Канон святым мученикам Сергию и Вакху

Припев: Святи́и му́ченицы Се́ргие и Ва́кше, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 20 октября (07 октября ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Твоя́ победи́тельная десни́ца боголе́пно в кре́пости просла́вися: та́ бо, Безсме́ртне, я́ко всемогу́щая, проти́вныя сотре́, изра́ильтяном пу́ть глубины́ новосоде́лавшая.

Се́ргие, уго́дниче Христо́в, смоле́бника прии́м и спомо́щника Ва́кха приснопа́мятнаго, с ни́мже стра́сти богому́дренно соверши́л еси́, сло́во мне́ му́дрости, ва́с пою́щу, да́руйте.

На недви́жимем Христо́вы ка́мени ве́ры, святи́и му́ченицы, положи́вше основа́ние, на тве́рдемъ степе́ни утвержде́ни, забра́ло и столпи́ благоче́стия яви́стеся.

Глаго́лом ве́ровавше Христо́вым и к Нему́ неукло́нно взира́юще, все́ оплева́сте преходя́щее благосла́вие, святи́и, сла́вы же присносу́щныя уя́звени бы́сте раче́нием.

Ро́да, и оте́чества, и че́сти Христа́ ра́ди обнажи́вшеся, веселя́стеся, и, оде́яни в женоле́пное одея́ние, мужему́дренно нетле́ния оде́ждею све́тло облеко́стеся.

Богоро́дичен: Ми́лостива бы́ти ве́рным и благоуве́тлива, Богома́ти, умоли́ Сло́ва, Его́же родила́ еси́ теле́сно, к на́м прише́дшаго: Тя́ бо Предста́тельницу и спасе́ние стяжа́хом.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Еди́не Ве́дый челове́ческаго существа́ не́мощь и ми́лостивно в не вообра́жся, препоя́ши мя́ с высоты́ си́лою, е́же вопи́ти Тебе́, Святы́й: одушевле́нный хра́ме неизрече́нныя сла́вы Твоея́, Человеколю́бче.

Еди́н Ве́дый я́ко Бо́г вся́ пре́жде бытия́, к Нему́ ва́ша ны́не ви́дев предложе́ния, му́дрости сло́вом, и Боже́ственнаго зна́ния, и тве́рдаго смы́сла оби́льно испо́лни, я́ко Своя́ во́ини, блаже́ннии.

Зако́нно уго́дницы Христу́ пострада́ти изво́ливше, тле́ющую сла́ву и теку́щую, и ми́ра всего́, и мироде́ржца по́мыслом богому́дрым страстоте́рпцы му́ченицы возненави́десте, любо́вию Зижди́теля.

Пречи́стыми ума́ приложе́нии Го́споду предстоя́ще, и от та́мо су́щия зари́ исполня́еми, и неизрече́ннаго блаже́нства я́ве наслажда́ющеся, ва́с чту́щия от напа́стей, страстоте́рпцы, изба́вите.

Богоро́дичен: Сме́ртию держи́м пе́рвее Ада́м, ны́не изба́вися Твои́м Рождество́м, Еди́на Богоневе́сто: Жи́знь бо и́стинно Ипоста́сную, соедине́ну пло́ти, Чи́стая, по Ипоста́си па́че естества́ и сло́ва родила́ еси́.

Седа́лен, гла́с 8.

Мучениколю́бцы, прииди́те, разу́мныя би́серы Госпо́дни и страстоте́рпцы Се́ргия почти́м и Ва́кха святы́я, я́ко вра́жию ле́сть му́жески попра́вшия и и́дольскую всю́ кре́пость разори́вшия, те́мже досто́йно с небесе́ венцы́ побе́ды прие́мше, со а́нгелы лику́ют. К ни́мже вси́ возопии́м: моли́те Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние дарова́ти чту́щим любо́вию святу́ю па́мять ва́шу.

Богоро́дичен: В напа́сти многоплете́нныя впа́д от вра́г ви́димых и неви́димых, бу́рею одержи́мь безчи́сленных согреше́ний мои́х, и я́ко к те́плому заступле́нию и покро́ву моему́, Чи́стая, ко приста́нищу притека́ю Твоея́ бла́гости. Те́мже, Пречи́стая, из Тебе́ Воплоще́нному безсе́менно моли́ся приле́жно о все́хъ рабе́х Твои́х, непреста́нно моля́щих Ти́ ся́, Богоро́дице Пречи́стая, моля́щи Его́ при́сно согреше́ний оставле́ние дарова́ти воспева́ющим досто́йно сла́ву Твою́.

Крестобогоро́дичен: А́гнца, и Па́стыря, и Изба́вителя А́гница зря́щи на Кресте́, восклица́ше, пла́чущи, и, го́рько рыда́ющи, вопия́ше: ми́р у́бо ра́дуется, прие́мля Тобо́ю избавле́ние, утро́ба же Моя́ гори́т, зря́щи Твое́ распя́тие, е́же терпи́ши за милосе́рдие ми́лости. Долготерпели́ве Го́споди, ми́лости бе́здно и исто́чниче неисчерпа́емый, умилосе́рдися и да́руй согреше́ний оставле́ние ве́рою пою́щим Боже́ственныя Стра́сти Твоя́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Го́ру Тя́, благода́тию Бо́жиею приосене́нную, прозорли́выма Авваку́м усмотри́в очи́ма, из Тебе́ изы́ти Изра́илеву провозглаша́ше Свято́му, во спасе́ние на́ше и обновле́ние.

Свети́ла два́ от за́пада возсия́вша, проти́вно зе́млю тогда́ держа́ща нечести́вому, творя́ща ше́ствие, к Твоему́ же восто́ку приидо́ша светоно́сному, Христе́, и спаси́тельному.

Ни о́гнь, ни ме́чь, ни гоне́ния, ниже́ ра́ны благочести́ваго ра́зума о Бо́зе разлучи́ ва́с, жи́знь бо преоби́десте конча́емую, Его́ ра́ди, достосла́внии, и прия́сте блаже́нную сла́дость и неги́блющую.

Свети́льницы и́стинно неле́стнии тве́рдь Це́ркве Христо́вы озаря́ют све́том Боже́ственнаго сия́ния и ду́ши благочести́вых возвеселя́ют, чуде́с зари́ испуща́юще.

Ва́кх боже́ственный и преизя́щный Се́ргий, ле́тным премене́нием благоче́стия рачи́тели и мучениколю́бцы духо́вно на пи́ршество призыва́ют, до́блести своя́ предлага́юще.

Богоро́дичен: Ору́жие, две́ри Еде́мския храня́щее, уступа́ет ны́не ве́рным и прие́млет све́тло Честно́ю Кро́вию из Твоего́ чре́ва Ро́ждшагося, Всенепоро́чная, зна́менаныя ви́дящее и благода́тию.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвети́вый сия́нием прише́ствия Твоего́, Христе́, и освети́вый Кресто́м Твои́м ми́ра концы́, сердца́ просвети́ све́том Твоего́ богоразу́мия правосла́вно пою́щих Тя́.

Прогна́вше ле́сть и́стины ору́жием, и мучи́телей ра́ны кре́пко претерпе́вше, и победи́теле бы́сте, от Христа́ венча́вшеся, и ны́не досто́йно веселите́ся.

Укрепля́еми непобеди́мою си́лою и благода́тию Тро́ицы, дво́ица му́ченик низложи́ тмы́ кня́зя и тому́ порабоще́ныя, те́м че́стно ублажа́ются.

Терпе́нием, и душе́вным му́жеством, и кре́постию по́мысла дво́ица му́ченик сла́вная превзы́де всю́ гони́телей го́рькую я́рость и со А́нгелы водворя́ется.

Богоро́дичен: Возсия́ла еси́, Богома́ти, я́ко у́тро, Со́лнце незаходи́мое, соедине́нное пло́тию по Ипоста́си, на руку́ нося́щи, И́стинныя Пра́вды: те́м Тя́ вси́ прославля́ем.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Обы́де на́с после́дняя бе́здна, не́сть избавля́яй, вмени́хомся, я́ко о́вцы заколе́ния, спаси́ лю́ди Твоя́, Бо́же на́ш, Ты́ бо кре́пость немощству́ющих и исправле́ние.

Целе́ний исто́чники му́ченик мо́щи бога́тно источа́ют: почерпе́м усе́рдно, у́бо ве́рнии, и страстоте́рпцы ублажи́м, сла́внаго Се́ргия и Ва́кха приснослову́щаго.

Ненави́дяще беззако́нных совселе́ния и пре́лесть упраздня́юще, Небе́сное ше́ствие благостоя́нно Се́ргий и Ва́кх ше́ствоваху и ко Христо́ву достиго́ша приста́нищу невла́емому.

Отверза́ются страстоно́сцем му́чеником врата́ Небе́сная, благогове́юще стра́сти честне́й, подо́бней Бо́га на́шего благода́тней и прогоня́ющей де́монския полки́.

Богоро́дичен: И́стинно Тя́, Ма́терь Бо́жию, Пречи́стая, му́дрствующе, возвеща́ем: Безнача́льнаго бо Сы́на Единоро́днаго, пре́жде ве́к возсия́вшаго из Отца́, несказа́нно, Де́во, родила́ еси́.

Конда́к, гла́с 2.

Ра́зум на враги́ му́жески вооружи́вше, всю́ те́х ле́сть разруши́сте, и, побе́ду свы́ше прии́мше, му́ченицы всехва́льнии, единомы́сленно вопию́ще: добро́ и красно́ е́же бы́ти с Бо́гом.

И́кос:

На Небесе́х, Христе́, живу́ще Се́ргий же и Ва́кх и Боже́ственнаго све́та от Тебе́ исполня́еми, мене́, во тме́ неве́дения ходя́щаго, предвари́ ско́ро и страсте́й исхити́, Еди́не Безсме́ртне, оде́жду мне́ покая́ния низпосла́в, я́ко да све́тлым умо́м светоно́сный си́х пра́здник воспою́ и возопию́, веселя́ся: добро́ и красно́ е́же бы́ти с Бо́гом.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Тебе́, у́мную, Богоро́дице, пе́щь разсмотря́ем, ве́рнии, я́коже бо о́троки спасе́ три́ Превозноси́мый, ми́р обнови́ во чре́ве Твое́м всеце́л, хва́льный отце́в Бо́г и препросла́влен.

Ра́дуйся, дво́ице страстоте́рпцев сла́вная; ра́дуйся, победи́вшая све́тло мучи́тельская преще́ния; ра́дуйся, соверши́вшая тече́ние блаже́нное; ра́дуйся, пи́ще, всегда́ вну́трь пребыва́ющая; ра́дуйся, я́сне предстоя́щая Бо́гу, Богоблаже́нная.

Всесве́тлии на земли́ ходя́ще, де́монская очеса́ и ли́ца гони́телей, му́ченицы, омрачи́сте све́том благода́ти и заря́ми страда́ния, хва́льнаго воспева́юще Бо́га и пресла́внаго.

Хра́ми Бо́га бы́вше одушевле́ннии Живу́щаго и, живу́ще, страда́льцы, си́лою Бо́жиею укрепля́еми и́стинно, полки́ победи́сте враго́в, всеблаже́ннии, кре́пкаго во бране́х Бо́га пе́сньми восхваля́юще.

Богоро́дичен: Пречи́стый Ты́ хра́м была́ еси́ и пресвяты́й киво́т, прие́мши Творца́ неопи́саннаго и непостижи́маго, во утро́бе Твое́й вмести́вши, Единоро́днаго Бо́га Сло́ва, Благослове́нная Всечи́стая Влады́чице.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пещи́ о́троцы Изра́илевы, я́коже в горни́ле, добро́тою благоче́стия чисте́е зла́та блеща́хуся, глаго́люще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

И́же росо́ю дре́вле отроко́м пла́мень Прохлади́вый, стоя́щия в по́двизех укрепи́ Твоя́ му́ченики, пою́щия: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ядови́тая и душевре́дная ласка́ния мучи́тельская у́мно страстоте́рпцы отрази́ша, Христу́ вопию́ще и глаго́люще: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Действи́тельны храни́тели на́м, Се́ргия и Ва́кха, и́стинно вене́чники, Христо́с показа́, храня́щия и пою́щия: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Напра́ви мою́, Влады́ко Христе́, моли́твами му́ченик стезю́ доброде́телей и удо́бно Тебе́ взыва́ти сподо́би: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Блажу́ Тя́, И́стинную Бо́га на́шего Ма́терь, ра́дуйся, со А́нгелом принося́ Ти́, Чи́стая, Всенепоро́чная Влады́чице, Тя́ бо непреста́нно вся́ дела́ Госпо́дня пою́т и превозно́сят во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: О́браз чи́стаго Рождества́ Твоего́ огнепали́мая купина́ показа́ неопа́льная, и ны́не на на́с напа́стей свире́пеющую угаси́ти, мо́лимся, пе́щь, да Тя́, Богоро́дице, непреста́нно велича́ем.

Всего́ Христа́ стяжа́ли есте́, ми́р бо ве́сь Того́ ра́ди оста́вили есте́, и ны́не, му́ченицы, в Небе́сных водворя́етеся, ли́ки Вы́шних си́л и муже́й блаже́нных ви́дяще све́тлости.

Дае́ши сопряже́ние всеизря́днейшее похвале́ния любо́вию Тебе́ принося́щим, благода́ть свы́ше и прегреше́ний оставле́ние, моля́щи еди́наго Милосе́рдаго, к Нему́же тща́щеся, низоре́вностных небрегли́ есте́.

Заре́ю Трисия́ннаго Божества́ просвеще́ни, непобеди́мии му́ченицы, многобо́жное преле́стное безбо́жие и мучи́телей стра́х отри́нуша, и ны́не нетле́нныя наслажда́ются сла́дости ра́йския.

Тече́ние до́брое соверши́вше, благочести́ву же ве́ру сохрани́ти потща́вшеся, недви́жимое прия́ти сподо́бистеся Ца́рствие, пресла́внии му́ченицы, венце́м добро́ты и благоле́пия увязе́ни.

Богоро́дичен: О, па́че ума́ чуде́с Твои́х! Бо́жие бо Сло́во, пло́ть бы́вшее, Еди́на родила́ еси́ преесте́ственно, Ма́ти Де́во, вся́ческая Боже́ственным хоте́нием содержа́щаго му́дре и окормля́юща.

Свети́лен.

Светоза́рную дво́ицу страстоте́рпец, Се́ргия и Ва́кха, похва́лим: ра́н бо стремле́ния претерпе́ша и горды́ню низложи́ша всезло́бнаго мучи́теля Тро́ическою си́лою.

Богоро́дичен: Херуви́м яви́ся сла́внейши и Серафи́м показа́ся вы́шши, я́ко Бо́га ро́ждши воплоще́нна, земны́м же показа́вша стези́ пра́выя наступа́ти, ко спасе́нию приводя́щия.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Твоѧ̀ побѣди́тельнаѧ десни́ца бг҃олѣ́пнѡ въ крѣ́пости просла́висѧ: та́ бо, безсме́ртне, ꙗ҆́кѡ всемогꙋ́щаѧ, проти̑вныѧ сотрѐ, і҆и҃льтѧнѡмъ пꙋ́ть глꙋбины̀ новосодѣ́лавшаѧ.

Се́ргїе ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, смоле́бника прїи́мъ и҆ спомо́щника ва́кха приснопа́мѧтнаго, съ ни́мже стра̑сти бг҃омꙋ́дреннѡ соверши́лъ є҆сѝ, сло́во мнѣ̀ мꙋ́дрости ва́съ пою́щꙋ да́рꙋйте.

На недви́жимѣмъ хрⷭ҇то́вы ка́мени вѣ́ры, ст҃і́и мч҃ницы, положи́вше ѡ҆снова́нїе, на тве́рдѣмъ степе́ни ᲂу҆твержде́ни, забра́ло и҆ столпѝ благоче́стїѧ ꙗ҆ви́стесѧ.

Глаго́лѡмъ вѣ́ровавше хрⷭ҇тѡ́вымъ, и҆ къ немꙋ̀ некло́ннѡ взира́юще, всѐ ѡ҆плева́сте преходѧ́щее благосла́вїе, ст҃і́и, сла́вы же присносꙋ́щныѧ ᲂу҆ѧ́звени бы́сте раче́нїемъ.

Ро́да, и҆ ѻ҆те́чества, и҆ че́сти хрⷭ҇та̀ ра́ди ѡ҆бнажи́вшесѧ, веселѧ́стесѧ: и҆ ѡ҆дѣ́ѧни въ женолѣ́пное ѡ҆дѣѧ́нїе, мꙋжемꙋ́дреннѡ нетлѣ́нїѧ ѻ҆де́ждею свѣ́тлѡ ѡ҆блеко́стесѧ.

Богоро́дичен: Бг҃оро́диченъ:

Ми́лостива бы́ти вѣ̑рнымъ и҆ благоꙋвѣ́тлива, бг҃ома́ти, ᲂу҆молѝ сло́ва, є҆го́же родила̀ є҆сѝ тѣле́снѡ къ на́мъ прише́дшаго: тѧ́ бо предста́тельницꙋ и҆ спасе́нїе стѧжа́хомъ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Є҆ди́не вѣ́дый человѣ́ческагѡ сꙋщества̀ не́мощь, и҆ ми́лостивнѡ въ нѐ воѡбра́жсѧ, препоѧ́ши мѧ̀ съ высоты̀ си́лою, є҆́же вопи́ти тебѣ̀, ст҃ы́й: ѡ҆дꙋшевле́нный хра́ме, неизрече́нныѧ сла́вы твоеѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Є҆ди́нъ вѣ́дый ꙗ҆́кѡ бг҃ъ всѧ̑ пре́жде бытїѧ̀, къ немꙋ̀ ва̑ша ны́нѣ ви́дѣвъ предложє́нїѧ, мꙋ́дрости сло́вомъ, и҆ бжⷭ҇твеннагѡ зна́нїѧ, и҆ тве́рдагѡ смы́сла ѻ҆би́льнѡ и҆спо́лни, ꙗ҆́кѡ своѧ̑ во́ини, бл҃же́ннїи.

Зако́ннѡ ᲂу҆го́дницы хрⷭ҇тꙋ̀ пострада́ти и҆зво́ливше, тлѣ́ющꙋю сла́вꙋ и҆ текꙋ́щꙋю, и҆ мі́ра всегѡ̀ и҆ мїроде́ржца, по́мысломъ бг҃омꙋ́дрымъ, страстоте́рпцы мꙋ́чєницы, возненави́дѣсте, любо́вїю зижди́телѧ.

Пречи́стыми ᲂу҆ма̀ приложє́нїи гдⷭ҇ꙋ предстоѧ́ще, и҆ ѿ та́мѡ сꙋ́щїѧ зарѝ и҆сполнѧ́еми, и҆ неизрече́ннагѡ блаже́нства ꙗ҆́вѣ наслажда́ющесѧ, ва́съ чтꙋ́щыѧ ѿ напа́стей страстоте́рпцы и҆зба́вите.

Бг҃оро́диченъ: Сме́ртїю держи́мь пе́рвѣе а҆да́мъ, ны́нѣ и҆зба́висѧ твои́мъ ржⷭ҇тво́мъ, є҆ди́на бг҃оневѣ́сто: жи́знь бо и҆́стиннѡ ѵ҆поста́снꙋю, соедине́нꙋ пло́ти, чⷭ҇таѧ, по ѵ҆поста́си па́че є҆стества̀ и҆ сло́ва родила̀ є҆сѝ.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Мꙋчениколю́бцы прїиди́те, разꙋ̑мныѧ би́серы гдⷭ҇ни и҆ страстоте́рпцы, се́ргїа почти́мъ и҆ ва́кха свѧты̑ѧ, ꙗ҆́кѡ вра́жїю ле́сть мꙋ́жески попра́вшыѧ, и҆ і҆́дѡльскꙋю всю̀ крѣ́пость разори́вшыѧ: тѣ́мже досто́йнѡ съ нб҃сѐ вѣнцы̀ побѣ́ды прїе́мше, со а҆́гг҃лы ликꙋ́ютъ. къ ни̑мже всѝ возопїе́мъ: моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти чтꙋ́щымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть ва́шꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Въ напа̑сти многоплетє́нныѧ впа́дъ, ѿ вра̑гъ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ, бꙋ́рею ѡ҆держи́мь безчи́сленныхъ согрѣше́нїй мои́хъ, и҆ ꙗ҆́кѡ къ те́пломꙋ застꙋпле́нїю и҆ покро́вꙋ моемꙋ̀, чⷭ҇таѧ, ко приста́нищꙋ притека́ю твоеѧ̀ бла́гости. тѣ́мже, пречⷭ҇таѧ, и҆зъ тебє̀ воплоще́нномꙋ безсѣ́меннѡ моли́сѧ прилѣ́жнѡ ѡ҆ всѣ́хъ рабѣ́хъ твои́хъ, непреста́ннѡ молѧ́щихтисѧ, бцⷣе пречⷭ҇таѧ, молѧ́щи є҆го̀ при́снѡ, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, воспѣва́ющымъ досто́йнѡ сла́вꙋ твою̀.

Крⷭ҇тобг҃оро́диченъ: А҆́гнца и҆ па́стырѧ и҆ и҆зба́вителѧ а҆́гница зрѧ́щи на крⷭ҇тѣ̀, восклица́ше пла́чꙋщи, и҆ го́рькѡ рыда́ющи вопїѧ́ше: мі́ръ ᲂу҆́бѡ ра́дꙋетсѧ, прїе́млѧй тобо́ю и҆збавле́нїе, ᲂу҆тро́ба же моѧ̀ гори́тъ, зрѧ́щи твоѐ распѧ́тїе, є҆́же терпи́ши за милосе́рдїе ми́лости. долготерпѣли́ве, гдⷭ҇и, ми́лости бе́здно и҆ и҆сто́чниче неисчерпа́емый, ᲂу҆милосе́рдисѧ и҆ да́рꙋй согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе вѣ́рою пою́щымъ бжⷭ҇твєнныѧ стра̑сти твоѧ̑.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Го́рꙋ тѧ̀, бл҃года́тїю бж҃їею приѡсѣне́ннꙋю, прозорли́выма а҆ввакꙋ́мъ ᲂу҆смотри́въ ѻ҆чи́ма, и҆зъ тебє̀ и҆зы́ти і҆и҃левꙋ провозглаша́ше ст҃о́мꙋ, во спасе́нїе на́ше и҆ ѡ҆бновле́нїе.

Свѣти̑ла два̀ ѿ за́пада возсїѧ́вша, проти́вно зе́млю тогда̀ держа́ща нечести́вомꙋ, творѧ́ща ше́ствїе, къ твоемꙋ́ же восто́кꙋ прїидо́ша свѣтоно́сномꙋ, хрⷭ҇тѐ, и҆ спаси́тельномꙋ.

Ни ѻ҆́гнь, ни ме́чь, ни гонє́нїѧ, нижѐ ра̑ны, благочести́вагѡ ра́зꙋма ѡ҆ бз҃ѣ разлꙋчѝ ва́съ: жи́знь бо преѡби́дѣсте конча́емꙋю, є҆гѡ̀ ра́ди, достосла́внїи, и҆ прїѧ́сте блаже́ннꙋю сла́дость и҆ неги́блющꙋю.

Свѣти́льницы и҆́стиннѡ неле́стнїи, тве́рдь цр҃кве хрⷭ҇то́вы ѡ҆зарѧ́ютъ, свѣ́томъ бжⷭ҇твеннагѡ сїѧ́нїѧ, и҆ дꙋ́шы благочести́выхъ возвеселѧ́ютъ, чꙋде́съ зари̑ и҆спꙋща́юще.

Ва́кхъ бжⷭ҇твенный, и҆ преизѧ́щный се́ргїй, лѣ́тнымъ премѣне́нїемъ, благоче́стїѧ рачи́тели и҆ мч҃николю́бцы, дꙋхо́внѡ на пи́ршество призыва́ютъ, до́блєсти своѧ̑ предлага́юще.

Бг҃оро́диченъ: Ѻ҆рꙋ́жїе двє́ри є҆дє́мскїѧ хранѧ́щее ᲂу҆стꙋпа́етъ ны́нѣ вѣ̑рнымъ: и҆ прїе́млетъ свѣ́тлѡ честно́ю кро́вїю, и҆зъ твоегѡ̀ чре́ва ро́ждшагосѧ, всенепоро́чнаѧ, зна́мєнаныѧ ви́дѧщее и҆ бл҃года́тїю.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Просвѣти́вый сїѧ́нїемъ прише́ствїѧ твоегѡ̀, хрⷭ҇тѐ и҆ ѡ҆свѣти́вый крⷭ҇то́мъ твои́мъ мі́ра концы̀, сердца̀ просвѣтѝ, свѣ́томъ твоегѡ̀ бг҃оразꙋ́мїѧ, правосла́внѡ пою́щихъ тѧ̀.

Прогна́вше ле́сть и҆́стины ѻ҆рꙋ́жїемъ, и҆ мꙋчи́телей ра̑ны крѣ́пкѡ претерпѣ́вше, и҆ побѣди́телє бы́сте, ѿ хрⷭ҇та̀ вѣнча́вшесѧ, и҆ ны́нѣ досто́йнѡ веселите́сѧ.

Оу҆крѣплѧ́еми непобѣди́мою си́лою и҆ благода́тїю трⷪ҇цы, дво́ица мꙋ́чєникъ низложѝ тмы̀ кнѧ́зѧ, и҆ томꙋ̀ порабощє́ныѧ: тѣ́мъ че́стнѡ ᲂу҆блажа́ютсѧ.

Терпѣ́нїемъ, и҆ дꙋше́внымъ мꙋ́жествомъ, и҆ крѣ́постїю по́мысла, дво́ица мꙋ́чєникъ сла́внаѧ, превзы́де всю̀ гони́телей го́рькꙋю ꙗ҆́рость, и҆ со а҆́гг҃лы водворѧ́етсѧ.

Бг҃оро́диченъ: Возсїѧ́ла є҆сѝ, бг҃ома́ти, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́тро, сл҃нце незаходи́мое, соедине́нное пло́тїю по ѵ҆поста́си на рꙋкꙋ̀ носѧ́щи, и҆́стинныѧ пра́вды: тѣ́мъ тѧ̀ всѝ прославлѧ́емъ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ѡ҆бы́де на́съ послѣ́днѧѧ бе́здна, нѣ́сть и҆збавлѧ́ѧй, вмѣни́хомсѧ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́вцы заколе́нїѧ, спасѝ лю́ди твоѧ̑, бж҃е на́шъ: ты́ бо крѣ́пость немощствꙋ́ющихъ и҆ и҆справле́нїе.

И҆сцѣле́нїй и҆сто́чники, мч҃никъ мо́щи бога́тнѡ и҆сточа́ютъ: почерпе́мъ ᲂу҆се́рднѡ ᲂу҆̀бо, вѣ́рнїи, и҆ страстоте́рпцы ᲂу҆блажи́мъ, сла́внаго се́ргїа, и҆ ва́кха приснословꙋ́щаго.

Ненави́дѧще беззако́нныхъ совселе́нїѧ, и҆ пре́лесть ᲂу҆празднѧ́юще, нбⷭ҇ное ше́ствїе благостоѧ́ннѡ, се́ргїй и҆ ва́кхъ ше́ствовахꙋ, и҆ ко хрⷭ҇то́вꙋ достиго́ша приста́нищꙋ невла́емомꙋ.

Ѿверза́ютсѧ страстоно́сцємъ мꙋ́ченикѡмъ врата̀ небє́снаѧ, благоговѣ́юще стра́сти честнѣ́й, подо́бнѣй бг҃а на́шегѡ благода́тнѣй, и҆ прогонѧ́ющей де́мѡнскїѧ полкѝ.

Бг҃оро́диченъ: И҆́стиннѡ тѧ̀ мт҃рь бж҃їю, пречⷭ҇таѧ, мꙋ́дрствꙋюще возвѣща́емъ: безнача́льнаго бо сн҃а є҆диноро́днаго, пре́жде вѣ̑къ возсїѧ́вшаго и҆зъ ѻ҆ц҃а̀, несказа́ннѡ, дв҃о, родила̀ є҆сѝ.

Конда́къ, гла́съ в҃.

Ра́зꙋмъ на врагѝ мꙋ́жески воѡрꙋжи́вше, всю̀ тѣ́хъ ле́сть разрꙋши́сте, и҆ побѣ́дꙋ свы́ше прїи́мше, мч҃ницы всехва́льнїи, є҆диномы́сленнѡ вопїю́ще: добро̀ и҆ красно̀ є҆́же бы́ти съ бг҃омъ.

І҆́косъ.

На нб҃сѣ́хъ, хрⷭ҇тѐ, живꙋ́ще, се́ргїй же и҆ ва́кхъ, и҆ бж҃е́ственнагѡ свѣ́та ѿ тебє̀ и҆сполнѧ́еми, менѐ во тмѣ̀ невѣ́дѣнїѧ ходѧ́щаго предварѝ ско́рѡ, и҆ страсте́й и҆схитѝ, є҆ди́не безсме́ртне, ѻ҆де́ждꙋ мнѣ̀ покаѧ́нїѧ низпосла́въ, ꙗ҆́кѡ да свѣ́тлымъ ᲂу҆мо́мъ свѣтоно́сный си́хъ пра́здникъ воспою̀, и҆ возопїю̀ веселѧ́сѧ: добро̀ и҆ красно̀ є҆́же бы́ти съ бг҃омъ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Тебѐ ᲂу҆́мнꙋю, бцⷣе, пе́щь, разсмотрѧ́емъ, вѣ́рнїи, ꙗ҆́коже бо ѻ҆́троки спасѐ трѝ превозноси́мый, мі́ръ ѡ҆бновѝ во чре́вѣ твое́мъ всецѣ́лъ, хва́льный ѻ҆тцє́въ бг҃ъ и҆ препросла́вленъ.

Ра́дꙋйсѧ, дво́ице страстоте́рпцєвъ сла́внаѧ: ра́дꙋйсѧ, побѣди́вшаѧ свѣ́тлѡ мꙋчи́тєльскаѧ прещє́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, соверши́вшаѧ тече́нїе бл҃же́нное: ра́дꙋйсѧ, пи́ще, всегда̀ внꙋ́трь пребыва́ющаѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́снѣ предстоѧ́щаѧ бг҃ꙋ, бг҃облаже́ннаѧ.

Всесвѣ́тлїи на землѝ ходѧ́ще, де́мѡнскаѧ ѻ҆чеса̀ и҆ ли́ца гони́телей, мч҃ницы, ѡ҆мрачи́сте, свѣ́томъ благода́ти, и҆ зарѧ́ми страда́нїѧ, хва́льнаго воспѣва́юще бг҃а и҆ пресла́внаго.

Хра́ми бг҃а бы́вше ѡ҆дꙋшевле́ннїи живꙋ́щагѡ, и҆ живꙋ́ще страда́льцы, си́лою бж҃їею ᲂу҆крѣплѧ́еми и҆́стиннѡ, полкѝ побѣди́сте врагѡ́въ, всебл҃же́ннїи, крѣ́пкаго во бранѣ́хъ бг҃а пѣ́сньми восхвалѧ́юще.

Бг҃оро́диченъ: Пречⷭ҇тый ты̀ хра́мъ была̀ є҆сѝ, и҆ прест҃ы́й кївѡ́тъ, прїе́мши творца̀ неѡпи́саннаго, и҆ непостижи́маго во ᲂу҆тро́бѣ твое́й вмѣсти́вши, є҆диноро́днаго бг҃а сло́ва, бл҃гослове́ннаѧ всечⷭ҇таѧ влⷣчце.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ ѻ҆́троцы і҆и҃левы, ꙗ҆́коже въ горни́лѣ, добро́тою бл҃гоче́стїѧ чистѣ́е зла́та блеща́хꙋсѧ, гл҃го́люще: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

И҆́же росо́ю дре́вле ѻ҆трокѡ́мъ пла́мень прохлади́вый, стоѧ́щыѧ въ по́двизѣхъ ᲂу҆крѣпѝ твоѧ̑ мч҃ники, пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ꙗ҆дови̑таѧ и҆ дꙋшеврє́днаѧ ласка̑нїѧ мꙋчи́тєльскаѧ, ᲂу҆́мнѡ страстоте́рпцы ѿрази́ша, хрⷭ҇тꙋ̀ вопїю́ще и҆ глаго́люще: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Дѣйстви́тельны храни́тели на́мъ, се́ргїа и҆ ва́кха, и҆́стиннѡ вѣне́чники хрⷭ҇то́съ показа̀, хранѧ́щыѧ и҆ пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Напра́ви мою̀, влⷣко хрⷭ҇тѐ, моли́твами мꙋ́чєникъ, стезю̀ добродѣ́телей, и҆ ᲂу҆до́бнѡ тебѣ̀ взыва́ти сподо́би: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Блажꙋ́ тѧ и҆́стиннꙋю бг҃а на́шегѡ мт҃рь, ра́дꙋйсѧ, со а҆́гг҃ломъ приносѧ̀ тѝ, чⷭ҇таѧ, всенепоро́чнаѧ влⷣчце: тѧ́ бо непреста́ннѡ всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ пою́тъ, и҆ превозно́сѧтъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́бразъ чи́стагѡ рождества̀ твоегѡ̀ ѻ҆гнепали́маѧ кꙋпина̀ показа̀ неѡпа́льнаѧ: и҆ ны́нѣ на на́съ напа́стей свирѣ́пѣющꙋю ᲂу҆гаси́ти, мо́лимсѧ, пе́щь, да тѧ̀, бцⷣе, непреста́ннѡ велича́емъ.

Всего̀ хрⷭ҇та̀ стѧжа́ли є҆стѐ, мі́ръ бо ве́сь тогѡ̀ ра́ди ѡ҆ста́вили є҆стѐ: и҆ ны́нѣ, мч҃ницы, въ нбⷭ҇ныхъ водворѧ́етесѧ, ли́ки вы́шнихъ си́лъ, и҆ мꙋже́й блаже́нныхъ ви́дѧще свѣ́тлѡсти.

Дае́ши сопрѧже́нїе всеизрѧ́днѣйшее, похвалє́нїѧ любо́вїю тебѣ̀ приносѧ́щымъ, бл҃года́ть свы́ше, и҆ прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе, молѧ́щи є҆ди́наго милосе́рдаго, къ немꙋ́же тща́щесѧ, низоре́вностныхъ небреглѝ є҆стѐ.

Заре́ю трисїѧ́ннагѡ бж҃ества̀ просвѣще́ни, непобѣди́мїи мꙋ́чєницы, многобо́жное преле́стное безбо́жїе, и҆ мꙋчи́телей стра́хъ ѿри́нꙋша: и҆ ны́нѣ нетлѣ́нныѧ наслажда́ютсѧ сла́дости ра́йскїѧ.

Тече́нїе до́брое соверши́вше, благочести́вꙋ же вѣ́рꙋ сохрани́ти потща́вшесѧ, недви́жимое прїѧ́ти сподо́бистесѧ црⷭ҇твїе, пресла́внїи мꙋ́чєницы, вѣнцє́мъ добро́ты и҆ благолѣ́пїѧ ᲂу҆вѧзе́ни.

Бг҃оро́диченъ: Ѽ па́че ᲂу҆ма̀ чꙋде́съ твои́хъ! бж҃їе бо сло́во пло́ть бы́вшее, є҆ди́на родила̀ є҆сѝ преесте́ственнѡ, мт҃и дв҃о, всѧ́чєскаѧ бжⷭ҇твеннымъ хотѣ́нїемъ содержа́щаго мꙋ́дрѣ, и҆ ѡ҆кормлѧ́юща.

Свѣти́ленъ.

Свѣтоза́рнꙋю дво́ицꙋ страстоте́рпєцъ, се́ргїа и҆ ва́кха похва́лимъ: ра́нъ бо стремлє́нїѧ претерпѣ́ша, и҆ горды́ню низложи́ша всеѕло́бнагѡ мꙋчи́телѧ, трⷪ҇ческою си́лою.

Бг҃оро́диченъ: Херꙋві̑мъ ꙗ҆ви́сѧ сла́внѣйши, и҆ серафі̑мъ показа́сѧ вы́шши, ꙗ҆́кѡ бг҃а ро́ждши воплоще́нна, земны̑мъ же показа́вша стєзѝ пра̑выѧ настꙋпа́ти, ко спасе́нїю приводѧ́щыѧ.

Краткие жития мучеников Сергия и Вакха

Свя­тых му­че­ни­ков Сер­гия и Вак­ха им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан (284–305) на­зна­чил на вы­со­кие долж­но­сти в вой­ске, не зная о том, что они хри­сти­ане. Недоб­ро­же­ла­те­ли до­нес­ли Мак­си­ми­а­ну, что два его во­е­на­чаль­ни­ка не по­чи­та­ют язы­че­ских бо­гов, а это счи­та­лось го­судар­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем.

Им­пе­ра­тор, же­лая удо­сто­ве­рить­ся в спра­вед­ли­во­сти до­но­са, при­ка­зал Сер­гию и Вак­ху при­не­сти жерт­ву идо­лам, но они от­ве­ти­ли, что чтут Бо­га Еди­но­го и толь­ко Ему по­кло­ня­ют­ся.

Мак­си­ми­ан при­ка­зал снять с му­че­ни­ков зна­ки их во­ин­ско­го са­на, об­лечь в жен­ские одеж­ды и во­дить по го­ро­ду с же­лез­ны­ми об­ру­ча­ми на шее, в по­сме­я­ние на­ро­ду. За­тем опять при­звал Сер­гия и Вак­ха к се­бе и дру­же­ски со­ве­то­вал не пре­льщать­ся хри­сти­ан­ски­ми бас­ня­ми и об­ра­тить­ся к бо­гам рим­ским. Но свя­тые бы­ли непре­клон­ны. То­гда им­пе­ра­тор по­ве­лел ото­слать их к пра­ви­те­лю во­сточ­ной ча­сти Си­рии Ан­тио­ху, лю­то­му нена­вист­ни­ку хри­сти­ан. Ан­тиох по­лу­чил эту долж­ность с по­мо­щью Сер­гия и Вак­ха. "От­цы и бла­го­де­те­ли мои! – ска­зал он свя­тым, – будь­те ми­ло­сти­вы не толь­ко к се­бе, но и ко мне: я не хо­тел бы пре­да­вать вас му­че­ни­ям". Свя­тые му­че­ни­ки от­ве­ти­ли, что для них жизнь – Хри­стос, а смерть за Него – при­об­ре­те­ние. Раз­гне­ван­ный Ан­тиох при­ка­зал бить Вак­ха би­ча­ми без ми­ло­сер­дия, и свя­той му­че­ник ото­шел ко Гос­по­ду. Сер­гия обу­ли в же­лез­ные са­по­ги с на­би­ты­ми в них гвоз­дя­ми и от­ве­ли на суд в дру­гой го­род, где он был усе­чен ме­чом (ок. 300 г.).

Полные жития мучеников Сергия и Вакха

Свя­тые му­че­ни­ки Сер­гий и Вакх, – рим­ляне по про­ис­хож­де­нию, – бы­ли знат­ны­ми са­нов­ни­ка­ми[1] и пер­вы­ми из вель­мож при дво­ре ца­ря Мак­си­ми­а­на. Царь очень лю­бил и ува­жал их за бла­го­ра­зум­ные со­ве­ты на со­бра­ни­ях, за их храб­рость на войне и за их вер­ность в служ­бе. И ред­ко кто мог об­ра­тить­ся к ца­рю с прось­бою ина­че, как толь­ко чрез этих его вер­ней­ших со­вет­ни­ков: они бы­ли в та­кой ми­ло­сти у него, как ни­кто иной. Од­на­ко Сер­гий и Вакх ис­ка­ли ми­ло­сти не столь­ко у ца­ря зем­но­го, сколь­ко у Ца­ря Небес­но­го: по­то­му что они ве­ро­ва­ли в Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ста­ра­лись уго­дить Ему сво­ею жиз­нью и усерд­но слу­жи­ли Ему. Но из-за стра­ха пред ца­рем они до вре­ме­ни скры­ва­ли свою ве­ру во Хри­ста, ибо Мак­си­ми­ан от­но­сил­ся к хри­сти­а­нам с без­мер­ною нена­ви­стью и неукро­ти­мою яро­стью. Недол­го свет ве­ры Хри­сто­вой од­на­ко со­крыт в них был под спу­дом и ско­ро для всех от­крыл­ся яв­но.

Неко­то­рые, за­ви­дуя их вы­со­ко­му по­ло­же­нию и цар­ской к ним люб­ви, и же­лая на­влечь на них нена­висть и гнев ца­ря, до­нес­ли ему, что Сер­гий и Вакх – хри­сти­ане и что они от­ка­зы­ва­ют­ся от по­кло­не­ния идо­лам. Мак­си­ми­ан не хо­тел ве­рить, чтобы лю­ди, поль­зо­вав­ши­е­ся та­ким его рас­по­ло­же­ни­ем, не со­глас­ны бы­ли с ним в по­чи­та­нии бо­гов, – и сты­дил­ся спро­сить их об этом или об­ли­чить, не зная еще то­го до­сто­вер­но. Од­на­ко он ре­шил ис­пы­тать их сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

Од­на­жды он на­зна­чил в честь сво­их бо­гов празд­не­ство и от­пра­вил­ся со все­ми кня­зья­ми и са­нов­ни­ка­ми, с во­и­на­ми и слу­га­ми, окру­жен­ный всем сво­им цар­ским ве­ли­чи­ем, – в храм глав­но­го бо­га Зев­са[2], чтобы при­не­сти ему там тор­же­ствен­ную жерт­ву. При этом он вни­ма­тель­но на­блю­дал, – вой­дут ли с ним в идоль­ский храм его лю­би­мые вель­мо­жи, Сер­гий и Вакх. Но ко­гда царь во­шел в храм, ра­бы Хри­сто­вы оста­лись вне его и не во­шли с ца­рем в мерз­кое ка­пи­ще; оста­но­вив­шись вда­ле­ке, они мо­ли­лись ис­тин­но­му Бо­гу, про­ся Его, – да про­све­тит Он сле­по­ту омра­чен­ных очей нече­сти­во­го то­го на­ро­да и да про­сла­вит чрез них пре­свя­тое Имя Свое. Царь же, ви­дя, что Сер­гий и Вакх не во­шли с ним на тор­же­ство, по­слал слуг взять их и си­лою при­ве­сти во храм.

Ко­гда свя­тые бы­ли вве­де­ны на это бо­го­про­тив­ное со­бра­ние, Мак­си­ми­ан при­ка­зал, чтобы они вме­сте с ним по­кло­ни­лись идо­лам, при­нес­ли жерт­ву и вку­си­ли бы от идо­ло­жерт­вен­ных при­но­ше­ний.

Но Сер­гий и Вакх не хо­те­ли ис­пол­нить се­го цар­ско­го при­ка­за­ния.

– Мы име­ем, – го­во­ри­ли они, – Бо­га на небе, Бо­га не лож­но­го и не бес­чув­ствен­но­го, как бес­чув­ствен­ны ва­ши идо­лы, но ис­тин­но­го и жи­во­го, со­дер­жа­ще­го в Сво­ей вла­сти весь мир, и Ему по­кло­ня­ем­ся.

И они на­ча­ли об­ли­чать ца­ря за его зло­ве­рие, что он честь, по­до­ба­ю­щую Еди­но­му Бо­гу, воз­да­ет идо­лам – сле­пым, глу­хим и немым.

То­гда царь, раз­гне­вав­шись, ве­лел снять с них все от­ли­чия их вы­со­ко­го са­на: и во­ин­ские по­я­са, и зо­ло­тые грив­ны, и перст­ни, и все одеж­ды и для по­ру­га­ния одеть их в жен­скую ниж­нюю одеж­ду и воз­ло­жить на шеи их же­лез­ные об­ру­чи. В этом ви­де свя­тых ста­ли во­дить по го­ро­ду, дабы, та­ким об­ра­зом, столь слав­ные и знат­ные вель­мо­жи рим­ские всем на­ро­дом бы­ли по­ру­га­ны и осме­я­ны за по­чи­та­ние Еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га и по­но­ше­ние лож­ных язы­че­ских бо­гов, или, луч­ше ска­зать – са­мих бе­сов, ко­им не за­хо­те­ли при­не­сти жерт­вы сии ра­бы Бо­жии, уже при­нес­шие се­бя в жерт­ву Хри­сту.

По окон­ча­нии бо­го­про­тив­ных жерт­во­при­но­ше­ний Мак­си­ми­ан воз­вра­тил­ся в свои па­ла­ты и, сжа­лив­шись над Сер­ги­ем и Вак­хом, так как очень их лю­бил, при­звал их к се­бе и ска­зал:

– Лю­без­ные и вер­ные мои дру­зья! За­чем вы за­ду­ма­ли обес­че­стить на­ших бо­гов, и опе­ча­лить ца­ря сво­е­го, ко­то­рый столь ми­ло­стив и бла­го­скло­нен к вам? За­чем и на се­бя на­влек­ли та­кое бес­че­стие? Хо­тя я вас и очень люб­лю, од­на­ко не мо­гу тер­петь по­ру­га­ния над мо­и­ми бо­га­ми и дол­жен бу­ду пре­дать вас му­кам, да­же во­пре­ки сво­е­му же­ла­нию. По­се­му про­шу вас, дру­зья мои, оставь­те вы это­го Сы­на Тек­то­но­ва[3], Ко­е­го евреи как зло­дея по­ве­си­ли на кре­сте со зло­де­я­ми, и не увле­кай­тесь хри­сти­ан­ски­ми бас­ня­ми и волх­во­ва­ни­я­ми; об­ра­ти­тесь сно­ва к на­шим ве­ли­ким бо­гам, и я вам ока­жу еще боль­шую честь и еще боль­шую ми­лость мою к вам, и бу­де­те вы поль­зо­вать­ся мо­ею лю­бо­вью и нераз­дель­но со мною на­сла­ждать­ся все­ми бла­га­ми мо­е­го цар­ства.

Но Сер­гий и Вакх, не же­лая ра­ди цар­ской люб­ви от­пасть от люб­ви Бо­жи­ей и ра­ди вре­мен­ных благ ли­шить­ся веч­ных, не по­слу­ша­лись ца­ря. Ис­пол­нен­ные бла­го­да­ти Ду­ха Свя­то­го, они дерз­но­вен­но и убе­ди­тель­но ста­ли до­ка­зы­вать ца­рю все бес­си­лие его лож­ных бо­гов, сме­ло ис­по­ве­до­ва­ли пред ним мо­гу­ще­ство и Бо­же­ство Иису­са Хри­ста и со­ве­то­ва­ли ца­рю са­мо­му по­знать сию небес­ную ис­ти­ну. Нече­сти­вый царь, серд­це ко­е­го бы­ло оже­сто­че­но, ра­зум же ослеп­лен, не при­нял их доб­ро­го со­ве­та и, на­про­тив, вос­пла­ме­нил­ся еще боль­шим гне­вом и яро­стью. По люб­ви сво­ей к ним, не же­лая сам пре­дать их му­кам, он ото­слал их к во­сточ­но­му иге­мо­ну[4] Ан­тио­ху. Этот че­ло­век был же­сто­ким го­ни­те­лем и му­чи­те­лем хри­сти­ан; иге­мон­ско­го са­на он до­стиг чрез хо­да­тай­ство Сер­гия и Вак­ха пред ца­рем и по­сле то­го был от­прав­лен на Во­сток. К се­му иге­мо­ну те­перь и бы­ли от­прав­ле­ны свя­тые.

Царь ду­мал, что они устра­шат­ся его лю­то­сти, мол­ва о ко­то­рой раз­нес­лась по всей им­пе­рии, и в то же вре­мя по­сты­дят­ся быть во вла­сти то­го, кто преж­де был по­чти ра­бом их и, та­ким об­ра­зом, из-за стра­ха и сты­да от­ре­кут­ся от Хри­ста. Но ес­ли бы се­го и не слу­чи­лось, то ца­рю, во вся­ком слу­чае бо­лее бы­ло же­ла­тель­но, чтобы они бы­ли за­му­че­ны в даль­ней мест­но­сти, чем у него на гла­зах.

И вот свя­тых в око­вах по­ве­ли из Ри­ма. По про­ше­ствии це­ло­го дня пу­ти во­и­ны, со­про­вож­дав­шие их, оста­но­ви­лись на ноч­лег в го­сти­ни­це. Здесь в пол­ночь, ко­гда во­и­ны, ко­то­рые их ве­ли, креп­ко спа­ли, Сер­гий и Вакх вста­ли на мо­лит­ву и на­ча­ли про­сить у Бо­га си­лы – му­же­ствен­но пре­тер­петь все пред­сто­яв­шие им стра­да­ния.

Ко­гда они мо­ли­лись, им явил­ся Ан­гел Гос­по­день, оси­я­вая их небес­ным све­том и укреп­ляя сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

– Дер­зай­те, ра­бы Хри­сто­вы, и как доб­рые во­и­ны во­ору­жи­тесь на диа­во­ла: вы его ско­ро по­бе­ди­те.

По­сле сих слов Ан­гел стал неви­дим.

Сер­гий и Вакх, ис­пол­нив­шись неиз­ре­чен­ной ра­до­сти, ста­ли вос­сы­лать хва­лу Гос­по­ду, бла­го­во­лив­ше­му по­се­тить ра­бов Сво­их та­ким Ан­гель­ским яв­ле­ни­ем.

В про­дол­же­ние все­го сво­е­го да­ле­ко­го пу­ти на Во­сток свя­тые му­че­ни­ки про­во­ди­ли вре­мя в мо­лит­ве и псал­мо­пе­нии, и та­ким об­ра­зом во­ору­жа­лись еще бо­лее на неви­ди­мых ду­хов зло­бы. Прой­дя мно­гие го­ро­да и се­ле­ния, они, на­ко­нец, до­шли до во­сточ­но­го го­ро­да Варва­лис­со[5], где в то вре­мя на­хо­дил­ся иге­мон Ан­тиох, ко­то­ро­му во­и­ны и от­да­ли при­ве­ден­ных уз­ни­ков, – вме­сте с цар­скою гра­мо­тою та­ко­го со­дер­жа­ния:

– Мак­си­ми­ан, веч­ный царь, Ан­тио­ху, иге­мо­ну стра­ны Во­сточ­ной. – Ра­дуй­ся! Бо­ги на­ши не до­пус­ка­ют ни од­но­му че­ло­ве­ку, а осо­бен­но по­бор­ни­кам и слу­гам цар­ства на­ше­го, быть людь­ми зло­че­сти­вы­ми и не участ­ву­ю­щи­ми в жерт­во­при­но­ше­ни­ях им; по­се­му мы осу­ди­ли Сер­гия и Вак­ха и как по­сле­до­ва­те­лей зло­че­сти­вой хри­сти­ан­ской ве­ры со­чли их за­слу­жи­ва­ю­щи­ми смерт­ной каз­ни. Но так как они недо­стой­ны при­нять на­ка­за­ние от са­мо­го ца­ря, то мы при­сла­ли их к те­бе. Ес­ли они, рас­ка­яв­шись, по­слу­ша­ют нас и при­не­сут жерт­ву бо­гам, то ока­жи им снис­хо­ди­тель­ность и осво­бо­ди от на­зна­чен­ных мук; при сем обе­щай, что и мы бу­дем к ним ми­ло­сти­вы, и что каж­дый из них по­лу­чит преж­нее свое до­сто­ин­ство и за­слу­жит от нас бла­го­склон­ность, боль­шую преж­ней. Ес­ли же они не бу­дут по­ви­но­вать­ся и оста­нут­ся в преж­ней зло­че­сти­вой ве­ре, то пре­дай их за­слу­жен­ным му­кам и осу­ди на смерть чрез усек­но­ве­ние ме­чем. В на­деж­де дол­гой жиз­ни – будь здрав.

Про­чтя цар­скую гра­мо­ту, Ан­тиох при­ка­зал за­клю­чить Сер­гия и Вак­ха до утра под стра­жу. Утром же, вой­дя в пре­то­рию[6], он сел на су­дей­ском ме­сте и, по­ста­вив пред со­бою свя­тых му­че­ни­ков, стал так го­во­рить им:

– От­цы и бла­го­де­те­ли мои, ис­хо­да­тай­ство­вав­шие мне сей сан, ви­нов­ни­ки на­сто­я­щей мо­ей сла­вы, – как из­ме­ни­лось ва­ше по­ло­же­ние! Ныне я си­жу пред ва­ми как су­дья, вы же, свя­зан­ные уз­ни­ки, сто­и­те пре­до мною, – вы, ко­то­рым я преж­де пред­сто­ял как слу­га. Мо­лю вас, не при­чи­няй­те се­бе та­ко­го зла, по­слу­шай­те ца­ря и при­не­си­те жерт­ву бо­гам, – и вы сно­ва по­лу­чи­те ваш преж­ний сан и сно­ва бу­де­те по­чте­ны сла­вою; ес­ли же вы се­го не сде­ла­е­те, то я, во­пре­ки да­же сво­ей во­ле, дол­жен бу­ду му­ка­ми при­ну­дить вас к ис­пол­не­нию се­го цар­ско­го по­ве­ле­ния: ведь вы са­ми слы­ша­ли, что мне при­ка­зы­ва­ет царь в сво­ем по­сла­нии. По­се­му, гос­по­да мои, будь­те ми­ло­сер­ды са­ми к се­бе, а так­же и ко мне, ибо я во­все не же­лал бы для вас, бла­го­де­те­лей мо­их, быть же­сто­ким му­чи­те­лем.

Свя­тые от­ве­ча­ли ему:

– На­прас­но ты хо­чешь ре­чью сво­ею пре­льстить нас: для ищу­щих небес­ной жиз­ни – и честь, и бес­че­стие, и жизнь, и смерть – ре­ши­тель­но без­раз­лич­ны: «Ибо для ме­ня жизнь – Хри­стос, и смерть – при­об­ре­те­ние» (Флп.1:21).

И мно­гое дру­гое го­во­ри­ли Сер­гий и Вакх, уко­ряя и об­ли­чая идо­ло­слу­же­ние и без­бо­жие нече­сти­вых. По­сле се­го Ан­тиох, раз­гне­вав­шись, по­ве­лел по­са­дить свя­то­го Сер­гия в тем­ни­цу, а Вак­ха, об­на­жив­ши и раз­ло­жив­ши на зем­ле, бить бес­по­щад­но. Свя­то­го би­ли по все­му те­лу столь дол­гое вре­мя, что да­же слу­ги, бив­шие его, из­не­мо­гая от уста­ло­сти, че­ре­до­ва­лись друг с дру­гом. От этих по­бо­ев те­ло св. му­че­ни­ка как бы от­па­ло от ко­стей, и кровь из него ли­лась как во­да. Сре­ди та­ких му­че­ний свя­той Вакх пре­дал ду­шу свою в ру­це Гос­по­ду. Те­ло Хри­сто­ва стра­даль­ца Ан­тиох по­ве­лел вы­не­сти из го­ро­да и бро­сить его где-ни­будь по­даль­ше на съе­де­ние зве­рям и пти­цам. Но Гос­подь со­хра­нил ко­сти его: неко­то­рые из хри­сти­ан, скры­вав­ших­ся из-за стра­ха к идо­ло­слу­жи­те­лям вне го­ро­да, в пе­ще­рах и овра­гах, но­чью вы­шли из сво­их убе­жищ, взя­ли те­ло свя­то­го и с че­стью по­греб­ли его в од­ной из тех пе­щер, в ко­ей пря­та­лись са­ми.

Сер­гий, си­дя в тем­ни­це и услы­хав о кон­чине дру­га сво­е­го, силь­но опе­ча­лил­ся и дол­го скор­бел о раз­лу­ке с ним.

– Увы мне, брат мой Вакх, – по­вто­рял он неод­но­крат­но,– те­перь нам с то­бой нель­зя уже вос­петь: «Как хо­ро­шо и как при­ят­но жить бра­тьям вме­сте!» (Пс.132:1): оста­вил ты ме­ня од­но­го.

В то вре­мя, как свя­той Сер­гий так се­то­вал, в сле­ду­ю­щую же ночь явил­ся ему во сне свя­той Вакх с ли­ком Ан­гель­ским, в бли­став­шей небес­ным све­том одеж­де. Он сталь уте­шать его, воз­ве­щая ему об уго­то­ван­ном для них на небе воз­да­я­нии, и укре­пил его к пред­сто­яв­ше­му вско­ре му­че­ни­че­ско­му по­дви­гу, за ко­то­рый он по­лу­чит у Хри­ста Гос­по­да ве­ли­кую ми­лость и дерз­но­ве­ние. По­сле се­го яв­ле­ния Сер­гий ис­пол­нил­ся ра­до­сти и в ве­се­лии серд­ца стал вос­пе­вать Гос­по­да.

Вско­ре иге­мон, от­прав­ля­ясь в дру­гой го­род, на­зы­ва­е­мый Су­ра[7], при­ка­зал ве­сти за со­бою и Сер­гия. Там, сев на су­дей­ском ме­сте, он стал так го­во­рить свя­то­му:

– Нече­сти­вый че­ло­век, по име­ни Вакх, не за­хо­тел при­не­сти жерт­вы бо­гам и со­гла­сил­ся луч­ше уме­реть на­силь­ствен­ною смер­тью, неже­ли по­чтить их, – и вот он при­нял казнь, до­стой­ную по де­лам сво­им. Но ты, Сер­гий, за­чем пре­льща­ешь­ся сим без­бож­ным уче­ни­ем и под­вер­га­ешь се­бя столь ве­ли­ко­му зло­клю­че­нию? Бла­го­де­тель мой, не пре­да­вай се­бя му­че­нию! Я сты­жусь тво­их преж­них ко мне бла­го­де­я­ний и тво­е­го са­на: ведь ты сто­ишь пре­до мною как осуж­ден­ный, а я, си­дя, про­из­во­жу над то­бою суд: неко­гда че­ло­век незна­чи­тель­ный, я ныне бла­го­да­ря тво­е­му хо­да­тай­ству пред ца­рем пре­воз­не­сен ве­ли­ким са­ном и те­перь уже вы­ше те­бя; ты же, ис­про­сив­ший у ца­ря так мно­го и столь мно­гим добра, те­перь сам се­бе же­ла­ешь зла. Мо­лю те­бя, – по­слу­шай мо­е­го со­ве­та, – ис­пол­ни цар­ское по­ве­ле­ние, при­не­си жерт­ву бо­гам, – и ты бу­дешь воз­ве­ден в преж­ний сан и удо­сто­ен преж­ней сла­вы.

Свя­той Сер­гий от­ве­чал ему:

– Вре­мен­ная честь и сла­ва – су­ет­ны, за вре­мен­ным же бес­че­сти­ем сле­ду­ет веч­ная сла­ва, и для ме­ня это зем­ное бес­че­стие – ни­что, а вре­мен­ной сла­вы я не ищу, ибо на­де­юсь быть удо­сто­ен­ным от Спа­си­те­ля мо­е­го ис­тин­ной и веч­ной че­сти в небес­ной сла­ве. Ты вспо­ми­на­ешь мои преж­ние к те­бе бла­го­де­я­ния, – что я у зем­но­го ца­ря ис­хо­да­тай­ство­вал те­бе столь ве­ли­кий сан; те­перь же го­во­рю те­бе, – по­слу­шай ме­ня и, по­знав ис­ти­ну, от­верг­нись сво­их лож­ных бо­гов и по­кло­нись вме­сте со мною Небес­но­му Бо­гу и Ца­рю ве­ков, и я обе­щаю ис­хо­да­тай­ство­вать у Него для те­бя еще бо­лее благ, неже­ли у Мак­си­ми­а­на.

То­гда Ан­тиох, убе­див­шись, что не в си­лах от­вра­тить его от Хри­ста и за­ста­вить под­чи­нить­ся цар­ской во­ле, ска­зал:

– Ты за­став­ля­ешь ме­ня, Сер­гий, за­быть все твои бла­го­де­я­ния и пре­дать те­бя лю­тым му­кам.

Сер­гий от­ве­чал:

– Де­лай, что хо­чешь: я имею по­мощ­ни­ком Хри­ста, Ко­то­рый неко­гда ска­зал: не бой­тесь уби­ва­ю­щих те­ло, ду­ши же не мо­гу­щих убить; вот и ты те­перь име­ешь власть над мо­им те­лом, чтобы тер­зать его, но над ду­шой мо­ей не име­ешь вла­сти ни ты, ни отец твой – са­та­на.

По­сле се­го Ан­тиох, раз­гне­вав­шись, про­из­нес:

– Я ви­жу, что мое дол­го­тер­пе­ние де­ла­ет те­бя толь­ко еще бо­лее дерз­ким, – и по­ве­лел обуть его в же­лез­ные са­по­ги с ост­ры­ми и длин­ны­ми гвоз­дя­ми на по­дош­ве, кои прон­за­ли но­ги свя­то­го. В та­кой обу­ви Ан­тиох ве­лел гнать Сер­гия пред сво­ею ко­лес­ни­цею, сам же он по­ехал в го­род Тет­ра­пир­гий[8], от­ку­да дол­жен был от­пра­вить­ся в го­род Ро­за­фу[9].

Пре­тер­пе­вая та­кие стра­да­ния, свя­той на пу­ти вос­пе­вал: «Твер­до упо­вал я на Гос­по­да, и Он при­к­ло­нил­ся ко мне и услы­шал вопль мой; из­влек ме­ня из страш­но­го рва, из ти­ни­сто­го бо­ло­та, и по­ста­вил на камне но­ги мои и утвер­дил сто­пы мои» (Пс.39:2-3).

Ко­гда они при­шли в го­род Тет­ра­пир­гий, ко­то­рый от­сто­ял от Су­ры в два­дца­ти вер­стах, му­че­ни­ка по­ве­ли в тем­ни­цу. На до­ро­ге к ней он вос­пе­вал: «Да­же че­ло­век мир­ный со мною, на ко­то­ро­го я по­ла­гал­ся, ко­то­рый ел хлеб мой, под­нял на ме­ня пя­ту. Ты же, Гос­по­ди, по­ми­луй ме­ня и вос­ставь ме­ня, и я воз­дам им» (Пс.40:10-11).

Но­чью в тем­ни­це, ко­гда му­че­ник мо­лил­ся, явил­ся ему Ан­гел Гос­по­день и ис­це­лил ра­ны его. На дру­гой день Ан­тиох при­ка­зал вы­ве­сти из тем­ни­цы свя­то­го Сер­гия, ду­мая, что от бо­ли он не мо­жет и сту­пить но­га­ми. Уви­дев же еще из­да­ли, что он идет, как со­вер­шен­но здо­ро­вый че­ло­век, ни­сколь­ко да­же не хро­мая, му­чи­тель ужас­нул­ся и ска­зал:

– Во­ис­ти­ну сей че­ло­век – волхв, ибо как мож­но по­сле та­ких мук хо­дить не хро­мая? А он как буд­то да­же ни­ко­гда и не стра­дал но­га­ми.

По­сле се­го Ан­тиох ве­лел обуть му­че­ни­ка в те же са­по­ги и ве­сти пред со­бою до Ро­за­фы, а до него от го­ро­да Су­ры бы­ло рас­сто­я­ния 70 ста­дий. Здесь, взой­дя на су­ди­ли­ще, Ан­тиох стал при­нуж­дать свя­то­го Сер­гия к по­кло­не­нию идо­лам; но не мог от­торг­нуть его от ис­по­ве­да­ния Хри­ста и осу­дил му­че­ни­ка на смерть. Ко­гда свя­то­го при­ве­ли за го­род на ме­сто каз­ни, он ис­про­сил се­бе вре­мя для мо­лит­вы. Во вре­мя мо­лит­вы он услы­шал го­лос с неба, при­зы­вав­ший его в гор­ние оби­те­ли, и, с ра­до­стью пре­кло­нив под меч свою го­ло­ву, скон­чал­ся. Те­ло его на том же ме­сте бы­ло по­гре­бе­но хри­сти­а­на­ми.

Спу­стя немно­го вре­ме­ни хри­сти­ане го­ро­да Су­ры уго­во­ри­лись тай­но взять из Ро­за­фы те­ло свя­то­го и пе­ре­не­сти в свой го­род. Ко­гда же они но­чью под­хо­ди­ли к гроб­ни­це, от гро­ба по­ка­зал­ся ог­нен­ный столб, вы­со­тою сво­ею до­сти­гав­ший до са­мо­го неба. Неко­то­рые из во­и­нов, жив­ших в Ро­за­фе, ви­дя в пол­ночь ог­нен­ный столп, осве­щав­ший весь их го­род, по­шли во­ору­жен­ны­ми к то­му ме­сту и уви­де­ли сур­ских граж­дан, объ­ятых ужа­сом при ви­де се­го ог­нен­но­го яв­ле­ния. Вско­ре яв­ле­ние чу­дес­но­го стол­па ис­чез­ло. По­сле то­го сур­ские граж­дане по­ня­ли, что свя­той Сер­гий не хо­чет остав­лять то­го ме­ста, где про­лил кровь свою и по­ло­жил за Хри­ста ду­шу свою; в честь му­че­ни­ка они по­ста­ви­ли толь­ко на том ме­сте чуд­ную ка­мен­ную гроб­ни­цу. По рас­про­стра­не­нии хри­сти­ан­ства в го­ро­де Ро­за­фе был вы­стро­ен во имя свя­то­го му­че­ни­ка Сер­гия храм. Пят­на­дцать епи­ско­пов окрест­ных го­ро­дов, со­брав­шись, тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли в но­во­со­здан­ную цер­ковь нетлен­ные и бла­го­уха­ю­щие мо­щи свя­то­го му­че­ни­ка и по­ста­но­ви­ли празд­но­вать па­мять его 7 ок­тяб­ря, в день его кон­чи­ны. На том и на дру­гом ме­сте, – и в церк­ви, при мо­щах му­че­ни­ка Сер­гия, и там, где он скон­чал­ся и был по­гре­бен, – мно­гие бес­но­ва­тые и бо­ля­щие по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от сво­их неду­гов[10].

До­стой­но за­ме­ча­ния, что каж­дый год в день па­мя­ти свя­то­го ди­кие зве­ри, как бы со­блю­дая ка­кой-ли­бо за­кон, вы­хо­ди­ли из окрест­ных пу­стынь и со­би­ра­лись на том ме­сте, где сна­ча­ла был по­гре­бен свя­той му­че­ник. В это вре­мя их ди­кий нрав сме­нял­ся кро­то­стию агн­цев: они не на­па­да­ли ни на лю­дей, ни на скот, но, спо­кой­но об­хо­дя св. ме­сто, сно­ва воз­вра­ща­лись в свои пу­сты­ни. Так про­сла­вил Бог угод­ни­ка Сво­е­го, что не толь­ко лю­дям, но и зве­рям как бы вну­шал празд­но­вать па­мять его.

Мо­лит­ва­ми свя­то­го Сер­гия да укро­тит Гос­подь и ярость вра­гов на­ших, как неко­гда укро­тил лю­тость сих ди­ких зве­рей, – во сла­ву Свою во ве­ки. – Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] В жи­тий­ном под­лин­ни­ке Сер­гий на­зы­ва­ет­ся "при­ми­ка­ром", т. е. пер­вым на­чаль­ни­ком "ген­ти­лий­ско­го пол­ка", – со­сто­яв­ше­го из со­юз­ни­ков (ко­то­рые на­зы­ва­лись gentilles) рим­лян, а Вакх – "се­кон­до­то­ри­ем", т.е. вто­рым на­чаль­ни­ком се­го пол­ка.

[2] Зевс, или Юпи­тер – гре­ко-рим­ский бог, по­чи­тав­ший­ся языч­ни­ка­ми вла­сти­те­лем неба и зем­ли, от­цом всех, бо­гов и лю­дей.

[3] Т.е. Иису­са Хри­ста, Ко­е­го еще совре­мен­ные Ему евреи на­зы­ва­ли "Сы­ном Тек­то­но­вым" (Мф.13:55), счи­тая Его сы­ном об­ру­чен­ни­ка Пре­свя­той Де­вы Ма­рии, Иоси­фа, за­ни­мав­ше­го­ся плот­ни­чьим ма­стер­ством («тек­тон» – с гре­че­ско­го: плот­ник, стро­и­тель). Это на­име­но­ва­ние усво­и­ли по­том и рим­ские языч­ни­ки, при­ла­гая его ко Хри­сту, в ви­де на­смеш­ки и глум­ле­ния над Ца­рем хри­сти­ан.

[4] Т. е. к пра­ви­те­лю во­сточ­ных, ази­ат­ских про­вин­ций Рим­ской им­пе­рии.

[5] Варва­лис­со – го­род в Ме­со­по­та­мии, на за­пад­ной сто­роне от ре­ки Ев­фра­та.

[6] Пре­то­рия – выс­шее су­деб­ное ме­сто в цен­траль­ных го­ро­дах рим­ских про­вин­ций, где де­ла ре­ша­лись на­мест­ни­ка­ми рим­ских им­пе­ра­то­ров, т.е. иге­мо­на­ми или пра­ви­те­ля­ми несколь­ких про­вин­ций.

[7] Су­ра – го­род на за­пад­ной сто­роне Ев­фра­та.

[8] Тет­ра­пир­гий – го­род меж­ду Су­рою и Ро­за­фою близ Ев­фра­та.

[9] Ро­заф, или Ре­заф, впо­след­ствии пе­ре­име­но­ван­ный по ос­но­ван­но­му в нем зна­ме­ни­то­му мо­на­сты­рю в честь свя­то­го му­че­ни­ка Сер­гия Сер­гио­по­лем, – го­род, от­сто­яв­ший от Су­ры в 6 вер­стах.

[10] Па­мять свя­тых му­че­ни­ков Сер­гия и Вак­ха из­древ­ле весь­ма чти­лась на всем Во­сто­ке, и к мо­щам их мно­гие со­вер­ша­ли бла­го­че­сти­вые пу­те­ше­ствия. О еже­год­ном празд­но­ва­нии му­че­ни­ку Сер­гию из­вест­но еще с на­ча­ла V ве­ка. В том же ве­ке иера­поль­ский епи­скоп Алек­сандр вы­стро­ил ве­ли­ко­леп­ную цер­ковь в честь сих му­че­ни­ков. Их чест­ные нетлен­ные гла­вы хра­ни­лись неко­то­рое вре­мя в Кон­стан­ти­но­по­ле, где ви­де­ли их рус­ские па­лом­ни­ки: инок Ан­то­ний (1200 г.) и Сте­фан Нов­го­ро­дец (ок. 1350 г.). Ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор Юс­ти­ни­ан Ве­ли­кий (527–565 г.) укре­пил г. Ро­за­фу, где по­стра­дал св. Сер­гий и где бы­ли мо­щи его, и еще в на­ча­ле сво­е­го цар­ство­ва­ния по­стро­ил близ сво­е­го двор­ца в Кон­стан­ти­но­по­ле ве­ли­ко­леп­ную цер­ковь во имя свв. Сер­гия и Вак­ха за спа­се­ние его ими из тем­ни­цы еще до во­ца­ре­ния его. Ко­гда пер­сид­ский царь Хоз­рой (532–579 г.) под­сту­пил к Ро­за­фе, пе­ре­име­но­ван­но­му уже Сер­гио­по­лем, ма­ло­чис­лен­ные жи­те­ли, укре­пив­ши­е­ся в сем го­ро­де, вы­да­ли ему все дра­го­цен­ные ве­щи, дабы он по­ща­дил го­род, кро­ме мо­щей св. му­че­ни­ка Сер­гия, по­чи­вав­ших в про­дол­го­ва­той, об­ло­жен­ной се­реб­ром ра­ке; узнав о сем, Хоз­рой дви­нул все вой­ско к го­ро­ду, но на стене яви­лось несчет­ное чис­ло во­ору­жен­ных щи­та­ми и го­то­вых к за­щи­те во­и­нов; Хоз­рой по­нял, что это чу­до тво­рит му­че­ник, и, по­ра­жен­ный стра­хом, уда­лил­ся от го­ро­да. Из­вест­ный франк­ский ле­то­пи­сец VI ве­ка – Гри­го­рий Тур­ский пи­шет, что в его вре­мя на За­па­де весь­ма чтил­ся сей свя­той за мно­гие чу­де­са и бла­го­де­я­ния, яв­ля­е­мые при­те­кав­шим к нему с ве­рою.