Канон святым безсребреникам Косме и Дамиану Асийским (первый)

Припев: Святи́и безсре́бреницы Космó и Дамиáне, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 14 ноября (01 ноября ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Я́ко по су́ху пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную пе́снь пои́м, вопия́ше.

Озаря́еми сла́вою Боже́ственною, богосве́тлии безсре́бреницы, озари́те на́ша ду́ши, разоря́юще стра́стную мглу́, я́ко да ва́с ве́рою почита́ем.

Тлетво́рных очи́щшеся пе́рвее страсте́й боле́зней преложе́нием, очища́ете на́ша лю́тыя неду́ги, му́дрии, и боле́зни душе́вныя облегча́ете.

От все́х Влады́ки да́р прия́сте, святи́и, чуде́с дарова́ния, на́ша исцели́те мно́гия и неудобоисце́льныя пло́ти стра́сти, мо́лимся.

Моле́ние, безсре́бреницы и вра́чеве, Бо́гу принеси́те, я́ко да изба́вит ны́ искуше́ний и скорбе́й мно́гих и тре́петнаго и стра́шнаго тогда́ муче́ния.

Богоро́дичен: Зако́нов есте́ственных кроме́ ро́ждши, Чи́стая, Законода́теля Иису́са Изба́вителя, Его́же моли́ изба́вити ны́, Богоро́дице, мно́гих беззако́ний на́ших.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не́сть свя́т, я́коже Ты́, Го́споди Бо́же мо́й, вознесы́й ро́г ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый на́с на ка́мени испове́дания Твоего́.

Ми́р пое́т ва́ша, святи́и, всегда́ мно́гая благодея́ния и чуде́с мно́жества, чудотво́рцы и вра́чеве, а́нгел все́х равностоя́тели.

Ва́с обои́х, светода́телей, мо́лим, зве́зд на высоте́ лежа́щих Це́ркве та́йно, Космо́ и Дамиа́не, сердца́ ве́рных озари́те.

Ка́пли источа́юще при́сно, святи́и, исцеле́ния, омы́йте все́х душе́вную скве́рну и стра́стныя пло́ти то́ки вся́ уста́вите.

Се́ совокупи́вшеся лю́дие, святи́и, отвсю́ду ва́ша воспе́ти вели́кия да́ры вну́трь це́ркве ва́шея, но все́х моле́ния испо́лните.

Богоро́дичен: Свята́я Влады́чице Чи́стая, Пресвято́е Сло́во воплоти́вшая сло́вом, безслове́сных мя́ страсте́й, пою́ща Тя́ благоче́стно боже́ственными словесы́, изба́ви, Пренепоро́чная.

Седа́лен, гла́с 8.

От исто́чника бе́здны, Иису́са, чуде́с струи́ благоле́пно поче́рпше, святи́и, та́йными ту́чами страсте́й мра́чныя о́блаки отгоня́ете и неду́гующим челове́ком исцеле́ния подае́те. Те́м, получи́вше здра́вое весе́лие, ва́ми, пресла́внии, удивля́еми, зове́м: богоно́снии безсре́бреницы, моли́те Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять ва́шу

Богоро́дичен: Я́ко Всенепоро́чная Неве́сто Творца́, я́ко Неискусому́жная Ма́ти Изба́вителя, прия́телище я́ко су́щи Уте́шителя, Препе́тая, беззако́нию мя́ су́ща скве́рное оби́телище и бесо́м игра́лище в ра́зуме бы́вша, потщи́ся от те́х злоде́йства мя́ изба́вити и све́тлое жили́ще доброде́телей соверши́, Светоно́сная Нетле́нная, отжени́ о́блак страсте́й и вы́шняго прича́стия сподо́би и Све́та невече́рняго моли́твами Твои́ми.

Крестобогоро́дичен: А́гнца, и Па́стыря, и Изба́вителя А́гница зря́щи на Кресте́, восклица́ше, пла́чущи, и, го́рько рыда́ющи, вопия́ше: ми́р у́бо ра́дуется, прие́мля Тобо́ю избавле́ние, утро́ба же Моя́ гори́т, зря́щи Твое́ распя́тие, е́же терпи́ши за милосе́рдие ми́лости. Долготерпели́ве Го́споди, ми́лости бе́здно и исто́чниче неисчерпа́емый, умилосе́рдися и да́руй согреше́ний оставле́ние ве́рою пою́щим Боже́ственныя стра́сти Твоя́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бо́г и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголе́пно пое́т, взыва́ющи, от смы́сла чи́ста, о Го́споде пра́зднующи.

Боже́ственное ро́ждие вои́стинну благопло́дно, ло́зы боже́ственныя, та́йное вино́ иска́пающия, в весе́лии му́дрыя безсре́бреники ублажи́м.

Ору́жие яви́стеся, устреля́ющее враги́ неви́димыя, и́хже и на́с стре́л изба́вите, заступа́юще на́шу жи́знь, му́дрии безсре́бреницы.

Не е́сть челове́к, и́же кто́ не стяжа́ благи́я ва́с моли́твенники ко Христу́, святи́и безсре́бреницы, Его́же моли́те огня́ ве́чнаго на́с изба́вити.

Ва́с, блаже́ннии, и́же призыва́ет, и на земли́, и в мо́ри бе́д вся́ких свобожда́ется, те́м изба́вите на́с сопроти́внаго обстоя́ния.

Богоро́дичен: Всели́вся Госпо́дь, Чи́стая, посреде́ Тебе́, вмести́лище свято́е, исто́чник мно́гих явля́ет исцеле́ний и очище́ние страсте́й, Богоро́дице Присноде́во.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти́ ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя́ ве́дети, Сло́ве Бо́жий, и́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

Боже́ственное привлеко́ша просвеще́ние, сия́ния исто́чник всеусе́рдне возлюби́вше, и просвеща́ют на́с всегда́ чуде́с заря́ми великоимени́тии.

Кра́сный сопру́г су́ще, му́дрии, бразды́ возде́лавше ду́ш богозна́меньми, при́сно пожина́юще стра́сти, я́коже пле́велы, и здра́вия кла́с стори́чествующе.

Вжиля́еми кре́постию Христо́вою, в зло́бе си́льнаго всю́ кре́пость погуби́сте, его́же мучи́тельства на́с изба́вите, неусы́пнии предста́тели на́ши, безсре́бреницы.

Ше́ствовати стези́ на́м пра́выя и твори́ти во́лю Бо́жию укрепи́те, святи́и, уставля́юще стра́сти серде́ц на́ших и теле́с неду́ги облегчева́юще.

Богоро́дичен: Изба́ви мя́, Влады́чице Блага́я, искуше́ний врага́, и гее́нны муче́ния, и обдержа́щаго мя́ плене́ния и не посрами́ мене́, песносло́вящаго Тя́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти: возведи́ от тли́ живо́т мо́й, Многоми́лостиве.

Живу́ще, му́ченицы, ра́достно на небесе́х, в честны́й хра́м ва́ш приити́ потщи́теся и на́ша неду́ги теле́сныя и серде́чныя стра́сти исцели́те.

В боже́ственное благоле́пия оде́явшеся красно́, я́ко в сугу́бицу, святи́и, на́ги ны́ су́ща доброде́телей боже́ственно оде́йте и страсте́й безче́стия ны́не обнажи́те.

Я́ко украше́нием чуде́с оде́яни всегда́, спаси́телие ми́ру яви́стеся, мирска́го у́бо вре́да вся́ ны́ изба́вите, святи́и, и страсте́й нече́стия и муче́ния.

Умертви́вше, святи́и, стра́сти вся́ пло́ти смертоно́сныя благода́тию, животво́рными чуде́с приложе́ньми оживля́ете стра́ждущия и вра́т сме́рти избавля́ете.

Богоро́дичен: Не опали́в утро́бы Твоея́, О́гнь сы́й, Иису́с, из Тебе́ пло́тию происхо́дит; Сего́, Чи́стая, моли́ огня́ и вся́ких му́к изба́вити ве́рою воспева́ющия Тя́.

Конда́к, гла́с 2.

Благода́ть прии́мше исцеле́ний, простира́ете здра́вие су́щим в ну́ждах, вра́чеве, чудотво́рцы пресла́внии, но ва́шим посеще́нием ра́тников де́рзости низложи́те, ми́р исцеля́юще чудесы́.

И́кос:

Вся́каго ра́зума и му́дрости прехо́дит сло́во му́дрых враче́в, и все́м зна́ние подаю́т: Высоча́йшаго бо благода́ть прие́мше, неви́димо здра́вие да́руют все́м. Отню́дуже и мне́ по́вести благода́ть дарова́ся пе́ти, я́ко богоно́сныя уго́дники Христо́вы и служи́тели, исцеле́ний мно́жество подаю́щия, боле́зней бо вся́ избавля́ют, ми́р исцеля́юще чудесы́.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пе́щь соде́ла а́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие, мучи́теля увеща́ вопи́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Впери́сте у́м на небе́сная до́брых приложе́ньми и бы́сте о́бщницы Боже́ственных даро́в, крила́ти су́ще орли́, всю́ прохо́дите зе́млю, чудоде́йствующе при́сно.

Просвети́стеся, я́коже добросия́нное, безсре́бреницы, зла́то, Боже́ственною благода́тию исцеле́ний обогати́сте мно́жества. Те́м уще́дрите ны́, обурева́емыя лю́тых нахожде́ний искуше́ньми.

Преложи́вше Го́споду чи́сты ва́ша ду́хи, безсре́бреницы, да́р от Него́ прия́сте нечи́стыя ду́хи прогони́ти всегда́, и́хже зло́бы го́рькия изба́вите все́х на́с.

Усну́сте пра́ведно до́лжным сно́м, му́дрии безсре́бреницы, и неусы́пнии моли́твенницы есте́ о ве́рных; те́м ду́ш на́ших при́сно и теле́с лю́тыя стра́сти успи́те.

Богоро́дичен: Моля́щи не преста́й Человеколю́бца, Бо́га на́шего, Всенепоро́чная, я́ко да прии́мем всеконе́чне отпуще́ние злы́х и получи́м на небесе́х угото́ванная блага́я лю́бящим Его́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя́ превозно́сим во вся́ ве́ки.

Неду́гов вся́ческих су́ще ра́тницы, посо́бием Боже́ственнаго Ду́ха, святи́и, утоли́те на́ших ду́ш неду́гования и теле́с облегчи́те боле́зни.

Ви́дителие Госпо́дни ны́не красоты́ су́ще и́стинно, присеща́йте се́й кра́сный богоно́сный хра́м ва́ш и исто́чник чуде́с мно́гих соверша́йте.

От исто́чника ра́йска исходя́ще, я́ко ре́ки две́, все́ напая́ете лице́ земли́ исцеле́ний струя́ми, неду́гов изсуша́юще ту́чи.

Блаже́нныя наде́жды прии́мше, от все́х досто́йно блажите́ся я́ко испо́лнителие, блаже́ннии, Бо́га на́шего боже́ственных хоте́ний, безсре́бреницы я́вльшеся.

Вра́чеве неисце́льных страсте́й, безсре́бреницы, неисце́льныя стра́сти на́ша исцели́те, и искуше́ний бу́рю утоли́те, и уны́ния разжени́те о́блаки.

Тро́ичен: Со а́нгелы святы́ми песносло́вим Отца́, и Сло́ва, и Ду́ха Свята́го, еди́но в тре́х ипоста́сех Божество́, еди́но Ца́рство и еди́ну Вла́сть.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни а́нгельстии взира́ти; Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с небе́сными во́и, Тя́ ублажа́ем.

Се́й хра́м ва́ш чудесы́ всеблаголе́пно, я́ко звезда́ми све́тлыми, украша́ется и, согла́сно веселя́ся, всегда́ блажи́т и честну́ю ва́шу па́мять пра́зднует благоче́стно, честни́и безсре́бреницы.

Я́ко све́т, я́ко два́ вели́ка со́лнца, разу́мную тве́рдь украша́ете, безсре́бреницы, и зна́мений заря́ми просвеща́ете все́х ве́рных сердца́. Те́м зове́м: разреши́те тму́ страсте́й на́ших, мо́лимся.

В се́ла вы́шняя вселя́еми, святи́и, посреде́ на́с бы́ти неви́димо милосе́рдуйте, и́же посреде́ Боже́ственнаго хра́ма ва́шего пе́сни возсыла́ющих Вседержи́телю и блажа́щих приле́жно ва́с, всехва́льнии.

Земля́ с вы́шними весели́тся в све́тлый боже́ственный пра́здник ва́ш, святи́и: его́же соверша́ющих, на́с изба́вите тмы́, и боле́зней, и вся́кия тесноты́, и е́же во а́де лю́таго, му́дрии, муче́ния.

Богоро́дичен: Тре́петное рожде́ние иму́щи, Всечи́стая, в стра́шный де́нь испыта́ния, молю́ся, стра́шнаго отве́та изба́ви мя́ и спаса́емых стоя́ния прича́стника сотвори́, ве́рно пою́ща Тя́, Богора́дованная.

Свети́лен.

Благода́ть врачева́ний от Бо́га прие́мше, безсре́бреницы блаже́ннии, е́же врачева́ти неду́жныя и исцеля́ти вся́ ве́рно притека́ющия к боже́ственному ва́шему хра́му. Сего́ ра́ди согла́сно ублажа́ем досто́йне честну́ю ва́шу па́мять.

Богоро́дичен: Родила́ еси́, Пречи́стая, Бо́жие Бо́га Сло́во, ми́рови спаси́тельное соверша́ющаго всему́дре строе́ние изря́дное. Сего́ ра́ди Тя́ вси́ песносло́вим досто́йне, я́ко моля́щуюся к Нему́, изба́витися на́м неду́гов и вся́ких бе́д.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́кѡ по сꙋ́хꙋ пѣшеше́ствовавъ і҆и҃ль по бе́зднѣ стопа́ми, гони́телѧ фараѡ́на ви́дѧ потоплѧ́ема, бг҃ꙋ побѣ́днꙋю пѣ́снь пои́мъ, вопїѧ́ше.

Ѡ҆зарѧ́еми сла́вою бжⷭ҇твенною, бг҃освѣ́тлїи безсре́брєницы, ѡ҆зари́те на́шѧ дꙋ́шы, разорѧ́юще стра́стнꙋю мглꙋ̀, ꙗ҆́кѡ да ва́съ вѣ́рою почита́емъ.

Тлетво́рныхъ ѡ҆чи́щшесѧ пе́рвѣе страсте́й, болѣ́зней преложе́нїемъ, ѡ҆чища́ете на́шѧ лю̑тыѧ недꙋ́ги, мꙋ́дрїи, и҆ болѣ̑зни дꙋшє́вныѧ ѡ҆блегча́ете.

Ѿ всѣ́хъ влⷣки да́ръ прїѧ́сте, ст҃і́и, чꙋде́съ дарова̑нїѧ, на́шѧ и҆сцѣли́те мнѡ́гїѧ и҆ неꙋдобоисцѣ́льныѧ пло́ти стра̑сти, мо́лимсѧ.

Моле́нїе, безсре́брєницы и҆ вра́чеве, бг҃ꙋ принеси́те, ꙗ҆́кѡ да и҆зба́витъ ны̀ и҆скꙋше́нїй и҆ скорбе́й мно́гихъ, и҆ тре́петнагѡ и҆ стра́шнагѡ тогда̀ мꙋче́нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Зако́нѡвъ є҆сте́ственныхъ кромѣ̀ ро́ждши, чⷭ҇таѧ, законода́телѧ і҆и҃са, и҆зба́вителѧ, є҆го́же молѝ и҆зба́вити ны̀, бцⷣе, мно́гихъ беззако́нїй на́шихъ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нѣ́сть свѧ́тъ, ꙗ҆́коже ты̀, гдⷭ҇и бж҃е мо́й, вознесы́й ро́гъ вѣ́рныхъ твои́хъ, бл҃же, и҆ ᲂу҆тверди́вый на́съ на ка́мени и҆сповѣ́данїѧ твоегѡ̀.

Мі́ръ пое́тъ ва̑ша, ст҃і́и, всегда̀ мнѡ́гаѧ бл҃годѣѧ̑нїѧ, и҆ чꙋде́съ мно́жєства, чꙋдотво́рцы и҆ вра́чеве, а҆́гг҃лъ всѣ́хъ равностоѧ́тели.

Ва́съ ѻ҆бои́хъ свѣтода́телей мо́лимъ, ѕвѣ́здъ на высотѣ̀ лежа́щихъ цр҃кве та́йнѡ, космо̀ и҆ дамїа́не, сердца̀ вѣ́рныхъ ѡ҆зари́те.

Ка̑пли и҆сточа́юще при́снѡ, ст҃і́и, и҆сцѣле́нїѧ, ѡ҆мы́йте, всѣ́хъ дꙋше́внꙋю скве́рнꙋ, и҆ стра́стныѧ пло́ти то́ки всѧ̑ ᲂу҆ста́вите.

Сѐ, совокꙋпи́вшесѧ лю́дїе, ст҃і́и, ѿвсю́дꙋ, ва́шѧ воспѣ́ти вели̑кїѧ да́ры, внꙋ́трь цр҃кве ва́шеѧ: но всѣ́хъ молє́нїѧ и҆спо́лните.

Бг҃оро́диченъ: Ст҃а́ѧ влⷣчце чⷭ҇таѧ, прест҃о́е сло́во воплоти́вшаѧ сло́вомъ, безслове́сныхъ мѧ̀ страсте́й, пою́ща тѧ̀ благоче́стнѡ бжⷭ҇твенными словесы̀, и҆зба́ви, пренепоро́чнаѧ.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Ѿ и҆сто́чника бе́здны, і҆и҃са, чꙋде́съ стрꙋи̑ благолѣ́пнѡ поче́рпше, ст҃і́и, та́йными тꙋ́чами страсте́й мра̑чныѧ ѻ҆́блаки ѿгонѧ́ете, и҆ недꙋ́гꙋющымъ человѣ́кѡмъ и҆сцѣлє́нїѧ подае́те. тѣ́мъ, полꙋчи́вше здра́вое весе́лїе ва́ми, пресла́внїи, ᲂу҆дивлѧ́еми зове́мъ: бг҃оно́снїи безсре́брєницы, моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть ва́шꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ всенепоро́чнаѧ невѣ́сто творца̀, ꙗ҆́кѡ неискꙋсомꙋ́жнаѧ мт҃и и҆зба́вителѧ, прїѧ́телище ꙗ҆́кѡ сꙋ́щи, ᲂу҆тѣ́шителѧ, препѣ́таѧ, беззако́нїю мѧ̀ сꙋ́ща скве́рное ѡ҆би́телище, и҆ бѣсѡ́мъ и҆гра́лище въ ра́зꙋмѣ бы́вша, потщи́сѧ ѿ тѣ́хъ ѕлодѣ́йства мѧ̀ и҆зба́вити, и҆ свѣ́тлое жили́ще добродѣ́телей совершѝ, свѣтоно́снаѧ нетлѣ́ннаѧ, ѿженѝ ѻ҆́блакъ страсте́й, и҆ вы́шнѧгѡ прича́стїѧ сподо́би, и҆ свѣ́та невече́рнѧгѡ, моли́твами твои́ми.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: А҆́гнца и҆ па́стырѧ и҆ и҆зба́вителѧ а҆́гница зрѧ́щи на крⷭ҇тѣ̀, восклица́ше пла́чꙋщи, и҆ го́рькѡ рыда́ющи, вопїѧ́ше: мі́ръ ᲂу҆́бѡ ра́дꙋетсѧ, прїе́млѧ тобо́ю и҆збавле́нїе, ᲂу҆тро́ба же моѧ̀ гори́тъ, зрѧ́щи твоѐ распѧ́тїе, є҆́же терпи́ши за милосе́рдїе ми́лости. долготерпѣли́ве гдⷭ҇и, ми́лости бе́здно, и҆ и҆сто́чниче неисчерпа́емый, ᲂу҆милосе́рдисѧ и҆ да́рꙋй согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе, вѣ́рою пою́щымъ бжⷭ҇твєнныѧ стрⷭ҇ти твоѧ̑.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Хрⷭ҇то́съ, моѧ̀ си́ла, бг҃ъ и҆ гдⷭ҇ь, честна́ѧ цр҃ковь бг҃олѣ́пнѡ пое́тъ, взыва́ющи ѿ смы́сла чи́ста, ѡ҆ гдⷭ҇ѣ пра́зднꙋющи.

Бжⷭ҇твенное ро́ждїе вои́стиннꙋ благопло́дно, ло́зы бж҃е́ствєнныѧ, та́йное вїно̀ и҆ска́пающыѧ, въ весе́лїи мꙋ̑дрыѧ безсре́бреники ᲂу҆блажи́мъ.

Ѻ҆рꙋ́жїе ꙗ҆ви́стесѧ, ᲂу҆стрѣлѧ́ющее врагѝ неви̑димыѧ: и҆́хже и҆ на́съ стрѣ́лъ и҆зба́вите, застꙋпа́юще на́шꙋ жи́знь, мꙋ́дрїи безсре́брєницы.

Не є҆́сть человѣ́къ, и҆́же кто̀ не стѧжа̀ бл҃гі̑ѧ ва́съ моли́твенники ко хрⷭ҇тꙋ̀, ст҃і́и безсре́брєницы: є҆го́же моли́те, ѻ҆гнѧ̀ вѣ́чнагѡ на́съ и҆зба́вити.

Ва́съ, бл҃же́ннїи, и҆́же призыва́етъ, и҆ на землѝ и҆ въ мо́ри бѣ́дъ всѧ́кихъ свобожда́етсѧ: тѣ́мъ и҆зба́вите на́съ сопроти́внагѡ ѡ҆бстоѧ́нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Всели́всѧ гдⷭ҇ь, чⷭ҇таѧ, посредѣ̀ тебє̀, вмѣсти́лище ст҃о́е, и҆сто́чникъ мно́гихъ ꙗ҆влѧ́етъ и҆сцѣле́нїй, и҆ ѡ҆чище́нїе страсте́й, бцⷣе приснодв҃о.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Бж҃їимъ свѣ́томъ твои́мъ, бл҃же, ᲂу҆́тренюющихъ тѝ дꙋ́шы любо́вїю ѡ҆зарѝ, молю́сѧ, тѧ̀ вѣ́дѣти, сло́ве бж҃їй, и҆́стиннаго бг҃а, ѿ мра́ка грѣхо́внагѡ взыва́юща.

Бжⷭ҇твенное привлеко́ша просвѣще́нїе, сїѧ́нїѧ и҆сто́чникъ всеꙋсе́рднѣ возлюби́вше, и҆ просвѣща́ютъ на́съ всегда̀ чꙋде́съ зарѧ́ми великоимени́тїи.

Кра́сный сопрꙋ́гъ сꙋ́ще, мꙋ́дрїи, бразды̑ воздѣ́лавше дꙋ́шъ бг҃озна́меньми, при́снѡ пожина́юще стра́сти ꙗ҆́коже пле́велы, и҆ здра́вїѧ кла́съ стори́чествꙋюще.

Вжилѧ́еми крѣ́постїю хрⷭ҇то́вою, въ ѕло́бѣ си́льнагѡ всю̀ крѣ́пость погꙋби́сте: є҆гѡ́же мꙋчи́тельства на́съ и҆зба́вите, неꙋсы́пнїи предста́тели на́ши безсре́брєницы.

Ше́ствовати стєзѝ на́мъ пра̑выѧ и҆ твори́ти во́лю бж҃їю, ᲂу҆крѣпи́те, ст҃і́и, ᲂу҆ставлѧ́юще стра̑сти серде́цъ на́шихъ, и҆ тѣле́съ недꙋ́ги ѡ҆блегчева́юще.

Бг҃оро́диченъ: И҆зба́ви мѧ̀, влⷣчце бл҃га́ѧ, и҆скꙋше́нїй врага̀, и҆ гее́нны мꙋче́нїѧ, и҆ ѡ҆бдержа́щагѡ мѧ̀ плѣне́нїѧ: и҆ не посрамѝ менє̀ пѣсносло́вѧщагѡ тѧ̀.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Жите́йское мо́ре воздвиза́емое зрѧ̀ напа́стей бꙋ́рею, къ ти́хомꙋ приста́нищꙋ твоемꙋ̀ прите́къ, вопїю́ ти: возведѝ ѿ тлѝ живо́тъ мо́й, многоми́лостиве.

Живꙋ́ще, мч҃ницы, ра́достнѡ на нб҃сѣ́хъ, въ чⷭ҇тны́й хра́мъ ва́шъ прїитѝ потщи́тесѧ, и҆ на́шѧ недꙋ́ги тѣлє́сныѧ и҆ сердє́чныѧ стра̑сти и҆сцѣли́те.

Въ бжⷭ҇твенное благолѣ́пїѧ ѡ҆дѣ́ѧвшесѧ краснѡ̀, ꙗ҆́кѡ въ сꙋгꙋ́бицꙋ, ст҃і́и, на́ги ны̀ сꙋ́щѧ добродѣ́телей, бж҃е́ственнѡ ѡ҆дѣ́йте, и҆ страсте́й безче́стїѧ ны́нѣ ѡ҆бнажи́те.

Ꙗ҆́кѡ ᲂу҆краше́нїемъ чꙋде́съ ѻ҆дѣ́ѧни всегда̀, спаси́телїе мі́рꙋ ꙗ҆ви́стесѧ: мїрска́гѡ ᲂу҆́бѡ вре́да всѧ̑ ны̀ и҆зба́вите, ст҃і́и, и҆ страсте́й нече́стїѧ и҆ мꙋче́нїѧ.

Оу҆мертви́вше, ст҃і́и, стра̑сти всѧ̑ пло́ти смертоно́сныѧ бл҃года́тїю, животво́рными чꙋде́съ приложе́ньми, ѡ҆живлѧ́ете стра́ждꙋщыѧ, и҆ вра́тъ сме́рти и҆збавлѧ́ете.

Бг҃оро́диченъ: Не ѡ҆пали́въ ᲂу҆тро́бы твоеѧ̀ ѻ҆́гнь сы́й і҆и҃съ, и҆зъ тебє̀ пло́тїю происхо́дитъ: сего̀, чⷭ҇таѧ, молѝ, ѻ҆гнѧ̀ и҆ всѧ́кихъ мꙋ́къ и҆зба́вити вѣ́рою воспѣва́ющыѧ тѧ̀.

Конда́къ, гла́съ в҃.

Бл҃года́ть прїи́мше и҆сцѣле́нїй, простира́ете здра́вїе сꙋ́щымъ въ нꙋ́ждахъ, вра́чеве, чꙋдотво́рцы пресла́внїи: но ва́шимъ посѣще́нїемъ ра́тникѡвъ де́рзѡсти низложи́те, мі́ръ и҆сцѣлѧ́юще чꙋдесы̀.

І҆́косъ:

Всѧ́кагѡ ра́зꙋма и҆ мꙋ́дрости прехо́дитъ сло́во мꙋ́дрыхъ врачє́въ, и҆ всѣ̑мъ зна́нїе подаю́тъ: высоча́йшагѡ бо бл҃года́ть прїе́мше, неви́димѡ здра́вїе да́рꙋютъ всѣ̑мъ. ѿню́дꙋже и҆ мнѣ̀ по́вѣсти бл҃года́ть дарова́сѧ пѣ́ти, ꙗ҆́кѡ бг҃онѡ́сныѧ ᲂу҆го́дники хрⷭ҇тѡ́вы и҆ слꙋжи́тели, и҆сцѣле́нїй мно́жество подаю́щыѧ: болѣ́зней бо всѧ̑ и҆збавлѧ́ютъ, мі́ръ и҆сцѣлѧ́юще чꙋдесы̀.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Росода́тельнꙋ ᲂу҆́бѡ пе́щь содѣ́ла а҆́гг҃лъ преподѡ́бнымъ ѻ҆трокѡ́мъ, халдє́и же ѡ҆палѧ́ющее велѣ́нїе бж҃їе, мꙋчи́телѧ ᲂу҆вѣща̀ вопи́ти: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Впери́сте ᲂу҆́мъ на нбⷭ҇наѧ до́брыхъ приложе́ньми, и҆ бы́сте ѻ҆́бщницы бжⷭ҇твенныхъ дарѡ́въ: крила́ти сꙋ́ще ѻ҆рлѝ, всю̀ прохо́дите зе́млю, чꙋдодѣ́йствꙋюще при́снѡ.

Просвѣти́стесѧ, ꙗ҆́коже добросїѧ́нное, безсре́брєницы, зла́то, бжⷭ҇твенною бл҃года́тїю и҆сцѣле́нїй ѡ҆богати́сте мно́жєства. тѣ́мъ ᲂу҆ще́дрите ны̀, ѡ҆бꙋрева́ємыѧ лю́тыхъ нахожде́нїй и҆скꙋше́ньми.

Преложи́вше гдⷭ҇ꙋ чи́сты ва́шѧ дꙋ́хи, безсре́брєницы, да́ръ ѿ негѡ̀ прїѧ́сте, нечи̑стыѧ дꙋ́хи прогони́ти всегда̀: и҆́хже ѕло́бы го́рькїѧ и҆зба́вите всѣ́хъ на́съ.

Оу҆снꙋ́сте пра́веднѡ до́лжнымъ сно́мъ, мꙋ́дрїи безсре́брєницы, и҆ неꙋсы́пнїи моли́твєнницы є҆стѐ ѡ҆ вѣ́рныхъ: тѣ́мъ дꙋ́шъ на́шихъ при́снѡ, и҆ тѣле́съ лю̑тыѧ стра̑сти ᲂу҆спи́те.

Бг҃оро́диченъ: Молѧ́щи не преста́й чл҃вѣколю́бца бг҃а на́шего, всенепоро́чнаѧ, ꙗ҆́кѡ да прїи́мемъ всеконе́чнѣ ѿпꙋще́нїе ѕлы́хъ, и҆ полꙋчи́мъ на нб҃сѣ́хъ ᲂу҆готѡ́ваннаѧ блага̑ѧ лю́бѧщымъ є҆го̀.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: И҆зъ пла́мене преподѡ́бнымъ ро́сꙋ и҆сточи́лъ є҆сѝ, и҆ пра́веднагѡ же́ртвꙋ водо́ю попали́лъ є҆сѝ: всѧ̑ бо твори́ши, хрⷭ҇тѐ, то́кмѡ є҆́же хотѣ́ти. Тѧ̀ превозно́симъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Недꙋ́гѡвъ всѧ́ческихъ сꙋ́ще ра̑тницы, посо́бїемъ бжⷭ҇твеннагѡ дх҃а, ст҃і́и, ᲂу҆толи́те на́шихъ дꙋ́шъ недꙋ́гѡванїѧ, и҆ тѣле́съ ѡ҆блегчи́те болѣ̑зни.

Ви́дителїе гдⷭ҇ни ны́нѣ красоты̀ сꙋ́ще и҆́стиннѡ, присѣща́йте се́й кра́сный бг҃оно́сный хра́мъ ва́шъ, и҆ и҆сто́чникъ чꙋде́съ мно́гихъ соверша́йте.

Ѿ и҆сто́чника ра́йска и҆сходѧ́ще, ꙗ҆́кѡ рѣ́ки двѣ̀, всѐ напаѧ́ете лицѐ землѝ и҆сцѣле́нїй стрꙋѧ́ми, недꙋ́гѡвъ и҆зсꙋша́юще тꙋ́чы.

Бл҃жє́нныѧ надє́жды прїи́мше, ѿ всѣ́хъ досто́йнѡ блажите́сѧ, ꙗ҆́кѡ и҆спо́лнителїе, блаже́ннїи, бг҃а на́шегѡ бжⷭ҇твенныхъ хотѣ́нїй, безсре́брєницы, ꙗ҆́вльшесѧ.

Вра́чевє неисцѣ́льныхъ страсте́й, безсре́брєницы, неисцѣ̑льныѧ стра̑сти на́шѧ и҆сцѣли́те, и҆ и҆скꙋше́нїй бꙋ́рю ᲂу҆толи́те, и҆ ᲂу҆ны́нїѧ разжени́те ѻ҆́блаки.

Трⷪ҇ченъ: Со а҆́гг҃лы ст҃ы́ми, пѣсносло́вимъ ѻ҆ц҃а̀, и҆ сло́ва, и҆ дх҃а ст҃а́го, є҆ди́но въ тре́хъ ѵ҆поста́сѣхъ бжⷭ҇тво̀, є҆ди́но црⷭ҇тво, и҆ є҆ди́нꙋ вла́сть.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Бг҃а человѣ́кѡмъ невозмо́жно ви́дѣти, на него́же не смѣ́ютъ чи́ни а҆́гг҃льстїи взира́ти: тобо́ю бо, всечⷭ҇таѧ, ꙗ҆ви́сѧ человѣ́кѡмъ сло́во воплоще́нно, є҆го́же велича́юще, съ нбⷭ҇ными вѡ́и тѧ̀ ᲂу҆блажа́емъ.

Се́й хра́мъ ва́шъ чꙋдесы̀ всеблаголѣ́пнѡ, ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда́ми свѣ́тлыми, ᲂу҆краша́етсѧ, и҆, согла́снѡ веселѧ́сѧ, всегда̀ блажи́тъ, и҆ честнꙋ́ю ва́шꙋ па́мѧть пра́зднꙋетъ благоче́стнѡ, честні́и безсре́брєницы.

Ꙗ҆́кѡ свѣ́тъ, ꙗ҆́кѡ два̀ вели̑ка сл҃нца, разꙋ́мнꙋю тве́рдь ᲂу҆краша́ете, безсре́брєницы, и҆ зна́менїй зарѧ́ми просвѣща́ете всѣ́хъ вѣ́рныхъ сердца̀. тѣ́мъ зове́мъ: разрѣши́те тмꙋ̀ страсте́й на́шихъ, мо́лимсѧ.

Въ се́ла вы̑шнѧѧ вселѧ́еми, ст҃і́и, посредѣ̀ на́съ бы́ти неви́димѡ милосе́рдꙋйте, и҆̀же посредѣ̀ бжⷭ҇твеннагѡ хра́ма ва́шегѡ, пѣ̑сни возсыла́ющихъ вседержи́телю, и҆ блажа́щихъ прилѣ́жнѡ ва́съ, всехва́льнїи.

Землѧ̀ съ вы́шними весели́тсѧ въ свѣ́тлый бжⷭ҇твенный пра́здникъ ва́шъ, ст҃і́и: є҆го́же соверша́ющихъ на́съ и҆зба́вите тмы̀ и҆ болѣ́зней, и҆ всѧ́кїѧ тѣсноты̀, и҆ є҆́же во а҆́дѣ лю́тагѡ, мꙋ́дрїи, мꙋче́нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Тре́петное рожде́нїе и҆мꙋ́щи, всечⷭ҇таѧ, въ стра́шный де́нь и҆спыта́нїѧ, молю́сѧ, стра́шнагѡ ѿвѣ́та и҆зба́ви мѧ̀, и҆ спаса́емыхъ стоѧ́нїѧ прича́стника сотворѝ, вѣ́рнѡ пою́ща тѧ̀, бг҃ора́дованнаѧ.

Свѣти́ленъ.

Бл҃года́ть врачева́нїй ѿ бг҃а прїе́мше, безсре́брєницы бл҃же́ннїи, є҆́же врачева́ти недꙋ̑жныѧ, и҆ и҆сцѣлѧ́ти всѧ̑, вѣ́рнѡ притека́ющыѧ къ бжⷭ҇твенномꙋ ва́шемꙋ хра́мꙋ. сегѡ̀ ра́ди согла́снѡ ᲂу҆блажа́емъ, досто́йнѣ честнꙋ́ю ва́шꙋ па́мѧть.

Бг҃оро́диченъ: Родила̀ є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ, бж҃їе бг҃а сло́во, мі́рови спаси́тельное соверша́ющаго всемꙋ́дрѣ строе́нїе и҆зрѧ́дное. сегѡ̀ ра́ди тѧ̀ всѝ пѣсносло́вимъ досто́йнѣ, ꙗ҆́кѡ молѧ́щꙋюсѧ къ немꙋ̀, и҆зба́витисѧ на́мъ недꙋ́гѡвъ и҆ всѧ́кихъ бѣ́дъ.

Косма Азийский

Жития бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли род­ные бра­тья. Оте­че­ство их – Асия. Так в древ­ние вре­ме­на на­зы­ва­лась часть Ма­лой Азии. Ни вре­мя их рож­де­ния, ни вре­мя смер­ти неиз­вест­но. Несо­мнен­но толь­ко то, что они жи­ли не позд­нее IV ве­ка. Так нуж­но ду­мать, во-пер­вых, по­то­му, что в пер­вой по­ло­вине V ве­ка, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии млад­шем, устро­я­ли во имя их свя­тые хра­мы, во-вто­рых, по­то­му, что коп­ты, от­де­лив­ши­е­ся от пра­во­сла­вия со вре­мен Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (431 г.), при­зна­ют их в ли­ке свя­тых, то­гда как жив­ших по­сле се­го вре­ме­ни свя­тых они не при­ни­ма­ют.

Отец их был грек и языч­ник, мать – хри­сти­ан­ка, по име­ни Фе­о­до­тия. В ран­них ле­тах они ли­ши­лись сво­е­го ро­ди­те­ля, но это по­слу­жи­ло к их сча­стию. Мать мог­ла сво­бод­нее за­нять­ся вос­пи­та­ни­ем де­тей. Ре­шив­шись на всю жизнь остать­ся вдо­вою, она рев­ност­но ис­пол­ня­ла за­кон хри­сти­ан­ский; от­ка­зав­шись от всех ра­до­стей жиз­ни, она о том толь­ко за­бо­ти­лась, чтобы уго­дить Гос­по­ду. Сло­вом, бы­ла ис­тин­ною вдо­ви­цею, ка­ких вос­хва­ля­ет апо­стол Па­вел: ис­тин­ная вдо­ви­ца и уеди­не­на, упо­ва­ет на Бо­га и пре­бы­ва­ет в мо­лит­вах и мо­ле­ни­их день и нощь (1Тим.5:5).

По­это­му Свя­тая Цер­ковь при­чла ее к ли­ку свя­тых, на­име­но­ва­ла пре­по­доб­ною и тво­рит па­мять ее вме­сте с ее ча­да­ми. Мож­но по­нять, ка­кое вос­пи­та­ние по­лу­чи­ли де­ти под ру­ко­вод­ством та­кой ма­те­ри. С са­мо­го мла­ден­че­ства она ста­ра­лась вну­шить им страх Бо­жий и лю­бовь к доб­ро­де­те­ли. А как ско­ро де­ти ста­ли при­хо­дить в воз­раст, она от­да­ла их в на­уче­ние гра­мо­те к неко­е­му бо­го­бо­яз­нен­но­му му­жу. Здесь, ко­неч­но, глав­ной на­у­кой бы­ло Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, но в то же вре­мя они, дви­жи­мые лю­бо­вью к страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, изу­ча­ли вра­чеб­ную на­у­ку, узна­ва­ли це­ли­тель­ные свой­ства трав и рас­те­ний.

Гос­подь бла­го­сло­вил бла­гое их на­ме­ре­ние и да­ро­вал им осо­бен­ную бла­го­дать – дар ис­це­ле­ний и чу­до­тво­ре­ний. Бо­лез­ни пре­кра­ща­лись, как ско­ро на­чи­на­ли ле­чить Кос­ма и Да­ми­ан. Это, ра­зу­ме­ет­ся, при­вле­ка­ло к ним мно­же­ство бо­ля­щих вся­ко­го ро­да.

Сле­пые, хро­мые, рас­слаб­лен­ные, бес­но­ва­тые окру­жа­ли чу­до­твор­цев. Но свя­тые этим не отя­го­ща­лись. Ма­ло то­го, чтобы быть до­ступ­нее для бо­ля­щих, они са­ми ис­ка­ли их и для се­го пе­ре­хо­ди­ли из го­ро­да в го­род, из ве­си в весь, и всем боль­ным, без раз­ли­чия по­ла и воз­рас­та, зва­ния и со­сто­я­ния, по­да­ва­ли ис­це­ле­ние.

И это де­ла­ли они не для то­го, чтобы обо­га­тить­ся или про­сла­вить­ся, но с са­мою чи­стою, вы­со­кою це­лью – слу­жить страж­ду­щим ра­ди Бо­га, лю­бовь к Бо­гу вы­ра­зить в люб­ви к ближ­ним. По­это­му они ни от ко­го ни­ко­гда не при­ни­ма­ли ни­ка­кой на­гра­ды за свои тру­ды, ни­ка­ких да­же зна­ков бла­го­дар­но­сти за соб­ствен­ные бла­го­де­я­ния. Они твер­до зна­ли и вер­но со­хра­ни­ли за­по­ведь Спа­си­те­ля: бо­ля­щия ис­це­ляй­те, про­ка­жен­ныя очи­щай­те, мерт­выя вос­кре­шай­те, бе­сы из­го­няй­те: туне при­я­сте, туне да­ди­те (Мф.10:8).

Да­ром по­лу­чи­ли они бла­го­дать от Бо­га, да­ром и раз­да­ва­ли ее. Об од­ном толь­ко про­си­ли они ис­це­лен­ных ими: чтобы те твер­до ве­ро­ва­ли во Хри­ста, свя­то жи­ли во Хри­сте; ес­ли же вра­чу­е­мые еще не бы­ли про­све­ще­ны све­том Еван­ге­лия, то ста­ра­лись об­ра­тить их к хри­сти­ан­ской ве­ре. Та­ким об­ра­зом, вра­чуя те­лес­ные неду­ги, они в то же вре­мя вра­че­ва­ли и неду­ги ду­шев­ные.

За это бес­ко­рыст­ное слу­же­ние страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, за эти чу­дес­ные ис­це­ле­ния бо­лез­ней неис­цель­ных Свя­тая Цер­ковь ве­ли­ча­ет их бес­среб­ре­ни­ка­ми и чу­до­твор­ца­ми.

Но не на лю­дей толь­ко про­сти­ра­лась вра­чеб­ная си­ла свя­тых вра­чей. Они не за­бы­ва­ли и бес­сло­вес­ных жи­вот­ных. Пра­вед­ник ми­лу­ет ду­ши ско­тов, го­во­рит сло­во Бо­жие (Притч.12:10). Вер­ные сей за­по­ве­ди, они хо­ди­ли по до­мам, пу­сты­ням и ле­сам, са­ми отыс­ки­ва­ли бо­ля­щих жи­вот­ных и по­да­ва­ли им ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ные жи­вот­ные чув­ство­ва­ли их бла­го­де­я­ния, зна­ли сво­их бла­го­да­те­лей и, как ско­ро сии по­ка­зы­ва­лись в пу­сты­нях, хо­ди­ли вслед за ни­ми це­лы­ми ста­да­ми.

Од­на­жды слу­чи­лось им зай­ти в од­но пу­стын­ное ме­сто. Здесь они на­шли ед­ва жи­во­го вер­блю­да. Сю­да за­гнал и здесь раз­бил его диа­вол; свя­тые сжа­ли­лись над жи­вот­ным, ис­це­ли­ли его и от­пу­сти­ли здо­ро­вым в свое ме­сто. По­сле, как уви­дим, жи­вот­ное не оста­лось небла­го­дар­ным к ним.

В та­ких де­лах ми­ло­сер­дия про­шла вся жизнь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Бра­тья ни­ко­гда не рас­ста­ва­лись друг с дру­гом, вме­сте мо­ли­лись, вме­сте хо­ди­ли, вме­сте вра­че­ва­ли. И это они де­ла­ли не без це­ли. Дав обет ни­ко­гда ни от ко­го ни­че­го не брать, они опа­са­лись, чтобы кто-ни­будь тай­но друг от дру­га не взял от ис­це­лен­ных ка­ких-ли­бо да­ров. Всю свою жизнь хра­ни­ли они обет свой, и толь­ко под ко­нец ее од­но­му из них Гос­подь по­пустил на­ру­шить его.

В те вре­ме­на бы­ла неко­то­рая же­на, име­нем Пал­ла­дия. Несколь­ко лет стра­дая тяж­кою бо­лез­нию, не по­лу­чая об­лег­че­ния ни от ка­ких вра­чей, чув­ствуя уже при­бли­же­ние смер­ти, она вдруг услы­ха­ла о свя­тых вра­чах, ко­то­рые ис­це­ля­ют вся­кие бо­лез­ни.

С ве­рою в чу­до­дей­ствен­ную их си­лу она по­сла­ла про­сить их к се­бе. Свя­тые ис­пол­ни­ли ее прось­бу, и, как толь­ко во­шли в дом ее, боль­ная по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние и вста­ла со­вер­шен­но здо­ро­вою. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние она го­то­ва бы­ла от­дать им все свое име­ние, пред­ла­га­ла бо­га­тые по­дар­ки, но свя­тые ни­че­го не при­ни­ма­ли.

То­гда она при­ду­ма­ла сред­ство хо­тя бы од­но­го из них упро­сить при­нять от нее ни­чтож­ный дар. Взяв три яй­ца, она тай­но при­шла к свя­то­му Да­ми­а­ну и за­кли­на­ла его име­нем Бо­жи­им взять от нее эти три яй­ца во имя Свя­той Тро­и­цы. Да­ми­ан дол­го от­ка­зы­вал­ся, но ра­ди клят­вы же­ны, ра­ди име­ни Бо­жия, усту­пил ее прось­бе.

Кос­ма об этом узнал, весь­ма огор­чил­ся и то­гда же сде­лал за­ве­ща­ние, чтобы по пре­став­ле­нии их не по­ла­га­ли вме­сте с ним те­ло Да­ми­а­на, как на­ру­шив­ше­го обет Гос­по­ду, взяв­ше­го мзду за ис­це­ле­ние. В ту же ночь явил­ся Гос­подь Кос­ме и ска­зал: «Для че­го ты скор­бишь ра­ди взя­тых трех яиц? Они взя­ты не ра­ди мзды, но ра­ди клят­вы же­ны в Мое имя...» Кос­ма уте­шил­ся, но ни­ко­му не ска­зал о сво­ем ви­де­нии. Со­тво­рив по­сле се­го еще мно­го зна­ме­ний и чу­дес, с ми­ром по­чил свя­той Кос­ма.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни по­сле его кон­чи­ны по­чил с ми­ром и свя­той Да­ми­ан. Лю­ди, чтив­шие их па­мять, окру­жи­ли те­ло Да­ми­а­на и недо­уме­ва­ли, где по­ло­жить его. За­ве­ща­ние Кос­мы бы­ло у всех в све­жей па­мя­ти, на­ру­шить его стра­ши­лись.

И вот, ко­гда они в недо­уме­нии сто­я­ли при свя­том те­ле, вне­зап­но по­до­шел к ним вер­блюд. Лю­ди мол­ча­ли, за­го­во­рил вер­блюд. «Че­ло­ве­цы Бо­жии, – так на­чал речь бес­сло­вес­ный, – мно­го на­сла­див­ши­е­ся зна­ме­ний и чу­дес от свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на, и не толь­ко вы, но и мы, жи­вот­ные, дан­ные вам на служ­бу Бо­гом. Как слу­га я при­шел к вам по­ве­дать тай­ну Кос­мы, чтобы не раз­лу­чать их друг от дру­га, но вме­сте по­ло­жить их».

Вер­блюд этот был тот са­мый, ко­то­рый неко­гда был ис­це­лен свя­ты­ми. Лю­ди, окру­жив­шие те­ло свя­то­го, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, так чу­дес­но от­крыв­ше­го тай­ну Свою, и, по­ло­жив свя­тые мо­щи бес­среб­ре­ни­ков в од­ну ра­ку, по­греб­ли их на ме­сте, на­зы­ва­е­мом Фе­ре­ман (ныне не су­ще­ству­ет, раз­ру­шен тур­ка­ми). Су­дя по опи­са­ни­ям под­лин­ни­ков, они скон­ча­лись в сред­них ле­тах.

Вско­ре на ме­сте их по­гре­бе­ния устро­е­на бы­ла цер­ковь чуд­ная и пре­слав­ная, как го­во­рит их жиз­не­опи­са­тель. В эту цер­ковь из ближ­них и даль­них стран сте­ка­лись вся­ко­го ро­да бо­ля­щие.

Ви­дя та­кое неоскуд­ное и неи­жди­ва­е­мое бо­гат­ство свя­тых, недуж­ные по­сто­ян­но окру­жа­ли их храм. По­сле се­го мож­но су­дить, как мно­го со­вер­ше­но бы­ло чу­до­тво­ре­ний свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми. Неда­ром жиз­не­опи­са­тель их го­во­рит, что лег­че из­ме­рить мо­ре и пе­ре­счи­тать звез­ды, неже­ли по­ве­дать все чу­де­са свя­тых. Из мно­же­ства чу­дес он опи­сал две­на­дцать, и до­воль­но по­дроб­но. Ди­мит­рий, митр. Ро­стов­ский, в сво­их Че­тьях–ми­не­ях опи­сал толь­ко два чу­да. Мы из две­на­дца­ти крат­ко рас­ска­жем о ше­сти.

В Фе­ре­мане жил некто Малх. Од­на­жды, от­прав­ля­ясь в да­ле­кий путь, он при­вел же­ну свою к церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и ска­зал ей: «Вот, я от­хо­жу да­ле­ко, а те­бя остав­ляю под по­кро­ви­тель­ством свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на. Жи­ви до­ма до тех пор, по­ка я не при­шлю к те­бе ка­кой-ни­будь знак, ко­то­рый ты вер­но узна­ешь, что он мой». Ска­зав это, они рас­ста­лись.

Через несколь­ко вре­ме­ни диа­вол, при­няв на се­бя вид зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, при­шел к жене Мал­хо­вой, по­ка­зал ей тот са­мый знак, о ко­то­ром го­во­рил муж ее, и ска­зал: «Муж твой при­слал ме­ня, чтобы я про­во­дил те­бя к нему».

Же­на, уви­дев знак, дан­ный му­жем, по­ве­ри­ла, но ид­ти к нему ре­ши­лась не преж­де, как про­во­жа­тый дал клят­ву в церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков на пу­ти ни­чем не оскорб­лять ее. Но что зна­чи­ла клят­ва для бе­са? Ему нуж­но бы­ло осла­бить в лю­дях ве­ру в по­кро­ви­тель­ство свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

И вот, как толь­ко при­е­ха­ли они в ди­кое, пу­стын­ное ме­сто, дья­вол столк­нул жен­щи­ну с осли­цы, на ко­то­рой она еха­ла, и хо­тел убить. Же­на в ужа­се вскри­ча­ла: «Свя­тии Кос­мо и Да­ми­ане, по­мо­зи­те ми и из­ба­ви­те мя!»

Свя­тые все­гда близ­ки ко всем при­зы­ва­ю­щим их. Вне­зап­но яви­лись два всад­ни­ка. Злой дух узнал, кто бы­ли эти всад­ни­ки, по­бе­жал на вы­со­кую го­ру, бро­сил­ся в про­пасть и ис­чез. А всад­ни­ки, взяв же­ну, бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­ли в дом ее. Же­на кла­ня­лась им и бла­го­да­ри­ла, но толь­ко про­си­ла ска­зать, кто они, спа­си­те­ли ее? «Мы, – от­ве­ча­ли свя­тые, – Кос­ма и Да­ми­ан, ко­то­рым вру­чил те­бя муж твой, от­хо­дя в путь». Ска­зав это, они ста­ли неви­ди­мы. Же­на же от стра­ха и ра­до­сти упа­ла на зем­лю.

При­шед в се­бя, она по­спе­ши­ла в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и там слез­но бла­го­да­ри­ла их, и всем рас­ска­за­ла о сво­ем спа­се­нии.

Неко­то­рый юно­ша, от ис­пу­га ли­шив­ший­ся ума, при­ве­ден был в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков с на­деж­дою по­лу­чить ис­це­ле­ние. Несколь­ко дней и но­чей про­вел он при церк­ви свя­тых, не по­лу­чив ис­це­ле­ния.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни при­шел к нему отец его, бла­го­че­сти­вый ста­рец. Мо­лит­ва ро­ди­те­ля бы­ла услы­ша­на. Сын, до­се­ле не узна­вав­ший от­ца, стал узна­вать его. На­ко­нец свя­тые, неви­ди­мо воз­ло­жив на него ру­ки, со­вер­шен­но ис­це­ли­ли его и, явив­шись от­цу, по­ве­ле­ли ему ид­ти в свой дом, сла­вя Бо­га.

Неко­то­рый муж, стра­дав­ший бо­лез­нию в лег­ких, со­про­вож­дав­шей­ся кро­во­хар­ка­ни­ем, при­шел к ра­ке мо­щей свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­сить ис­це­ле­ния. Бо­лезнь его бы­ла так опас­на, что все счи­та­ли его уже близ­ким к смер­ти, а же­на его да­же го­то­ви­ла все нуж­ное для по­гре­бе­ния. Нуж­но за­ме­тить, что боль­ной до­се­ле не ве­рил в чу­до­дей­ствен­ную си­лу свя­тых и неред­ко из­ры­гал ху­лу на Бо­га.

Свя­тые ис­це­ли­ли его от то­го и дру­го­го неду­га. В ноч­ном ви­де­нии они воз­ве­сти­ли, чтобы ищу­щий ис­це­ле­ния от­се­ле ни­ко­гда не го­во­рил хуль­ных слов и це­лый год воз­дер­жи­вал­ся от упо­треб­ле­ния мя­са. Боль­ной с ра­до­стью при­нял то пред­ло­же­ние и вер­но ис­пол­нил его. То­гда по­ве­ле­ни­ем свя­тых кровь, шед­шая гор­та­нью, оста­но­ви­лась, лег­кие укре­пи­лись, и боль­ной, воз­бла­го­да­рив чуд­ных вра­чей, с ра­до­стию по­шел в дом свой.

При­шла в цер­ковь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков неко­то­рая же­на немая и глу­хая. Стра­дая мно­го лет этою тяж­кою бо­лез­нию, она, кро­ме небес­ной, ни­ка­кой не мог­ла ожи­дать се­бе по­мо­щи. Дол­го, неот­ступ­но, со сле­за­ми мо­ли­ла она свя­тых вра­чей ис­це­лить ее от то­го и дру­го­го неду­га. На­ко­нец, мо­лит­ва ее бы­ла услы­ша­на. Немая и глу­хая ча­сто в уме сво­ем по­вто­ря­ла Три­свя­тое. Чрез Три­свя­тое яви­ли чу­до и свя­тые бес­среб­ре­ни­ки.

Во вре­мя ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме их, ко­гда, по обы­чаю, пе­то бы­ло Три­свя­тое, вне­зап­но глу­хая услы­ша­ла по­ю­щих и, до­се­ле немая, с по­ю­щи­ми на­ча­ла петь Три­свя­тое. По­ра­жен­ная необык­но­вен­ным чу­дом, она гро­мо­глас­но ис­по­ве­да­ла ве­ли­чие Бо­жие, яв­лен­ное чрез свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки со­вер­ша­ли чу­де­са и в стра­нах язы­че­ских. Слу­чи­лось од­но­му эл­ли­ну, по­клон­ни­ку Ка­сто­ра и Пол­лук­са (бо­ги язы­че­ские), впасть в тяж­кий, невы­но­си­мый недуг. Дру­зья его со­ве­то­ва­ли ему ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на. Боль­ной по­слу­шал­ся. Здесь, ви­дя мно­же­ство недуж­ных, мно­же­ство ис­целе­ва­е­мых, он, на­ко­нец, и сам убе­дил­ся в чу­до­дей­ствен­ной си­ле вра­чей и с ве­рою на­чал про­сить их о по­ми­ло­ва­нии.

Свя­тые, явив­шись ему оба вме­сте, ска­за­ли: «Друг! Для че­го ты при­шел к нам? Для че­го ты про­сишь нас! Да и не сам ты при­шел к нам, а дру­ги­ми по­слан. Мы не Ка­стор и Пол­лукс, но ра­бы Хри­ста – бес­смерт­но­го Ца­ря, име­нем Кос­ма и Да­ми­ан. Итак, ес­ли ве­рою по­зна­ешь на­ше­го Вла­ды­ку, то по­лу­чишь от Него ис­це­ле­ние».

Эл­лин, стра­дая нестер­пи­мы­ми му­ка­ми, по­знал Бо­га Ис­тин­но­го, непре­стан­но взы­вал к свя­тым о по­ми­ло­ва­нии и дал обет при­нять хри­сти­ан­скую ве­ру. Свя­тые, про­ви­дя чи­сто­ту его ве­ры, воз­ло­жи­ли на него ру­ки и по­да­ли со­вер­шен­ное из­бав­ле­ние. Ис­целев­ший ис­пол­нил обет свой – при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Воз­вра­тив­шись в дом свой со­вер­шен­но здо­ро­вым, он с ве­ли­кою ра­до­стью рас­ска­зы­вал всем о чу­де­сах свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, о ни­что­же­стве Ка­сто­ра и Пол­лук­са, о пре­вос­ход­стве уче­ния хри­сти­ан­ско­го. Мно­гие из слу­ша­те­лей уми­ля­лись и, пре­зрев свою ве­ру, при­ни­ма­ли хри­сти­ан­ство.

Некто – лю­би­тель на­род­ных зре­лищ – стра­дал бо­лез­нью в гру­ди. Ни в чем не на­хо­дя се­бе об­лег­че­ния, он, на­ко­нец, вы­нуж­ден был ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Свя­тые вра­чи, ви­дя его усер­дие, уми­ло­сер­ди­лись над боль­ным.

В сле­ду­ю­щую же ночь они яви­лись ему и по­ве­ле­ли вы­пить од­ну ча­шу смо­лы (пек­ла). Боль­ной не ис­пол­нил их по­ве­ле­ния. Свя­тые яви­лись ему во вто­рой раз и к од­ной ча­ше при­ба­ви­ли дру­гую. Ко­гда же он и это­го не ис­пол­нил, яви­лись ему в тре­тий раз и ве­ле­ли ему вы­пить три ча­ши.

Несмот­ря на бо­лезнь, ко­то­рая уве­ли­чи­ва­лась в нем с каж­дым днем, он ни­как не хо­тел ис­пол­нить по­ве­ле­ния свя­тых. На­ко­нец, они сно­ва яви­лись ему во сне и с ве­се­лы­ми ли­ца­ми ска­за­ли: «Друг, что так во­пи­ешь к нам? Ес­ли те­бе непри­ят­но для сво­е­го здра­вия вы­пить три ча­ши смо­лы, то вы­лей их в один со­суд и, до­ждав­шись глу­бо­ко­го ве­че­ра, иди с ним в го­ру, на ме­сто зре­лищ, и там за­рой его так, чтобы ни­кто те­бя не ви­дел. Ес­ли это сде­ла­ешь, то по­лу­чишь ис­це­ле­ние».

Боль­ной с ра­до­стью ис­пол­нил все, как бы­ло при­ка­за­но. Но все, что он де­лал, ви­дел один за­поз­да­лый на том ме­сте че­ло­век. Объ­яс­няя его стран­ный по­сту­пок ча­ро­дей­ством, он, за­ме­тив ме­сто, по­шел и при­вел с со­бою мно­гих дру­гих лю­дей. Те, удо­сто­ве­рив­шись в ис­тине по­ка­за­ния, взя­ли и пред­ста­ви­ли мни­мо­го волх­ва на суд. Ста­ли до­пра­ши­вать. Он рас­ска­зал всю прав­ду – ему не ве­ри­ли.

На­ко­нец, ре­ши­ли, что ес­ли дей­стви­тель­но та­ко­во бы­ло по­ве­ле­ние свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, то в ви­ду всех он дол­жен вы­пить эти три ча­ши и по­лу­чить ис­це­ле­ние. Боль­ной с ра­до­стью при­нял со­суд, ко­то­рый ка­зал­ся ему непри­ят­ным, в ви­ду всех вы­пил его и тот­час же си­лою свя­тых бес­среб­ре­ни­ков по­лу­чил ис­це­ле­ние; с ра­до­стью по­шел он в храм их и, воз­дав бла­го­да­ре­ние, всем рас­ска­зы­вал, как свя­тые бес­среб­ре­ни­ки и от бо­лез­ни его ис­це­ли­ли, и по­слу­ша­нию на­учи­ли, и от на­род­ных зре­лищ от­учи­ли.

Все эти чу­де­са со­вер­ше­ны свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми во Асии, и боль­шею ча­стью в их хра­ме, при свя­тых мо­щах. Ко­неч­но, там же со­став­ля­лось и опи­са­ние их. На сла­вян­ский язык оно пе­ре­ве­де­но с гре­че­ско­го, что до­ка­зы­ва­ют мно­гие сло­ва, остав­лен­ные в сла­вян­ском тек­сте без пе­ре­во­да. Нет со­мне­ний, что бла­го­дать чу­до­тво­ре­ний свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­яв­ля­лась и в на­шем Оте­че­стве. Неда­ром пред­ки на­ши так мно­го воз­двиг­ли свя­тых хра­мов во имя их.

В на­шем Оте­че­стве свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан (Асий­ские) пре­иму­ще­ствен­но счи­та­ют­ся по­кро­ви­те­ля­ми де­тей. К ним при­бе­га­ют с мо­лит­вою при на­ча­ле уче­ния гра­мо­те, чтобы они укре­пи­ли еще сла­бые дет­ские си­лы и со­дей­ство­ва­ли их пра­виль­но­му раз­ви­тию.

Ко­неч­но, та­кое убеж­де­ние в на­шем на­ро­де со­ста­ви­лось неда­ром. Ос­но­ва­ни­ем для него мог­ли по­слу­жить от­ча­сти са­мое жи­тие их, от­ча­сти и цер­ков­ная им служ­ба: во-пер­вых, в жи­тии их есть ска­за­ние о том, как они бы­ли от­ве­де­ны сво­ею ма­те­рью в на­уче­ние гра­мо­те. Этот слу­чай из их жиз­ни изо­бра­жа­ет­ся и на ико­нах, во вто­рых, в цер­ков­ной служ­бе они про­слав­ля­ют­ся как муд­рые вра­чи, тай­но­учи­мые жи­во­пис­ным сло­ве­сам, вся­ко­го ра­зу­ма и муд­ро­сти ис­пол­нен­ным, ко­то­рые всем зна­ние по­да­ют.

В че­тьях–ми­не­ях мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия есть по­уче­ние на па­мять свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на (1 но­яб­ря), в ко­то­ром из днев­но­го Еван­ге­лия из­бра­на те­ма: «Ка­ко­во­му долж­но быть учи­те­лю». В раз­ви­тии ее есть та­кие вы­ра­же­ния: «Свя­тые учи­те­ли те­ло вра­че­ва­ли чу­де­са­ми, ду­шу по­уче­ни­ем. Они при­хож­да­ху к ним чу­дес ра­ди, они же по­уче­ния ра­ди. Ни­что же ино так по­до­ба­ет учи­те­лю, яко же сми­ре­ние и нес­тя­жа­ние име­ния». Все это так близ­ко под­хо­дит к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам. Ко­неч­но, в древ­ние вре­ме­на это по­уче­ние чи­та­лось в хра­ме. На­род его слы­шал и на­чал при­хо­дить к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам не толь­ко «чу­дес ра­ди, но и по­уче­ния ра­ди».

Пра­во­слав­ный на­род, ви­дя на ико­нах, чи­тая в их жи­тии ска­за­ние о на­уче­нии гра­мо­те их са­мих, слы­ша в хра­мах, что они всем зна­ние по­да­ют, не мог не прий­ти к то­му за­клю­че­нию, что они осо­бен­но по­кро­ви­тель­ству­ют уча­щим­ся. А бла­го­дать свя­тых бес­среб­ре­ни­ков бес­ко­неч­на есть, как по­ет Свя­тая Цер­ковь. Они не толь­ко муд­рые вра­чи, но и муд­рые на­став­ни­ки; по­мо­гая всем, при­хо­дя­щим к ним с ве­рою, мо­гут ли они от­ка­зать де­тям?

Окан­чи­вая опи­са­ние жиз­ни свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, иже от Асии, нель­зя не упо­мя­нуть о по­хваль­ном им сло­ве, ко­то­рое в древ­них спис­ках по­ме­ща­лось вслед за опи­са­ни­ем их жиз­ни, и ко­то­рое, ко­неч­но, в па­мять их чи­та­лось при бо­го­слу­же­нии. Про­ис­хож­де­ние его, как ду­ма­ют уче­ные, рус­ское, по­то­му что в кон­це его упо­ми­на­ет­ся о пра­во­вер­ном кня­зе. В нем по­сле ви­ти­е­ва­то­го вступ­ле­ния со­дер­жит­ся по­хва­ла или ве­ли­ча­ние свя­тым бес­среб­ре­ни­кам, из­ло­жен­ное в фор­ме ака­фи­ста, а в кон­це де­ла­ет­ся мо­лит­вен­ное к ним об­ра­ще­ние.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и чу­до­твор­цев Кос­мы и Да­ми­а­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.


При­ме­ча­ния

[1] Азия, ина­че Асия – это на­име­но­ва­ние упо­треб­ля­лось в древ­но­сти не в оди­на­ко­вом смыс­ле. Пер­во­на­чаль­но оно озна­ча­ло неболь­шую, обиль­ную во­да­ми, бо­ло­ти­стую рав­ни­ну в Ли­дии, т.е. сре­ди­ну за­пад­ной ча­сти ны­неш­не­го Ма­ло­азий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на во­сточ­ном бе­ре­гу Эгей­ско­го мо­ря. Рим­ляне де­ли­ли упо­мя­ну­тый по­лу­ост­ров на две при­бли­зи­тель­но рав­ные ча­сти: од­ну, се­ве­ро-во­сточ­ную, ле­жа­щую при Чер­ном мо­ре, на­зы­ва­ли Пон­том, дру­гую, юго-за­пад­ную, на­зы­ва­ли соб­ствен­но Аси­ей; каж­дая часть де­ли­лась на несколь­ко (не все­гда оди­на­ко­вое чис­ло) про­вин­ций; по утвер­жде­нии хри­сти­ан­ства каж­дая из по­след­них де­ли­лась, в свою оче­редь, в цер­ков­ном от­но­ше­нии на несколь­ко епи­ско­пий (еще в Апо­ка­лип­си­се упо­ми­на­ет­ся о 7 Асий­ских церк­вах – Откр.1:4, 11). С те­че­ни­ем вре­ме­ни на­име­но­ва­ние Азии ста­ли при­ла­гать ко все­му ны­неш­не­му Ма­ло­азий­ско­му по­лу­ост­ро­ву, на­ко­нец – ко всей во­об­ще ча­сти све­та, ле­жа­щей на во­сто­ке от на­шей Ев­ро­пы, на од­ном с нею ма­те­ри­ке.

[2] Сло­во "туне" и озна­ча­ет да­ром, без пла­ты.

[3] Фе­ре­ман на­хо­дил­ся в Ме­со­по­та­мии на два дня пу­ти от Ами­да (по-ту­рец­ки на­зы­ва­е­мый Диар-Бе­ки­ра, в вер­хо­вьях р. Тиг­ра) и был раз­ру­шен тур­ка­ми при пер­вых за­во­е­ва­ни­ях их; при этом мо­щи свв. Кос­мы и Да­ми­а­на пе­ре­не­се­ны бы­ли в Амид, где по­чи­ва­ют и до­ныне.

[4] Здесь ра­зу­ме­ют­ся три ев­рей­ских от­ро­ка – Ана­ния, Аза­рия и Ми­са­ил. На­хо­дясь в Ва­ви­лон­ском пле­ну, они от­ка­зы­ва­лись воз­дать по­кло­не­ние со­ору­жен­но­му На­ву­хо­до­но­со­ром зо­ло­то­му ис­ту­ка­ну, бы­ли вверг­ну­ты за это, по при­ка­за­нию ца­ря, в силь­но разо­жжен­ную печь, но чу­дес­но, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, оста­лись в ней невре­ди­мы­ми, да­же – со все­ми одеж­да­ми (Дан.3)

[5] Здесь, ве­ро­ят­но, ра­зу­ме­ет­ся св. рав­ноап­о­столь­ная Фек­ла. Па­мять ее празд­ну­ет­ся 24 сен­тяб­ря.

Дамиан Азийский

Жития бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли род­ные бра­тья. Оте­че­ство их – Асия. Так в древ­ние вре­ме­на на­зы­ва­лась часть Ма­лой Азии. Ни вре­мя их рож­де­ния, ни вре­мя смер­ти неиз­вест­но. Несо­мнен­но толь­ко то, что они жи­ли не позд­нее IV ве­ка. Так нуж­но ду­мать, во-пер­вых, по­то­му, что в пер­вой по­ло­вине V ве­ка, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии млад­шем, устро­я­ли во имя их свя­тые хра­мы, во-вто­рых, по­то­му, что коп­ты, от­де­лив­ши­е­ся от пра­во­сла­вия со вре­мен Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (431 г.), при­зна­ют их в ли­ке свя­тых, то­гда как жив­ших по­сле се­го вре­ме­ни свя­тых они не при­ни­ма­ют.

Отец их был грек и языч­ник, мать – хри­сти­ан­ка, по име­ни Фе­о­до­тия. В ран­них ле­тах они ли­ши­лись сво­е­го ро­ди­те­ля, но это по­слу­жи­ло к их сча­стию. Мать мог­ла сво­бод­нее за­нять­ся вос­пи­та­ни­ем де­тей. Ре­шив­шись на всю жизнь остать­ся вдо­вою, она рев­ност­но ис­пол­ня­ла за­кон хри­сти­ан­ский; от­ка­зав­шись от всех ра­до­стей жиз­ни, она о том толь­ко за­бо­ти­лась, чтобы уго­дить Гос­по­ду. Сло­вом, бы­ла ис­тин­ною вдо­ви­цею, ка­ких вос­хва­ля­ет апо­стол Па­вел: ис­тин­ная вдо­ви­ца и уеди­не­на, упо­ва­ет на Бо­га и пре­бы­ва­ет в мо­лит­вах и мо­ле­ни­их день и нощь (1Тим.5:5).

По­это­му Свя­тая Цер­ковь при­чла ее к ли­ку свя­тых, на­име­но­ва­ла пре­по­доб­ною и тво­рит па­мять ее вме­сте с ее ча­да­ми. Мож­но по­нять, ка­кое вос­пи­та­ние по­лу­чи­ли де­ти под ру­ко­вод­ством та­кой ма­те­ри. С са­мо­го мла­ден­че­ства она ста­ра­лась вну­шить им страх Бо­жий и лю­бовь к доб­ро­де­те­ли. А как ско­ро де­ти ста­ли при­хо­дить в воз­раст, она от­да­ла их в на­уче­ние гра­мо­те к неко­е­му бо­го­бо­яз­нен­но­му му­жу. Здесь, ко­неч­но, глав­ной на­у­кой бы­ло Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, но в то же вре­мя они, дви­жи­мые лю­бо­вью к страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, изу­ча­ли вра­чеб­ную на­у­ку, узна­ва­ли це­ли­тель­ные свой­ства трав и рас­те­ний.

Гос­подь бла­го­сло­вил бла­гое их на­ме­ре­ние и да­ро­вал им осо­бен­ную бла­го­дать – дар ис­це­ле­ний и чу­до­тво­ре­ний. Бо­лез­ни пре­кра­ща­лись, как ско­ро на­чи­на­ли ле­чить Кос­ма и Да­ми­ан. Это, ра­зу­ме­ет­ся, при­вле­ка­ло к ним мно­же­ство бо­ля­щих вся­ко­го ро­да.

Сле­пые, хро­мые, рас­слаб­лен­ные, бес­но­ва­тые окру­жа­ли чу­до­твор­цев. Но свя­тые этим не отя­го­ща­лись. Ма­ло то­го, чтобы быть до­ступ­нее для бо­ля­щих, они са­ми ис­ка­ли их и для се­го пе­ре­хо­ди­ли из го­ро­да в го­род, из ве­си в весь, и всем боль­ным, без раз­ли­чия по­ла и воз­рас­та, зва­ния и со­сто­я­ния, по­да­ва­ли ис­це­ле­ние.

И это де­ла­ли они не для то­го, чтобы обо­га­тить­ся или про­сла­вить­ся, но с са­мою чи­стою, вы­со­кою це­лью – слу­жить страж­ду­щим ра­ди Бо­га, лю­бовь к Бо­гу вы­ра­зить в люб­ви к ближ­ним. По­это­му они ни от ко­го ни­ко­гда не при­ни­ма­ли ни­ка­кой на­гра­ды за свои тру­ды, ни­ка­ких да­же зна­ков бла­го­дар­но­сти за соб­ствен­ные бла­го­де­я­ния. Они твер­до зна­ли и вер­но со­хра­ни­ли за­по­ведь Спа­си­те­ля: бо­ля­щия ис­це­ляй­те, про­ка­жен­ныя очи­щай­те, мерт­выя вос­кре­шай­те, бе­сы из­го­няй­те: туне при­я­сте, туне да­ди­те (Мф.10:8).

Да­ром по­лу­чи­ли они бла­го­дать от Бо­га, да­ром и раз­да­ва­ли ее. Об од­ном толь­ко про­си­ли они ис­це­лен­ных ими: чтобы те твер­до ве­ро­ва­ли во Хри­ста, свя­то жи­ли во Хри­сте; ес­ли же вра­чу­е­мые еще не бы­ли про­све­ще­ны све­том Еван­ге­лия, то ста­ра­лись об­ра­тить их к хри­сти­ан­ской ве­ре. Та­ким об­ра­зом, вра­чуя те­лес­ные неду­ги, они в то же вре­мя вра­че­ва­ли и неду­ги ду­шев­ные.

За это бес­ко­рыст­ное слу­же­ние страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, за эти чу­дес­ные ис­це­ле­ния бо­лез­ней неис­цель­ных Свя­тая Цер­ковь ве­ли­ча­ет их бес­среб­ре­ни­ка­ми и чу­до­твор­ца­ми.

Но не на лю­дей толь­ко про­сти­ра­лась вра­чеб­ная си­ла свя­тых вра­чей. Они не за­бы­ва­ли и бес­сло­вес­ных жи­вот­ных. Пра­вед­ник ми­лу­ет ду­ши ско­тов, го­во­рит сло­во Бо­жие (Притч.12:10). Вер­ные сей за­по­ве­ди, они хо­ди­ли по до­мам, пу­сты­ням и ле­сам, са­ми отыс­ки­ва­ли бо­ля­щих жи­вот­ных и по­да­ва­ли им ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ные жи­вот­ные чув­ство­ва­ли их бла­го­де­я­ния, зна­ли сво­их бла­го­да­те­лей и, как ско­ро сии по­ка­зы­ва­лись в пу­сты­нях, хо­ди­ли вслед за ни­ми це­лы­ми ста­да­ми.

Од­на­жды слу­чи­лось им зай­ти в од­но пу­стын­ное ме­сто. Здесь они на­шли ед­ва жи­во­го вер­блю­да. Сю­да за­гнал и здесь раз­бил его диа­вол; свя­тые сжа­ли­лись над жи­вот­ным, ис­це­ли­ли его и от­пу­сти­ли здо­ро­вым в свое ме­сто. По­сле, как уви­дим, жи­вот­ное не оста­лось небла­го­дар­ным к ним.

В та­ких де­лах ми­ло­сер­дия про­шла вся жизнь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Бра­тья ни­ко­гда не рас­ста­ва­лись друг с дру­гом, вме­сте мо­ли­лись, вме­сте хо­ди­ли, вме­сте вра­че­ва­ли. И это они де­ла­ли не без це­ли. Дав обет ни­ко­гда ни от ко­го ни­че­го не брать, они опа­са­лись, чтобы кто-ни­будь тай­но друг от дру­га не взял от ис­це­лен­ных ка­ких-ли­бо да­ров. Всю свою жизнь хра­ни­ли они обет свой, и толь­ко под ко­нец ее од­но­му из них Гос­подь по­пустил на­ру­шить его.

В те вре­ме­на бы­ла неко­то­рая же­на, име­нем Пал­ла­дия. Несколь­ко лет стра­дая тяж­кою бо­лез­нию, не по­лу­чая об­лег­че­ния ни от ка­ких вра­чей, чув­ствуя уже при­бли­же­ние смер­ти, она вдруг услы­ха­ла о свя­тых вра­чах, ко­то­рые ис­це­ля­ют вся­кие бо­лез­ни.

С ве­рою в чу­до­дей­ствен­ную их си­лу она по­сла­ла про­сить их к се­бе. Свя­тые ис­пол­ни­ли ее прось­бу, и, как толь­ко во­шли в дом ее, боль­ная по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние и вста­ла со­вер­шен­но здо­ро­вою. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние она го­то­ва бы­ла от­дать им все свое име­ние, пред­ла­га­ла бо­га­тые по­дар­ки, но свя­тые ни­че­го не при­ни­ма­ли.

То­гда она при­ду­ма­ла сред­ство хо­тя бы од­но­го из них упро­сить при­нять от нее ни­чтож­ный дар. Взяв три яй­ца, она тай­но при­шла к свя­то­му Да­ми­а­ну и за­кли­на­ла его име­нем Бо­жи­им взять от нее эти три яй­ца во имя Свя­той Тро­и­цы. Да­ми­ан дол­го от­ка­зы­вал­ся, но ра­ди клят­вы же­ны, ра­ди име­ни Бо­жия, усту­пил ее прось­бе.

Кос­ма об этом узнал, весь­ма огор­чил­ся и то­гда же сде­лал за­ве­ща­ние, чтобы по пре­став­ле­нии их не по­ла­га­ли вме­сте с ним те­ло Да­ми­а­на, как на­ру­шив­ше­го обет Гос­по­ду, взяв­ше­го мзду за ис­це­ле­ние. В ту же ночь явил­ся Гос­подь Кос­ме и ска­зал: «Для че­го ты скор­бишь ра­ди взя­тых трех яиц? Они взя­ты не ра­ди мзды, но ра­ди клят­вы же­ны в Мое имя...» Кос­ма уте­шил­ся, но ни­ко­му не ска­зал о сво­ем ви­де­нии. Со­тво­рив по­сле се­го еще мно­го зна­ме­ний и чу­дес, с ми­ром по­чил свя­той Кос­ма.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни по­сле его кон­чи­ны по­чил с ми­ром и свя­той Да­ми­ан. Лю­ди, чтив­шие их па­мять, окру­жи­ли те­ло Да­ми­а­на и недо­уме­ва­ли, где по­ло­жить его. За­ве­ща­ние Кос­мы бы­ло у всех в све­жей па­мя­ти, на­ру­шить его стра­ши­лись.

И вот, ко­гда они в недо­уме­нии сто­я­ли при свя­том те­ле, вне­зап­но по­до­шел к ним вер­блюд. Лю­ди мол­ча­ли, за­го­во­рил вер­блюд. «Че­ло­ве­цы Бо­жии, – так на­чал речь бес­сло­вес­ный, – мно­го на­сла­див­ши­е­ся зна­ме­ний и чу­дес от свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на, и не толь­ко вы, но и мы, жи­вот­ные, дан­ные вам на служ­бу Бо­гом. Как слу­га я при­шел к вам по­ве­дать тай­ну Кос­мы, чтобы не раз­лу­чать их друг от дру­га, но вме­сте по­ло­жить их».

Вер­блюд этот был тот са­мый, ко­то­рый неко­гда был ис­це­лен свя­ты­ми. Лю­ди, окру­жив­шие те­ло свя­то­го, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, так чу­дес­но от­крыв­ше­го тай­ну Свою, и, по­ло­жив свя­тые мо­щи бес­среб­ре­ни­ков в од­ну ра­ку, по­греб­ли их на ме­сте, на­зы­ва­е­мом Фе­ре­ман (ныне не су­ще­ству­ет, раз­ру­шен тур­ка­ми). Су­дя по опи­са­ни­ям под­лин­ни­ков, они скон­ча­лись в сред­них ле­тах.

Вско­ре на ме­сте их по­гре­бе­ния устро­е­на бы­ла цер­ковь чуд­ная и пре­слав­ная, как го­во­рит их жиз­не­опи­са­тель. В эту цер­ковь из ближ­них и даль­них стран сте­ка­лись вся­ко­го ро­да бо­ля­щие.

Ви­дя та­кое неоскуд­ное и неи­жди­ва­е­мое бо­гат­ство свя­тых, недуж­ные по­сто­ян­но окру­жа­ли их храм. По­сле се­го мож­но су­дить, как мно­го со­вер­ше­но бы­ло чу­до­тво­ре­ний свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми. Неда­ром жиз­не­опи­са­тель их го­во­рит, что лег­че из­ме­рить мо­ре и пе­ре­счи­тать звез­ды, неже­ли по­ве­дать все чу­де­са свя­тых. Из мно­же­ства чу­дес он опи­сал две­на­дцать, и до­воль­но по­дроб­но. Ди­мит­рий, митр. Ро­стов­ский, в сво­их Че­тьях–ми­не­ях опи­сал толь­ко два чу­да. Мы из две­на­дца­ти крат­ко рас­ска­жем о ше­сти.

В Фе­ре­мане жил некто Малх. Од­на­жды, от­прав­ля­ясь в да­ле­кий путь, он при­вел же­ну свою к церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и ска­зал ей: «Вот, я от­хо­жу да­ле­ко, а те­бя остав­ляю под по­кро­ви­тель­ством свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на. Жи­ви до­ма до тех пор, по­ка я не при­шлю к те­бе ка­кой-ни­будь знак, ко­то­рый ты вер­но узна­ешь, что он мой». Ска­зав это, они рас­ста­лись.

Через несколь­ко вре­ме­ни диа­вол, при­няв на се­бя вид зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, при­шел к жене Мал­хо­вой, по­ка­зал ей тот са­мый знак, о ко­то­ром го­во­рил муж ее, и ска­зал: «Муж твой при­слал ме­ня, чтобы я про­во­дил те­бя к нему».

Же­на, уви­дев знак, дан­ный му­жем, по­ве­ри­ла, но ид­ти к нему ре­ши­лась не преж­де, как про­во­жа­тый дал клят­ву в церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков на пу­ти ни­чем не оскорб­лять ее. Но что зна­чи­ла клят­ва для бе­са? Ему нуж­но бы­ло осла­бить в лю­дях ве­ру в по­кро­ви­тель­ство свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

И вот, как толь­ко при­е­ха­ли они в ди­кое, пу­стын­ное ме­сто, дья­вол столк­нул жен­щи­ну с осли­цы, на ко­то­рой она еха­ла, и хо­тел убить. Же­на в ужа­се вскри­ча­ла: «Свя­тии Кос­мо и Да­ми­ане, по­мо­зи­те ми и из­ба­ви­те мя!»

Свя­тые все­гда близ­ки ко всем при­зы­ва­ю­щим их. Вне­зап­но яви­лись два всад­ни­ка. Злой дух узнал, кто бы­ли эти всад­ни­ки, по­бе­жал на вы­со­кую го­ру, бро­сил­ся в про­пасть и ис­чез. А всад­ни­ки, взяв же­ну, бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­ли в дом ее. Же­на кла­ня­лась им и бла­го­да­ри­ла, но толь­ко про­си­ла ска­зать, кто они, спа­си­те­ли ее? «Мы, – от­ве­ча­ли свя­тые, – Кос­ма и Да­ми­ан, ко­то­рым вру­чил те­бя муж твой, от­хо­дя в путь». Ска­зав это, они ста­ли неви­ди­мы. Же­на же от стра­ха и ра­до­сти упа­ла на зем­лю.

При­шед в се­бя, она по­спе­ши­ла в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и там слез­но бла­го­да­ри­ла их, и всем рас­ска­за­ла о сво­ем спа­се­нии.

Неко­то­рый юно­ша, от ис­пу­га ли­шив­ший­ся ума, при­ве­ден был в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков с на­деж­дою по­лу­чить ис­це­ле­ние. Несколь­ко дней и но­чей про­вел он при церк­ви свя­тых, не по­лу­чив ис­це­ле­ния.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни при­шел к нему отец его, бла­го­че­сти­вый ста­рец. Мо­лит­ва ро­ди­те­ля бы­ла услы­ша­на. Сын, до­се­ле не узна­вав­ший от­ца, стал узна­вать его. На­ко­нец свя­тые, неви­ди­мо воз­ло­жив на него ру­ки, со­вер­шен­но ис­це­ли­ли его и, явив­шись от­цу, по­ве­ле­ли ему ид­ти в свой дом, сла­вя Бо­га.

Неко­то­рый муж, стра­дав­ший бо­лез­нию в лег­ких, со­про­вож­дав­шей­ся кро­во­хар­ка­ни­ем, при­шел к ра­ке мо­щей свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­сить ис­це­ле­ния. Бо­лезнь его бы­ла так опас­на, что все счи­та­ли его уже близ­ким к смер­ти, а же­на его да­же го­то­ви­ла все нуж­ное для по­гре­бе­ния. Нуж­но за­ме­тить, что боль­ной до­се­ле не ве­рил в чу­до­дей­ствен­ную си­лу свя­тых и неред­ко из­ры­гал ху­лу на Бо­га.

Свя­тые ис­це­ли­ли его от то­го и дру­го­го неду­га. В ноч­ном ви­де­нии они воз­ве­сти­ли, чтобы ищу­щий ис­це­ле­ния от­се­ле ни­ко­гда не го­во­рил хуль­ных слов и це­лый год воз­дер­жи­вал­ся от упо­треб­ле­ния мя­са. Боль­ной с ра­до­стью при­нял то пред­ло­же­ние и вер­но ис­пол­нил его. То­гда по­ве­ле­ни­ем свя­тых кровь, шед­шая гор­та­нью, оста­но­ви­лась, лег­кие укре­пи­лись, и боль­ной, воз­бла­го­да­рив чуд­ных вра­чей, с ра­до­стию по­шел в дом свой.

При­шла в цер­ковь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков неко­то­рая же­на немая и глу­хая. Стра­дая мно­го лет этою тяж­кою бо­лез­нию, она, кро­ме небес­ной, ни­ка­кой не мог­ла ожи­дать се­бе по­мо­щи. Дол­го, неот­ступ­но, со сле­за­ми мо­ли­ла она свя­тых вра­чей ис­це­лить ее от то­го и дру­го­го неду­га. На­ко­нец, мо­лит­ва ее бы­ла услы­ша­на. Немая и глу­хая ча­сто в уме сво­ем по­вто­ря­ла Три­свя­тое. Чрез Три­свя­тое яви­ли чу­до и свя­тые бес­среб­ре­ни­ки.

Во вре­мя ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме их, ко­гда, по обы­чаю, пе­то бы­ло Три­свя­тое, вне­зап­но глу­хая услы­ша­ла по­ю­щих и, до­се­ле немая, с по­ю­щи­ми на­ча­ла петь Три­свя­тое. По­ра­жен­ная необык­но­вен­ным чу­дом, она гро­мо­глас­но ис­по­ве­да­ла ве­ли­чие Бо­жие, яв­лен­ное чрез свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки со­вер­ша­ли чу­де­са и в стра­нах язы­че­ских. Слу­чи­лось од­но­му эл­ли­ну, по­клон­ни­ку Ка­сто­ра и Пол­лук­са (бо­ги язы­че­ские), впасть в тяж­кий, невы­но­си­мый недуг. Дру­зья его со­ве­то­ва­ли ему ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на. Боль­ной по­слу­шал­ся. Здесь, ви­дя мно­же­ство недуж­ных, мно­же­ство ис­целе­ва­е­мых, он, на­ко­нец, и сам убе­дил­ся в чу­до­дей­ствен­ной си­ле вра­чей и с ве­рою на­чал про­сить их о по­ми­ло­ва­нии.

Свя­тые, явив­шись ему оба вме­сте, ска­за­ли: «Друг! Для че­го ты при­шел к нам? Для че­го ты про­сишь нас! Да и не сам ты при­шел к нам, а дру­ги­ми по­слан. Мы не Ка­стор и Пол­лукс, но ра­бы Хри­ста – бес­смерт­но­го Ца­ря, име­нем Кос­ма и Да­ми­ан. Итак, ес­ли ве­рою по­зна­ешь на­ше­го Вла­ды­ку, то по­лу­чишь от Него ис­це­ле­ние».

Эл­лин, стра­дая нестер­пи­мы­ми му­ка­ми, по­знал Бо­га Ис­тин­но­го, непре­стан­но взы­вал к свя­тым о по­ми­ло­ва­нии и дал обет при­нять хри­сти­ан­скую ве­ру. Свя­тые, про­ви­дя чи­сто­ту его ве­ры, воз­ло­жи­ли на него ру­ки и по­да­ли со­вер­шен­ное из­бав­ле­ние. Ис­целев­ший ис­пол­нил обет свой – при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Воз­вра­тив­шись в дом свой со­вер­шен­но здо­ро­вым, он с ве­ли­кою ра­до­стью рас­ска­зы­вал всем о чу­де­сах свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, о ни­что­же­стве Ка­сто­ра и Пол­лук­са, о пре­вос­ход­стве уче­ния хри­сти­ан­ско­го. Мно­гие из слу­ша­те­лей уми­ля­лись и, пре­зрев свою ве­ру, при­ни­ма­ли хри­сти­ан­ство.

Некто – лю­би­тель на­род­ных зре­лищ – стра­дал бо­лез­нью в гру­ди. Ни в чем не на­хо­дя се­бе об­лег­че­ния, он, на­ко­нец, вы­нуж­ден был ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Свя­тые вра­чи, ви­дя его усер­дие, уми­ло­сер­ди­лись над боль­ным.

В сле­ду­ю­щую же ночь они яви­лись ему и по­ве­ле­ли вы­пить од­ну ча­шу смо­лы (пек­ла). Боль­ной не ис­пол­нил их по­ве­ле­ния. Свя­тые яви­лись ему во вто­рой раз и к од­ной ча­ше при­ба­ви­ли дру­гую. Ко­гда же он и это­го не ис­пол­нил, яви­лись ему в тре­тий раз и ве­ле­ли ему вы­пить три ча­ши.

Несмот­ря на бо­лезнь, ко­то­рая уве­ли­чи­ва­лась в нем с каж­дым днем, он ни­как не хо­тел ис­пол­нить по­ве­ле­ния свя­тых. На­ко­нец, они сно­ва яви­лись ему во сне и с ве­се­лы­ми ли­ца­ми ска­за­ли: «Друг, что так во­пи­ешь к нам? Ес­ли те­бе непри­ят­но для сво­е­го здра­вия вы­пить три ча­ши смо­лы, то вы­лей их в один со­суд и, до­ждав­шись глу­бо­ко­го ве­че­ра, иди с ним в го­ру, на ме­сто зре­лищ, и там за­рой его так, чтобы ни­кто те­бя не ви­дел. Ес­ли это сде­ла­ешь, то по­лу­чишь ис­це­ле­ние».

Боль­ной с ра­до­стью ис­пол­нил все, как бы­ло при­ка­за­но. Но все, что он де­лал, ви­дел один за­поз­да­лый на том ме­сте че­ло­век. Объ­яс­няя его стран­ный по­сту­пок ча­ро­дей­ством, он, за­ме­тив ме­сто, по­шел и при­вел с со­бою мно­гих дру­гих лю­дей. Те, удо­сто­ве­рив­шись в ис­тине по­ка­за­ния, взя­ли и пред­ста­ви­ли мни­мо­го волх­ва на суд. Ста­ли до­пра­ши­вать. Он рас­ска­зал всю прав­ду – ему не ве­ри­ли.

На­ко­нец, ре­ши­ли, что ес­ли дей­стви­тель­но та­ко­во бы­ло по­ве­ле­ние свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, то в ви­ду всех он дол­жен вы­пить эти три ча­ши и по­лу­чить ис­це­ле­ние. Боль­ной с ра­до­стью при­нял со­суд, ко­то­рый ка­зал­ся ему непри­ят­ным, в ви­ду всех вы­пил его и тот­час же си­лою свя­тых бес­среб­ре­ни­ков по­лу­чил ис­це­ле­ние; с ра­до­стью по­шел он в храм их и, воз­дав бла­го­да­ре­ние, всем рас­ска­зы­вал, как свя­тые бес­среб­ре­ни­ки и от бо­лез­ни его ис­це­ли­ли, и по­слу­ша­нию на­учи­ли, и от на­род­ных зре­лищ от­учи­ли.

Все эти чу­де­са со­вер­ше­ны свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми во Асии, и боль­шею ча­стью в их хра­ме, при свя­тых мо­щах. Ко­неч­но, там же со­став­ля­лось и опи­са­ние их. На сла­вян­ский язык оно пе­ре­ве­де­но с гре­че­ско­го, что до­ка­зы­ва­ют мно­гие сло­ва, остав­лен­ные в сла­вян­ском тек­сте без пе­ре­во­да. Нет со­мне­ний, что бла­го­дать чу­до­тво­ре­ний свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­яв­ля­лась и в на­шем Оте­че­стве. Неда­ром пред­ки на­ши так мно­го воз­двиг­ли свя­тых хра­мов во имя их.

В на­шем Оте­че­стве свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан (Асий­ские) пре­иму­ще­ствен­но счи­та­ют­ся по­кро­ви­те­ля­ми де­тей. К ним при­бе­га­ют с мо­лит­вою при на­ча­ле уче­ния гра­мо­те, чтобы они укре­пи­ли еще сла­бые дет­ские си­лы и со­дей­ство­ва­ли их пра­виль­но­му раз­ви­тию.

Ко­неч­но, та­кое убеж­де­ние в на­шем на­ро­де со­ста­ви­лось неда­ром. Ос­но­ва­ни­ем для него мог­ли по­слу­жить от­ча­сти са­мое жи­тие их, от­ча­сти и цер­ков­ная им служ­ба: во-пер­вых, в жи­тии их есть ска­за­ние о том, как они бы­ли от­ве­де­ны сво­ею ма­те­рью в на­уче­ние гра­мо­те. Этот слу­чай из их жиз­ни изо­бра­жа­ет­ся и на ико­нах, во вто­рых, в цер­ков­ной служ­бе они про­слав­ля­ют­ся как муд­рые вра­чи, тай­но­учи­мые жи­во­пис­ным сло­ве­сам, вся­ко­го ра­зу­ма и муд­ро­сти ис­пол­нен­ным, ко­то­рые всем зна­ние по­да­ют.

В че­тьях–ми­не­ях мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия есть по­уче­ние на па­мять свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на (1 но­яб­ря), в ко­то­ром из днев­но­го Еван­ге­лия из­бра­на те­ма: «Ка­ко­во­му долж­но быть учи­те­лю». В раз­ви­тии ее есть та­кие вы­ра­же­ния: «Свя­тые учи­те­ли те­ло вра­че­ва­ли чу­де­са­ми, ду­шу по­уче­ни­ем. Они при­хож­да­ху к ним чу­дес ра­ди, они же по­уче­ния ра­ди. Ни­что же ино так по­до­ба­ет учи­те­лю, яко же сми­ре­ние и нес­тя­жа­ние име­ния». Все это так близ­ко под­хо­дит к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам. Ко­неч­но, в древ­ние вре­ме­на это по­уче­ние чи­та­лось в хра­ме. На­род его слы­шал и на­чал при­хо­дить к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам не толь­ко «чу­дес ра­ди, но и по­уче­ния ра­ди».

Пра­во­слав­ный на­род, ви­дя на ико­нах, чи­тая в их жи­тии ска­за­ние о на­уче­нии гра­мо­те их са­мих, слы­ша в хра­мах, что они всем зна­ние по­да­ют, не мог не прий­ти к то­му за­клю­че­нию, что они осо­бен­но по­кро­ви­тель­ству­ют уча­щим­ся. А бла­го­дать свя­тых бес­среб­ре­ни­ков бес­ко­неч­на есть, как по­ет Свя­тая Цер­ковь. Они не толь­ко муд­рые вра­чи, но и муд­рые на­став­ни­ки; по­мо­гая всем, при­хо­дя­щим к ним с ве­рою, мо­гут ли они от­ка­зать де­тям?

Окан­чи­вая опи­са­ние жиз­ни свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, иже от Асии, нель­зя не упо­мя­нуть о по­хваль­ном им сло­ве, ко­то­рое в древ­них спис­ках по­ме­ща­лось вслед за опи­са­ни­ем их жиз­ни, и ко­то­рое, ко­неч­но, в па­мять их чи­та­лось при бо­го­слу­же­нии. Про­ис­хож­де­ние его, как ду­ма­ют уче­ные, рус­ское, по­то­му что в кон­це его упо­ми­на­ет­ся о пра­во­вер­ном кня­зе. В нем по­сле ви­ти­е­ва­то­го вступ­ле­ния со­дер­жит­ся по­хва­ла или ве­ли­ча­ние свя­тым бес­среб­ре­ни­кам, из­ло­жен­ное в фор­ме ака­фи­ста, а в кон­це де­ла­ет­ся мо­лит­вен­ное к ним об­ра­ще­ние.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и чу­до­твор­цев Кос­мы и Да­ми­а­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.


При­ме­ча­ния

[1] Азия, ина­че Асия – это на­име­но­ва­ние упо­треб­ля­лось в древ­но­сти не в оди­на­ко­вом смыс­ле. Пер­во­на­чаль­но оно озна­ча­ло неболь­шую, обиль­ную во­да­ми, бо­ло­ти­стую рав­ни­ну в Ли­дии, т.е. сре­ди­ну за­пад­ной ча­сти ны­неш­не­го Ма­ло­азий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на во­сточ­ном бе­ре­гу Эгей­ско­го мо­ря. Рим­ляне де­ли­ли упо­мя­ну­тый по­лу­ост­ров на две при­бли­зи­тель­но рав­ные ча­сти: од­ну, се­ве­ро-во­сточ­ную, ле­жа­щую при Чер­ном мо­ре, на­зы­ва­ли Пон­том, дру­гую, юго-за­пад­ную, на­зы­ва­ли соб­ствен­но Аси­ей; каж­дая часть де­ли­лась на несколь­ко (не все­гда оди­на­ко­вое чис­ло) про­вин­ций; по утвер­жде­нии хри­сти­ан­ства каж­дая из по­след­них де­ли­лась, в свою оче­редь, в цер­ков­ном от­но­ше­нии на несколь­ко епи­ско­пий (еще в Апо­ка­лип­си­се упо­ми­на­ет­ся о 7 Асий­ских церк­вах – Откр.1:4, 11). С те­че­ни­ем вре­ме­ни на­име­но­ва­ние Азии ста­ли при­ла­гать ко все­му ны­неш­не­му Ма­ло­азий­ско­му по­лу­ост­ро­ву, на­ко­нец – ко всей во­об­ще ча­сти све­та, ле­жа­щей на во­сто­ке от на­шей Ев­ро­пы, на од­ном с нею ма­те­ри­ке.

[2] Сло­во "туне" и озна­ча­ет да­ром, без пла­ты.

[3] Фе­ре­ман на­хо­дил­ся в Ме­со­по­та­мии на два дня пу­ти от Ами­да (по-ту­рец­ки на­зы­ва­е­мый Диар-Бе­ки­ра, в вер­хо­вьях р. Тиг­ра) и был раз­ру­шен тур­ка­ми при пер­вых за­во­е­ва­ни­ях их; при этом мо­щи свв. Кос­мы и Да­ми­а­на пе­ре­не­се­ны бы­ли в Амид, где по­чи­ва­ют и до­ныне.

[4] Здесь ра­зу­ме­ют­ся три ев­рей­ских от­ро­ка – Ана­ния, Аза­рия и Ми­са­ил. На­хо­дясь в Ва­ви­лон­ском пле­ну, они от­ка­зы­ва­лись воз­дать по­кло­не­ние со­ору­жен­но­му На­ву­хо­до­но­со­ром зо­ло­то­му ис­ту­ка­ну, бы­ли вверг­ну­ты за это, по при­ка­за­нию ца­ря, в силь­но разо­жжен­ную печь, но чу­дес­но, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, оста­лись в ней невре­ди­мы­ми, да­же – со все­ми одеж­да­ми (Дан.3)

[5] Здесь, ве­ро­ят­но, ра­зу­ме­ет­ся св. рав­ноап­о­столь­ная Фек­ла. Па­мять ее празд­ну­ет­ся 24 сен­тяб­ря.