хо­дит и го­во­рит. Но, вид­но, на­ши бо­ги со­хра­ни­ли его жи­вым для вра­зум­ле­ния дру­гих, чтобы тот, кто не хо­тел при­знать их власть, оста­вал­ся ужас­ным стра­ши­ли­щем для тех, кто на него смот­рит.

И ска­зал Юли­ан му­че­ни­ку:

– Вот ты, несчаст­ный, уже ли­шил­ся очей и все чле­ны тво­е­го те­ла окон­ча­тель­но ис­пор­че­ны, – как мо­жешь ты еще пи­тать на­деж­ду на То­го, на Ко­го ты до­се­ле на­де­ял­ся на­прас­но? Но про­си ми­ло­сти у ми­ло­серд­ных бо­гов, чтобы они по­ми­ло­ва­ли те­бя и чтобы не пре­да­ли те­бя адским му­че­ни­ям.

Му­че­ник же Хри­стов, услы­шав о му­че­ни­ях, усмех­нул­ся и ска­зал ца­рю:

– Твои ли бо­ги пре­да­дут ме­ня му­че­ни­ям? Они и са­ми не мо­гут из­бе­жать уго­то­ван­ных им му­че­ний, а с ни­ми и ты, бу­дучи бро­шен в веч­ный огонь, бу­дешь веч­но му­чить­ся, ибо от­рек­ся от Сы­на Бо­жия и по­прал но­га­ми Его свя­тую кровь, про­ли­тую за нас, и по­ру­гал­ся над бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха, по­ви­ну­ясь гу­би­тель­ным бе­сам. Я же за незна­чи­тель­ную боль, при­чи­нен­ную мне то­бою, на­де­юсь у сво­е­го Гос­по­да, за Ко­то­ро­го стра­даю, иметь веч­ный по­кой в Его небес­ном чер­то­ге.

Юли­ан, услы­шав сие, из­рек му­че­ни­ку та­кой при­го­вор:

– Ар­те­мия, ху­лив­ше­го бо­гов, по­прав­ше­го рим­ские и на­ши за­ко­ны, при­знав­ше­го се­бя не рим­ля­ни­ном, а хри­сти­а­ни­ном и на­рек­ше­го се­бя, вме­сто дук­са и ав­гу­ста­лия, га­ли­ле­я­ни­ном – пре­да­ем на смерть и по­веле­ва­ем сквер­ную его го­ло­ву от­сечь ме­чом.

По­сле та­ко­го при­го­во­ра свя­той был уве­ден на ме­сто каз­ни и ше­ство­вал ту­да с неска­зан­ною ра­до­стью, же­лая "раз­ре­шить­ся и со Хри­стом быть"[27]. При­дя же на ме­сто, где долж­на бы­ла со­вер­шить­ся над ним казнь, он ис­про­сил се­бе вре­мя для мо­лит­вы и, об­ра­тив­шись к во­сто­ку, три­жды пре­кло­нил ко­ле­на и дол­го мо­лил­ся. По­сле се­го он услы­шал с неба го­лос, ко­то­рый го­во­рил:

– Вой­ди со свя­ты­ми при­нять уго­то­ван­ную те­бе на­гра­ду.

И тот­час бла­жен­ный пре­кло­нил го­ло­ву свою и был усе­чен од­ним во­и­ном, в два­дца­тый день ок­тяб­ря ме­ся­ца; день же, в ко­то­рый он со­вер­шил му­че­ни­че­ский по­двиг, бы­ла пят­ни­ца. Чест­ное и свя­тое те­ло его од­на жен­щи­на, по име­ни Ари­ста, диа­ко­нис­са Ан­тио­хий­ской церк­ви, вы­про­си­ла у му­чи­те­ля и, по­ма­зав­ши его дра­го­цен­ны­ми аро­ма­та­ми, вло­жи­ла в ков­чег и по­сла­ла в Кон­стан­ти­но­поль, где оно и бы­ло с по­че­стя­ми пре­да­но по­гре­бе­нию. От мо­щей его со­вер­ша­лись мно­гие див­ные чу­де­са и бо­ля­щим по­да­ва­лись раз­лич­ные ис­це­ле­ния, ко­то­рые и ныне по­да­ет свя­той Ар­те­мий всем, с ве­рою к нему при­те­ка­ю­щим.

По­сле же кон­чи­ны Ар­те­мия вско­ре сбы­лось то про­ро­че­ство, ко­то­рое он вы­ска­зал Юли­а­ну пря­мо в гла­за от­но­си­тель­но его смер­ти: "те­бе пред­сто­ит ско­рая по­ги­бель и недол­го уже до то­го вре­ме­ни, ко­гда па­мять о те­бе по­гибнет с шу­мом". Ибо Юли­ан, умерт­вив свя­то­го Ар­те­мия, тро­нул­ся с сво­и­ми вой­ска­ми из Ан­тио­хии и по­шел на пер­сов. Ко­гда до­шел он до го­ро­да Кте­зи­фо­на[28], ему встре­тил­ся один перс, че­ло­век ста­рый, ува­жа­е­мый и очень рас­су­ди­тель­ный. Он обе­щал Юли­а­ну пре­дать Пер­сид­ское цар­ство и вы­звал­ся быть про­вод­ни­ком в Пер­сию без­за­кон­но­му ца­рю и все­му его вой­ску. Но это не по­слу­жи­ло на поль­зу зло­му кро­во­пий­це, ибо тот перс об­ма­нул его и, по­ка­зы­вая вид, что ве­дет его пря­мою на­сто­я­щею до­ро­гою, ввел зло­дея в Кар­ма­нит­скую пу­сты­ню[29], в ме­ста непро­хо­ди­мые, где по­сто­ян­но встре­ча­лись про­па­сти, где не бы­ло во­все во­ды и ни­ка­кой пи­щи, так что все во­и­ны ис­то­ми­лись от го­ло­да и жаж­ды, а ко­ни и вер­блю­ды все па­ли. По­сле се­го про­вод­ник при­знал­ся, что он с на­ме­ре­ни­ем за­вел рим­лян в та­кие пу­стые и страш­ные ме­ста, чтобы осла­бить их си­лу. "Я для то­го сие сде­лал – ска­зал он, – чтобы не ви­деть оте­че­ство свое пле­нен­ным вра­га­ми, и луч­ше здесь мне од­но­му, чем все­му мо­е­му оте­че­ству, по­гиб­нуть от ва­ших рук". И тот­час по­сле се­го при­зна­ния перс тот был рас­се­чен во­и­на­ми на ча­сти. Блуж­дая по пу­стыне, гре­ки и рим­ляне про­тив сво­ей во­ли столк­ну­лись с пер­сид­ским вой­ском, и во вре­мя про­ис­шед­ше­го здесь сра­же­ния мно­гие юли­а­но­вы во­и­ны па­ли. Воз­мез­дие Бо­же­ствен­ное по­стиг­ло тут и са­мо­го Юли­а­на, ибо он был прон­зен в бок неви­ди­мою ру­кою свы­ше и неви­ди­мым ору­жи­ем, ко­то­рое про­шло вниз жи­во­та его. Он тяж­ко за­сто­нал и, схва­тив ру­кою горсть кро­ви, бро­сил ее в воз­дух и вос­клик­нул:

– Ты по­бе­дил, Хри­стос! на­сыть­ся, Га­ли­ле­я­нин!

И тут из­верг­нул он, уми­рая в му­ках, свою зло­дей­скую и сквер­ную ду­шу и по­гиб с шу­мом, по про­ро­че­ству свя­то­го Ар­те­мия[30]. Вой­ско же рим­ское по смер­ти Юли­а­на по­ста­ви­ло ца­рем Иови­а­на, ко­то­рый был хри­сти­а­ни­ном и ко­то­рый, за­клю­чив с пер­са­ми мир, воз­вра­тил­ся на­зад. Итак, Юли­ан му­чит­ся в аду с Иудою[31], Ар­те­мий же ве­се­лит­ся на небе со свя­ты­ми[32], пред­стоя Бо­гу Еди­но­му в Тро­и­це, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, Ему же сла­ва во ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Кон­стан­тин еще не был хри­сти­а­ни­ном, ко­гда ему при­шлось вы­сту­пить про­тив сво­е­го силь­но­го со­пер­ни­ка Мак­сен­ция. Он не знал, ко­го ему мо­лить о по­мо­щи, и вот, ко­гда солн­це скло­ни­лось к за­па­ду, Кон­стан­тин уви­дел на небе си­я­ю­щий крест и под ним над­пись: "сим по­беж­дай"; это зна­ме­ние ви­де­ли и вой­ска его. Во сне, но­чью, Кон­стан­ти­ну явил­ся Сам Хри­стос и по­ве­лел устро­ить зна­мя в ви­де кре­ста и изо­бра­зить крест на щи­тах и шле­мах сво­их во­и­нов. Кон­стан­тин ис­пол­нил это – и вско­ре со­вер­шен­но раз­бил вой­ска Мак­сен­ция. По­сле это­го он от­кры­то за­явил о сво­ем со­чув­ствии хри­сти­ан­ству.

[2] Цар­ство­вал с 337 до 361 г.

[3] Про­вин­ция в Гре­ции.

[4] Дукс – во­е­на­чаль­ник. Ав­гу­ста­лий – ти­тул, рав­ный совре­мен­но­му ти­ту­лу "вы­со­че­ство".

[5] Юли­ан, пле­мян­ник Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го, еще при жиз­ни Кон­стан­ция был со­пра­ви­те­лем се­го им­пе­ра­то­ра, управ­ляя за­пад­ны­ми про­вин­ци­я­ми Рим­ской им­пе­рии.

[6] Го­род на се­ве­ре Па­ле­сти­ны (ина­че – Ке­са­рия Филип­по­ва).

[7] Иов – вет­хо­за­вет­ный ве­ли­кий пра­вед­ник; хра­ни­тель ис­тин­но­го от­кро­ве­ния и бо­го­по­чте­ния в ро­де че­ло­ве­че­ском во вре­мя уси­ле­ния язы­че­ско­го суе­ве­рия по­сле рас­се­я­ния на­ро­дов; из­ве­стен сво­им бла­го­че­сти­ем и непо­роч­но­стью жиз­ни; был ис­пы­тан от Бо­га все­ми несча­стья­ми, сре­ди ко­то­рых, од­на­ко, остал­ся непо­ко­ле­би­мым в ве­ре и доб­ро­де­те­ли. Ис­то­рия Иова по­дроб­но из­ло­же­на в кни­ге его име­ни.

[8] Галл, брат Юли­а­на, был сде­лан им­пе­ра­то­ром Кон­стан­ци­ем – не имев­шим де­тей – на­след­ни­ком пре­сто­ла, но по­том воз­бу­дил про­тив се­бя гнев Кон­стан­ция тем, что яв­но стал стре­мить­ся к нис­про­вер­же­нию с пре­сто­ла Кон­стан­ция. По­след­ний по­слал до­ве­рен­ных сво­их лю­дей, чтобы ли­шить Гал­ла вла­сти над во­сточ­ны­ми про­вин­ци­я­ми, а эти по­слан­ные из же­ла­ния уго­дить сво­е­му го­су­да­рю умерт­ви­ли Гал­ла.

[9] Дафне – при­го­род Ан­тио­хии. Это бы­ла чрез­вы­чай­но кра­си­вая мест­ность, где рос­ло мно­же­ство вся­ких де­ре­вьев, где по­всю­ду стру­и­лись про­зрач­ные ру­чьи и где сто­я­ло изо­бра­же­ние бо­га солн­ца, Апол­ло­на, ко­то­ро­го Юли­ан по­чи­тал боль­ше всех дру­гих бо­гов.

[10] По­яс – осо­бое от­ли­чие во­е­на­чаль­ни­ка.

[11] Ру­ки и но­ги ис­тя­зу­е­мых при­вя­зы­ва­ли к че­ты­рем ко­льям, вби­тым в зем­лю, чтобы на­ка­зы­ва­е­мые не мог­ли по­ме­шать на­ка­за­нию.

[12] В этом ме­сте идет речь об ев­ре­ях, для ко­то­рых пре­бы­ва­ние в пле­ну Ва­ви­лон­ском бы­ло тем же, чем пре­бы­ва­ние се­реб­ра в рас­ка­лен­ной пе­чи или пре­бы­ва­ние пти­цы в се­ти. Скор­би на хреб­те – по­бои по спине. Че­ло­ве­ки на гла­вы – му­чи­те­ли, име­ю­щие в сво­ей вла­сти на­шу жизнь.

[13] Про­рок соб­ствен­но го­во­рит о бу­ду­щих стра­да­ни­ях Спа­си­те­ля, но его сло­ва мо­гут быть при­ла­га­е­мы и к ве­ру­ю­щим, ко­то­рые бе­рут на се­бя иго стра­да­ний Хри­сто­вых.

[14] Оасим – один из оа­зи­сов в Ара­вии. Оа­зи­са­ми в Ара­вий­ской пу­стыне на­зы­ва­ют­ся ме­ста, снаб­жен­ные рас­ти­тель­но­стью и во­дою.

[15] Па­мять их 19 фев­ра­ля.

[16] Как важ­на бы­ла долж­ность вер­хов­но­го жре­ца – вид­но из то­го, что на­зва­ние "вер­хов­ный жрец" бы­ло од­ним из ти­ту­лов рим­ско­го им­пе­ра­то­ра. Этот жрец имел пра­во об­ре­кать непо­слуш­ных ему низ­ших жре­цов на смерт­ную казнь. Жил он в ста­рин­ном цар­ском двор­це Ну­мы.

[17] Им­пе­ра­тор за­пад­ной им­пе­рии Мак­си­ми­ан Гер­кул цар­ство­вал с 284 до 305 г. по Р. Хр. – Кон­стан­ций, про­зван­ный Хлор, его пре­ем­ник, был же­нат сна­ча­ла на Елене (св. рав­ноап­о­столь­ная Еле­на), по­том по тре­бо­ва­нию им­пе­ра­то­ра Дио­кли­ти­а­на раз­вел­ся с нею и же­нил­ся на Фе­о­до­ре, до­че­ри Мак­си­ми­а­на Гер­ку­ла. Кон­стан­тин Ве­ли­кий все-та­ки, как стар­ший его сын, был сде­лан на­след­ни­ком пре­сто­ла.

[18] У Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го бы­ло три сы­на: Кон­стан­тин, Кон­стан­ций и Кон­станс. Стар­ший взял се­бе Верх­нюю Гал­лию, Бри­та­нию, Гер­ма­нию и Ис­па­нию, млад­ший – Ниж­нюю Гал­лию, Ита­лию, Ил­ли­рию и Аф­ри­ку, а сред­ний – стра­ны Во­сто­ка и Еги­пет. Ско­ро Кон­стан­тин был убит на войне, а Кон­станс был умерщ­влен сво­им при­бли­жен­ным Маг­нен­ци­ем во вре­мя охо­ты.

[19] Этот во­ен­ный по­ход про­тив рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Мак­сен­ция был пред­при­нят Кон­стан­ти­ном в 312 го­ду.

[20] Си­вил­ла­ми на­зы­ва­лись у рим­лян в древ­но­сти про­ри­ца­тель­ни­цы. Их пред­ска­за­ния бы­ли со­еди­не­ны в три кни­ги, ко­то­рые хра­ни­лись в хра­ме Юпи­те­ра Ка­пи­то­лий­ско­го, а по­том в хра­ме Апол­ло­на на Па­ла­тин­ском хол­ме. На их пред­ска­за­ния об­ра­ща­ли вни­ма­ние и хри­сти­ан­ские пи­са­те­ли, на­хо­дя в них неко­то­рые на­ме­ки на на­ступ­ле­ние Цар­ства Хри­сто­ва. – Вер­ги­лий Ма­рон – зна­ме­ни­тый рим­ский по­эт (род. в 70-м г. до Р. Хр.). – Ар­те­мий име­ет в ви­ду здесь, оче­вид­но, его сти­хо­тво­ре­ния – "Бу­ко­ли­ки".

[21] Языч­ни­ки ду­ма­ли, что бо­ги по сво­ей за­бот­ли­во­сти о лю­дях же­ла­ют от­кры­вать им свою во­лю. По­это­му они ве­ри­ли в сны, ко­то­рые им буд­то бы по­сы­ла­ли бо­ги. Кро­ме то­го, у языч­ни­ков су­ще­ство­ва­ли осо­бые ора­ку­лы – ме­ста и хра­мы, где го­во­ри­ли от ли­ца бо­гов жре­цы или ли­ца, спо­соб­ные при­хо­дить в осо­бое со­сто­я­ние ис­ступ­ле­ния и про­из­но­сив­шие за­тем раз­ные сло­ва, из ко­то­рых жре­цы со­став­ля­ли бо­лее ила ме­нее связ­ные из­ре­че­ния. Бог Апол­лон по пре­иму­ще­ству счи­тал­ся ру­ко­во­ди­те­лем этих ора­ку­лов.

[22] Па­мять свя­щен­но­му­че­ни­ка Ва­ви­лы празд­ну­ет­ся 4-го сен­тяб­ря.

[23] Юли­ан ис­ка­жа­ет смысл тек­ста из Мф.18:22. Здесь идет речь не о воз­мез­дии или ка­ре, а о про­ще­нии со­гре­шив­ше­го бра­та до сед­ми­жды се­ми­де­ся­ти раз.

[24] Т.е. по­ги­бель твоя бу­дет необык­но­вен­ная и про­из­ве­дет боль­шие тол­ки в лю­дях.

[25] Т.е. "Ты, Гос­по­ди, по­ста­вил ме­ня на ска­лу, как на без­опас­ное ме­сто; Ты сде­лал­ся для ме­ня креп­ким стол­пом или баш­ней, где я мог най­ти спа­се­ние".

[26] Ис­пра­вить сто­пы – по­ста­вить на на­сто­я­щую, пря­мую до­ро­гу.

[27] Флп.1:23. Раз­ре­шить­ся – отой­ти из зем­ной жиз­ни.

[28] Пер­сид­ский го­род на ле­вом бе­ре­гу р. Тиг­ра; во вре­ме­на рим­ско­го вла­ды­че­ства это бы­ла силь­ная кре­пость, ко­то­рая несколь­ко раз, од­на­ко, под­па­да­ла во власть рим­лян.

[29] Кар­ма­ния – ны­неш­няя пер­сид­ская об­ласть Кер­ман. Се­вер­ная ее часть (степ­ная Кар­ма­ния) бы­ла по­чти вся бес­плод­ною пу­сты­нею, а юж­ная – очень пес­ча­ная, хо­тя в по­след­ней и про­те­ка­ло несколь­ко рек.

[30] Юли­ан умер в 363-м г. по Р. Хр.

[31] Юли­ан по смер­ти был по­хо­ро­нен в язы­че­ском ка­пи­ще, впо­след­ствии же те­ло его бы­ло пе­ре­не­се­но в Кон­стан­ти­но­поль и по­ло­же­но в церк­ви св. апо­сто­лов ря­дом с те­лом его су­пру­ги, но без от­пе­ва­ния, как те­ло от­ступ­ни­ка.

[32] Кон­чи­на св. Ар­те­мия по­сле­до­ва­ла 20 ок­тяб­ря 363 г. Мо­щи его впо­след­ствии бы­ли по­ло­же­ны в хра­ме св. Иоан­на Пред­те­чи, по­стро­ен­ном им­пе­ра­то­ром Ана­ста­си­ем, ко­то­рый и стал на­зы­вать­ся хра­мом св. Ар­те­мия.