Канон святым безсребреникам Косме и Дамиану Асийским (второй)

Припев: Святи́и безсре́бреницы Космó и Дамиáне, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 14 ноября (01 ноября ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Пои́м, вси́ лю́дие, от го́рькия рабо́ты фарао́ни Изра́иля Изме́ншему и во глубине́ морсте́й нога́ми немо́крыми Наста́вльшему, пе́снь побе́дную, я́ко просла́вися.

От благода́ти Нача́льныя Тро́ицы, дво́ица чу́дная и честна́я свеща́ема, все́м исцеле́ния приходя́щим ве́рно подае́т, при́сно источа́ющи.

Тайноучи́ми живоно́сным словесе́м, я́ко свети́ла в ми́ре возсия́вше, стра́стную мглу́ удо́бь разгоня́ете теплото́ю ве́ры, всеблаже́ннии.

Зако́ну покаря́ющеся Спа́сову, всесла́внии, сладостра́стие у́бо плотско́е отри́нуша: доброде́тельными же душа́ми светле́йше просвеща́ющеся, в ми́ре преизя́ществоваша, досточу́днии.

Богоро́дичен: Во всего́ челове́ка в Твою́ утро́бу всели́выйся, Богома́ти, неизрече́нне облече́ся, из Отца́ возсия́вый Сы́н, безле́тне Пребоже́ственный, Тому́ воспои́м, я́ко просла́вися.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утверди́ мене́, Христе́, на недви́жимом ка́мени за́поведей Твои́х и просвети́ мя све́том лица́ Твоего́: не́сть бо свя́т па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Врачева́ний исто́чники, даро́в же Боже́ственных струи́, невеще́ственнаго Све́та светле́йшая прия́телища, вси́ досто́йне воспои́м.

Я́ко теле́сныя и душе́вныя врачу́юще стра́сти и боле́зни приходя́щих к ва́м, всечестни́и усе́рдно ны́не я́ко благоде́телие исцеля́ете.

Пло́дными доброде́тельми украша́еми, вся́ку тле́емую сла́дость жите́йскую я́ве отрази́сте, к Бо́жией добро́те непреста́нно взира́юще.

Богоро́дичен: В ви́де на́шем пре́жде Неви́димый яви́ся, о Богороди́тельнице, сте́кшуся с пло́тию Божеству́ во утро́бе Твое́й пресвяте́й, Богоневе́сто.

Седа́лен, гла́с 8.

От исто́чника бе́здны, Иису́са, чуде́с струи́ благоле́пно поче́рпше, святи́и, та́йными ту́чами страсте́й мра́чныя о́блаки отгоня́ете и неду́гующим челове́ком исцеле́ния подае́те. Те́м, получи́вше здра́вое весе́лие, ва́ми, пресла́внии, удивля́еми, зове́м: богоно́снии безсре́бреницы, моли́те Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять ва́шу

Богоро́дичен: Я́ко Всенепоро́чная Неве́сто Творца́, я́ко Неискусому́жная Ма́ти Изба́вителя, прия́телище я́ко су́щи Уте́шителя, Препе́тая, беззако́нию мя́ су́ща скве́рное оби́телище и бесо́м игра́лище в ра́зуме бы́вша, потщи́ся от те́х злоде́йства мя́ изба́вити и све́тлое жили́ще доброде́телей соверши́, Светоно́сная Нетле́нная, отжени́ о́блак страсте́й и вы́шняго прича́стия сподо́би и Све́та невече́рняго моли́твами Твои́ми.

Крестобогоро́дичен: А́гнца, и Па́стыря, и Изба́вителя А́гница зря́щи на Кресте́, восклица́ше, пла́чущи, и, го́рько рыда́ющи, вопия́ше: ми́р у́бо ра́дуется, прие́мля Тобо́ю избавле́ние, утро́ба же Моя́ гори́т, зря́щи Твое́ распя́тие, е́же терпи́ши за милосе́рдие ми́лости. Долготерпели́ве Го́споди, ми́лости бе́здно и исто́чниче неисчерпа́емый, умилосе́рдися и да́руй согреше́ний оставле́ние ве́рою пою́щим Боже́ственныя стра́сти Твоя́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Разуме́х, Всеси́льне, Твое́ смотре́ние и со стра́хом просла́вих Тя́, Спа́се.

Рече́нию Боже́ственному я́ве возсле́дующе, не зла́та блиста́ния, ниже́ сребра́, боже́ственнии, стяжа́сте.

Сия́юще Боже́ственными чудесы́, безсре́бреницы вся́ благоде́тельствуют, благода́ть подаю́ще.

Вра́чеве му́дрии показа́стеся страсте́й боле́знем, исцели́тельныя ру́ки простира́юще.

Богоро́дичен: Да залани́тствятся ны́не ли́ца, Богоро́дицу Тя́ не испове́дающих, Пречи́стая Влады́чице.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: От но́щи у́тренююще, пое́м Тя́, Христе́, Отцу́ Собезнача́льна и Спа́са ду́ш на́ших: ми́р ми́рови пода́ждь, Человеколю́бче.

Я́ко пото́ки богото́чныя, источа́ете ве́рным благодея́ния во́ды, душе́вныя же ку́пно и теле́сныя исцеля́юще неду́ги, сла́внии безсре́бреницы.

Исто́чник благода́ти, честни́и безсре́бреницы, разверза́юще, все́м здра́вие раздае́те, ве́рою и любо́вию к ва́м ны́не притека́ющим.

Све́тлии и всему́дрии зве́зды, и́же зе́млю я́ве онебеси́вше подо́бием све́тлости а́нгельския, непреста́нно озаря́ют на́с.

Богоро́дичен: Превы́шша яви́лася еси́, все́х Творца́, Отцу́ собезнача́льнаго, заче́нши, Ма́ти Де́во, и ро́ждшая ми́ру Спа́са и Го́спода.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Проро́ка спа́сл еси́ от ки́та, Человеколю́бче, и мене́ из глубины́ прегреше́ний возведи́, молю́ся.

Спаси́тельныя цели́тели, благоде́тели богому́дрыя, Косму́ же и Дамиа́на боже́ственныя, усе́рдно да почти́м.

Целому́дрие соблю́дше и ра́зумом укра́шени, Косма́ и Дамиа́н боже́ственнии со Христо́м ра́дуются.

Единому́дренно пожи́вше, единоду́шно по́стничествовавше, ку́пно врачева́ния подая́ти на́м вве́рени бы́сте.

Богоро́дичен: Све́т Непристу́пный родила́ еси́ пло́тию, Пречи́стая, ве́сь ми́р просвеща́юща заря́ми Божества́.

Конда́к, гла́с 2.

Благода́ть прии́мше исцеле́ний, простира́ете здра́вие су́щим в ну́ждах, вра́чеве, чудотво́рцы пресла́внии, но ва́шим посеще́нием ра́тников де́рзости низложи́те, ми́р исцеля́юще чудесы́.

И́кос:

Вся́каго ра́зума и му́дрости прехо́дит сло́во му́дрых враче́в, и все́м зна́ние подаю́т: Высоча́йшаго бо благода́ть прие́мше, неви́димо здра́вие да́руют все́м. Отню́дуже и мне́ по́вести благода́ть дарова́ся пе́ти, я́ко богоно́сныя уго́дники Христо́вы и служи́тели, исцеле́ний мно́жество подаю́щия, боле́зней бо вся́ избавля́ют, ми́р исцеля́юще чудесы́.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Тебе́, у́мную, Богоро́дице, пе́щь, разсмотря́ем, ве́рнии, я́коже бо о́троки спасе́ три́ Превозноси́мый, ми́р обнови́, во чре́ве Твое́м всеце́л, хва́льный отце́в Бо́г и препросла́влен.

Всеце́лы Бо́гу богому́дренне яви́стеся, вси́ Бо́га вмести́тельны, ми́р бо ве́сь Бо́га ра́ди оста́висте, стопа́м после́дующе Спа́совым, всесла́внии, боголе́пне отце́в Бо́га почита́юще.

Преесте́ственно, вра́чеве всеизря́днейшии, немощны́х я́звы рукоде́йствы та́инственными вся́ исцеля́ете, лечбы́ спаси́тельныя от сокро́вищ почерпа́юще боже́ственных и воспева́юще Бо́га пресла́внаго.

Венце́м Твоего́ Ца́рствия, Влады́ко, и багряни́цею све́тлою украси́л еси́ боголе́пне превозлю́бльшия добро́ту непости́жную, Христе́, Твоея́ красоты́, и ве́рным благоде́тели о́бщия сия́ показа́л еси́.

Богоро́дичен: Восто́ку свы́ше, Пречи́стая, я́вльшуся на земли́, показа́лася еси́ всеблаголе́пная две́рь и всесве́тлая, ми́р озаря́ющи луча́ми чистоты́ и ве́рным лучи́ чуде́с при́сно посыла́ющи.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пещи́ о́троцы Изра́илевы, я́коже в горни́ле, добро́тою благоче́стия чисте́е зла́та блеща́хуся, глаго́люще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Уме́рше ми́ра сего́ кра́сным и сребролю́бия неду́г отсе́кше, наименова́ни бы́сте, му́дрии, все́ми безсре́бреницы, вопию́щими: вся́ дела́ Го́спода по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ве́чныя прича́стницы жи́зни бы́сте проявле́нне, жи́зни бо тле́емыя вся́ оста́висте кра́сная, согла́сне зову́ще: благослови́те вся́ дела́ Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Изба́ви вся́, Влады́ко Христе́, лю́тых боле́зней моли́твами безсре́бреников и сподо́би при́сно согла́сне зва́ти Тебе́: благослови́те вся́ дела́ Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Ра́дующеся, вси́ ве́рнии, и благода́тию укре́пльшеся, и́же Рождество́м Твои́м изба́влени бы́вше, Чи́стая Ма́ти Де́во, непреста́нно вопие́м: благослови́те вся́ дела́ Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Тебе́, све́тлую свещу́ и Ма́терь Бо́жию, пречу́дную сла́ву и вы́шшую все́х тва́рей, пе́сньми велича́ем.

Пе́сньми му́друю дво́ицу Све́та у́мнаго, облиста́ющую зарю́ и просвеще́ние все́м подаю́щу, непреста́нно ублажа́ем.

Кре́пость душе́внаго здра́вия творя́ще ве́рным, и теле́сныя врачу́ете вве́рении ва́м стра́сти, я́ко спаси́телие, те́мже и воспева́еми есте́ при́сно.

Богосве́тлая свети́ла, у́мне не́бо честны́я Це́ркве светодая́ния ли́тием, ны́не све́т подаю́ще, непреста́нне озаря́ют.

От Честны́я Тро́ицы богозва́нная дво́ица похваля́ема, источа́ет прося́щим врачева́ний все́м подая́ния, любо́вию те́х блажа́щим.

Богоро́дичен: Тебе́, све́та о́блак, и святы́й киво́т, и всесве́тлую две́рь мы́сленнаго Со́лнца, я́ко Богоро́дицу пе́сньми велича́ем.

Свети́лен.

Благода́ть врачева́ний от Бо́га прие́мше, безсре́бреницы блаже́ннии, е́же врачева́ти неду́жныя и исцеля́ти вся́ ве́рно притека́ющия к боже́ственному ва́шему хра́му. Сего́ ра́ди согла́сно ублажа́ем досто́йне честну́ю ва́шу па́мять.

Богоро́дичен: Родила́ еси́, Пречи́стая, Бо́жие Бо́га Сло́во, ми́рови спаси́тельное соверша́ющаго всему́дре строе́ние изря́дное. Сего́ ра́ди Тя́ вси́ песносло́вим досто́йне, я́ко моля́щуюся к Нему́, изба́витися на́м неду́гов и вся́ких бе́д.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Пои́мъ всѝ лю́дїе, ѿ го́рькїѧ рабо́ты фараѡ́ни і҆и҃лѧ и҆змѣ́ншемꙋ, и҆ во глꙋбинѣ̀ морстѣ́й нога́ми немо́крыми наста́вльшемꙋ, пѣ́снь побѣ́днꙋю, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Ѿ бл҃года́ти нача́льныѧ трⷪ҇цы, дво́ица чꙋ́днаѧ и҆ честна́ѧ свѣща́ема, всѣ̑мъ и҆сцѣлє́нїѧ приходѧ́щымъ вѣ́рнѡ подае́тъ, при́снѡ и҆сточа́ющи.

Тайноꙋчи́ми живонѡ́снымъ словесє́мъ, ꙗ҆́кѡ свѣти̑ла въ мі́рѣ возсїѧ́вше, стра́стнꙋю мглꙋ̀ ᲂу҆до́бь разгонѧ́ете теплото́ю вѣ́ры, всебл҃же́ннїи.

Зако́нꙋ покарѧ́ющесѧ сп҃совꙋ, всесла́внїи, сладостра́стїе ᲂу҆́бѡ плотско́е ѿри́нꙋша: добродѣ́тельными же дꙋша́ми свѣтлѣ́йше просвѣща́ющесѧ, въ мі́рѣ преизѧ́ществоваша, досточꙋ́днїи.

Бг҃оро́диченъ: Во всего̀ человѣ́ка, въ твою̀ ᲂу҆тро́бꙋ всели́выйсѧ, бг҃ома́ти, неизрече́ннѣ ѡ҆блече́сѧ, и҆зъ ѻ҆ц҃а̀ возсїѧ́вый сн҃ъ безлѣ́тнѣ пребжⷭ҇твенный: томꙋ̀ воспои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Оу҆твердѝ менѐ, хрⷭ҇тѐ, на недви́жимомъ ка́мени за́повѣдей твои́хъ, и҆ просвѣти́ мѧ свѣ́томъ лица̀ твоегѡ̀: нѣ́сть бо свѧ́тъ па́че тебє̀, чл҃вѣколю́бче.

Врачева́нїй и҆сто́чники, дарѡ́въ же бжⷭ҇твенныхъ стрꙋи̑, невеще́ственнагѡ свѣ́та свѣтлѣ̑йшаѧ прїѧ́тєлища, всѝ досто́йнѣ воспои́мъ.

Ꙗ҆́кѡ тѣлє́сныѧ и҆ дꙋшє́вныѧ врачꙋ́юще стра̑сти и҆ болѣ̑зни приходѧ́щихъ къ ва́мъ, всечⷭ҇тні́и, ᲂу҆се́рднѡ ны́нѣ, ꙗ҆́кѡ благодѣ́телїе, и҆сцѣлѧ́ете.

Пло́дными добродѣ́тельми ᲂу҆краша́еми, всѧ́кꙋ тлѣ́емꙋю сла́дость жите́йскꙋю ꙗ҆́вѣ ѿрази́сте, къ бж҃їей добро́тѣ непреста́ннѡ взира́юще.

Бг҃оро́диченъ: Въ ви́дѣ на́шемъ пре́жде неви́димый ꙗ҆ви́сѧ, ѽ бг҃ороди́тельнице! сте́кшꙋсѧ съ пло́тїю бж҃ествꙋ̀ во ᲂу҆тро́бѣ твое́й прест҃ѣ́й, бг҃оневѣ́сто.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Ѿ и҆сто́чника бе́здны, і҆и҃са, чꙋде́съ стрꙋи̑ благолѣ́пнѡ поче́рпше, ст҃і́и, та́йными тꙋ́чами страсте́й мра̑чныѧ ѻ҆́блаки ѿгонѧ́ете, и҆ недꙋ́гꙋющымъ человѣ́кѡмъ и҆сцѣлє́нїѧ подае́те. тѣ́мъ, полꙋчи́вше здра́вое весе́лїе ва́ми, пресла́внїи, ᲂу҆дивлѧ́еми зове́мъ: бг҃оно́снїи безсре́брєницы, моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть ва́шꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ всенепоро́чнаѧ невѣ́сто творца̀, ꙗ҆́кѡ неискꙋсомꙋ́жнаѧ мт҃и и҆зба́вителѧ, прїѧ́телище ꙗ҆́кѡ сꙋ́щи, ᲂу҆тѣ́шителѧ, препѣ́таѧ, беззако́нїю мѧ̀ сꙋ́ща скве́рное ѡ҆би́телище, и҆ бѣсѡ́мъ и҆гра́лище въ ра́зꙋмѣ бы́вша, потщи́сѧ ѿ тѣ́хъ ѕлодѣ́йства мѧ̀ и҆зба́вити, и҆ свѣ́тлое жили́ще добродѣ́телей совершѝ, свѣтоно́снаѧ нетлѣ́ннаѧ, ѿженѝ ѻ҆́блакъ страсте́й, и҆ вы́шнѧгѡ прича́стїѧ сподо́би, и҆ свѣ́та невече́рнѧгѡ, моли́твами твои́ми.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: А҆́гнца и҆ па́стырѧ и҆ и҆зба́вителѧ а҆́гница зрѧ́щи на крⷭ҇тѣ̀, восклица́ше пла́чꙋщи, и҆ го́рькѡ рыда́ющи, вопїѧ́ше: мі́ръ ᲂу҆́бѡ ра́дꙋетсѧ, прїе́млѧ тобо́ю и҆збавле́нїе, ᲂу҆тро́ба же моѧ̀ гори́тъ, зрѧ́щи твоѐ распѧ́тїе, є҆́же терпи́ши за милосе́рдїе ми́лости. долготерпѣли́ве гдⷭ҇и, ми́лости бе́здно, и҆ и҆сто́чниче неисчерпа́емый, ᲂу҆милосе́рдисѧ и҆ да́рꙋй согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе, вѣ́рою пою́щымъ бжⷭ҇твєнныѧ стрⷭ҇ти твоѧ̑.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Разꙋмѣ́хъ, всеси́льне, твоѐ смотре́нїе, и҆ со стра́хомъ просла́вихъ тѧ̀, сп҃се.

Рече́нїю бжⷭ҇твенномꙋ ꙗ҆́вѣ возслѣ́дꙋюще, не зла́та блиста́нїѧ, нижѐ сребра̀, бжⷭ҇твеннїи, стѧжа́сте.

Сїѧ́юще бжⷭ҇твенными чꙋдесы̀ безсре́брєницы, всѧ̑ бл҃годѣ́тельствꙋютъ, бл҃года́ть подаю́ще.

Вра́чеве мꙋ́дрїи показа́стесѧ страсте́й болѣ́знемъ, и҆сцѣли́тєльныѧ рꙋ́ки простира́юще.

Бг҃оро́диченъ: Да залани́тствѧтсѧ ны́нѣ ли́ца, бцⷣꙋ тѧ̀ не и҆сповѣ́дающи, пречⷭ҇таѧ влⷣчце.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ѿ но́щи ᲂу҆́тренююще, пое́мъ тѧ̀, хрⷭ҇тѐ, ѻ҆ц҃ꙋ̀ собезнача́льна, и҆ сп҃са дꙋ́шъ на́шихъ: ми́ръ мі́рови пода́ждь, чл҃вѣколю́бче.

Ꙗ҆́кѡ пото́ки бг҃отѡ́чныѧ, и҆сточа́ете вѣ̑рнымъ благодѣѧ́нїѧ во́ды, дꙋшє́вныѧ же кꙋ́пнѡ и҆ тѣлє́сныѧ и҆сцѣлѧ́юще недꙋ́ги, сла́внїи безсре́брєницы.

И҆сто́чникъ бл҃года́ти, честні́и безсре́брєницы, разверза́юще, всѣ̑мъ здра́вїе раздае́те, вѣ́рою и҆ любо́вїю къ ва́мъ ны́нѣ притека́ющымъ.

Свѣ́тлїи, и҆ всемꙋ́дрїи ѕвѣ́зды, и҆̀же зе́млю ꙗ҆́вѣ ѡ҆небеси́вше, подо́бїемъ свѣ́тлости а҆́гг҃льскїѧ, непреста́ннѡ ѡ҆зарѧ́ютъ на́съ.

Бг҃оро́диченъ: Превы́шша ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ всѣ́хъ, творца̀, ѻ҆ц҃ꙋ̀ собезнача́льнаго, заче́нши, мт҃и дв҃о, и҆ ро́ждшаѧ мі́рꙋ сп҃са и҆ гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Прⷪ҇ро́ка спа́слъ є҆сѝ ѿ ки́та, чл҃вѣколю́бче, и҆ менѐ и҆зъ глꙋбины̀ прегрѣше́нїй возведѝ, молю́сѧ.

Спаси́тєльныѧ цѣли́тели, благодѣ́тели бг҃омꙋ̑дрыѧ, космꙋ́ же и҆ дамїа́на бжⷭ҇твєнныѧ, ᲂу҆се́рднѡ да почти́мъ.

Цѣломꙋ́дрїе соблю́дше, и҆ ра́зꙋмомъ ᲂу҆кра́шени, косма̀ и҆ дамїа́нъ бжⷭ҇твеннїи со хрⷭ҇то́мъ ра́дꙋютсѧ.

Є҆диномꙋ́дреннѡ пожи́вше, є҆динодꙋ́шнѡ по́стничествовавше, кꙋ́пнѡ врачева̑нїѧ подаѧ́ти на́мъ ввѣ́рени бы́сте.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́тъ непристꙋ́пный родила̀ є҆сѝ пло́тїю, пречⷭ҇таѧ, ве́сь мі́ръ просвѣща́юща зарѧ́ми бж҃ества̀.

Конда́къ, гла́съ в҃.

Бл҃года́ть прїи́мше и҆сцѣле́нїй, простира́ете здра́вїе сꙋ́щымъ въ нꙋ́ждахъ, вра́чеве, чꙋдотво́рцы пресла́внїи: но ва́шимъ посѣще́нїемъ ра́тникѡвъ де́рзѡсти низложи́те, мі́ръ и҆сцѣлѧ́юще чꙋдесы̀.

І҆́косъ:

Всѧ́кагѡ ра́зꙋма и҆ мꙋ́дрости прехо́дитъ сло́во мꙋ́дрыхъ врачє́въ, и҆ всѣ̑мъ зна́нїе подаю́тъ: высоча́йшагѡ бо бл҃года́ть прїе́мше, неви́димѡ здра́вїе да́рꙋютъ всѣ̑мъ. ѿню́дꙋже и҆ мнѣ̀ по́вѣсти бл҃года́ть дарова́сѧ пѣ́ти, ꙗ҆́кѡ бг҃онѡ́сныѧ ᲂу҆го́дники хрⷭ҇тѡ́вы и҆ слꙋжи́тели, и҆сцѣле́нїй мно́жество подаю́щыѧ: болѣ́зней бо всѧ̑ и҆збавлѧ́ютъ, мі́ръ и҆сцѣлѧ́юще чꙋдесы̀.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Тебѐ ᲂу҆́мнꙋю, бцⷣе, пе́щь, разсмотрѧ́емъ, вѣ́рнїи: ꙗ҆́коже бо ѻ҆́троки спасѐ трѝ превозноси́мый, мі́ръ ѡ҆бновѝ, во чре́вѣ твое́мъ всецѣ́лъ, хва́льный ѻ҆тцє́въ и҆ препросла́вленъ.

Всецѣ̑лы бг҃ꙋ бг҃омꙋ́дреннѣ ꙗ҆ви́стесѧ, всѝ бг҃а вмѣсти́тєльны: мі́ръ бо ве́сь бг҃а ра́ди ѡ҆ста́висте, стопа́мъ послѣ́дꙋюще сп҃сѡвымъ, всесла́внїи, бг҃олѣ́пнѣ, ѻ҆тцє́въ бг҃а почита́юще.

Преесте́ственнѡ, вра́чевє всеизрѧ́днѣйшїи, немощны́хъ ꙗ҆́звы рꙋкодѣ́йствы та́инственными всѧ̑ и҆сцѣлѧ́ете, лѣчбы̑ спаси́тєльныѧ ѿ сокро́вищъ почерпа́юще бжⷭ҇твенныхъ, и҆ воспѣва́юще бг҃а пресла́внаго.

Вѣнце́мъ твоегѡ̀ црⷭ҇твїѧ, влⷣко, и҆ багрѧни́цею свѣ́тлою ᲂу҆краси́лъ є҆сѝ бг҃олѣ́пнѣ превозлю́бльшыѧ добро́тꙋ непости́жнꙋю, хрⷭ҇тѐ, твоеѧ̀ красоты̀, и҆ вѣ́рнымъ благодѣ́тєли ѻ҆́бщыѧ сїѧ̑ показа́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Восто́кꙋ свы́ше, пречⷭ҇таѧ, ꙗ҆́вльшꙋсѧ на землѝ, показа́ласѧ є҆сѝ всеблаголѣ́пнаѧ две́рь и҆ всесвѣ́тлаѧ, мі́ръ ѡ҆зарѧ́ющи лꙋча́ми чистоты̀, и҆ вѣ̑рнымъ лꙋчы̀ чꙋде́съ при́снѡ посыла́ющи.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ ѻ҆́троцы і҆и҃лєвы, ꙗ҆́коже въ горни́лѣ, добро́тою благоче́стїѧ чистѣ́е зла́та блеща́хꙋсѧ, глаго́люще: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Оу҆ме́рше мі́ра сегѡ̀ кра̑снымъ, и҆ сребролю́бїѧ недꙋ́гъ ѿсѣ́кше, наименова́ни бы́сте, мꙋ́дрїи, всѣ́ми безсре́брєницы, вопїю́щими: всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇а по́йте, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Вѣ̑чныѧ прича̑стницы жи́зни бы́сте проѧвле́ннѣ: жи́зни бо тлѣ́емыѧ всѧ̑ ѡ҆ста́висте кра̑снаѧ, согла́снѣ зовꙋ́ще: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

И҆зба́ви всѧ̑, влⷣко хрⷭ҇тѐ, лю́тыхъ болѣ́зней моли́твами безсре́бреникѡвъ, и҆ сподо́би при́снѡ согла́снѣ зва́ти тебѣ̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋющесѧ, всѝ вѣ́рнїи, и҆ бл҃года́тїю ᲂу҆крѣ́пльшесѧ, и҆̀же ржⷭ҇тво́мъ твои́мъ и҆зба́влени бы́вше, чⷭ҇таѧ, мт҃и дв҃о, непреста́ннѡ вопїе́мъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Тебѐ свѣ́тлꙋю свѣщꙋ̀, и҆ мт҃рь бж҃їю, пречꙋ́днꙋю сла́вꙋ, и҆ вы́шшꙋю всѣ́хъ тва́рей, пѣ́сньми велича́емъ.

Пѣ́сньми мꙋ́дрꙋю дво́ицꙋ свѣ́та ᲂу҆́мнагѡ, ѡ҆блиста́ющꙋю зарю̀, и҆ просвѣще́нїе всѣ̑мъ подаю́щꙋ, непреста́ннѡ ᲂу҆блажа́емъ.

Крѣ́пость дꙋше́внагѡ здра́вїѧ творѧ́ще вѣ̑рнымъ, и҆ тѣлє́сныѧ врачꙋ́ете ввѣ́реннїи ва́мъ стра̑сти, ꙗ҆́кѡ спаси́телїе. тѣ́мже и҆ воспѣва́еми є҆стѐ при́снѡ.

Бг҃освѣ̑тлаѧ свѣти̑ла, ᲂу҆́мнѣ нб҃о честны́ѧ цр҃кве свѣтодаѧ́нїѧ ли́тїемъ, ны́нѣ свѣ́тъ подаю́ще, непреста́ннѣ ѡ҆зарѧ́ютъ.

Ѿ честны́ѧ трⷪ҇цы бг҃озва́ннаѧ дво́ица похвалѧ́ема, и҆сточа́етъ просѧ́щымъ врачева́нїй всѣ̑мъ подаѧ̑нїѧ, любо́вїю тѣ́хъ блажа́щымъ.

Бг҃оро́диченъ: Тебѐ, свѣ́та ѻ҆́блакъ, и҆ ст҃ы́й кївѡ́тъ, и҆ всесвѣ́тлꙋю две́рь мы́сленнагѡ сл҃нца, ꙗ҆́кѡ бцⷣꙋ, пѣ́сньми велича́емъ.

Свѣти́ленъ.

Бл҃года́ть врачева́нїй ѿ бг҃а прїе́мше, безсре́брєницы бл҃же́ннїи, є҆́же врачева́ти недꙋ̑жныѧ, и҆ и҆сцѣлѧ́ти всѧ̑, вѣ́рнѡ притека́ющыѧ къ бжⷭ҇твенномꙋ ва́шемꙋ хра́мꙋ. сегѡ̀ ра́ди согла́снѡ ᲂу҆блажа́емъ, досто́йнѣ честнꙋ́ю ва́шꙋ па́мѧть.

Бг҃оро́диченъ: Родила̀ є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ, бж҃їе бг҃а сло́во, мі́рови спаси́тельное соверша́ющаго всемꙋ́дрѣ строе́нїе и҆зрѧ́дное. сегѡ̀ ра́ди тѧ̀ всѝ пѣсносло́вимъ досто́йнѣ, ꙗ҆́кѡ молѧ́щꙋюсѧ къ немꙋ̀, и҆зба́витисѧ на́мъ недꙋ́гѡвъ и҆ всѧ́кихъ бѣ́дъ.

Косма Азийский

Жития бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли род­ные бра­тья. Оте­че­ство их – Асия. Так в древ­ние вре­ме­на на­зы­ва­лась часть Ма­лой Азии. Ни вре­мя их рож­де­ния, ни вре­мя смер­ти неиз­вест­но. Несо­мнен­но толь­ко то, что они жи­ли не позд­нее IV ве­ка. Так нуж­но ду­мать, во-пер­вых, по­то­му, что в пер­вой по­ло­вине V ве­ка, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии млад­шем, устро­я­ли во имя их свя­тые хра­мы, во-вто­рых, по­то­му, что коп­ты, от­де­лив­ши­е­ся от пра­во­сла­вия со вре­мен Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (431 г.), при­зна­ют их в ли­ке свя­тых, то­гда как жив­ших по­сле се­го вре­ме­ни свя­тых они не при­ни­ма­ют.

Отец их был грек и языч­ник, мать – хри­сти­ан­ка, по име­ни Фе­о­до­тия. В ран­них ле­тах они ли­ши­лись сво­е­го ро­ди­те­ля, но это по­слу­жи­ло к их сча­стию. Мать мог­ла сво­бод­нее за­нять­ся вос­пи­та­ни­ем де­тей. Ре­шив­шись на всю жизнь остать­ся вдо­вою, она рев­ност­но ис­пол­ня­ла за­кон хри­сти­ан­ский; от­ка­зав­шись от всех ра­до­стей жиз­ни, она о том толь­ко за­бо­ти­лась, чтобы уго­дить Гос­по­ду. Сло­вом, бы­ла ис­тин­ною вдо­ви­цею, ка­ких вос­хва­ля­ет апо­стол Па­вел: ис­тин­ная вдо­ви­ца и уеди­не­на, упо­ва­ет на Бо­га и пре­бы­ва­ет в мо­лит­вах и мо­ле­ни­их день и нощь (1Тим.5:5).

По­это­му Свя­тая Цер­ковь при­чла ее к ли­ку свя­тых, на­име­но­ва­ла пре­по­доб­ною и тво­рит па­мять ее вме­сте с ее ча­да­ми. Мож­но по­нять, ка­кое вос­пи­та­ние по­лу­чи­ли де­ти под ру­ко­вод­ством та­кой ма­те­ри. С са­мо­го мла­ден­че­ства она ста­ра­лась вну­шить им страх Бо­жий и лю­бовь к доб­ро­де­те­ли. А как ско­ро де­ти ста­ли при­хо­дить в воз­раст, она от­да­ла их в на­уче­ние гра­мо­те к неко­е­му бо­го­бо­яз­нен­но­му му­жу. Здесь, ко­неч­но, глав­ной на­у­кой бы­ло Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, но в то же вре­мя они, дви­жи­мые лю­бо­вью к страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, изу­ча­ли вра­чеб­ную на­у­ку, узна­ва­ли це­ли­тель­ные свой­ства трав и рас­те­ний.

Гос­подь бла­го­сло­вил бла­гое их на­ме­ре­ние и да­ро­вал им осо­бен­ную бла­го­дать – дар ис­це­ле­ний и чу­до­тво­ре­ний. Бо­лез­ни пре­кра­ща­лись, как ско­ро на­чи­на­ли ле­чить Кос­ма и Да­ми­ан. Это, ра­зу­ме­ет­ся, при­вле­ка­ло к ним мно­же­ство бо­ля­щих вся­ко­го ро­да.

Сле­пые, хро­мые, рас­слаб­лен­ные, бес­но­ва­тые окру­жа­ли чу­до­твор­цев. Но свя­тые этим не отя­го­ща­лись. Ма­ло то­го, чтобы быть до­ступ­нее для бо­ля­щих, они са­ми ис­ка­ли их и для се­го пе­ре­хо­ди­ли из го­ро­да в го­род, из ве­си в весь, и всем боль­ным, без раз­ли­чия по­ла и воз­рас­та, зва­ния и со­сто­я­ния, по­да­ва­ли ис­це­ле­ние.

И это де­ла­ли они не для то­го, чтобы обо­га­тить­ся или про­сла­вить­ся, но с са­мою чи­стою, вы­со­кою це­лью – слу­жить страж­ду­щим ра­ди Бо­га, лю­бовь к Бо­гу вы­ра­зить в люб­ви к ближ­ним. По­это­му они ни от ко­го ни­ко­гда не при­ни­ма­ли ни­ка­кой на­гра­ды за свои тру­ды, ни­ка­ких да­же зна­ков бла­го­дар­но­сти за соб­ствен­ные бла­го­де­я­ния. Они твер­до зна­ли и вер­но со­хра­ни­ли за­по­ведь Спа­си­те­ля: бо­ля­щия ис­це­ляй­те, про­ка­жен­ныя очи­щай­те, мерт­выя вос­кре­шай­те, бе­сы из­го­няй­те: туне при­я­сте, туне да­ди­те (Мф.10:8).

Да­ром по­лу­чи­ли они бла­го­дать от Бо­га, да­ром и раз­да­ва­ли ее. Об од­ном толь­ко про­си­ли они ис­це­лен­ных ими: чтобы те твер­до ве­ро­ва­ли во Хри­ста, свя­то жи­ли во Хри­сте; ес­ли же вра­чу­е­мые еще не бы­ли про­све­ще­ны све­том Еван­ге­лия, то ста­ра­лись об­ра­тить их к хри­сти­ан­ской ве­ре. Та­ким об­ра­зом, вра­чуя те­лес­ные неду­ги, они в то же вре­мя вра­че­ва­ли и неду­ги ду­шев­ные.

За это бес­ко­рыст­ное слу­же­ние страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, за эти чу­дес­ные ис­це­ле­ния бо­лез­ней неис­цель­ных Свя­тая Цер­ковь ве­ли­ча­ет их бес­среб­ре­ни­ка­ми и чу­до­твор­ца­ми.

Но не на лю­дей толь­ко про­сти­ра­лась вра­чеб­ная си­ла свя­тых вра­чей. Они не за­бы­ва­ли и бес­сло­вес­ных жи­вот­ных. Пра­вед­ник ми­лу­ет ду­ши ско­тов, го­во­рит сло­во Бо­жие (Притч.12:10). Вер­ные сей за­по­ве­ди, они хо­ди­ли по до­мам, пу­сты­ням и ле­сам, са­ми отыс­ки­ва­ли бо­ля­щих жи­вот­ных и по­да­ва­ли им ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ные жи­вот­ные чув­ство­ва­ли их бла­го­де­я­ния, зна­ли сво­их бла­го­да­те­лей и, как ско­ро сии по­ка­зы­ва­лись в пу­сты­нях, хо­ди­ли вслед за ни­ми це­лы­ми ста­да­ми.

Од­на­жды слу­чи­лось им зай­ти в од­но пу­стын­ное ме­сто. Здесь они на­шли ед­ва жи­во­го вер­блю­да. Сю­да за­гнал и здесь раз­бил его диа­вол; свя­тые сжа­ли­лись над жи­вот­ным, ис­це­ли­ли его и от­пу­сти­ли здо­ро­вым в свое ме­сто. По­сле, как уви­дим, жи­вот­ное не оста­лось небла­го­дар­ным к ним.

В та­ких де­лах ми­ло­сер­дия про­шла вся жизнь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Бра­тья ни­ко­гда не рас­ста­ва­лись друг с дру­гом, вме­сте мо­ли­лись, вме­сте хо­ди­ли, вме­сте вра­че­ва­ли. И это они де­ла­ли не без це­ли. Дав обет ни­ко­гда ни от ко­го ни­че­го не брать, они опа­са­лись, чтобы кто-ни­будь тай­но друг от дру­га не взял от ис­це­лен­ных ка­ких-ли­бо да­ров. Всю свою жизнь хра­ни­ли они обет свой, и толь­ко под ко­нец ее од­но­му из них Гос­подь по­пустил на­ру­шить его.

В те вре­ме­на бы­ла неко­то­рая же­на, име­нем Пал­ла­дия. Несколь­ко лет стра­дая тяж­кою бо­лез­нию, не по­лу­чая об­лег­че­ния ни от ка­ких вра­чей, чув­ствуя уже при­бли­же­ние смер­ти, она вдруг услы­ха­ла о свя­тых вра­чах, ко­то­рые ис­це­ля­ют вся­кие бо­лез­ни.

С ве­рою в чу­до­дей­ствен­ную их си­лу она по­сла­ла про­сить их к се­бе. Свя­тые ис­пол­ни­ли ее прось­бу, и, как толь­ко во­шли в дом ее, боль­ная по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние и вста­ла со­вер­шен­но здо­ро­вою. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние она го­то­ва бы­ла от­дать им все свое име­ние, пред­ла­га­ла бо­га­тые по­дар­ки, но свя­тые ни­че­го не при­ни­ма­ли.

То­гда она при­ду­ма­ла сред­ство хо­тя бы од­но­го из них упро­сить при­нять от нее ни­чтож­ный дар. Взяв три яй­ца, она тай­но при­шла к свя­то­му Да­ми­а­ну и за­кли­на­ла его име­нем Бо­жи­им взять от нее эти три яй­ца во имя Свя­той Тро­и­цы. Да­ми­ан дол­го от­ка­зы­вал­ся, но ра­ди клят­вы же­ны, ра­ди име­ни Бо­жия, усту­пил ее прось­бе.

Кос­ма об этом узнал, весь­ма огор­чил­ся и то­гда же сде­лал за­ве­ща­ние, чтобы по пре­став­ле­нии их не по­ла­га­ли вме­сте с ним те­ло Да­ми­а­на, как на­ру­шив­ше­го обет Гос­по­ду, взяв­ше­го мзду за ис­це­ле­ние. В ту же ночь явил­ся Гос­подь Кос­ме и ска­зал: «Для че­го ты скор­бишь ра­ди взя­тых трех яиц? Они взя­ты не ра­ди мзды, но ра­ди клят­вы же­ны в Мое имя...» Кос­ма уте­шил­ся, но ни­ко­му не ска­зал о сво­ем ви­де­нии. Со­тво­рив по­сле се­го еще мно­го зна­ме­ний и чу­дес, с ми­ром по­чил свя­той Кос­ма.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни по­сле его кон­чи­ны по­чил с ми­ром и свя­той Да­ми­ан. Лю­ди, чтив­шие их па­мять, окру­жи­ли те­ло Да­ми­а­на и недо­уме­ва­ли, где по­ло­жить его. За­ве­ща­ние Кос­мы бы­ло у всех в све­жей па­мя­ти, на­ру­шить его стра­ши­лись.

И вот, ко­гда они в недо­уме­нии сто­я­ли при свя­том те­ле, вне­зап­но по­до­шел к ним вер­блюд. Лю­ди мол­ча­ли, за­го­во­рил вер­блюд. «Че­ло­ве­цы Бо­жии, – так на­чал речь бес­сло­вес­ный, – мно­го на­сла­див­ши­е­ся зна­ме­ний и чу­дес от свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на, и не толь­ко вы, но и мы, жи­вот­ные, дан­ные вам на служ­бу Бо­гом. Как слу­га я при­шел к вам по­ве­дать тай­ну Кос­мы, чтобы не раз­лу­чать их друг от дру­га, но вме­сте по­ло­жить их».

Вер­блюд этот был тот са­мый, ко­то­рый неко­гда был ис­це­лен свя­ты­ми. Лю­ди, окру­жив­шие те­ло свя­то­го, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, так чу­дес­но от­крыв­ше­го тай­ну Свою, и, по­ло­жив свя­тые мо­щи бес­среб­ре­ни­ков в од­ну ра­ку, по­греб­ли их на ме­сте, на­зы­ва­е­мом Фе­ре­ман (ныне не су­ще­ству­ет, раз­ру­шен тур­ка­ми). Су­дя по опи­са­ни­ям под­лин­ни­ков, они скон­ча­лись в сред­них ле­тах.

Вско­ре на ме­сте их по­гре­бе­ния устро­е­на бы­ла цер­ковь чуд­ная и пре­слав­ная, как го­во­рит их жиз­не­опи­са­тель. В эту цер­ковь из ближ­них и даль­них стран сте­ка­лись вся­ко­го ро­да бо­ля­щие.

Ви­дя та­кое неоскуд­ное и неи­жди­ва­е­мое бо­гат­ство свя­тых, недуж­ные по­сто­ян­но окру­жа­ли их храм. По­сле се­го мож­но су­дить, как мно­го со­вер­ше­но бы­ло чу­до­тво­ре­ний свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми. Неда­ром жиз­не­опи­са­тель их го­во­рит, что лег­че из­ме­рить мо­ре и пе­ре­счи­тать звез­ды, неже­ли по­ве­дать все чу­де­са свя­тых. Из мно­же­ства чу­дес он опи­сал две­на­дцать, и до­воль­но по­дроб­но. Ди­мит­рий, митр. Ро­стов­ский, в сво­их Че­тьях–ми­не­ях опи­сал толь­ко два чу­да. Мы из две­на­дца­ти крат­ко рас­ска­жем о ше­сти.

В Фе­ре­мане жил некто Малх. Од­на­жды, от­прав­ля­ясь в да­ле­кий путь, он при­вел же­ну свою к церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и ска­зал ей: «Вот, я от­хо­жу да­ле­ко, а те­бя остав­ляю под по­кро­ви­тель­ством свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на. Жи­ви до­ма до тех пор, по­ка я не при­шлю к те­бе ка­кой-ни­будь знак, ко­то­рый ты вер­но узна­ешь, что он мой». Ска­зав это, они рас­ста­лись.

Через несколь­ко вре­ме­ни диа­вол, при­няв на се­бя вид зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, при­шел к жене Мал­хо­вой, по­ка­зал ей тот са­мый знак, о ко­то­ром го­во­рил муж ее, и ска­зал: «Муж твой при­слал ме­ня, чтобы я про­во­дил те­бя к нему».

Же­на, уви­дев знак, дан­ный му­жем, по­ве­ри­ла, но ид­ти к нему ре­ши­лась не преж­де, как про­во­жа­тый дал клят­ву в церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков на пу­ти ни­чем не оскорб­лять ее. Но что зна­чи­ла клят­ва для бе­са? Ему нуж­но бы­ло осла­бить в лю­дях ве­ру в по­кро­ви­тель­ство свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

И вот, как толь­ко при­е­ха­ли они в ди­кое, пу­стын­ное ме­сто, дья­вол столк­нул жен­щи­ну с осли­цы, на ко­то­рой она еха­ла, и хо­тел убить. Же­на в ужа­се вскри­ча­ла: «Свя­тии Кос­мо и Да­ми­ане, по­мо­зи­те ми и из­ба­ви­те мя!»

Свя­тые все­гда близ­ки ко всем при­зы­ва­ю­щим их. Вне­зап­но яви­лись два всад­ни­ка. Злой дух узнал, кто бы­ли эти всад­ни­ки, по­бе­жал на вы­со­кую го­ру, бро­сил­ся в про­пасть и ис­чез. А всад­ни­ки, взяв же­ну, бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­ли в дом ее. Же­на кла­ня­лась им и бла­го­да­ри­ла, но толь­ко про­си­ла ска­зать, кто они, спа­си­те­ли ее? «Мы, – от­ве­ча­ли свя­тые, – Кос­ма и Да­ми­ан, ко­то­рым вру­чил те­бя муж твой, от­хо­дя в путь». Ска­зав это, они ста­ли неви­ди­мы. Же­на же от стра­ха и ра­до­сти упа­ла на зем­лю.

При­шед в се­бя, она по­спе­ши­ла в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и там слез­но бла­го­да­ри­ла их, и всем рас­ска­за­ла о сво­ем спа­се­нии.

Неко­то­рый юно­ша, от ис­пу­га ли­шив­ший­ся ума, при­ве­ден был в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков с на­деж­дою по­лу­чить ис­це­ле­ние. Несколь­ко дней и но­чей про­вел он при церк­ви свя­тых, не по­лу­чив ис­це­ле­ния.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни при­шел к нему отец его, бла­го­че­сти­вый ста­рец. Мо­лит­ва ро­ди­те­ля бы­ла услы­ша­на. Сын, до­се­ле не узна­вав­ший от­ца, стал узна­вать его. На­ко­нец свя­тые, неви­ди­мо воз­ло­жив на него ру­ки, со­вер­шен­но ис­це­ли­ли его и, явив­шись от­цу, по­ве­ле­ли ему ид­ти в свой дом, сла­вя Бо­га.

Неко­то­рый муж, стра­дав­ший бо­лез­нию в лег­ких, со­про­вож­дав­шей­ся кро­во­хар­ка­ни­ем, при­шел к ра­ке мо­щей свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­сить ис­це­ле­ния. Бо­лезнь его бы­ла так опас­на, что все счи­та­ли его уже близ­ким к смер­ти, а же­на его да­же го­то­ви­ла все нуж­ное для по­гре­бе­ния. Нуж­но за­ме­тить, что боль­ной до­се­ле не ве­рил в чу­до­дей­ствен­ную си­лу свя­тых и неред­ко из­ры­гал ху­лу на Бо­га.

Свя­тые ис­це­ли­ли его от то­го и дру­го­го неду­га. В ноч­ном ви­де­нии они воз­ве­сти­ли, чтобы ищу­щий ис­це­ле­ния от­се­ле ни­ко­гда не го­во­рил хуль­ных слов и це­лый год воз­дер­жи­вал­ся от упо­треб­ле­ния мя­са. Боль­ной с ра­до­стью при­нял то пред­ло­же­ние и вер­но ис­пол­нил его. То­гда по­ве­ле­ни­ем свя­тых кровь, шед­шая гор­та­нью, оста­но­ви­лась, лег­кие укре­пи­лись, и боль­ной, воз­бла­го­да­рив чуд­ных вра­чей, с ра­до­стию по­шел в дом свой.

При­шла в цер­ковь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков неко­то­рая же­на немая и глу­хая. Стра­дая мно­го лет этою тяж­кою бо­лез­нию, она, кро­ме небес­ной, ни­ка­кой не мог­ла ожи­дать се­бе по­мо­щи. Дол­го, неот­ступ­но, со сле­за­ми мо­ли­ла она свя­тых вра­чей ис­це­лить ее от то­го и дру­го­го неду­га. На­ко­нец, мо­лит­ва ее бы­ла услы­ша­на. Немая и глу­хая ча­сто в уме сво­ем по­вто­ря­ла Три­свя­тое. Чрез Три­свя­тое яви­ли чу­до и свя­тые бес­среб­ре­ни­ки.

Во вре­мя ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме их, ко­гда, по обы­чаю, пе­то бы­ло Три­свя­тое, вне­зап­но глу­хая услы­ша­ла по­ю­щих и, до­се­ле немая, с по­ю­щи­ми на­ча­ла петь Три­свя­тое. По­ра­жен­ная необык­но­вен­ным чу­дом, она гро­мо­глас­но ис­по­ве­да­ла ве­ли­чие Бо­жие, яв­лен­ное чрез свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки со­вер­ша­ли чу­де­са и в стра­нах язы­че­ских. Слу­чи­лось од­но­му эл­ли­ну, по­клон­ни­ку Ка­сто­ра и Пол­лук­са (бо­ги язы­че­ские), впасть в тяж­кий, невы­но­си­мый недуг. Дру­зья его со­ве­то­ва­ли ему ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на. Боль­ной по­слу­шал­ся. Здесь, ви­дя мно­же­ство недуж­ных, мно­же­ство ис­целе­ва­е­мых, он, на­ко­нец, и сам убе­дил­ся в чу­до­дей­ствен­ной си­ле вра­чей и с ве­рою на­чал про­сить их о по­ми­ло­ва­нии.

Свя­тые, явив­шись ему оба вме­сте, ска­за­ли: «Друг! Для че­го ты при­шел к нам? Для че­го ты про­сишь нас! Да и не сам ты при­шел к нам, а дру­ги­ми по­слан. Мы не Ка­стор и Пол­лукс, но ра­бы Хри­ста – бес­смерт­но­го Ца­ря, име­нем Кос­ма и Да­ми­ан. Итак, ес­ли ве­рою по­зна­ешь на­ше­го Вла­ды­ку, то по­лу­чишь от Него ис­це­ле­ние».

Эл­лин, стра­дая нестер­пи­мы­ми му­ка­ми, по­знал Бо­га Ис­тин­но­го, непре­стан­но взы­вал к свя­тым о по­ми­ло­ва­нии и дал обет при­нять хри­сти­ан­скую ве­ру. Свя­тые, про­ви­дя чи­сто­ту его ве­ры, воз­ло­жи­ли на него ру­ки и по­да­ли со­вер­шен­ное из­бав­ле­ние. Ис­целев­ший ис­пол­нил обет свой – при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Воз­вра­тив­шись в дом свой со­вер­шен­но здо­ро­вым, он с ве­ли­кою ра­до­стью рас­ска­зы­вал всем о чу­де­сах свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, о ни­что­же­стве Ка­сто­ра и Пол­лук­са, о пре­вос­ход­стве уче­ния хри­сти­ан­ско­го. Мно­гие из слу­ша­те­лей уми­ля­лись и, пре­зрев свою ве­ру, при­ни­ма­ли хри­сти­ан­ство.

Некто – лю­би­тель на­род­ных зре­лищ – стра­дал бо­лез­нью в гру­ди. Ни в чем не на­хо­дя се­бе об­лег­че­ния, он, на­ко­нец, вы­нуж­ден был ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Свя­тые вра­чи, ви­дя его усер­дие, уми­ло­сер­ди­лись над боль­ным.

В сле­ду­ю­щую же ночь они яви­лись ему и по­ве­ле­ли вы­пить од­ну ча­шу смо­лы (пек­ла). Боль­ной не ис­пол­нил их по­ве­ле­ния. Свя­тые яви­лись ему во вто­рой раз и к од­ной ча­ше при­ба­ви­ли дру­гую. Ко­гда же он и это­го не ис­пол­нил, яви­лись ему в тре­тий раз и ве­ле­ли ему вы­пить три ча­ши.

Несмот­ря на бо­лезнь, ко­то­рая уве­ли­чи­ва­лась в нем с каж­дым днем, он ни­как не хо­тел ис­пол­нить по­ве­ле­ния свя­тых. На­ко­нец, они сно­ва яви­лись ему во сне и с ве­се­лы­ми ли­ца­ми ска­за­ли: «Друг, что так во­пи­ешь к нам? Ес­ли те­бе непри­ят­но для сво­е­го здра­вия вы­пить три ча­ши смо­лы, то вы­лей их в один со­суд и, до­ждав­шись глу­бо­ко­го ве­че­ра, иди с ним в го­ру, на ме­сто зре­лищ, и там за­рой его так, чтобы ни­кто те­бя не ви­дел. Ес­ли это сде­ла­ешь, то по­лу­чишь ис­це­ле­ние».

Боль­ной с ра­до­стью ис­пол­нил все, как бы­ло при­ка­за­но. Но все, что он де­лал, ви­дел один за­поз­да­лый на том ме­сте че­ло­век. Объ­яс­няя его стран­ный по­сту­пок ча­ро­дей­ством, он, за­ме­тив ме­сто, по­шел и при­вел с со­бою мно­гих дру­гих лю­дей. Те, удо­сто­ве­рив­шись в ис­тине по­ка­за­ния, взя­ли и пред­ста­ви­ли мни­мо­го волх­ва на суд. Ста­ли до­пра­ши­вать. Он рас­ска­зал всю прав­ду – ему не ве­ри­ли.

На­ко­нец, ре­ши­ли, что ес­ли дей­стви­тель­но та­ко­во бы­ло по­ве­ле­ние свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, то в ви­ду всех он дол­жен вы­пить эти три ча­ши и по­лу­чить ис­це­ле­ние. Боль­ной с ра­до­стью при­нял со­суд, ко­то­рый ка­зал­ся ему непри­ят­ным, в ви­ду всех вы­пил его и тот­час же си­лою свя­тых бес­среб­ре­ни­ков по­лу­чил ис­це­ле­ние; с ра­до­стью по­шел он в храм их и, воз­дав бла­го­да­ре­ние, всем рас­ска­зы­вал, как свя­тые бес­среб­ре­ни­ки и от бо­лез­ни его ис­це­ли­ли, и по­слу­ша­нию на­учи­ли, и от на­род­ных зре­лищ от­учи­ли.

Все эти чу­де­са со­вер­ше­ны свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми во Асии, и боль­шею ча­стью в их хра­ме, при свя­тых мо­щах. Ко­неч­но, там же со­став­ля­лось и опи­са­ние их. На сла­вян­ский язык оно пе­ре­ве­де­но с гре­че­ско­го, что до­ка­зы­ва­ют мно­гие сло­ва, остав­лен­ные в сла­вян­ском тек­сте без пе­ре­во­да. Нет со­мне­ний, что бла­го­дать чу­до­тво­ре­ний свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­яв­ля­лась и в на­шем Оте­че­стве. Неда­ром пред­ки на­ши так мно­го воз­двиг­ли свя­тых хра­мов во имя их.

В на­шем Оте­че­стве свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан (Асий­ские) пре­иму­ще­ствен­но счи­та­ют­ся по­кро­ви­те­ля­ми де­тей. К ним при­бе­га­ют с мо­лит­вою при на­ча­ле уче­ния гра­мо­те, чтобы они укре­пи­ли еще сла­бые дет­ские си­лы и со­дей­ство­ва­ли их пра­виль­но­му раз­ви­тию.

Ко­неч­но, та­кое убеж­де­ние в на­шем на­ро­де со­ста­ви­лось неда­ром. Ос­но­ва­ни­ем для него мог­ли по­слу­жить от­ча­сти са­мое жи­тие их, от­ча­сти и цер­ков­ная им служ­ба: во-пер­вых, в жи­тии их есть ска­за­ние о том, как они бы­ли от­ве­де­ны сво­ею ма­те­рью в на­уче­ние гра­мо­те. Этот слу­чай из их жиз­ни изо­бра­жа­ет­ся и на ико­нах, во вто­рых, в цер­ков­ной служ­бе они про­слав­ля­ют­ся как муд­рые вра­чи, тай­но­учи­мые жи­во­пис­ным сло­ве­сам, вся­ко­го ра­зу­ма и муд­ро­сти ис­пол­нен­ным, ко­то­рые всем зна­ние по­да­ют.

В че­тьях–ми­не­ях мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия есть по­уче­ние на па­мять свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на (1 но­яб­ря), в ко­то­ром из днев­но­го Еван­ге­лия из­бра­на те­ма: «Ка­ко­во­му долж­но быть учи­те­лю». В раз­ви­тии ее есть та­кие вы­ра­же­ния: «Свя­тые учи­те­ли те­ло вра­че­ва­ли чу­де­са­ми, ду­шу по­уче­ни­ем. Они при­хож­да­ху к ним чу­дес ра­ди, они же по­уче­ния ра­ди. Ни­что же ино так по­до­ба­ет учи­те­лю, яко же сми­ре­ние и нес­тя­жа­ние име­ния». Все это так близ­ко под­хо­дит к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам. Ко­неч­но, в древ­ние вре­ме­на это по­уче­ние чи­та­лось в хра­ме. На­род его слы­шал и на­чал при­хо­дить к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам не толь­ко «чу­дес ра­ди, но и по­уче­ния ра­ди».

Пра­во­слав­ный на­род, ви­дя на ико­нах, чи­тая в их жи­тии ска­за­ние о на­уче­нии гра­мо­те их са­мих, слы­ша в хра­мах, что они всем зна­ние по­да­ют, не мог не прий­ти к то­му за­клю­че­нию, что они осо­бен­но по­кро­ви­тель­ству­ют уча­щим­ся. А бла­го­дать свя­тых бес­среб­ре­ни­ков бес­ко­неч­на есть, как по­ет Свя­тая Цер­ковь. Они не толь­ко муд­рые вра­чи, но и муд­рые на­став­ни­ки; по­мо­гая всем, при­хо­дя­щим к ним с ве­рою, мо­гут ли они от­ка­зать де­тям?

Окан­чи­вая опи­са­ние жиз­ни свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, иже от Асии, нель­зя не упо­мя­нуть о по­хваль­ном им сло­ве, ко­то­рое в древ­них спис­ках по­ме­ща­лось вслед за опи­са­ни­ем их жиз­ни, и ко­то­рое, ко­неч­но, в па­мять их чи­та­лось при бо­го­слу­же­нии. Про­ис­хож­де­ние его, как ду­ма­ют уче­ные, рус­ское, по­то­му что в кон­це его упо­ми­на­ет­ся о пра­во­вер­ном кня­зе. В нем по­сле ви­ти­е­ва­то­го вступ­ле­ния со­дер­жит­ся по­хва­ла или ве­ли­ча­ние свя­тым бес­среб­ре­ни­кам, из­ло­жен­ное в фор­ме ака­фи­ста, а в кон­це де­ла­ет­ся мо­лит­вен­ное к ним об­ра­ще­ние.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и чу­до­твор­цев Кос­мы и Да­ми­а­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.


При­ме­ча­ния

[1] Азия, ина­че Асия – это на­име­но­ва­ние упо­треб­ля­лось в древ­но­сти не в оди­на­ко­вом смыс­ле. Пер­во­на­чаль­но оно озна­ча­ло неболь­шую, обиль­ную во­да­ми, бо­ло­ти­стую рав­ни­ну в Ли­дии, т.е. сре­ди­ну за­пад­ной ча­сти ны­неш­не­го Ма­ло­азий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на во­сточ­ном бе­ре­гу Эгей­ско­го мо­ря. Рим­ляне де­ли­ли упо­мя­ну­тый по­лу­ост­ров на две при­бли­зи­тель­но рав­ные ча­сти: од­ну, се­ве­ро-во­сточ­ную, ле­жа­щую при Чер­ном мо­ре, на­зы­ва­ли Пон­том, дру­гую, юго-за­пад­ную, на­зы­ва­ли соб­ствен­но Аси­ей; каж­дая часть де­ли­лась на несколь­ко (не все­гда оди­на­ко­вое чис­ло) про­вин­ций; по утвер­жде­нии хри­сти­ан­ства каж­дая из по­след­них де­ли­лась, в свою оче­редь, в цер­ков­ном от­но­ше­нии на несколь­ко епи­ско­пий (еще в Апо­ка­лип­си­се упо­ми­на­ет­ся о 7 Асий­ских церк­вах – Откр.1:4, 11). С те­че­ни­ем вре­ме­ни на­име­но­ва­ние Азии ста­ли при­ла­гать ко все­му ны­неш­не­му Ма­ло­азий­ско­му по­лу­ост­ро­ву, на­ко­нец – ко всей во­об­ще ча­сти све­та, ле­жа­щей на во­сто­ке от на­шей Ев­ро­пы, на од­ном с нею ма­те­ри­ке.

[2] Сло­во "туне" и озна­ча­ет да­ром, без пла­ты.

[3] Фе­ре­ман на­хо­дил­ся в Ме­со­по­та­мии на два дня пу­ти от Ами­да (по-ту­рец­ки на­зы­ва­е­мый Диар-Бе­ки­ра, в вер­хо­вьях р. Тиг­ра) и был раз­ру­шен тур­ка­ми при пер­вых за­во­е­ва­ни­ях их; при этом мо­щи свв. Кос­мы и Да­ми­а­на пе­ре­не­се­ны бы­ли в Амид, где по­чи­ва­ют и до­ныне.

[4] Здесь ра­зу­ме­ют­ся три ев­рей­ских от­ро­ка – Ана­ния, Аза­рия и Ми­са­ил. На­хо­дясь в Ва­ви­лон­ском пле­ну, они от­ка­зы­ва­лись воз­дать по­кло­не­ние со­ору­жен­но­му На­ву­хо­до­но­со­ром зо­ло­то­му ис­ту­ка­ну, бы­ли вверг­ну­ты за это, по при­ка­за­нию ца­ря, в силь­но разо­жжен­ную печь, но чу­дес­но, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, оста­лись в ней невре­ди­мы­ми, да­же – со все­ми одеж­да­ми (Дан.3)

[5] Здесь, ве­ро­ят­но, ра­зу­ме­ет­ся св. рав­ноап­о­столь­ная Фек­ла. Па­мять ее празд­ну­ет­ся 24 сен­тяб­ря.

Дамиан Азийский

Жития бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли род­ные бра­тья. Оте­че­ство их – Асия. Так в древ­ние вре­ме­на на­зы­ва­лась часть Ма­лой Азии. Ни вре­мя их рож­де­ния, ни вре­мя смер­ти неиз­вест­но. Несо­мнен­но толь­ко то, что они жи­ли не позд­нее IV ве­ка. Так нуж­но ду­мать, во-пер­вых, по­то­му, что в пер­вой по­ло­вине V ве­ка, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии млад­шем, устро­я­ли во имя их свя­тые хра­мы, во-вто­рых, по­то­му, что коп­ты, от­де­лив­ши­е­ся от пра­во­сла­вия со вре­мен Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (431 г.), при­зна­ют их в ли­ке свя­тых, то­гда как жив­ших по­сле се­го вре­ме­ни свя­тых они не при­ни­ма­ют.

Отец их был грек и языч­ник, мать – хри­сти­ан­ка, по име­ни Фе­о­до­тия. В ран­них ле­тах они ли­ши­лись сво­е­го ро­ди­те­ля, но это по­слу­жи­ло к их сча­стию. Мать мог­ла сво­бод­нее за­нять­ся вос­пи­та­ни­ем де­тей. Ре­шив­шись на всю жизнь остать­ся вдо­вою, она рев­ност­но ис­пол­ня­ла за­кон хри­сти­ан­ский; от­ка­зав­шись от всех ра­до­стей жиз­ни, она о том толь­ко за­бо­ти­лась, чтобы уго­дить Гос­по­ду. Сло­вом, бы­ла ис­тин­ною вдо­ви­цею, ка­ких вос­хва­ля­ет апо­стол Па­вел: ис­тин­ная вдо­ви­ца и уеди­не­на, упо­ва­ет на Бо­га и пре­бы­ва­ет в мо­лит­вах и мо­ле­ни­их день и нощь (1Тим.5:5).

По­это­му Свя­тая Цер­ковь при­чла ее к ли­ку свя­тых, на­име­но­ва­ла пре­по­доб­ною и тво­рит па­мять ее вме­сте с ее ча­да­ми. Мож­но по­нять, ка­кое вос­пи­та­ние по­лу­чи­ли де­ти под ру­ко­вод­ством та­кой ма­те­ри. С са­мо­го мла­ден­че­ства она ста­ра­лась вну­шить им страх Бо­жий и лю­бовь к доб­ро­де­те­ли. А как ско­ро де­ти ста­ли при­хо­дить в воз­раст, она от­да­ла их в на­уче­ние гра­мо­те к неко­е­му бо­го­бо­яз­нен­но­му му­жу. Здесь, ко­неч­но, глав­ной на­у­кой бы­ло Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, но в то же вре­мя они, дви­жи­мые лю­бо­вью к страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, изу­ча­ли вра­чеб­ную на­у­ку, узна­ва­ли це­ли­тель­ные свой­ства трав и рас­те­ний.

Гос­подь бла­го­сло­вил бла­гое их на­ме­ре­ние и да­ро­вал им осо­бен­ную бла­го­дать – дар ис­це­ле­ний и чу­до­тво­ре­ний. Бо­лез­ни пре­кра­ща­лись, как ско­ро на­чи­на­ли ле­чить Кос­ма и Да­ми­ан. Это, ра­зу­ме­ет­ся, при­вле­ка­ло к ним мно­же­ство бо­ля­щих вся­ко­го ро­да.

Сле­пые, хро­мые, рас­слаб­лен­ные, бес­но­ва­тые окру­жа­ли чу­до­твор­цев. Но свя­тые этим не отя­го­ща­лись. Ма­ло то­го, чтобы быть до­ступ­нее для бо­ля­щих, они са­ми ис­ка­ли их и для се­го пе­ре­хо­ди­ли из го­ро­да в го­род, из ве­си в весь, и всем боль­ным, без раз­ли­чия по­ла и воз­рас­та, зва­ния и со­сто­я­ния, по­да­ва­ли ис­це­ле­ние.

И это де­ла­ли они не для то­го, чтобы обо­га­тить­ся или про­сла­вить­ся, но с са­мою чи­стою, вы­со­кою це­лью – слу­жить страж­ду­щим ра­ди Бо­га, лю­бовь к Бо­гу вы­ра­зить в люб­ви к ближ­ним. По­это­му они ни от ко­го ни­ко­гда не при­ни­ма­ли ни­ка­кой на­гра­ды за свои тру­ды, ни­ка­ких да­же зна­ков бла­го­дар­но­сти за соб­ствен­ные бла­го­де­я­ния. Они твер­до зна­ли и вер­но со­хра­ни­ли за­по­ведь Спа­си­те­ля: бо­ля­щия ис­це­ляй­те, про­ка­жен­ныя очи­щай­те, мерт­выя вос­кре­шай­те, бе­сы из­го­няй­те: туне при­я­сте, туне да­ди­те (Мф.10:8).

Да­ром по­лу­чи­ли они бла­го­дать от Бо­га, да­ром и раз­да­ва­ли ее. Об од­ном толь­ко про­си­ли они ис­це­лен­ных ими: чтобы те твер­до ве­ро­ва­ли во Хри­ста, свя­то жи­ли во Хри­сте; ес­ли же вра­чу­е­мые еще не бы­ли про­све­ще­ны све­том Еван­ге­лия, то ста­ра­лись об­ра­тить их к хри­сти­ан­ской ве­ре. Та­ким об­ра­зом, вра­чуя те­лес­ные неду­ги, они в то же вре­мя вра­че­ва­ли и неду­ги ду­шев­ные.

За это бес­ко­рыст­ное слу­же­ние страж­ду­ще­му че­ло­ве­че­ству, за эти чу­дес­ные ис­це­ле­ния бо­лез­ней неис­цель­ных Свя­тая Цер­ковь ве­ли­ча­ет их бес­среб­ре­ни­ка­ми и чу­до­твор­ца­ми.

Но не на лю­дей толь­ко про­сти­ра­лась вра­чеб­ная си­ла свя­тых вра­чей. Они не за­бы­ва­ли и бес­сло­вес­ных жи­вот­ных. Пра­вед­ник ми­лу­ет ду­ши ско­тов, го­во­рит сло­во Бо­жие (Притч.12:10). Вер­ные сей за­по­ве­ди, они хо­ди­ли по до­мам, пу­сты­ням и ле­сам, са­ми отыс­ки­ва­ли бо­ля­щих жи­вот­ных и по­да­ва­ли им ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ные жи­вот­ные чув­ство­ва­ли их бла­го­де­я­ния, зна­ли сво­их бла­го­да­те­лей и, как ско­ро сии по­ка­зы­ва­лись в пу­сты­нях, хо­ди­ли вслед за ни­ми це­лы­ми ста­да­ми.

Од­на­жды слу­чи­лось им зай­ти в од­но пу­стын­ное ме­сто. Здесь они на­шли ед­ва жи­во­го вер­блю­да. Сю­да за­гнал и здесь раз­бил его диа­вол; свя­тые сжа­ли­лись над жи­вот­ным, ис­це­ли­ли его и от­пу­сти­ли здо­ро­вым в свое ме­сто. По­сле, как уви­дим, жи­вот­ное не оста­лось небла­го­дар­ным к ним.

В та­ких де­лах ми­ло­сер­дия про­шла вся жизнь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Бра­тья ни­ко­гда не рас­ста­ва­лись друг с дру­гом, вме­сте мо­ли­лись, вме­сте хо­ди­ли, вме­сте вра­че­ва­ли. И это они де­ла­ли не без це­ли. Дав обет ни­ко­гда ни от ко­го ни­че­го не брать, они опа­са­лись, чтобы кто-ни­будь тай­но друг от дру­га не взял от ис­це­лен­ных ка­ких-ли­бо да­ров. Всю свою жизнь хра­ни­ли они обет свой, и толь­ко под ко­нец ее од­но­му из них Гос­подь по­пустил на­ру­шить его.

В те вре­ме­на бы­ла неко­то­рая же­на, име­нем Пал­ла­дия. Несколь­ко лет стра­дая тяж­кою бо­лез­нию, не по­лу­чая об­лег­че­ния ни от ка­ких вра­чей, чув­ствуя уже при­бли­же­ние смер­ти, она вдруг услы­ха­ла о свя­тых вра­чах, ко­то­рые ис­це­ля­ют вся­кие бо­лез­ни.

С ве­рою в чу­до­дей­ствен­ную их си­лу она по­сла­ла про­сить их к се­бе. Свя­тые ис­пол­ни­ли ее прось­бу, и, как толь­ко во­шли в дом ее, боль­ная по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние и вста­ла со­вер­шен­но здо­ро­вою. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние она го­то­ва бы­ла от­дать им все свое име­ние, пред­ла­га­ла бо­га­тые по­дар­ки, но свя­тые ни­че­го не при­ни­ма­ли.

То­гда она при­ду­ма­ла сред­ство хо­тя бы од­но­го из них упро­сить при­нять от нее ни­чтож­ный дар. Взяв три яй­ца, она тай­но при­шла к свя­то­му Да­ми­а­ну и за­кли­на­ла его име­нем Бо­жи­им взять от нее эти три яй­ца во имя Свя­той Тро­и­цы. Да­ми­ан дол­го от­ка­зы­вал­ся, но ра­ди клят­вы же­ны, ра­ди име­ни Бо­жия, усту­пил ее прось­бе.

Кос­ма об этом узнал, весь­ма огор­чил­ся и то­гда же сде­лал за­ве­ща­ние, чтобы по пре­став­ле­нии их не по­ла­га­ли вме­сте с ним те­ло Да­ми­а­на, как на­ру­шив­ше­го обет Гос­по­ду, взяв­ше­го мзду за ис­це­ле­ние. В ту же ночь явил­ся Гос­подь Кос­ме и ска­зал: «Для че­го ты скор­бишь ра­ди взя­тых трех яиц? Они взя­ты не ра­ди мзды, но ра­ди клят­вы же­ны в Мое имя...» Кос­ма уте­шил­ся, но ни­ко­му не ска­зал о сво­ем ви­де­нии. Со­тво­рив по­сле се­го еще мно­го зна­ме­ний и чу­дес, с ми­ром по­чил свя­той Кос­ма.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни по­сле его кон­чи­ны по­чил с ми­ром и свя­той Да­ми­ан. Лю­ди, чтив­шие их па­мять, окру­жи­ли те­ло Да­ми­а­на и недо­уме­ва­ли, где по­ло­жить его. За­ве­ща­ние Кос­мы бы­ло у всех в све­жей па­мя­ти, на­ру­шить его стра­ши­лись.

И вот, ко­гда они в недо­уме­нии сто­я­ли при свя­том те­ле, вне­зап­но по­до­шел к ним вер­блюд. Лю­ди мол­ча­ли, за­го­во­рил вер­блюд. «Че­ло­ве­цы Бо­жии, – так на­чал речь бес­сло­вес­ный, – мно­го на­сла­див­ши­е­ся зна­ме­ний и чу­дес от свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на, и не толь­ко вы, но и мы, жи­вот­ные, дан­ные вам на служ­бу Бо­гом. Как слу­га я при­шел к вам по­ве­дать тай­ну Кос­мы, чтобы не раз­лу­чать их друг от дру­га, но вме­сте по­ло­жить их».

Вер­блюд этот был тот са­мый, ко­то­рый неко­гда был ис­це­лен свя­ты­ми. Лю­ди, окру­жив­шие те­ло свя­то­го, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, так чу­дес­но от­крыв­ше­го тай­ну Свою, и, по­ло­жив свя­тые мо­щи бес­среб­ре­ни­ков в од­ну ра­ку, по­греб­ли их на ме­сте, на­зы­ва­е­мом Фе­ре­ман (ныне не су­ще­ству­ет, раз­ру­шен тур­ка­ми). Су­дя по опи­са­ни­ям под­лин­ни­ков, они скон­ча­лись в сред­них ле­тах.

Вско­ре на ме­сте их по­гре­бе­ния устро­е­на бы­ла цер­ковь чуд­ная и пре­слав­ная, как го­во­рит их жиз­не­опи­са­тель. В эту цер­ковь из ближ­них и даль­них стран сте­ка­лись вся­ко­го ро­да бо­ля­щие.

Ви­дя та­кое неоскуд­ное и неи­жди­ва­е­мое бо­гат­ство свя­тых, недуж­ные по­сто­ян­но окру­жа­ли их храм. По­сле се­го мож­но су­дить, как мно­го со­вер­ше­но бы­ло чу­до­тво­ре­ний свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми. Неда­ром жиз­не­опи­са­тель их го­во­рит, что лег­че из­ме­рить мо­ре и пе­ре­счи­тать звез­ды, неже­ли по­ве­дать все чу­де­са свя­тых. Из мно­же­ства чу­дес он опи­сал две­на­дцать, и до­воль­но по­дроб­но. Ди­мит­рий, митр. Ро­стов­ский, в сво­их Че­тьях–ми­не­ях опи­сал толь­ко два чу­да. Мы из две­на­дца­ти крат­ко рас­ска­жем о ше­сти.

В Фе­ре­мане жил некто Малх. Од­на­жды, от­прав­ля­ясь в да­ле­кий путь, он при­вел же­ну свою к церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и ска­зал ей: «Вот, я от­хо­жу да­ле­ко, а те­бя остав­ляю под по­кро­ви­тель­ством свя­тых Кос­мы и Да­ми­а­на. Жи­ви до­ма до тех пор, по­ка я не при­шлю к те­бе ка­кой-ни­будь знак, ко­то­рый ты вер­но узна­ешь, что он мой». Ска­зав это, они рас­ста­лись.

Через несколь­ко вре­ме­ни диа­вол, при­няв на се­бя вид зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, при­шел к жене Мал­хо­вой, по­ка­зал ей тот са­мый знак, о ко­то­ром го­во­рил муж ее, и ска­зал: «Муж твой при­слал ме­ня, чтобы я про­во­дил те­бя к нему».

Же­на, уви­дев знак, дан­ный му­жем, по­ве­ри­ла, но ид­ти к нему ре­ши­лась не преж­де, как про­во­жа­тый дал клят­ву в церк­ви свя­тых бес­среб­ре­ни­ков на пу­ти ни­чем не оскорб­лять ее. Но что зна­чи­ла клят­ва для бе­са? Ему нуж­но бы­ло осла­бить в лю­дях ве­ру в по­кро­ви­тель­ство свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

И вот, как толь­ко при­е­ха­ли они в ди­кое, пу­стын­ное ме­сто, дья­вол столк­нул жен­щи­ну с осли­цы, на ко­то­рой она еха­ла, и хо­тел убить. Же­на в ужа­се вскри­ча­ла: «Свя­тии Кос­мо и Да­ми­ане, по­мо­зи­те ми и из­ба­ви­те мя!»

Свя­тые все­гда близ­ки ко всем при­зы­ва­ю­щим их. Вне­зап­но яви­лись два всад­ни­ка. Злой дух узнал, кто бы­ли эти всад­ни­ки, по­бе­жал на вы­со­кую го­ру, бро­сил­ся в про­пасть и ис­чез. А всад­ни­ки, взяв же­ну, бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­ли в дом ее. Же­на кла­ня­лась им и бла­го­да­ри­ла, но толь­ко про­си­ла ска­зать, кто они, спа­си­те­ли ее? «Мы, – от­ве­ча­ли свя­тые, – Кос­ма и Да­ми­ан, ко­то­рым вру­чил те­бя муж твой, от­хо­дя в путь». Ска­зав это, они ста­ли неви­ди­мы. Же­на же от стра­ха и ра­до­сти упа­ла на зем­лю.

При­шед в се­бя, она по­спе­ши­ла в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и там слез­но бла­го­да­ри­ла их, и всем рас­ска­за­ла о сво­ем спа­се­нии.

Неко­то­рый юно­ша, от ис­пу­га ли­шив­ший­ся ума, при­ве­ден был в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков с на­деж­дою по­лу­чить ис­це­ле­ние. Несколь­ко дней и но­чей про­вел он при церк­ви свя­тых, не по­лу­чив ис­це­ле­ния.

Чрез несколь­ко вре­ме­ни при­шел к нему отец его, бла­го­че­сти­вый ста­рец. Мо­лит­ва ро­ди­те­ля бы­ла услы­ша­на. Сын, до­се­ле не узна­вав­ший от­ца, стал узна­вать его. На­ко­нец свя­тые, неви­ди­мо воз­ло­жив на него ру­ки, со­вер­шен­но ис­це­ли­ли его и, явив­шись от­цу, по­ве­ле­ли ему ид­ти в свой дом, сла­вя Бо­га.

Неко­то­рый муж, стра­дав­ший бо­лез­нию в лег­ких, со­про­вож­дав­шей­ся кро­во­хар­ка­ни­ем, при­шел к ра­ке мо­щей свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­сить ис­це­ле­ния. Бо­лезнь его бы­ла так опас­на, что все счи­та­ли его уже близ­ким к смер­ти, а же­на его да­же го­то­ви­ла все нуж­ное для по­гре­бе­ния. Нуж­но за­ме­тить, что боль­ной до­се­ле не ве­рил в чу­до­дей­ствен­ную си­лу свя­тых и неред­ко из­ры­гал ху­лу на Бо­га.

Свя­тые ис­це­ли­ли его от то­го и дру­го­го неду­га. В ноч­ном ви­де­нии они воз­ве­сти­ли, чтобы ищу­щий ис­це­ле­ния от­се­ле ни­ко­гда не го­во­рил хуль­ных слов и це­лый год воз­дер­жи­вал­ся от упо­треб­ле­ния мя­са. Боль­ной с ра­до­стью при­нял то пред­ло­же­ние и вер­но ис­пол­нил его. То­гда по­ве­ле­ни­ем свя­тых кровь, шед­шая гор­та­нью, оста­но­ви­лась, лег­кие укре­пи­лись, и боль­ной, воз­бла­го­да­рив чуд­ных вра­чей, с ра­до­стию по­шел в дом свой.

При­шла в цер­ковь свя­тых бес­среб­ре­ни­ков неко­то­рая же­на немая и глу­хая. Стра­дая мно­го лет этою тяж­кою бо­лез­нию, она, кро­ме небес­ной, ни­ка­кой не мог­ла ожи­дать се­бе по­мо­щи. Дол­го, неот­ступ­но, со сле­за­ми мо­ли­ла она свя­тых вра­чей ис­це­лить ее от то­го и дру­го­го неду­га. На­ко­нец, мо­лит­ва ее бы­ла услы­ша­на. Немая и глу­хая ча­сто в уме сво­ем по­вто­ря­ла Три­свя­тое. Чрез Три­свя­тое яви­ли чу­до и свя­тые бес­среб­ре­ни­ки.

Во вре­мя ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме их, ко­гда, по обы­чаю, пе­то бы­ло Три­свя­тое, вне­зап­но глу­хая услы­ша­ла по­ю­щих и, до­се­ле немая, с по­ю­щи­ми на­ча­ла петь Три­свя­тое. По­ра­жен­ная необык­но­вен­ным чу­дом, она гро­мо­глас­но ис­по­ве­да­ла ве­ли­чие Бо­жие, яв­лен­ное чрез свя­тых бес­среб­ре­ни­ков.

Свя­тые бес­среб­ре­ни­ки со­вер­ша­ли чу­де­са и в стра­нах язы­че­ских. Слу­чи­лось од­но­му эл­ли­ну, по­клон­ни­ку Ка­сто­ра и Пол­лук­са (бо­ги язы­че­ские), впасть в тяж­кий, невы­но­си­мый недуг. Дру­зья его со­ве­то­ва­ли ему ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на. Боль­ной по­слу­шал­ся. Здесь, ви­дя мно­же­ство недуж­ных, мно­же­ство ис­целе­ва­е­мых, он, на­ко­нец, и сам убе­дил­ся в чу­до­дей­ствен­ной си­ле вра­чей и с ве­рою на­чал про­сить их о по­ми­ло­ва­нии.

Свя­тые, явив­шись ему оба вме­сте, ска­за­ли: «Друг! Для че­го ты при­шел к нам? Для че­го ты про­сишь нас! Да и не сам ты при­шел к нам, а дру­ги­ми по­слан. Мы не Ка­стор и Пол­лукс, но ра­бы Хри­ста – бес­смерт­но­го Ца­ря, име­нем Кос­ма и Да­ми­ан. Итак, ес­ли ве­рою по­зна­ешь на­ше­го Вла­ды­ку, то по­лу­чишь от Него ис­це­ле­ние».

Эл­лин, стра­дая нестер­пи­мы­ми му­ка­ми, по­знал Бо­га Ис­тин­но­го, непре­стан­но взы­вал к свя­тым о по­ми­ло­ва­нии и дал обет при­нять хри­сти­ан­скую ве­ру. Свя­тые, про­ви­дя чи­сто­ту его ве­ры, воз­ло­жи­ли на него ру­ки и по­да­ли со­вер­шен­ное из­бав­ле­ние. Ис­целев­ший ис­пол­нил обет свой – при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Воз­вра­тив­шись в дом свой со­вер­шен­но здо­ро­вым, он с ве­ли­кою ра­до­стью рас­ска­зы­вал всем о чу­де­сах свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, о ни­что­же­стве Ка­сто­ра и Пол­лук­са, о пре­вос­ход­стве уче­ния хри­сти­ан­ско­го. Мно­гие из слу­ша­те­лей уми­ля­лись и, пре­зрев свою ве­ру, при­ни­ма­ли хри­сти­ан­ство.

Некто – лю­би­тель на­род­ных зре­лищ – стра­дал бо­лез­нью в гру­ди. Ни в чем не на­хо­дя се­бе об­лег­че­ния, он, на­ко­нец, вы­нуж­ден был ид­ти в храм свя­тых бес­среб­ре­ни­ков. Свя­тые вра­чи, ви­дя его усер­дие, уми­ло­сер­ди­лись над боль­ным.

В сле­ду­ю­щую же ночь они яви­лись ему и по­ве­ле­ли вы­пить од­ну ча­шу смо­лы (пек­ла). Боль­ной не ис­пол­нил их по­ве­ле­ния. Свя­тые яви­лись ему во вто­рой раз и к од­ной ча­ше при­ба­ви­ли дру­гую. Ко­гда же он и это­го не ис­пол­нил, яви­лись ему в тре­тий раз и ве­ле­ли ему вы­пить три ча­ши.

Несмот­ря на бо­лезнь, ко­то­рая уве­ли­чи­ва­лась в нем с каж­дым днем, он ни­как не хо­тел ис­пол­нить по­ве­ле­ния свя­тых. На­ко­нец, они сно­ва яви­лись ему во сне и с ве­се­лы­ми ли­ца­ми ска­за­ли: «Друг, что так во­пи­ешь к нам? Ес­ли те­бе непри­ят­но для сво­е­го здра­вия вы­пить три ча­ши смо­лы, то вы­лей их в один со­суд и, до­ждав­шись глу­бо­ко­го ве­че­ра, иди с ним в го­ру, на ме­сто зре­лищ, и там за­рой его так, чтобы ни­кто те­бя не ви­дел. Ес­ли это сде­ла­ешь, то по­лу­чишь ис­це­ле­ние».

Боль­ной с ра­до­стью ис­пол­нил все, как бы­ло при­ка­за­но. Но все, что он де­лал, ви­дел один за­поз­да­лый на том ме­сте че­ло­век. Объ­яс­няя его стран­ный по­сту­пок ча­ро­дей­ством, он, за­ме­тив ме­сто, по­шел и при­вел с со­бою мно­гих дру­гих лю­дей. Те, удо­сто­ве­рив­шись в ис­тине по­ка­за­ния, взя­ли и пред­ста­ви­ли мни­мо­го волх­ва на суд. Ста­ли до­пра­ши­вать. Он рас­ска­зал всю прав­ду – ему не ве­ри­ли.

На­ко­нец, ре­ши­ли, что ес­ли дей­стви­тель­но та­ко­во бы­ло по­ве­ле­ние свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, то в ви­ду всех он дол­жен вы­пить эти три ча­ши и по­лу­чить ис­це­ле­ние. Боль­ной с ра­до­стью при­нял со­суд, ко­то­рый ка­зал­ся ему непри­ят­ным, в ви­ду всех вы­пил его и тот­час же си­лою свя­тых бес­среб­ре­ни­ков по­лу­чил ис­це­ле­ние; с ра­до­стью по­шел он в храм их и, воз­дав бла­го­да­ре­ние, всем рас­ска­зы­вал, как свя­тые бес­среб­ре­ни­ки и от бо­лез­ни его ис­це­ли­ли, и по­слу­ша­нию на­учи­ли, и от на­род­ных зре­лищ от­учи­ли.

Все эти чу­де­са со­вер­ше­ны свя­ты­ми бес­среб­ре­ни­ка­ми во Асии, и боль­шею ча­стью в их хра­ме, при свя­тых мо­щах. Ко­неч­но, там же со­став­ля­лось и опи­са­ние их. На сла­вян­ский язык оно пе­ре­ве­де­но с гре­че­ско­го, что до­ка­зы­ва­ют мно­гие сло­ва, остав­лен­ные в сла­вян­ском тек­сте без пе­ре­во­да. Нет со­мне­ний, что бла­го­дать чу­до­тво­ре­ний свя­тых бес­среб­ре­ни­ков про­яв­ля­лась и в на­шем Оте­че­стве. Неда­ром пред­ки на­ши так мно­го воз­двиг­ли свя­тых хра­мов во имя их.

В на­шем Оте­че­стве свя­тые бес­среб­ре­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан (Асий­ские) пре­иму­ще­ствен­но счи­та­ют­ся по­кро­ви­те­ля­ми де­тей. К ним при­бе­га­ют с мо­лит­вою при на­ча­ле уче­ния гра­мо­те, чтобы они укре­пи­ли еще сла­бые дет­ские си­лы и со­дей­ство­ва­ли их пра­виль­но­му раз­ви­тию.

Ко­неч­но, та­кое убеж­де­ние в на­шем на­ро­де со­ста­ви­лось неда­ром. Ос­но­ва­ни­ем для него мог­ли по­слу­жить от­ча­сти са­мое жи­тие их, от­ча­сти и цер­ков­ная им служ­ба: во-пер­вых, в жи­тии их есть ска­за­ние о том, как они бы­ли от­ве­де­ны сво­ею ма­те­рью в на­уче­ние гра­мо­те. Этот слу­чай из их жиз­ни изо­бра­жа­ет­ся и на ико­нах, во вто­рых, в цер­ков­ной служ­бе они про­слав­ля­ют­ся как муд­рые вра­чи, тай­но­учи­мые жи­во­пис­ным сло­ве­сам, вся­ко­го ра­зу­ма и муд­ро­сти ис­пол­нен­ным, ко­то­рые всем зна­ние по­да­ют.

В че­тьях–ми­не­ях мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия есть по­уче­ние на па­мять свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на (1 но­яб­ря), в ко­то­ром из днев­но­го Еван­ге­лия из­бра­на те­ма: «Ка­ко­во­му долж­но быть учи­те­лю». В раз­ви­тии ее есть та­кие вы­ра­же­ния: «Свя­тые учи­те­ли те­ло вра­че­ва­ли чу­де­са­ми, ду­шу по­уче­ни­ем. Они при­хож­да­ху к ним чу­дес ра­ди, они же по­уче­ния ра­ди. Ни­что же ино так по­до­ба­ет учи­те­лю, яко же сми­ре­ние и нес­тя­жа­ние име­ния». Все это так близ­ко под­хо­дит к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам. Ко­неч­но, в древ­ние вре­ме­на это по­уче­ние чи­та­лось в хра­ме. На­род его слы­шал и на­чал при­хо­дить к свя­тым бес­среб­ре­ни­кам не толь­ко «чу­дес ра­ди, но и по­уче­ния ра­ди».

Пра­во­слав­ный на­род, ви­дя на ико­нах, чи­тая в их жи­тии ска­за­ние о на­уче­нии гра­мо­те их са­мих, слы­ша в хра­мах, что они всем зна­ние по­да­ют, не мог не прий­ти к то­му за­клю­че­нию, что они осо­бен­но по­кро­ви­тель­ству­ют уча­щим­ся. А бла­го­дать свя­тых бес­среб­ре­ни­ков бес­ко­неч­на есть, как по­ет Свя­тая Цер­ковь. Они не толь­ко муд­рые вра­чи, но и муд­рые на­став­ни­ки; по­мо­гая всем, при­хо­дя­щим к ним с ве­рою, мо­гут ли они от­ка­зать де­тям?

Окан­чи­вая опи­са­ние жиз­ни свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, иже от Асии, нель­зя не упо­мя­нуть о по­хваль­ном им сло­ве, ко­то­рое в древ­них спис­ках по­ме­ща­лось вслед за опи­са­ни­ем их жиз­ни, и ко­то­рое, ко­неч­но, в па­мять их чи­та­лось при бо­го­слу­же­нии. Про­ис­хож­де­ние его, как ду­ма­ют уче­ные, рус­ское, по­то­му что в кон­це его упо­ми­на­ет­ся о пра­во­вер­ном кня­зе. В нем по­сле ви­ти­е­ва­то­го вступ­ле­ния со­дер­жит­ся по­хва­ла или ве­ли­ча­ние свя­тым бес­среб­ре­ни­кам, из­ло­жен­ное в фор­ме ака­фи­ста, а в кон­це де­ла­ет­ся мо­лит­вен­ное к ним об­ра­ще­ние.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и чу­до­твор­цев Кос­мы и Да­ми­а­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.


При­ме­ча­ния

[1] Азия, ина­че Асия – это на­име­но­ва­ние упо­треб­ля­лось в древ­но­сти не в оди­на­ко­вом смыс­ле. Пер­во­на­чаль­но оно озна­ча­ло неболь­шую, обиль­ную во­да­ми, бо­ло­ти­стую рав­ни­ну в Ли­дии, т.е. сре­ди­ну за­пад­ной ча­сти ны­неш­не­го Ма­ло­азий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на во­сточ­ном бе­ре­гу Эгей­ско­го мо­ря. Рим­ляне де­ли­ли упо­мя­ну­тый по­лу­ост­ров на две при­бли­зи­тель­но рав­ные ча­сти: од­ну, се­ве­ро-во­сточ­ную, ле­жа­щую при Чер­ном мо­ре, на­зы­ва­ли Пон­том, дру­гую, юго-за­пад­ную, на­зы­ва­ли соб­ствен­но Аси­ей; каж­дая часть де­ли­лась на несколь­ко (не все­гда оди­на­ко­вое чис­ло) про­вин­ций; по утвер­жде­нии хри­сти­ан­ства каж­дая из по­след­них де­ли­лась, в свою оче­редь, в цер­ков­ном от­но­ше­нии на несколь­ко епи­ско­пий (еще в Апо­ка­лип­си­се упо­ми­на­ет­ся о 7 Асий­ских церк­вах – Откр.1:4, 11). С те­че­ни­ем вре­ме­ни на­име­но­ва­ние Азии ста­ли при­ла­гать ко все­му ны­неш­не­му Ма­ло­азий­ско­му по­лу­ост­ро­ву, на­ко­нец – ко всей во­об­ще ча­сти све­та, ле­жа­щей на во­сто­ке от на­шей Ев­ро­пы, на од­ном с нею ма­те­ри­ке.

[2] Сло­во "туне" и озна­ча­ет да­ром, без пла­ты.

[3] Фе­ре­ман на­хо­дил­ся в Ме­со­по­та­мии на два дня пу­ти от Ами­да (по-ту­рец­ки на­зы­ва­е­мый Диар-Бе­ки­ра, в вер­хо­вьях р. Тиг­ра) и был раз­ру­шен тур­ка­ми при пер­вых за­во­е­ва­ни­ях их; при этом мо­щи свв. Кос­мы и Да­ми­а­на пе­ре­не­се­ны бы­ли в Амид, где по­чи­ва­ют и до­ныне.

[4] Здесь ра­зу­ме­ют­ся три ев­рей­ских от­ро­ка – Ана­ния, Аза­рия и Ми­са­ил. На­хо­дясь в Ва­ви­лон­ском пле­ну, они от­ка­зы­ва­лись воз­дать по­кло­не­ние со­ору­жен­но­му На­ву­хо­до­но­со­ром зо­ло­то­му ис­ту­ка­ну, бы­ли вверг­ну­ты за это, по при­ка­за­нию ца­ря, в силь­но разо­жжен­ную печь, но чу­дес­но, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, оста­лись в ней невре­ди­мы­ми, да­же – со все­ми одеж­да­ми (Дан.3)

[5] Здесь, ве­ро­ят­но, ра­зу­ме­ет­ся св. рав­ноап­о­столь­ная Фек­ла. Па­мять ее празд­ну­ет­ся 24 сен­тяб­ря.