Канон святым мученицам Вере, Надежде, Любови и матери их Софии

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 30 сентября (17 сентября ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Твоя́ победи́тельная десни́ца боголе́пно в кре́пости просла́вися. Та́ бо, Безсме́ртне, я́ко всемогу́щая, проти́вныя сотре́, изра́ильтяном пу́ть глубины́ новосоде́лавшая.

Преми́рныя Твоея́, Христе́, и несказа́нныя прему́дрости осия́ние да́руй мне́, Влады́ко, благоле́пныя и благосла́вныя Твоея́ му́ченицы, я́ко да воспою́ Софи́ина прозябе́ния.

Нарица́ние Твое́ я́ве жи́тельством, богому́драя, украси́ся: всю́ бо проводи́ла еси́ жи́знь твою́ прему́дрости жела́нием, сла́вная Софи́е, му́дрости осия́вшися благода́тию.

Тво́й всеблаже́нный пло́д, Пребоже́ственныя Тро́ицы коли́чеством украша́емь, страда́льчески за О́ную подвиза́ся, всему́драя Софи́е, Прему́дрости Боже́ственныя тезоимени́тая.

Те́ло и ду́шу доброде́тельми очи́стивше, де́вы отрокови́цы три́ Тебе́ приведо́шася, му́ченически, у́мному Жениху́ Христу́, Ве́ра с Наде́ждею, и Любо́вь сла́вная.

Богоро́дичен: Ве́сь зра́к мо́й прии́м, И́же во зра́це Бо́жии пре́жде зри́мь, всего́ обнови́, в Твое́м чре́ве боголе́пно всели́вся, Пречи́стая. Те́мже Богоро́дицу, ве́рнии Тя́ вси́ сла́вим.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Еди́не Ве́дый челове́ческаго существа́ не́мощь и ми́лостивно в не вообра́жся, препоя́ши мя́ с высоты́ си́лою, е́же вопи́ти Тебе́, Святы́й: одушевле́нный Хра́ме неизрече́нныя сла́вы Твоея́, Человеколю́бче.

Гла́са послу́шавше Христо́ва, зову́ща к безсме́ртней и безстра́стней жи́зни, после́доваша венцено́сицы де́вы и му́ченицы, е́же вопи́ти Тебе́, Святы́й: Хра́ме одушевле́нный пречи́стыя сла́вы Твоея́, Человеколю́бче.

Кре́пость дарова́ Христо́с, стоя́щим пред суди́щем му́ченически ва́м, я́ко обеща́ся, и богодохнове́нныя му́дрости испо́лни, и све́тлы показа́ победоно́сныя му́ченицы, де́вства сия́юща благода́тию.

Притупи́сте у́м вра́жий де́вы великохва́льный и того́ горды́ню низложи́сте, великому́дренно подви́гшеся, и пре́жде хва́лящагося истреби́ти мо́ре тече́ньми крове́й потопи́сте.

Му́дрости вы́шния Христо́вы бога́тно насы́тившеся, избра́нныя му́дрости и благоу́мныя, дще́ри три́ посрами́ша му́чащих свере́пства и неи́стовство неде́ржное, вити́йствующе Боже́ственная уче́ния.

Богоро́дичен: Святы́х Свята́го Христа́ свя́то породила́ еси́, Святы́ни свято́е селе́ние, во святы́х почива́ющаго, Ему́же вопие́м: свя́т хра́м одушевле́нный неизрече́нныя сла́вы Твоея́, Человеколю́бче.

Седа́лен, гла́с 1.

А́гницы слове́сныя А́гнца и Па́стыря, огню́ и лю́тым му́кам пре́дани бы́сте и яви́стеся А́нгелом равноче́стни. Те́м вси́ свяще́нную ва́шу па́мять пра́зднуем в весе́лии се́рдца, де́вы богому́дрыя.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Го́ру Тя́ Благода́тию Бо́жиею приосене́нную, прозорли́выма Авваку́м усмотри́в очи́ма, из Тебе́ изы́ти Изра́илеву провозглаша́ше Свято́му, во спасе́ние на́ше и обновле́ние.

Укре́пльшеся Боже́ственною благода́тию, добропобе́дныя, Ве́ра, Любо́вь и Наде́жда мучи́телей преще́ния му́жественно посрами́ша, огне́м всесожега́емы, всему́дрыя, и Жениху́ Христу́ приводи́мы.

Возмого́ша, Креста́ всеору́жием огради́вшеся, Ве́ра, Любо́вь и Наде́жда муче́ний благомо́щно ра́ны стерпе́ти, святы́я, да́же до крове́й крепча́йше ко греху́ проти́вльшеся.

Свещи́ тричи́сленныя му́дрости сия́ющия, Ве́ра, Любо́вь и Наде́жда, Тро́ицы просвеще́ньми я́ве блиста́ющияся, пресве́тло Це́ркви просвеща́ют, ко спасе́нию на́шему и защище́нию.

Богоро́дичен: Святы́х Свята́я Богоро́дице Всепе́тая, ожида́ние язы́ков и спасе́ние ве́рных, из Тебе́ возсия́ Изба́витель и Жизнода́вец, и Госпо́дь во спасе́ние на́с, пою́щих Тя́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвети́вый сия́нием прише́ствия Твоего́, Христе́, и освети́вый Кресто́м Твои́м ми́ра концы́, сердца́ просвети́ све́том Твоего́ богоразу́мия правосла́вно пою́щих Тя́.

Терпе́нием мудрова́ний му́ки подъе́мляху, и му́дрости су́щия в Бо́зе, глаго́люще та́йны, держа́щаго посрами́ша три́ де́вы богоно́сныя, ве́рою и естество́м связу́емы.

Ра́дуется прама́ти, ви́дящи побежда́ема льсти́ваго, из Еде́ма дре́вле изгна́вшаго сию́, жена́ми богому́дрыми, Наде́ждею, Ве́рою и Любо́вию, Софи́и рожде́ньми.

Ядови́таго мучи́телева ласка́ния избего́ша, и муче́ний я́звы во́льне претерпе́ша честны́я отрокови́цы, Твое́ю любо́вию уя́звльшеся, Христе́, и Боже́ственным Твои́м раче́нием.

Богоро́дичен: Веселя́тся Небе́сныя Си́лы ви́дяще Тя́, ра́дуются с ни́ми челове́ков состоя́ния: Рождество́м бо соедини́шася Твои́м, Де́во Богоро́дице, Его́же досто́йно сла́вим.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Обы́де на́с после́дняя бе́здна, не́сть избавля́яй, вмени́хомся я́ко о́вцы заколе́ния, спаси́ лю́ди Твоя́, Бо́же на́ш: Ты́ бо кре́пость немощству́ющих и исправле́ние.

Ра́дующеся, во Твои́, Влады́ко, пречи́стыя дла́ни возложи́ша наде́жды отрокови́цы три́, Тро́ицы коли́чеством и число́м почте́нныя и похваля́емыя.

Светя́щеся де́вства добро́тами, му́ченическими увязе́ньми украси́шася, и вене́ц сугу́б свы́ше досто́йне прия́ша от Христа́ Жизнода́вца и Всеще́драго.

Приведо́шася, Влады́ко, в хра́м Тво́й, все́х ца́рствующаго, де́вственная сокро́вища честна́, приобщи́тися Ца́рствию Твоему́: Ты́ бо те́х и све́т еси́, и весе́лие.

Богоро́дичен: Ра́дуются о Тебе́, Де́во Пречи́стая, ро́да на́шего пра́отцы, Еде́м восприе́мше Тобо́ю, его́же преступле́нием погуби́ша: Ты́ бо Чи́ста и пре́жде Рождества́, и по Рождестве́ еси́.

Конда́к, гла́с 1.

Софи́и честны́я свяще́ннейшия ве́тви Ве́ра и Наде́жда, и Любо́вь показа́вшеся, му́дрость обуи́ша е́ллинскую благода́тию, и пострада́вше, и победоно́сицы яви́вшеся, венце́м нетле́нным от все́х Влады́ки Христа́ увязо́шася.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Тебе́ у́мную, Богоро́дице, пе́щь разсмотря́ем, ве́рнии, я́коже бо о́троки спасе́ три́ Превозноси́мый, ми́р обнови́ во чре́ве Твое́м всеце́л, хва́льный отце́в Бо́г и препросла́влен.

Трисия́нною еди́нства благода́тию озаря́еми я́ве, де́вы де́монское разруши́ша тьмонеи́стовство, Све́т Триипоста́сный богосло́вяще и пою́ще: хва́льный отце́в Бо́г и препросла́влен.

На небесе́х черто́ги иму́ще, свещено́сныя ду́ши, со А́нгелы ве́село ны́не ликовству́ете, сла́ву присносу́щную зря́ще и глаго́люще: хва́льный отце́в Бо́г и препросла́влен.

Терпели́во, я́ко о́троцы, противле́ние показа́вше, о́гнь попра́ша му́жественно: те́х бо равночи́сленныя ра́зум равноста́тный богоно́сныя стяжа́ша, хва́льнаго отце́в при́сно Бо́га и препросла́вленнаго.

Богоро́дичен: Дае́ши, Чи́стая, оставле́ние прегреше́ний воспева́ющим Тя́ ве́рно, избавля́ющи напа́стей и вся́каго обстоя́ния: Тя́ бо ны́не стяжа́хом прибе́жище, Богоневе́стная, я́ко хва́льнаго отце́в Бо́га рука́ми носи́вшая.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пещи́ о́троцы Изра́илевы, я́коже в горни́ле, добро́тою благоче́стия чисте́е зла́та блеща́хуся, глаго́люще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Де́вы богосве́тлыя, Ве́ра, Наде́жда, Любо́вь, добро́тою благоче́стия чисте́е зла́та блеща́хуся, глаго́люще: благослови́те вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Сия́ющия и светови́дныя муче́нием проявле́нно бы́вшия де́вы, ве́рнии, воспои́м, глаго́люще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Враче́вств струю́ оби́льно, дово́льно и бога́тно ра́ки страстоте́рпиц источа́ют при́сно, ве́рою зову́щим: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Земля́ свята́я была́ еси́, Чи́стая, жизноно́сный Кла́с ро́ждшая, присносу́щныя жи́зни Хода́тая, Христа́, Ему́же вси́ зове́м: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: О́браз чи́стаго Рождества́ Твоего́ огнепали́мая купина́ показа́ неопа́льная, и ны́не на на́с напа́стей свире́пеющую угаси́ти мо́лимся пе́щь, да Тя́, Богоро́дице, непреста́нно велича́ем.

Све́том Трисия́нным исполня́еми и сия́ния Боже́ственнаго ны́не насыща́ющеся, купноиме́нныя доброде́телей и тождеиме́нныя любве́, наде́жди, и ве́ры, наде́ждею и любо́вию ны́ и ве́рою утверди́те.

Да вы́шняя Кре́пость ны́не укроти́т обдержа́щую бу́рю е́реси, о страстоте́рпицы непобеди́мыя, и пода́ст ве́рным единоу́мие, проси́те, мо́лим непреста́нно, доброде́вы.

Но́щь жития́ всему́дрыя, преше́дше, де́нь постиго́сте невече́рний, му́ченически веселя́щеся и де́вственно хва́лящеся благода́тию, и Боже́ственнаго Ца́рствия нетле́ннаго сподобля́емы.

Богоро́дичен: О, ка́ко Де́ва роди́ присносу́щее Сло́во и Ипоста́сное, Сия́ние О́тчия Ипоста́си, на́шего Благоде́теля и Го́спода, из Нея́ вопло́щшася, Его́же досто́йно велича́ем.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Твоѧ̀ побѣди́тельнаѧ десни́ца, бг҃олѣ́пнѡ въ крѣ́пости просла́висѧ: та́ бо, безсме́ртне, ꙗ҆́кѡ всемогꙋ́щаѧ, проти̑вныѧ сотрѐ, і҆и҃льтѧнѡмъ пꙋ́ть глꙋбины̀ новосодѣ́лавшаѧ.

Премі́рныѧ твоеѧ̀, хрⷭ҇тѐ, и҆ несказа́нныѧ премꙋ́дрости ѡ҆сїѧ́нїе да́рꙋй мнѣ̀, влⷣко, благолѣ́пныѧ и҆ благосла́вныѧ твоеѧ̀ мч҃ницы, ꙗ҆́кѡ да воспою̀ софі̑ина прозѧбє́нїѧ.

Нарица́нїе твоѐ ꙗ҆́вѣ жи́тельствомъ, бг҃омꙋ́драѧ, ᲂу҆краси́сѧ: всю́ бо проводи́ла є҆сѝ жи́знь твою̀ премꙋ́дрости жела́нїемъ, сла́внаѧ софі́е, мꙋ́дрости ѡ҆сїѧ́вшисѧ бл҃года́тїю.

Тво́й всебл҃же́нный пло́дъ, пребжⷭ҇твенныѧ трⷪ҇цы коли́чествомъ ᲂу҆краша́емь, страда́льчески за ѻ҆́нꙋ подвиза́сѧ, всемꙋ́драѧ софі́е, премꙋ́дрости бжⷭ҇твенныѧ, тезоимени́таѧ.

Тѣ́ло и҆ дꙋ́шꙋ добродѣ́тельми ѡ҆чи́стивше дѣ̑вы ѻ҆трокови̑цы, трѝ тебѣ̀ приведо́шасѧ, мч҃нически ᲂу҆́мномꙋ женихꙋ̀ хрⷭ҇тꙋ̀, вѣ́ра съ наде́ждею, и҆ любо́вь сла́внаѧ.

Бг҃оро́диченъ: Ве́сь зра́къ мо́й прїи́мъ, и҆́же во зра́цѣ бж҃їи пре́жде зри́мь, всего̀ ѡ҆бновѝ, въ твое́мъ чре́вѣ бг҃олѣ́пнѡ всели́всѧ, пречⷭ҇таѧ. тѣ́мже бцⷣꙋ вѣ́рнїи тѧ̀ всѝ сла́вимъ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Є҆ди́не вѣ́дый человѣ́ческагѡ сꙋщества̀ не́мощь, и҆ ми́лостивнѡ въ нѐ воѡбра́жсѧ, препоѧ́ши мѧ̀ съ высоты̀ си́лою, є҆́же вопи́ти тебѣ̀, ст҃ы́й: ѡ҆дꙋшевле́нный хра́ме, неизрече́нныѧ сла́вы твоеѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Гла́са послꙋ́шавше хрⷭ҇то́ва, зовꙋ́ща къ безсме́ртнѣй и҆ безстра́стнѣй жи́зни, послѣ́доваша вѣнценѡ́сицы дѣ̑вы и҆ мч҃ницы, є҆́же вопи́ти тебѣ̀ ст҃ы́й: хра́ме ѡ҆дꙋшевле́нный, пречⷭ҇тыѧ сла́вы твоеѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Крѣ́пость дарова̀ хрⷭ҇то́съ, стоѧ́щымъ предъ сꙋди́щемъ мꙋ́ченически ва́мъ ꙗ҆́кѡ ѡ҆бѣща́сѧ, и҆ бг҃одꙋхнове́нныѧ мꙋ́дрости и҆спо́лни, и҆ свѣ́тлы показа̀ побѣдонѡ́сныѧ мꙋ́чєницы, дѣ́вства сїѧ́ющѧ бл҃года́тїю.

Пристꙋпи́сте ᲂу҆́мъ вра́жїй дѣ̑вы великохва́льный, и҆ тогѡ̀ горды́ню низложи́сте, великомꙋ́дреннѡ подви́гшесѧ, и҆ пре́жде хва́лѧщагосѧ и҆стреби́ти мо́ре, тече́ньми крове́й потопи́сте.

Мꙋ́дрости вы́шнїѧ хрⷭ҇то́вы бога́тнѡ насы́тившесѧ, и҆збра́нныѧ мꙋ́дрости и҆ благоꙋ́мныѧ, дщє́ри трѝ посрами́ша мꙋ́чащихъ свирѣ̑пства, и҆ неи́стовство неде́ржное, виті́йствꙋюще бжⷭ҇твєннаѧ ᲂу҆чє́нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Ст҃ы́хъ ст҃а́гѡ хрⷭ҇та̀ свѧ́тѡ породила̀ є҆сѝ, ст҃ы́ни ст҃о́е селе́нїе, во ст҃ы́хъ почива́ющаго є҆мꙋ́же вопїе́мъ: свѧ́тъ хра́мъ ѡ҆дꙋшевле́нный неизрече́нныѧ сла́вы твоеѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Сѣда́ленъ, гла́съ а҃.

А҆́гницы словє́сныѧ а҆́гнца и҆ па́стырѧ, ѻ҆гню̀ и҆ лю̑тымъ мꙋ́камъ пре́дани бы́сте, и҆ ꙗ҆ви́стесѧ а҆́гг҃лѡмъ равноче́стни. тѣ́мъ всѝ свѧще́ннꙋю ва́шꙋ па́мѧть пра́зднꙋемъ въ весе́лїи се́рдца, дѣ̑вы бг҃омꙋ̑дрыѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Го́рꙋ, тѧ̀, бл҃года́тїю бж҃їею приѡсѣне́ннꙋю, прозорли́выма а҆ввакꙋ́мъ ᲂу҆смотри́въ ѻ҆чи́ма и҆зъ тебє̀ и҆зы́ти і҆и҃левꙋ, провозглаша́ше, ст҃о́мꙋ, во спасе́нїе на́ше и҆ ѡ҆бновле́нїе.

Оу҆крѣ́пльшесѧ бжⷭ҇твенною бл҃года́тїю, добропобѣ̑дныѧ, вѣ́ра, любо́вь и҆ наде́жда, мꙋчи́телей прещє́нїѧ мꙋ́жественнѡ посрами́ша, ѻ҆гне́мъ всесожега́емы всемꙋ̑дрыѧ, и҆ женихꙋ̀ хрⷭ҇тꙋ̀ приводи́мы.

Возмого́ша, крⷭ҇та̀ всеѻрꙋ́жїемъ ѡ҆гради́вшесѧ, вѣ́ра, любо́вь и҆ наде́жда, мꙋче́нїй благомо́щнѡ ра̑ны стерпѣ́ти ст҃ы̑ѧ, да́же до кро́вей крѣпча́йше ко грѣхꙋ̀ проти́вльшесѧ.

Свѣщы̀ тричи́сленныѧ мꙋ́дрости сїѧ́ющыѧ, вѣ́ра, любо́вь и҆ наде́жда, трⷪ҇цы просвѣще́ньми ꙗ҆́вѣ блиста́ющыѧсѧ, пресвѣ́тлѡ цр҃кви просвѣща́ютъ, ко спасе́нїю на́шемꙋ и҆ защище́нїю.

Бг҃оро́диченъ: Ст҃ы́хъ ст҃а́ѧ бцⷣе всепѣ́таѧ, ѡ҆жида́нїе ꙗ҆зы́кѡвъ, и҆ спасе́нїе вѣ́рныхъ, и҆зъ тебє̀ возсїѧ̀ и҆зба́витель, и҆ жизнода́вецъ и҆ гдⷭ҇ь, во спасе́нїе на́съ пою́щихъ тѧ̀.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Просвѣти́вый сїѧ́нїемъ прише́ствїѧ твоегѡ̀, хрⷭ҇тѐ, и҆ ѡ҆свѣти́вый крⷭ҇то́мъ твои́мъ мі́ра концы̀, сердца̀ просвѣтѝ, свѣ́томъ твоегѡ̀ бг҃оразꙋ́мїѧ правосла́внѡ пою́щихъ тѧ̀.

Терпѣ́нїемъ мꙋдрова́нїй мꙋ̑ки под̾е́млѧхꙋ: и҆ мꙋ́дрости сꙋ́щїѧ въ бз҃ѣ глаго́люще та̑йны, держа́щаго посрами́ша трѝ дѣ̑вы бг҃онѡ́сныѧ, вѣ́рою и҆ є҆стество́мъ свѧзꙋ́еми.

Ра́дꙋетсѧ прама́ти, ви́дѧщи побѣжда́ема льсти́ваго, и҆зъ є҆де́ма дре́вле и҆згна́вшаго сїю̀, жена́ми бг҃омꙋ́дрыми, наде́ждою, вѣ́рою и҆ любо́вїю, софі́и рожде́ньми.

Ꙗ҆дови́тагѡ мꙋчи́телева ласка́нїѧ и҆збѣго́ша, и҆ мꙋче́нїй ꙗ҆́звы во́льнѡ претерпѣ́ша честны̑ѧ ѻ҆трокови̑цы, твое́ю любо́вїю ᲂу҆ѧ́звльшесѧ, хрⷭ҇тѐ, и҆ бжⷭ҇твеннымъ твои́мъ раче́нїемъ.

Бг҃оро́диченъ: Веселѧ́тсѧ нбⷭ҇ныѧ си̑лы ви́дѧше тѧ̀, ра́дꙋютсѧ съ ни́ми человѣ́кѡвъ состоѧ̑нїѧ: ржⷭ҇тво́мъ бо соедини́шасѧ твои́мъ, дв҃о бцⷣе, є҆го́же досто́йнѡ сла́вимъ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ѡ҆бы́де на́съ послѣ́днѧѧ бе́здна, нѣ́сть и҆збавлѧ́ѧй, вмѣни́хомсѧ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́вцы заколе́нїѧ, спасѝ лю́ди твоѧ̑, бж҃е на́шъ: ты́ бо крѣ́пость немощствꙋ́ющихъ и҆ и҆справле́нїе.

Ра́дꙋющесѧ, во твоѝ, влⷣко, пречⷭ҇тыѧ дла̑ни возложи́ша надє́жды, ѻ҆трокови̑цы трѝ трⷪ҇цы коли́чествомъ и҆ число́мъ почтє́нныѧ и҆ похвалѧ́ємыѧ.

Свѣтѧ́щесѧ дѣ́вства добро́тами, мч҃ническими ᲂу҆вѧзе́ньми ᲂу҆краси́вшасѧ, и҆ вѣне́цъ сꙋгꙋ́бъ свы́ше досто́йнѣ прїѧ́ша, ѿ хрⷭ҇та̀ жизнода́вца и҆ всеще́драгѡ.

Приведо́шасѧ, влⷣко, въ хра́мъ тво́й всѣ́хъ црⷭ҇твꙋющагѡ дѣ́вствєннаѧ сокрѡ́вища честна̑ѧ, приѡбщи́тисѧ црⷭ҇твїю твоемꙋ̀: ты́ бо тѣ́хъ и҆ свѣ́тъ є҆сѝ и҆ весе́лїе.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋютсѧ ѡ҆ тебѣ̀, дв҃о пречⷭ҇таѧ, ро́да на́шегѡ пра́ѻц҃ы, є҆де́мъ воспрїе́мше тобо́ю, є҆го́же престꙋпле́нїемъ погꙋби́ша. ты́ бо чиста̀ и҆ пре́жде ржⷭ҇тва̀ и҆ по ржⷭ҇твѣ̀ є҆сѝ.

Конда́къ ст҃ы́хъ, гла́съ а҃.

Софі́и честны́ѧ свѧще́ннѣйшыѧ вѣ̑тви, вѣ́ра, и҆ наде́жда, и҆ любо́вь, показа́вшесѧ, мꙋ́дрость ѡ҆бꙋи́ша є҆́ллинскꙋю бл҃года́тїю: и҆ пострада́вше, и҆ побѣдонѡ́сицы ꙗ҆ви́вшесѧ, вѣнце́мъ нетлѣ́ннымъ ѿ всѣ́хъ влⷣки хрⷭ҇та̀ ᲂу҆вѧзо́шасѧ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Тебѐ ᲂу҆́мнꙋю, бцⷣе, пе́щь разсмотрѧ́емъ вѣ́рнїи, ꙗ҆́коже бо ѻ҆́троки спасѐ трѝ превозноси́мый, мі́ръ ѡ҆бновѝ, во чре́вѣ твое́мъ всецѣ́лъ, хва́льный ѻ҆тцє́въ бг҃ъ и҆ препросла́вленъ.

Трисїѧ́нною є҆ди́нства бл҃года́тїю, ѡ҆зарѧ́еми ꙗ҆́вѣ дѣ̑вы, де́мѡнское разрꙋши́ша тмонеи́стовство, свѣ́тъ трїѷпоста́сный бг҃осло́вѧще и҆ пою́ще: хва́льный ѻ҆тцє́въ бг҃ъ и҆ препросла́вленъ.

На нб҃сѣ́хъ черто́ги и҆мꙋ́ще свѣщенѡ́сныѧ дꙋ́шы, со а҆́гг҃лы ве́селѡ ны́нѣ ликовствꙋ́ете, сла́вꙋ присносꙋ́щнꙋю зрѧ́ще, и҆ глаго́люще: хва́льный ѻ҆тцє́въ бг҃ъ и҆ препросла́вленъ.

Терпѣли́вѡ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́троцы противле́нїе показа́вше, ѻ҆́гнь попра́ша мꙋ́жественнѡ: тѣ́хъ бо равночи́сленнїи ра́зꙋмъ равноста́тный бг҃онѡ́сныѧ стѧжа́ша, хва́льнаго ѻ҆тцє́въ при́снѡ бг҃а и҆ препросла́вленнаго.

Бг҃оро́диченъ: Дае́ши, чⷭ҇таѧ, ѡ҆ставле́нїе прегрѣше́нїй воспѣва́ющымъ тѧ̀ вѣ́рнѡ, и҆збавлѧ́ющи напа́стей, и҆ всѧ́кагѡ ѡ҆бстоѧ́нїѧ тѧ́ бо ны́нѣ стѧжа́хомъ прибѣ́жище, бг҃оневѣ́стнаѧ, ꙗ҆́кѡ хва́льнаго ѻ҆тцє́въ бг҃а рꙋка́ми носи́вшаѧ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ ѻ҆́троцы і҆и҃левы, ꙗ҆́коже въ горни́лѣ добро́тою благоче́стїѧ чистѣ́е зла́та блеща́хꙋсѧ, глаго́люще: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Дѣ̑вы бг҃освѣ̑тлыѧ, вѣ́ра, наде́жда, любо́вь, добро́тою благоче́стїѧ чистѣ́е зла́та блеща́хꙋсѧ, глаго́люще: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Сїѧ́ющыѧ, и҆ свѣтови̑дныѧ мꙋче́нїемъ проѧвле́ннѡ бы́вшыѧ дв҃ы, вѣ́рнїи воспои́мъ глаго́люще: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Враче́вствъ стрꙋю̀ ѻ҆би́льнѡ, дово́льнѡ, и҆ бога́тнѡ ра̑ки страстоте́рпицъ и҆сточа́ютъ при́снѡ, вѣ́рою зовꙋ́щымъ: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Землѧ̀ ст҃а́ѧ была̀ є҆сѝ, чⷭ҇таѧ, жизноно́сный кла́съ ро́ждшаѧ, присносꙋ́щныѧ жи́зни хода́таѧ хрⷭ҇та̀, є҆мꙋ́же всѝ зове́мъ: благослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇а, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́бразъ чⷭ҇тагѡ ржⷭ҇тва̀ твоегѡ̀, ѻ҆гнепали́маѧ кꙋпина̀ показа̀ неѡпа́льнаѧ. и҆ ны́нѣ на на́съ напа́стей свирѣ́пѣющꙋю ᲂу҆гаси́ти мо́лимсѧ пе́щь: да тѧ̀, бцⷣе, непреста́ннѡ велича́емъ.

Свѣ́томъ трисїѧ́ннымъ и҆сполнѧ́еми, и҆ сїѧ́нїѧ бжⷭ҇твеннагѡ ны́нѣ насыща́ющесѧ, кꙋпноимє́нныѧ добродѣ́телей и҆ тождеимє́нныѧ, любвѐ, наде́жди и҆ вѣ́ры, наде́ждею и҆ любо́вїю ны̀ и҆ вѣ́рою ᲂу҆тверди́те.

Да вы́шнѧѧ крѣ́пость ны́нѣ ᲂу҆кроти́тъ, ѡ҆бдержа́щꙋю бꙋ́рю є҆́реси, ѽ страстотє́рпицы непобѣди́мїи! и҆ пода́стъ вѣ̑рнымъ є҆диноꙋ́мїе, проси́те мо́лимъ непреста́ннѡ добродѣ̑вы.

Но́щь житїѧ̀ всемꙋ́дрыѧ преше́дше, де́нь постиго́сте невече́рнїй, мч҃нически веселѧ́щесѧ, и҆ дѣ́вственнѡ хва́лѧщесѧ бл҃года́тїю, и҆ бжⷭ҇твеннагѡ црⷭ҇твїѧ нетлѣ́ннагѡ сподоблѧ́еми.

Бг҃оро́диченъ: Ѽ ка́кѡ дв҃а родѝ присносꙋ́щее сло́во и҆ ѵ҆поста́сное, сїѧ́нїѧ ѻ҆́ч҃їѧ ѵ҆поста́си, на́шего бл҃годѣ́телѧ и҆ гдⷭ҇а, и҆зъ неѧ̀ вопло́щшасѧ, є҆го́же досто́йнѡ велича́емъ.

Краткие жития мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Во II ве­ке, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (117–138 гг.), в Ри­ме жи­ла бла­го­че­сти­вая вдо­ва Со­фия (имя Со­фия зна­чит "пре­муд­рость"). У нее бы­ли три до­че­ри, но­сив­шие име­на глав­ных хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей: Ве­ра, На­деж­да и Лю­бовь. Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей хри­сти­ан­кой, Со­фия вос­пи­та­ла до­че­рей в люб­ви к Бо­гу, уча не при­вя­зы­вать­ся к зем­ным бла­гам. Слух о при­над­леж­но­сти к хри­сти­ан­ству это­го се­мей­ства до­шел до им­пе­ра­то­ра, и он по­же­лал лич­но уви­деть трех се­стер и вос­пи­тав­шую их мать. Все чет­ве­ро пред­ста­ли пе­ред им­пе­ра­то­ром и без­бо­яз­нен­но ис­по­ве­да­ли ве­ру во Хри­ста, вос­крес­ше­го из мерт­вых и да­ю­ще­го веч­ную жизнь всем ве­ру­ю­щим в Него. Удив­лен­ный сме­ло­стью юных хри­сти­а­нок, им­пе­ра­тор ото­слал их к од­ной языч­ни­це, ко­то­рой при­ка­зал убе­дить их от­речь­ся от ве­ры. Од­на­ко все до­во­ды и крас­но­ре­чие язы­че­ской на­став­ни­цы ока­за­лись на­прас­ны­ми, и пла­ме­не­ю­щие ве­рой сест­ры хри­сти­ан­ки не из­ме­ни­ли сво­их убеж­де­ний. То­гда их сно­ва при­ве­ли к им­пе­ра­то­ру Адри­а­ну, и он стал на­стой­чи­во тре­бо­вать, чтобы они при­нес­ли жерт­ву язы­че­ски бо­гам. Но де­воч­ки с него­до­ва­ни­ем от­верг­ли его при­каз.

«У нас есть Бог Небес­ный, – от­ве­тил они, – его детьми мы же­ла­ем остать­ся, а на тво­их бо­гов плю­ем и угроз тво­их не бо­им­ся. Мы го­то­вы по­стра­дать и да­же уме­реть ра­ди до­ро­го­го нам Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста».

То­гда раз­гне­ван­ный Адри­ан ве­лел пре­дать де­тей раз­лич­ным пыт­кам. Па­ла­чи на­ча­ли с Ве­ры. Они на гла­зах у ма­те­ри и се­стер ста­ли бес­по­щад­но бить ее, от­ры­вая ча­сти от ее те­ла. По­том они по­ло­жи­ли ее на рас­ка­лен­ную же­лез­ную ре­шет­ку. Си­лой Бо­жи­ей огонь не при­чи­нил ни­ка­ко­го вре­да те­лу свя­той му­че­ни­цы. Обе­зу­мев­ший от же­сто­ко­сти Адри­ан не вра­зу­мил­ся чу­дом Бо­жи­им и ве­лел бро­сить от­ро­ко­ви­цу в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой. Но по во­ле Гос­под­ней ко­тел охла­дил­ся и не при­чи­нил ис­по­вед­ни­це ни­ка­ко­го вре­да. То­гда ее при­су­ди­ли к усе­че­нию ме­чом.

«Я с ра­до­стью пой­ду к воз­люб­лен­но­му мо­е­му Гос­по­ду Спа­си­те­лю», – ска­за­ла свя­тая Ве­ра. Она му­же­ствен­но пре­кло­ни­ла свою го­ло­ву под меч и так пре­да­ла свой дух Бо­гу.

Млад­шие сест­ры На­деж­да и Лю­бовь, во­оду­шев­лен­ные му­же­ством стар­шей сест­ры, пре­тер­пе­ли по­доб­ные ей му­ки. Огонь не при­чи­нил им вре­да, то­гда им от­сек­ли ме­чом го­ло­ву. Свя­тую Со­фию не под­верг­ли те­лес­ным му­че­ни­ям, но об­рек­ли ее на еще бо­лее силь­ные ду­шев­ные му­че­ния от раз­лу­ки с за­му­чен­ны­ми детьми. Стра­да­ли­ца по­греб­ла чест­ные остан­ки сво­их до­че­рей и два дня не от­хо­ди­ла от их мо­ги­лы. На тре­тий день Гос­подь по­слал ей тихую кон­чи­ну и при­нял ее мно­го­стра­даль­ную ду­шу в небес­ные оби­те­ли. Свя­тая Со­фия, пре­тер­пев за Хри­ста боль­шие ду­шев­ные му­ки, вме­сте с до­черь­ми при­чис­ле­на Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых. По­стра­да­ли они в 137 го­ду. Стар­шей, Ве­ре, то­гда бы­ло 12 лет, вто­рой, На­деж­де, – 10, а млад­шей, Лю­бо­ви, – лишь 9 лет.

Так три де­воч­ки и их мать по­ка­за­ли, что для лю­дей, укреп­ля­е­мых бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха, недо­ста­ток те­лес­ных сил ни­сколь­ко не слу­жит пре­пят­стви­ем к про­яв­ле­нию сил ду­ха и му­же­ства. Их свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Гос­подь да укре­пит и нас в хри­сти­ан­ской ве­ре и в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни.

Полные жития мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

В цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на жи­ла в Ри­ме вдо­ва, ро­дом ита­льян­ка, по име­ни Со­фия, что в пе­ре­во­де зна­чит "пре­муд­рость". Она бы­ла хри­сти­ан­ка и со­об­раз­но сво­е­му име­ни жизнь свою ве­ла бла­го­ра­зум­но – по той пре­муд­ро­сти, ко­то­рую вос­хва­ля­ет апо­стол Иа­ков, го­во­ря: "муд­рость, схо­дя­щая свы­ше, во-пер­вых, чи­ста, по­том мир­на, скром­на, по­слуш­ли­ва, пол­на ми­ло­сер­дия и доб­рых пло­дов"[1] (Иак.3:17). Сия пре­муд­рая Со­фия, жи­вя в чест­ном су­пру­же­стве, ро­ди­ла трех до­че­рей, ко­им на­рек­ла име­на, со­от­вет­ству­ю­щие трем хри­сти­ан­ским доб­ро­де­те­лям: первую дочь на­зва­ла она Ве­рою, вто­рую – На­деж­дою, а тре­тью – Лю­бо­вью. Да и что иное мог­ло про­изой­ти от пре­муд­ро­сти хри­сти­ан­ской, как не Бо­гу угод­ные доб­ро­де­те­ли? Вско­ре по­сле рож­де­ния тре­тьей до­че­ри Со­фия ли­ши­лась су­пру­га. Остав­шись вдо­вой, она про­дол­жа­ла жить бла­го­че­сти­во, уго­ждая Бо­гу мо­лит­вою, по­стом и ми­ло­сты­нею; до­че­рей же сво­их она вос­пи­ты­ва­ла так, как мо­жет сде­лать это пре­муд­рая мать: она ста­ра­лась их при­учить про­яв­лять и в жиз­ни те хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли, име­на ко­их они но­си­ли.

По ме­ре то­го, как де­ти рос­ли, воз­рас­та­ли в них и доб­ро­де­те­ли. Они хо­ро­шо уже зна­ли про­ро­че­ские и апо­столь­ские кни­ги, при­вык­ли вни­мать по­уче­ни­ям на­став­ни­ков, при­леж­но за­ни­ма­лись чте­ни­ем, бы­ли усерд­ны в мо­лит­ве и в до­маш­них тру­дах. По­ви­ну­ясь свя­той и бо­го­муд­рой ма­те­ри сво­ей, они пре­успе­ва­ли во всем и вос­хо­ди­ли от си­лы в си­лу. А так как они бы­ли чрез­вы­чай­но кра­си­вы и бла­го­ра­зум­ны, то на них вско­ре все на­ча­ли об­ра­щать вни­ма­ние.

Слух об их пре­муд­ро­сти и кра­со­те рас­про­стра­нил­ся по все­му Ри­му. Услы­хал о них и на­чаль­ник об­ла­сти Ан­тиох и по­же­лал их ви­деть. Как толь­ко он уви­дел их, тот­час же убе­дил­ся, что они – хри­сти­ан­ки; ибо они не же­ла­ли скры­вать сво­ей ве­ры во Хри­ста, не со­мне­ва­лись в на­деж­де на Него и не осла­бе­ва­ли в сво­ей люб­ви к Нему, но от­кры­то пред все­ми про­слав­ля­ли Хри­ста Гос­по­да, гну­ша­ясь бо­го­мерз­ки­ми идо­ла­ми язы­че­ски­ми.

О всём этом Ан­тиох из­ве­стил ца­ря Адри­а­на, и тот не за­мед­лил сей­час же по­слать слуг сво­их с тем, чтобы они при­ве­ли де­виц к нему. Ис­пол­няя цар­ское по­ве­ле­ние, слу­ги от­пра­ви­лись в дом Со­фии и ко­гда при­шли к ней, то уви­да­ли, что она за­ни­ма­ет­ся по­уче­ни­ем до­че­рей сво­их. Слу­ги объ­яви­ли ей, что царь зо­вет к се­бе ее вме­сте с до­черь­ми. Ура­зу­мев, с ка­кою це­лью зо­вет их царь, они все об­ра­ти­лись к Бо­гу с та­кою мо­лит­вою:

– Все­силь­ный Бо­же, со­тво­ри с на­ми по Тво­ей свя­той во­ле; не оставь нас, но по­шли нам Твою свя­тую по­мощь, чтобы серд­це на­ше не устра­ши­лось гор­до­го му­чи­те­ля, чтобы не убо­я­лись мы страш­ных его му­че­ний, и не при­шли в ужас от смер­ти; пусть ни­что не от­торгнет нас от Те­бя, Бо­га на­ше­го.

Со­тво­рив мо­лит­ву и по­кло­нив­шись Гос­по­ду Бо­гу, все чет­ве­ро – мать и до­че­ри, взяв друг дру­га за ру­ки по­доб­но спле­тен­но­му вен­ку, по­шли к ца­рю и, ча­сто взи­рая на небо. с сер­деч­ным воз­ды­ха­ни­ем и тай­ною мо­лит­вою вру­ча­ли се­бя по­мо­щи То­го, Кто по­ве­лел не бо­ять­ся "уби­ва­ю­щих те­ло, ду­ши же не мо­гу­щих убить" (Мф.10:28). Ко­гда по­до­шли они к цар­ско­му двор­цу, то осе­ни­ли се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, го­во­ря:

– По­мо­ги нам, Бо­же, Спа­си­тель наш, про­слав­ле­ния ра­ди Тво­е­го свя­то­го Име­ни.

Их вве­ли во дво­рец, и они пред­ста­ли пред ца­рем, ко­то­рый гор­де­ли­во вос­се­дал на сво­ем троне. Уви­дев ца­ря, они воз­да­ли ему по­до­ба­ю­щую честь, но сто­я­ли пред ним без вся­кой бо­яз­ни, без вся­ко­го из­ме­не­ния в ли­це, с му­же­ством в серд­це и смот­ре­ли на всех ве­се­лым взо­ром, как буд­то бы они при­зва­ны бы­ли на пир; с та­кою ра­до­стью яви­лись они к ца­рю на ис­тя­за­ние за Гос­по­да сво­е­го.

Ви­дя их бла­го­род­ные, свет­лые и бес­страш­ные ли­ца, царь стал спра­ши­вать, ка­ко­го они ро­да, как из зо­вут и ка­ко­ва их ве­ра. Бу­дучи пре­муд­рою, мать от­ве­ча­ла так бла­го­ра­зум­но, что все при­сут­ству­ю­щие, слу­шая ее от­ве­ты, ди­ви­лись та­ко­му ее ра­зу­му. Упо­мя­нув крат­ко о сво­ем про­ис­хож­де­нии и име­ни, Со­фия на­ча­ла го­во­рить о Хри­сте, Ко­е­го про­ис­хож­де­ние разъ­яс­нить ни­кто не мо­жет[2], но Име­ни Ко­е­го дол­жен по­кло­нять­ся вся­кий род[3]. Она от­кры­то ис­по­ве­да­ла свою ве­ру в Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия и, на­звав­ши се­бя Его ра­бою, про­слав­ля­ла Его Имя.

– Я хри­сти­ан­ка, – го­во­ри­ла она, – вот то дра­го­цен­ное имя, ко­им я мо­гу по­хва­лить­ся.

При этом она ска­за­ла, что и до­че­рей сво­их об­ру­чи­ла она Хри­сту, дабы нетлен­ную свою чи­сто­ту они со­хра­ни­ли для нетлен­но­го Же­ни­ха – Сы­на Бо­жия.

То­гда царь, уви­дав пред со­бою столь муд­рую жен­щи­ну, но не же­лая всту­пать с ней в про­дол­жи­тель­ную бе­се­ду и су­дить ее, от­ло­жил это де­ло до дру­го­го вре­ме­ни. Он по­слал Со­фию вме­сте с до­черь­ми к од­ной знат­ной жен­щине, по име­ни Пал­ла­дии, по­ру­чив ей на­блю­дать за ни­ми, а через три дня пред­ста­вить их к нему на суд.

Жи­вя в до­ме Пал­ла­дии и имея в сво­ем рас­по­ря­же­нии нема­ло вре­ме­ни для на­уче­ния сво­их до­че­рей, Со­фия утвер­жда­ла их в ве­ре день и ночь, по­учая вдох­но­вен­ны­ми от бо­га сло­ва­ми.

– До­че­ри мои воз­люб­лен­ные, – го­во­ри­ла она, – ныне вре­мя ва­ше­го по­дви­га, ныне на­стал день уне­ве­ще­ния ва­ше­го бес­смерт­но­му Же­ни­ху, те­перь-то вы со­об­раз­но име­нам ва­шим долж­ны по­ка­зать ве­ру твер­дую, на­деж­ду несо­мнен­ную, лю­бовь нели­це­мер­ную и веч­ную. На­стал час тор­же­ства ва­ше­го, ко­гда му­че­ни­че­ским вен­цом вы бу­де­те вен­чать­ся с пре­лю­без­ным Же­ни­хом сво­им и с ве­ли­кой ра­до­стью вой­де­те в пре­свет­лый Его чер­тог. До­че­ри мои, ра­ди сей че­сти Хри­сто­вой не жа­лей­те юной ва­шей пло­ти; не жа­лей­те кра­со­ты ва­шей и мо­ло­до­сти, ра­ди крас­ней­ше­го доб­ро­тою бо­лее сы­но­вей че­ло­ве­че­ских, и ра­ди жиз­ни веч­ной не скор­би­те о том, что ли­ши­тесь сей жиз­ни вре­мен­ной. Ибо ваш небес­ный Воз­люб­лен­ный, Иисус Хри­стос, есть веч­ное здра­вие, неска­зан­ная кра­со­та и жизнь нескон­ча­е­мая. И ко­гда те­ла ва­ши ра­ди Него бу­дут за­му­че­ны до смер­ти, Он об­ле­чет их в нетле­ние и ра­ны ва­ши сде­ла­ет свет­лы­ми, как звез­ды на небе. Ко­гда кра­со­та ва­ша бу­дет чрез му­ки за Него от­ня­та от вас, Он укра­сит вас небес­ною кра­со­тою, ко­ей глаз че­ло­ве­че­ский ни­ко­гда не ви­дел. Ко­гда же ли­ши­тесь вы вре­мен­ной жиз­ни, по­ло­жив ду­ши за Гос­по­да сво­е­го, то Он на­гра­дит вас жиз­нью бес­ко­неч­ною, в ко­ей про­сла­вит вас во ве­ки пред От­цом Сво­им небес­ным и пред Его свя­ты­ми Ан­ге­ла­ми, и все небес­ные си­лы на­ре­кут вас неве­ста­ми и ис­по­вед­ни­ца­ми хри­сто­вы­ми. Вас вос­хва­лят все пре­по­доб­ные, о вас воз­ве­се­лят­ся муд­рые де­вы и при­мут вас в свое об­ще­ние. До­че­ри мои до­ро­гие! не да­вай­те со­блаз­нить се­бя пре­ле­стя­ми вра­жьи­ми: ибо, как я ду­маю, царь бу­дет рас­то­чать вам лас­ки и су­лить боль­шие да­ры, пред­ла­гая вам сла­ву, бо­гат­ство и честь, всю кра­со­ту и сла­дость се­го тлен­но­го и су­ет­но­го ми­ра; но вы не воз­же­лай­те ни­че­го по­доб­но­го, ибо всё сие как дым ис­че­за­ет, как пыль вет­ром раз­ме­та­ет­ся и как цвет и тра­ва за­сы­ха­ет и об­ра­ща­ет­ся в зем­лю. Не устра­шай­тесь, ко­гда уви­ди­те лю­тые му­че­ния, ибо, по­стра­дав немно­го, вы по­бе­ди­те вра­га и вос­тор­же­ству­е­те на­ве­ки. Ве­рую в Бо­га мо­е­го Иису­са Хри­ста, ве­рую, что Он не оста­вит вас страж­ду­щих во имя Его, ибо Он Сам ска­зал: "За­бу­дет ли жен­щи­на груд­ное ди­тя свое, чтобы не по­жа­леть сы­на чре­ва сво­е­го? но ес­ли бы и она за­бы­ла, то Я не за­бу­ду те­бя" (Ис.49:15), неот­ступ­но Он пре­бу­дет с ва­ми во всех ва­ших му­ках, взи­рая на ва­ши по­дви­ги, укреп­ляя немо­щи ва­ши и уго­тов­ляя вам в на­гра­ду ве­нец нетлен­ный. О, до­че­ри мои пре­крас­ные! вспом­ни­те мои бо­лез­ни при рож­де­нии ва­шем, вспом­ни­те тру­ды мои, в ко­их я вскор­ми­ла вас, вспом­ни­те сло­ва мои, ка­ки­ми я учи­ла вас стра­ху Бо­жию, и утешь­те мать ва­шу в ее ста­ро­сти ва­шим доб­рым и му­же­ствен­ным ис­по­ве­да­ни­ем ве­ры во Хри­ста. Для ме­ня бу­дет тор­же­ство и ра­дость, и честь, и сла­ва сре­ди всех ве­ру­ю­щих, ес­ли удо­сто­юсь я име­но­вать­ся ма­те­рью му­че­ниц, ес­ли я уви­жу ва­ше доб­лест­ное за Хри­ста тер­пе­ние, твер­дое ис­по­ве­да­ние Его Свя­то­го Име­ни и смерть за Него. То­гда ду­ша моя воз­ве­се­лит­ся, и дух мой воз­ра­ду­ет­ся, и ста­рость моя под­кре­пит­ся. То­гда и вы бу­де­те во­ис­ти­ну мо­и­ми до­черь­ми, ес­ли, по­слу­шав на­став­ле­ния сво­ей ма­те­ри, бу­де­те сто­ять за Гос­по­да сво­е­го до кро­ви и умре­те за Него с усер­ди­ем.

Вы­слу­шав с уми­ле­ни­ем та­кое на­став­ле­ние сво­ей ма­те­ри, де­ви­цы ис­пы­ты­ва­ли сла­дость в серд­це и ра­до­ва­лись ду­хом, ожи­дая вре­ме­ни му­че­ния как брач­но­го ча­са. Ибо бу­дучи свя­ты­ми вет­вя­ми от свя­то­го кор­ня, они же­ла­ли всею ду­шою то­го, к че­му на­став­ля­ла их пре­муд­рая их мать Со­фия. Они при­ни­ма­ли к серд­цу все ее сло­ва и при­го­тов­ля­ли се­бя к по­дви­гу му­че­ни­че­ства, как буд­то со­би­ра­лись в свет­лый чер­тог, ограж­дая се­бя ве­рою, укреп­ля­ясь на­деж­дою и воз­жи­гая в се­бе огонь люб­ви ко Гос­по­ду. Обод­ряя и утвер­ждая друг дру­га, они обе­ща­ли ма­те­ри сво­ей все ее ду­ше­по­лез­ные со­ве­ты осу­ще­ствить с по­мо­щью Хри­ста на са­мом де­ле.

Ко­гда на­стал тре­тий день, они при­ве­де­ны бы­ли к без­за­кон­но­му ца­рю на суд. Ду­мая, что они лег­ко мо­гут по­слу­шать­ся его со­блаз­ни­тель­ных слов, царь на­чал так го­во­рить к ним:

– Де­ти! ви­дя ва­шу кра­со­ту и ща­дя ва­шу мо­ло­дость, я со­ве­тую вам как отец: по­кло­ни­тесь бо­гам, вла­сти­те­лям все­лен­ной; и ес­ли вы по­слу­ша­е­те ме­ня и ис­пол­ни­те то, что вам при­ка­за­но, то я на­зо­ву вас сво­и­ми детьми. Я при­зо­ву на­чаль­ни­ков и пра­ви­те­лей и всех мо­их со­вет­ни­ков и при них объ­яв­лю вас сво­и­ми до­черь­ми, и вы от всех бу­де­те поль­зо­вать­ся по­хва­лою и по­че­том. А ес­ли вы не по­слу­ша­е­те и не ис­пол­ни­те мо­е­го по­ве­ле­ния, то при­чи­ни­те се­бе ве­ли­кое зло, и ста­рость ма­те­ри сво­ей огор­чи­те, и са­ми по­гиб­не­те в то вре­мя, ко­гда бы мог­ли бо­лее все­го ве­се­лить­ся, жи­вя бес­печ­но и ве­се­ло. Ибо пре­дам я вас лю­той смер­ти и, раз­дро­бив чле­ны те­ла ва­ше­го, бро­шу их на съе­де­ние псам, и бу­де­те вы по­пи­ра­е­мы все­ми. Итак, для ва­ше­го же соб­ствен­но­го бла­га по­слу­шай­те ме­ня: ибо я люб­лю вас и не толь­ко не хо­чу гу­бить кра­со­ты ва­шей и ли­шить вас сей жиз­ни, но же­лал бы стать для вас от­цом.

Но де­вы свя­тые еди­но­глас­но и еди­но­душ­но от­ве­ча­ли ему:

– Отец наш – Бог, на небе­сах жи­ву­щий. Он про­мыш­ля­ет о нас и на­шей жиз­ни и ми­лу­ет на­ши ду­ши; мы хо­тим быть Им лю­би­мы­ми и же­ла­ем на­зы­вать­ся Его ис­тин­ны­ми детьми. По­кло­ня­ясь Ему и хра­ня Его по­ве­ле­ния и за­по­ве­ди, на тво­их бо­гов плю­ем, а тво­ей угро­зы не бо­им­ся, ибо мы то­го толь­ко и же­ла­ем, чтобы стра­дать и пе­ре­но­сить горь­кие му­че­ния ра­ди слад­чай­ше­го Иису­са Хри­ста, Бо­га на­ше­го.

Услы­хав от них та­кой от­вет, царь спро­сил мать Со­фию, как зо­вут ее до­че­рей и сколь­ко им лет.

Свя­тая Со­фия от­ве­ча­ла:

– Имя пер­вой мо­ей до­че­ри Ве­ра, и ей две­на­дцать лет; вто­рая – На­деж­да – име­ет де­сять лет, а тре­тья – Лю­бовь, ко­ей все­го де­вять лет.

Царь был весь­ма удив­лен, что при та­ком юном воз­расте они об­ла­да­ют му­же­ством и ра­зу­мом и мо­гут так от­ве­чать ему. Он на­чал сно­ва при­нуж­дать каж­дую из них к нече­стию сво­е­му и сна­ча­ла об­ра­тил­ся к стар­шей сест­ре Ве­ре, го­во­ря:

– При­не­сти жерт­ву ве­ли­кой бо­гине Ар­те­ми­де.

Но Ве­ра от­ка­за­лась. То­гда царь ве­лел раз­деть ее до­на­га и бить ее. Му­чи­те­ли, на­но­ся ей уда­ры без вся­ко­го ми­ло­сер­дия, го­во­ри­ли:

– По­жри ве­ли­кой бо­гине Ар­те­ми­де.

Но она мол­ча тер­пе­ла стра­да­ния, как буд­то би­ли не по ее те­лу, а по чу­жо­му. Не до­стиг­нув ни­ка­ко­го успе­ха, му­чи­тель по­ве­лел от­ре­зать ее де­ви­че­ские сос­цы. Но из ран вме­сто кро­ви по­тек­ло мо­ло­ко. Все смот­рев­шие на му­че­ние Ве­ры ди­ви­лись се­му чу­ду и тер­пе­нию му­че­ни­цы. И, по­ка­чи­вая го­ло­ва­ми, втайне уко­ря­ли ца­ря за его безу­мие и же­сто­кость, го­во­ря:

– Чем эта кра­си­вая де­ви­ца со­гре­ши­ла и за что так стра­да­ет? О, го­ре безу­мию ца­ря и его звер­ской же­сто­ко­сти, бес­че­ло­веч­но гу­бя­щей не толь­ко стар­цев, но да­же и ма­лых де­тей.

По­сле се­го бы­ла при­не­се­на же­лез­ная ре­шет­ка и по­став­ле­на на силь­ном огне. Ко­гда она рас­ка­ли­лась как го­ря­чий уголь и от нее ле­те­ли ис­кры, то по­ло­жи­ли на нее свя­тую де­ви­цу Ве­ру. Два ча­са ле­жа­ла она на сей ре­шет­ке и, взы­вая ко Гос­по­ду сво­е­му, ни­ма­ло не опа­ли­лась, что всех при­ве­ло в изум­ле­ние. За­тем она бы­ла по­са­же­на в ко­тел, сто­я­щий на огне и на­пол­нен­ный ки­пя­щей смо­лою и мас­лом, но и в нем оста­лась невре­ди­мою, и си­дя в нем, как бы в про­хлад­ной во­де, вос­пе­ва­ла Бо­га. Му­чи­тель, не зная, что еще сде­лать с нею, чем бы он мог ее от­вра­тить от ве­ры Хри­сто­вой, при­го­во­рил ее к усе­че­нию ме­чом.

Услы­хав сей при­го­вор, свя­тая Ве­ра ис­пол­ни­лась ра­до­сти и ска­за­ла ма­те­ри сво­ей:

– По­мо­лись за ме­ня, мать моя, чтобы мне окон­чить ше­ствие мое, дой­ти до же­лан­но­го кон­ца, уви­деть воз­люб­лен­но­го Гос­по­да и Спа­си­те­ля мо­е­го и на­сла­дить­ся ли­це­зре­ни­ем Его Бо­же­ства.

А сест­рам ска­за­ла:

– Помни­те, лю­без­ные мои сест­ры, Ко­му мы да­ли обет, Ко­му уне­ве­сти­лись; вы зна­е­те, что мы за­пе­чат­ле­ны свя­тым кре­стом Гос­по­да на­ше­го и веч­но долж­ны слу­жить Ему; по­се­му пре­тер­пим до кон­ца. Од­на и та же мать ро­ди­ла нас, од­на вос­пи­та­ла и на­учи­ла нас, по­се­му и мы долж­ны при­нять оди­на­ко­вую кон­чи­ну; как еди­но­утроб­ные сест­ры, мы долж­ны иметь од­ну во­лю. Пусть бу­ду я для вас при­ме­ром, дабы и вы шли об за мною к при­зы­ва­ю­ще­му нас Же­ни­ху на­ше­му.

По­сле се­го она по­це­ло­ва­ла свою мать, по­том, об­няв­ши се­стер, так­же це­ло­ва­ла их и по­шла под меч. Мать же ни­сколь­ко не скор­бе­ла о до­че­ри сво­ей, ибо лю­бовь к Бо­гу по­бе­ди­ла в ней сер­деч­ную пе­чаль и ма­те­рин­скую жа­лость к де­тям. Она о том толь­ко со­кру­ша­лась и за­бо­ти­лась, как бы ка­кая-ли­бо из ее до­че­рей не устра­ши­лась мук и не от­сту­пи­ла бы от Гос­по­да сво­е­го.

И ска­за­ла она Ве­ре:

– Я те­бя ро­ди­ла, дочь моя, и из-за те­бя пре­тер­пе­ла бо­лез­ни. Но ты воз­да­ешь мне за сие бла­гом, уми­рая за имя Хри­сто­во и про­ли­вая за Него ту са­мую кровь, ко­то­рую при­ня­ла в мо­ей утро­бе. Иди к Нему, воз­люб­лен­ная моя, и обаг­рен­ная сво­ею кро­вию, как бы об­ле­чен­ная в баг­ря­ни­цу, пред­стань пре­крас­ною пред оча­ми Же­ни­ха тво­е­го, по­мя­ни пред ним убо­гую мать твою и по­мо­лись Ему о сво­их сест­рах, чтобы и тех укре­пил Он в том же тер­пе­нии, ка­кое про­яв­ля­ешь ты.

По­сле се­го св. Ве­ра усе­че­на бы­ла в чест­ную гла­ву и ото­шла к Гла­ве сво­ей Хри­сту Бо­гу. Мать же, об­няв мно­го­стра­даль­ное те­ло ее и це­луя его, ра­до­ва­лась и сла­ви­ла Хри­ста бо­га, при­няв­ше­го дочь ее Ве­ру в небес­ный Свой чер­тог.

То­гда нече­сти­вый царь по­ста­вил пред со­бой дру­гую сест­ру На­деж­ду и ска­зал ей:

– Лю­без­ное ди­тя! При­ми мой со­вет: я го­во­рю это, лю­бя те­бя так же, как отец, – по­кло­нись ве­ли­кой Ар­те­ми­де, чтобы не по­гиб­нуть и те­бе, как по­гиб­ла твоя стар­шая сест­ра. Ты ви­де­ла ее страш­ные му­ки, ви­де­ла ее тяж­кую смерть, неуже­ли и ты за­хо­чешь так же стра­дать. По­верь мне, ди­тя мое, что я жа­лею твою мо­ло­дость; ес­ли бы ты по­слу­ша­ла мо­е­го при­ка­за­ния, я объ­явил бы те­бя сво­ею до­че­рью.

Свя­тая На­деж­да от­ве­ча­ла:

– Царь! Раз­ве я не сест­ра той, ко­то­рую ты умерт­вил? Раз­ве я не от од­ной с нею ма­те­ри ро­ди­лась? Не тем же ли мо­ло­ком я вскорм­ле­на и не то же ли по­лу­чи­ла я Кре­ще­ние, как и свя­тая сест­ра моя? Я рос­ла вме­сте с нею и от од­них и тех же книг и от од­но­го на­став­ле­ния ма­те­ри на­учи­лась по­зна­вать Бо­га и Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ве­ро­вать в Него и Ему од­но­му по­кло­нять­ся. Не ду­май, царь, чтобы я по­сту­па­ла и ду­ма­ла ина­че, и же­ла­ла не то­го же, че­го и сест­ра моя Ве­ра; нет, я хо­чу ид­ти по ее сле­дам. Не мед­ли и не ста­рай­ся раз­убеж­дать ме­ня мно­ги­ми сло­ва­ми, но луч­ше при­сту­пи к са­мо­му де­лу, и ты уви­дишь мое еди­но­мыс­лие с сест­рою.

Услы­хав та­кой от­вет, царь пре­дал ее на му­че­ние.

Раз­дев ее до­на­га, как и Ве­ру, слу­ги цар­ские дол­го би­ли ее без вся­кой жа­ло­сти, – до тех пор, по­ка не уста­ли. Но она мол­ча­ла, как бы со­всем не чув­ствуя ни­ка­кой бо­ли, и толь­ко смот­ре­ла на мать свою бла­жен­ную Со­фию, ко­то­рая сто­я­ла тут, му­же­ствен­но взи­рая на стра­да­ния сво­ей до­че­ри и мо­ля Бо­га о том, чтобы Он да­ро­вал ей креп­кое тер­пе­ние.

По по­ве­ле­нию без­за­кон­но­го ца­ря св. На­деж­да бро­ше­на бы­ла в огонь и, остав­шись невре­ди­мою по­доб­но трем от­ро­кам, про­слав­ля­ла Бо­га. По­сле се­го она бы­ло по­ве­ше­на и ее стро­га­ли же­лез­ны­ми ког­тя­ми: те­ло ее па­да­ло кус­ка­ми и кровь ли­лась по­то­ком, но от ран ис­хо­ди­ло чуд­ное бла­го­уха­ние, а на ли­це ее, свет­лом и си­я­ю­щем бла­го­да­тью Св. Ду­ха, бы­ла улыб­ка. Св. На­деж­да сты­ди­ла еще му­чи­те­ля в том, что он не в си­лах по­бе­дить тер­пе­ние та­кой ма­ло­лет­ней от­ро­ко­ви­цы.

– Хри­стос моя по­мощь, – го­во­ри­ла она, – и я не толь­ко не бо­юсь му­ки, но же­лаю ее как сла­до­сти рай­ской: так при­ят­ны для ме­ня стра­да­ния за Хри­ста. Те­бя же, му­чи­тель, ожи­да­ет му­ка в ге­енне ог­нен­ной вме­сте с бе­са­ми, ко­их ты по­чи­та­ешь за бо­гов.

Та­кая речь еще боль­ше раз­дра­жи­ла му­чи­те­ля, и он при­ка­зал на­пол­нить ко­тел смо­лою и мас­лом, – под­жечь его и бро­сить в него свя­тую. Но ко­гда хо­те­ли бро­сить свя­тую в ки­пя­щий ко­тел, он немед­лен­но как воск рас­то­пил­ся, а смо­ла и мас­ло раз­ли­лись и опа­ли­ли всех окру­жа­ю­щих. Так чу­до­дей­ствен­ная си­ла Бо­жия не остав­ля­ла св. На­деж­ду.

Гор­дый му­чи­тель, ви­дя всё сие, не хо­тел по­знать ис­тин­но­го Бо­га, ибо серд­це его бы­ло омра­че­но пре­ле­стью бе­сов­скою и па­губ­ным за­блуж­де­ни­ем. Но, осме­ян­ный ма­лою от­ро­ко­ви­цею, он ис­пы­ты­вал ве­ли­кий стыд. Не же­лая до­лее пе­ре­но­сить та­кой по­зор, он осу­дил, на­ко­нец, свя­тую на усе­че­ние ме­чом. От­ро­ко­ви­ца, услы­хав о при­бли­же­нии сво­ей кон­чи­ны, с ра­до­стью по­до­шла к ма­те­ри и ска­за­ла:

– Мать моя! да бу­дет с то­бою мир, будь здра­ва и по­ми­най дочь свою.

Мать же, об­няв, це­ло­ва­ла ее, го­во­ря:

– Дочь моя На­деж­да! Бла­го­сло­вен­на ты от Гос­по­да Бо­га Выш­не­го за то, что на Него на­де­ешь­ся и ра­ди Него не жа­ле­ешь про­лить свою кровь; иди к сест­ре тво­ей Ве­ре и вме­сте с нею пред­стань к тво­е­му Воз­люб­лен­но­му.

На­деж­да це­ло­ва­лась так­же с сест­рою сво­ею Лю­бо­вью, смот­рев­шею на ее му­че­ния, и ска­за­ла ей:

– Не оста­вай­ся здесь и ты, сест­ра, пред­ста­нем вме­сте пред Свя­тою Тро­и­цею.

Ска­зав сие, она по­до­шла к без­ды­хан­но­му те­лу сест­ры сво­ей Ве­ры и, с лю­бо­вию об­няв его, по свой­ствен­ной при­ро­де че­ло­ве­че­ской жа­ло­сти, хо­те­ла пла­кать, но по люб­ви ко Хри­сту пе­ре­ме­ни­ла сле­зы на ра­дость. По­сле се­го, пре­кло­нив свою гла­ву, св. На­деж­да бы­ла усе­че­на ме­чом.

Взяв те­ло ее, мать про­слав­ля­ла Бо­га, ра­ду­ясь му­же­ству до­че­рей сво­их, и по­буж­да­ла к та­ко­во­му же тер­пе­нию сво­и­ми слад­ки­ми сло­ва­ми и муд­ры­ми уве­ща­ни­я­ми и млад­шую свою дочь.

Му­чи­тель же при­звал тре­тью от­ро­ко­ви­цу, Лю­бовь, и ста­рал­ся лас­ка­ми скло­нить ее, как и пер­вых двух се­стер, к то­му, чтобы она от­сту­пи­ла от Рас­пя­то­го и по­кло­ни­лась Ар­те­ми­де. Но на­прас­ны бы­ли ста­ра­ния обо­льсти­те­ля. Ибо ко­му же так твер­до по­стра­дать за Сво­е­го воз­люб­лен­но­го Гос­по­да, как не Люб­ви, так как и в Пи­са­нии ска­за­но: "креп­ка, как смерть, лю­бовь… Боль­шие во­ды не мо­гут по­ту­шить люб­ви, и ре­ки не за­льют ее" (Песн.8:6-7).

Не уга­си­ли в сей от­ро­ко­ви­це ог­ня люб­ви к Бо­гу мно­гие во­ды мир­ских со­блаз­нов, не по­то­пи­ли ее ре­ки бед и стра­да­ний; ее ве­ли­кая лю­бовь осо­бен­но яс­но вид­на бы­ла из то­го, что она го­то­ва бы­ла по­ло­жить ду­шу свою за сво­е­го Воз­люб­лен­но­го, Гос­по­да Иису­са Хри­ста, а ведь нет боль­шей люб­ви, как по­ло­жить ду­шу свою за дру­зей (Ин.15:13).

Му­чи­тель, ви­дя, что ни­че­го нель­зя сде­лать лас­ка­ми, ре­шил пре­дать на стра­да­ния и Лю­бовь, ду­мая раз­ны­ми му­че­ни­я­ми от­влечь ее от люб­ви ко Хри­сту, но она от­ве­ча­ла, по апо­сто­лу:

Кто от­лу­чит нас от люб­ви Бо­жи­ей: скорбь, или тес­но­та, или го­не­ние, или го­лод, или на­го­та, или опас­ность, или меч? (Рим.8:15).

Му­чи­тель при­ка­зал, рас­тя­нув ее по ко­ле­су, бить пал­кой. А рас­тя­ну­та она бы­ла так, что чле­ны те­ла ее от­де­ля­лись от со­ста­вов сво­их, и она, бу­дучи уда­ря­е­ма пал­кою, по­кры­лась как баг­ря­ни­цею кро­вию, ко­то­рою на­по­я­лась и зем­ля, как бы от до­ждя.

По­том бы­ла разо­жже­на печь. Ука­зы­вая на нее, му­чи­тель го­во­рил свя­той:

– Де­ви­ца! ска­жи хоть толь­ко, что ве­ли­ка бо­ги­ня Ар­те­ми­да, и я от­пу­щу те­бя, а ес­ли не ска­жешь се­го, то сей­час же сго­ришь в этой разо­жжен­ной пе­чи.

Но свя­тая от­ве­ча­ла:

– Ве­лик Бог мой Иисус Хри­стос, Ар­те­ми­да же и ты с нею по­гиб­не­те!

Му­чи­тель, раз­гне­ван­ный та­ки­ми сло­ва­ми, по­ве­лел пред­сто­я­щим тот­час же вверг­нуть ее в печь.

Но свя­тая, не до­жи­да­ясь то­го, чтобы кто бро­сил ее в печь, са­ма по­спе­ши­ла вой­ти в нее и, бу­дучи невре­ди­мой, хо­ди­ла по­сре­дине ее, как бы в про­хлад­ном ме­сте, поя и бла­го­слов­ляя Бо­га, и ра­до­ва­лась.

В то же вре­мя из пе­чи вы­ле­те­ло пла­мя на невер­ных, окру­жа­ю­щих печь, и неко­то­рых по­жгло в пе­пел, а иных опа­ли­ло и, до­стиг­нув до ца­ря, обо­жгло и его, так что он да­ле­ко бе­жал.

В пе­чи той бы­ли вид­ны и дру­гие си­я­ю­щие све­том ли­ца, ко­то­рые ли­ко­ва­ли вме­сте с му­че­ни­цей. И пре­воз­но­си­лось имя Хри­сто­во, а нече­сти­вые бы­ли по­срам­ле­ны.

Ко­гда по­гас­ла печь, му­че­ни­ца, пре­крас­ная неве­ста Хри­сто­ва, вы­шла из нее здра­вою и ве­се­лою, как из чер­то­га.

То­гда му­чи­те­ли, по по­ве­ле­нию ца­ря, про­вер­те­ли чле­ны ее же­лез­ны­ми бу­ра­ва­ми, но Бог под­креп­лял свя­тую Сво­ею по­мо­щью и в этих му­ках, так что и от них она не умер­ла.

Кто бы мог пре­тер­петь та­ко­вые му­че­ния и не умер бы мгно­вен­но?!

Од­на­ко воз­люб­лен­ный Же­них, Иисус Хри­стос, под­креп­лял свя­тую, чтобы как мож­но бо­лее по­сра­мить нече­сти­вых, а ей воз­дать боль­шую на­гра­ду, и чтобы креп­кая си­ла Бо­жия про­сла­ви­лась в немощ­ном со­су­де че­ло­ве­че­ском.

Раз­болев­ший­ся от ожо­га му­чи­тель по­ве­лел, на­ко­нец, усек­нуть свя­тую ме­чом.

Она же, услы­хав о сем, ра­до­ва­лась и го­во­ри­ла:

– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, воз­лю­бив­ший ра­бу Твою Лю­бовь, – пою и бла­го­слов­ляю мно­го­пе­тое имя Твое за то, что вчи­ня­ешь ме­ня вме­сте с сест­ра­ми, спо­до­бив и ме­ня пре­тер­петь за имя Твое то же, что и они пре­тер­пе­ли.

Мать ее св. Со­фия, не пе­ре­ста­вая, мо­ли­лась Бо­гу о млад­шей до­че­ри сво­ей, чтобы Он да­ро­вал ей тер­пе­ние до кон­ца, и го­во­ри­ла ей:

– Тре­тья моя ветвь, ча­до мое воз­люб­лен­ное, под­ви­зай­ся до кон­ца. Ты идешь доб­рым пу­тем и для те­бя спле­тен уже ве­нец и от­верз­ся уго­то­ван­ный чер­тог, Же­них уже ожи­да­ет те­бя, взи­рая с вы­со­ты на твой по­двиг, чтобы, ко­гда ты пре­кло­нишь под меч свою го­ло­ву, взять твою чи­стую и непо­роч­ную ду­шу в свои объ­я­тия и упо­ко­ить те­бя с сест­ра­ми тво­и­ми. По­мя­ни­те и ме­ня, мать ва­шу, в цар­стве Же­ни­ха сво­е­го, чтобы он ока­зал ми­лость и мне и не ли­шил ме­ня участ­во­вать и пре­бы­вать с ва­ми в сла­ве Его свя­той.

И тот­час св. Лю­бовь бы­ла усе­че­на ме­чом.

Мать, при­няв ее те­ло, по­ло­жи­ла его в до­ро­гой гроб вме­сте с те­ла­ми свя­тых Ве­ры и На­деж­ды и, укра­сив те­ла их как долж­но, по­ста­ви­ла гроб на по­гре­баль­ную ко­лес­ни­цу, от­вез­ла их из го­ро­да на неко­то­рое рас­сто­я­ние и с че­стью по­хо­ро­ни­ла до­че­рей на вы­со­ком хол­ме, пла­ча от ра­до­сти. На­хо­дясь на мо­ги­ле их три дня, она усерд­но мо­ли­лась Бо­гу и са­ма по­чи­ла о Гос­по­де. Ве­ру­ю­щие по­греб­ли ее там же вме­сте с до­черь­ми. Та­ким об­ра­зом и она не ли­ши­лась с ни­ми уча­стия в Цар­стве Небес­ном и му­че­ни­че­ско­го вен­ча­ния, по­то­му что ес­ли не те­лом, то серд­цем сво­им и она стра­да­ла за Хри­ста.

Так пре­муд­рая Со­фия и жизнь свою окон­чи­ла пре­муд­ро, при­не­ся в Дар Свя­той Тро­и­це трех доб­ро­де­тель­ных до­че­рей сво­их – Ве­ру, На­деж­ду и Лю­бовь.

О, свя­тая и пра­вед­ная Со­фия! Ка­кая жен­щи­на спас­лась чрез ча­до­ро­дие[4] так, как ты, ро­див­шая та­ких де­тей, кои уне­ве­сти­лись Спа­си­те­лю и, по­стра­дав за Него, ныне с Ним цар­ству­ют и про­слав­ля­ют­ся? По­ис­ти­не ты мать, до­стой­ная удив­ле­ния и доб­рой па­мя­ти; так как, смот­ря на страш­ные, тяж­кие му­ки и смерть воз­люб­лен­ных сво­их чад, ты не толь­ко не скор­бе­ла, как свой­ствен­но ма­те­ри, но, уте­ша­е­мая бла­го­да­тью Бо­жи­ею, боль­ше ра­до­ва­лась, са­ма на­учи­ла и умо­ля­ла до­че­рей не жа­леть вре­мен­ной жиз­ни и без по­ща­ды про­лить кровь свою за Хри­ста Гос­по­да.

На­сла­жда­ясь ныне зре­ни­ем пре­свет­ло­го Его ли­ка вме­сте со свя­ты­ми тво­и­ми до­черь­ми, по­шли и нам пре­муд­рость, чтобы мы, со­хра­нив доб­ро­де­те­ли ве­ры, на­деж­ды и люб­ви, спо­до­би­лись пред­стать Пре­свя­той, Несо­здан­ной и Жи­во­тво­ря­щей Тро­и­це и сла­вить Ее во ве­ки ве­ков. Аминь.

Инoе жизнеописание мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Свя­тые му­че­ни­цы Ве­ра, На­деж­да и Лю­бовь ро­ди­лись в Ита­лии. Их мать, свя­тая Со­фия, бы­ла бла­го­че­сти­вой вдо­вой-хри­сти­ан­кой. На­звав сво­их до­че­рей име­на­ми трех хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей, Со­фия вос­пи­ты­ва­ла их в люб­ви ко Гос­по­ду Иису­су Хри­сту.

Свя­тая Со­фия и до­че­ри ее не скры­ва­ли сво­ей ве­ры во Хри­ста и от­кры­то ис­по­ве­до­ва­ли ее пе­ред все­ми. На­мест­ник Ан­тиох до­нес об этом им­пе­ра­то­ру Адри­а­ну (117–138), и тот ве­лел при­ве­сти их в Рим. По­ни­мая, за­чем их ве­дут к им­пе­ра­то­ру, свя­тые де­вы го­ря­чо мо­ли­лись Гос­по­ду Иису­су Хри­сту, про­ся, чтобы Он по­слал им си­лы не устра­шить­ся пред­сто­я­щих мук и смер­ти. Ко­гда же свя­тые де­вы с ма­те­рью пред­ста­ли пе­ред им­пе­ра­то­ром, все при­сут­ство­вав­шие изу­ми­лись их спо­кой­ствию: ка­за­лось, что они бы­ли зва­ны на свет­лое тор­же­ство, а не на ис­тя­за­ния. При­зы­вая по оче­ре­ди се­стер, Адри­ан убеж­дал их при­не­сти жерт­ву бо­гине Ар­те­ми­де. Юные де­вы (Ве­ре бы­ло 12, На­деж­де – 10 и Лю­бо­ви – 9 лет) оста­ва­лись непре­клон­ны. То­гда им­пе­ра­тор при­ка­зал же­сто­ко ис­тя­зать их: свя­тых де­виц жгли на же­лез­ной ре­шет­ке, бро­са­ли в рас­ка­лен­ную печь и в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой, но Гос­подь Сво­ей неви­ди­мой си­лой хра­нил их. Млад­шую, Лю­бовь, при­вя­за­ли к ко­ле­су и би­ли пал­ка­ми, по­ка те­ло ее не пре­вра­ти­лось в сплош­ную кро­ва­вую ра­ну. Пе­ре­но­ся неви­дан­ные му­ки, свя­тые де­вы про­слав­ля­ли сво­е­го Небес­но­го Же­ни­ха и оста­ва­лись непо­ко­ле­би­мы­ми в ве­ре. Свя­тую Со­фию под­верг­ли иной, тя­же­лей­шей, пыт­ке: мать бы­ла вы­нуж­де­на смот­реть на стра­да­ния сво­их до­че­рей. Но она про­яви­ла необык­но­вен­ное му­же­ство и все вре­мя убеж­да­ла де­виц вы­тер­петь му­че­ния во имя Небес­но­го Же­ни­ха. Все три де­ви­цы с ра­до­стью встре­ча­ли свою му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. Они бы­ли обез­глав­ле­ны.

Чтобы про­длить ду­шев­ные стра­да­ния свя­той Со­фии, им­пе­ра­тор раз­ре­шил ей взять те­ла до­че­рей. Со­фия по­ло­жи­ла остан­ки их в ков­чег и от­вез­ла с по­че­стя­ми на ко­лес­ни­це за го­род и по­хо­ро­ни­ла на вы­со­ком ме­сте. Три дня свя­тая Со­фия, не от­хо­дя, си­де­ла у мо­ги­лы до­че­рей и на­ко­нец пре­да­ла там свою ду­шу Гос­по­ду. Ве­ру­ю­щие по­греб­ли те­ло ее на том же ме­сте. Мо­щи свя­тых му­че­ниц с 777 го­да по­ко­ят­ся в Эль­за­се, в церк­ви Эшо.


При­ме­ча­ния

[1] Апо­стол срав­ни­ва­ет муд­рость зем­ную, мир­скую с муд­ро­стью, ко­то­рая свы­ше, т.е. нис­хо­дя­щею от Бо­га и ука­зы­ва­ет свой­ства по­след­ней: она сво­бод­на от вся­кой гре­хов­но­сти и страст­но­сти, ми­ро­лю­би­ва, лю­бит мир са­ма и лю­бит уми­ро­тво­рять вся­кую враж­ду; чтобы не на­ру­шать ми­ра, она са­ма крот­ко пе­ре­но­сит вся­кие неспра­вед­ли­во­сти; в ней от­сут­ству­ет страсть к спо­рам и пре­ни­ям и да­же в дру­гих стре­мит­ся она по­да­вить эту страсть по­кор­но­стью (по­слуш­ли­ва), она пол­на ми­ло­сер­дия и доб­рых дел.

[2] Род Его кто изъ­яс­нит? – ска­за­но в Кн. прор. Ис­а­ии (Ис.53:8); т. е. про­ис­хож­де­ние или рож­де­ние Иису­са Хри­ста (Его пред­веч­ное рож­де­ние от Бо­га От­ца и вре­мен­ное – от Пре­свя­той Де­вы Ма­рии) ни­кто не в си­лах до­стой­но изо­бра­зить. Эта ве­ли­кая тай­на не вполне от­кры­та да­же Ан­ге­лам (см. 1Пет.1:12).

[3] См. Флп.2:10. Здесь ра­зу­ме­ет­ся имя Сы­на Бо­жия, вслед­ствие ко­е­го Хри­сту долж­ны по­кло­нять­ся все ро­ды су­ществ, небес­ных и зем­ных, и да­же оби­та­те­лей пре­ис­под­ней, злых ду­хов.

[4] Рож­де­ние де­тей в бо­лез­нях бы­ло на­ка­за­ни­ем для жен­щин за гре­хо­па­де­ние Евы, но в этом же за­клю­ча­ет­ся и усло­вие их спа­се­ния. По­се­му ап. Па­вел го­во­рит: "спа­сет­ся (же­на) через ча­до­ро­дие" (1Тим.2:15), впро­чем, "ес­ли пре­бу­дет в ве­ре и люб­ви и в свя­то­сти с це­ло­муд­ри­ем". Та­ко­ва и бы­ла св. Со­фия.