Канон святым отцам

Припев: Святи́и отцы́, моли́те Бóга о нáс.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 05 января (23 декабря ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Волно́ю морско́ю Скры́вшаго дре́вле, гони́теля мучи́теля — под земле́ю скры́ша спасе́нных о́троцы; но мы́ я́ко отрокови́цы, Го́сподеви пои́м, сла́вно бо просла́вися.

Дне́сь собо́р Боже́ственных оте́ц Христо́во Рождество́ предпра́зднует све́тло, и пропису́ет сие́ пресла́вная благода́ть: Авраа́м бо о́браз зако́на и о́троцы су́ть.

Дре́вле прие́млет Божество́ Еди́но Триипоста́сное свяще́нный Авраа́м, ны́не же сопресто́льное Сло́во О́тчее Боже́ственным Ду́хом к де́тем прихо́дит, сла́вно восхваля́емое.

Число́м и ве́рою Боже́ственныя Тро́ицы безбо́жие низве́ргше, в пещи́ де́ти о́бразы чу́вственными сокрове́нныя Бо́жия та́йны ми́ру прояви́ша.

Авраа́м изба́вися от руки́ непра́ведныя, пла́мене же пе́щнаго Боже́ственнии о́троцы иногда́, и Дании́л проро́к от звере́й и ро́ва спасе́ся. Те́мже ны́не Рождество́ Христо́во предпра́зднуем.

Богоро́дичен: Обра́дованная, Безневе́стная Ма́ти, Де́во нетле́нная, блажи́м Тя́: и́бо от ро́да Авраа́мля и пле́мене Дави́дова процвела́ еси́, Христа́ же родила́ еси́, проро́ки пропове́даннаго пре́жде.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Тебе́, на вода́х пове́сившаго всю́ зе́млю неодержи́мо, тва́рь, ви́девши на ло́бнем ви́сима, у́жасом мно́гим содрога́шеся, не́сть свя́т, ра́зве Тебе́, Го́споди, взыва́ющи.

Ю́же по о́бразу сла́ву и по подо́бию Бо́жию ве́рно соблюда́юще, злата́го о́браза пла́мень огне́м духо́вным страда́льчески угаси́ша о́троцы, пою́ще: Еди́наго Го́спода зна́ем.

Му́дростию обложе́ни и Ду́ха си́лою, о́троцы мудрецы́ Вавило́нския плене́ннии посрами́ша и де́рзостне взыва́ху: не́сть свя́т, ра́зве Тебе́, Го́споди Человеколю́бче.

Ра́дуется и сликовству́ет с детьми́ и проро́ки зако́н и предъигра́ет Госпо́дню Боже́ственному прише́ствию дне́сь, и Авраа́м ра́дуется, я́ко от се́мене его́ ви́де Го́спода воплоща́ема.

Богоро́дичен: Зача́тие без стра́сти, прия́тие па́че сло́ва про́йде Рождества́ Твоего́, Богоро́дице: проро́ки бо пропове́данное па́че естества́ та́инство на́м яви́ся, Сло́во Бо́жие, Сы́й Бо́г.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: На Кресте́ Твое́ Боже́ственное истоща́ние прови́дя, Авваку́м, ужа́сся, вопия́ше: Ты́ си́льных пресе́кл еси́ держа́ву, Бла́же, приобща́яся су́щим во а́де, я́ко Всеси́лен.

Отце́в нача́ток: Авраа́ма, Исаа́ка и Иа́кова почти́м, я́ко из те́х се́мене возсия́ Христо́с, вопло́щся из Де́вы, я́ко Всеси́лен.

Пропису́яй бу́дущая соше́ствию Христо́ву Дании́л зве́ри, я́ко о́вцы, показа́ все́м я́ве: прови́де бо бу́дущее, я́ко проро́к Бо́жий.

Грехо́вным не привлече́ни я́дом, от пла́мене изба́вистеся, де́ти: зла́та бо чисте́йше су́ще му́дрии, в пещи́ пре́лести не слия́шася.

Богоро́дичен: Велегла́сно пропове́дуется ожида́ние язы́ков и спасе́ние ми́ра — па́че естества́ Рождество́ Твое́, Пречи́стая, Честна́я, Его́же пое́т оте́ческая па́мять дне́сь.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Богоявле́ния Твоего́, Христе́, к на́м ми́лостивно бы́вшаго, Иса́ия, Све́т ви́дев Невече́рний, из но́щи у́треневав взыва́ше: воскре́снут ме́ртвии, и воста́нут су́щии во гробе́х, и вси́ земноро́днии возра́дуются.

Отце́в нача́ток, я́ко началовожда́ зако́на и благода́ти, от ро́да Авраа́мля дне́сь Дании́ла Боже́ственнаго почти́м: я́ко проро́к бо Бо́жий предвозвести́ Христа́ от Де́вы и Сего́ предусрета́ет Боже́ственное рожде́ние.

Прописа́вше я́сно к на́м Госпо́дне прише́ствие А́нгеловым соше́ствием, угаси́ша Авраа́мстии о́троцы пе́щь и, тучеро́сен о́гнь соде́лавше, в се́м ве́рою о́браза злата́го сла́ву изнури́ша.

Загради́ уста́ звере́й Дании́л в ро́ве Ду́хом, о́гненную же кре́пость угаси́ша Авраа́мстии о́троцы благода́тию и, спа́сшеся си́и от тли́, предвозвеща́ют Христа́ из Де́вы, моля́ще я́ко Изба́вителя спасе́ния на́шего.

Богоро́дичен: Боже́ственным Ду́хом явля́я от на́с безстра́стно Твое́ прия́тие, Иса́ия вопия́ше, Го́споди, бо́дрствуя зако́ном благода́ти: от ро́да у́бо Авраа́мля, от пле́мене же Иу́дова по пло́ти Де́ва, без се́мене, гряде́т, ражда́ющи.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти́: возведи́ от тли́ живо́т мо́й, Многоми́лостиве.

Нра́в страннолюби́в, ве́ра же высока́ Авраа́ма, су́ща пра́отца; те́мже, Боже́ственное та́инство обра́зне прие́м, ра́довашеся, пред Христо́м же теки́й ны́не весели́тся.

Тва́рь повину́ ны́не ве́ра отроко́м да́ром Зижди́теля: о́гнь бо всея́дец и безсту́дный устыде́ся чту́щих огня́ де́лателя, Иису́са Христа́.

Ми́ра свире́пство прише́ствием Христо́вым сочисля́тися изъяви́, к ми́ру глубо́кому боголе́пно, загради́в уста́ льво́в, Дании́л проро́к в ро́ве иногда́.

Богоро́дичен: Из ложе́сн родила́ еси́ де́вственных Христа́, Мари́е, Ма́ти безму́жная, Его́же проро́цы ви́девше духо́вне, Того́ предликовству́ют ны́не отцы́ рожде́ственная.

Конда́к, гла́с 6:

Рукопи́саннаго о́браза не поче́тше, но Неопи́санным Существо́м защити́вшеся, треблаже́ннии, в по́двизе огня́ просла́вистеся; среде́ же пла́мене нестерпи́маго стоя́ще, Бо́га призва́сте: ускори́, о Ще́дрый! И потщи́ся, я́ко ми́лостив, в по́мощь на́шу, я́ко мо́жеши хотя́й.

И́кос:

Простри́ Твою́ ру́ку, е́юже дре́вле прия́ша искуше́ние еги́птяне борю́щии и евре́и бори́мии, не оста́ви на́с, да не пожре́т на́с сме́рть, жа́ждущая на́с, и сатана́, ненави́дяй на́с; но прибли́жися на́м и пощади́ ду́ши на́ша, я́коже пощади́л еси́ иногда́ о́троки Твоя́, су́щия в Вавило́не, непреста́нно сла́вящия Тя́, и вве́рженныя Тебе́ ра́ди в пе́щь, и от сея́ вопию́щия Ти́: ускори́, Ще́дрый, и потщи́ся, я́ко ми́лостив, на по́мощь на́шу, я́ко мо́жеши хотя́й.

И́н, гла́с 1.

Весели́ся, Вифлее́ме, Евфра́фо, гото́вися: се́ бо А́гница, Па́стыря вели́каго во утро́бе нося́щи, е́же роди́ти тщи́тся, Его́же зря́ще, Богоно́снии отцы́ веселя́тся, с па́стырьми пою́ще Де́ву доя́щую.

И́кос:

Твоего́ Рождества́, Де́во, све́тлость зря́ще сия́ющую, Авраа́м Боголюби́вый, Исаа́к приснопа́мятный, Иа́ков и ве́сь Богосо́бранный ли́к святы́х ра́дуется и тва́рь приведо́ша к Твоему́ сре́тению ра́достными рече́нии: ра́дости бо Хода́таица все́м яви́лася еси́, во утро́бе заче́ншая иногда́ в Вавило́не Ви́деннаго, и о́троки, в пе́щь непра́ведне вве́рженныя, неопа́льны Соблю́дшаго, и Тя́ Показа́вшаго па́че вся́каго ра́зума. Те́м и воспева́ют Зри́маго в рука́х Ю́ницы, пою́ще Де́ву доя́щую.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Неизрече́нное чу́до: в пещи́ Изба́вивый преподо́бныя о́троки из пла́мене, во Гро́бе ме́ртв, бездыха́нен полага́ется, во спасе́ние на́с пою́щих: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

Христа́ роди́в по пло́ти, ве́рою, родонача́льниче о́тче Авраа́ме, яви́лся еси́ язы́ков ду́хом оте́ц я́ве, во спасе́ние на́с, пою́щих: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

Безду́шнаго шу́ма, вотще́ восклица́ющаго, одушевле́нных посрами́ пе́снь: пе́щь бо, огне́м горя́щую, телесы́ попира́юще, о́троцы невре́дно Изба́вителю пою́т: Бо́же, благослове́н еси́.

Виде́нием воззре́в духо́вным, проро́к дре́вле Дании́л Христо́во яви́ второ́е прише́ствие и я́же в не́м стра́шная предвозвеща́ет, вопия́: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Стра́нное чу́до, во проро́цех повеству́емое и отце́м дре́вле явле́нно: Де́ва Чи́стая, роди́ти хотя́щи, прии́де на спасе́ние на́с, песнопою́щих: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Ужасни́ся, боя́йся, Не́бо, и да подви́жатся основа́ния земли́: се́ бо в мертвеце́х вменя́ется в Вы́шних Живы́й, и во Гро́б ма́л странноприе́млется. Его́же, о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́дие превозноси́те во вся́ ве́ки.

Твое́ заколе́ние предъизобразу́я, Авраа́м, Христе́, его́же роди́ сы́на, на горе́ повину́яся Тебе́, Влады́ко, я́коже овча́, взы́де пожре́ти хотя́й ве́рою; но возврати́ся, ра́дуяся с ни́м, и сла́вя и превознося́ Тя́, Изба́вителя ми́ра.

Пла́менем неутружде́нным, Христе́, облече́ну Ти́, я́ко ри́зою Боже́ственною, о́гнь святы́х о́трок Твои́х угаси́ зело́, и роса́ Твои́м низхожде́нием пою́щим шумя́ше: свяще́нницы по́йте, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Дае́тся льво́м в сне́дь, судо́м непра́ведным, проро́к Дании́л, но имя́ше повеле́нием воздержа́ния, спо́стники благоче́стно зве́ри во глубине́ ро́вища. Того́ моли́твами, Авраа́ма же и отроко́в, спаси́ в ми́ре, Христе́, пою́щия Тя́.

Богоро́дичен: Его́же провозвести́ша ве́рно проро́честии гла́си, Иису́са Емману́ила, в челове́честе о́бразе гряду́ща, Бо́жия и О́тча, Сы́на же и Собезнача́льное Сло́во, от Ду́ха Свята́го Де́ва Мари́я ражда́ет неискусому́жно в Вифлее́ме гра́де.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во Гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́, Сы́на: воста́ну бо, и просла́влюся, и вознесу́ со сла́вою, непреста́нно я́ко Бо́г, ве́рою и любо́вию Тя́ велича́ющия.

Су́щих пре́жде зако́на отце́в пра́здник соверша́юще, от ни́х боголе́пно почти́м Христа́: Авраа́м бо, ку́пно и Исаа́к, и Иа́ков, проро́ков и зако́на яви́шася основа́ние и благода́ти ве́рою Ду́ха пропове́дницы.

Огне́м показа́вый Моисе́ю в купине́ па́че ума́ богови́дне та́инство Бо́г, во о́гнь к де́тем низше́д То́йже, огне́м есте́ственным Божества́ Его́ пе́щный пла́мень ро́су показа́.

Со Авраа́мом, соше́дшеся, пресвяти́и де́ти и Дании́л, ди́вный проро́к Бо́жий, Исаа́к и Иа́ков, с Моисе́ем и Ааро́н, Христо́ва пре́жде Рождества́ ликовству́ют ве́рно, моля́щеся непреста́нно, во е́же спасти́ся на́м.

Богоро́дичен: Сра́дуется вся́ тва́рь Твоему́ Рождеству́, Де́во, Еде́ма бо Вифлее́м отве́рзе на́м. И се́ дре́ва жи́зни вси́ наслажда́ющеся ве́рно, вопие́м приле́жно: моли́твы на́ша, Влады́чице, испо́лни.

Сла́ва: Патриа́рхов избра́ннии и пре́жде зако́на отцы́ ве́рою предвозсия́ша, Авраа́м, Исаа́к же и Иа́ков, я́ко свети́льницы: вси́ бо проро́цы и пра́ведницы возсия́вша от ни́х, я́ко свещи́ светови́дныя, и тва́рь всю́ луча́ми просвети́ша честна́го проро́чества, и приле́жно мо́лятся к Бо́гу о ми́ре.

И ны́не: А́гница нескве́рная, А́гнца ро́ждшая, Сло́ва Пребезнача́льнаго, в после́дняя времена́, бя́ше сие́ чу́дно, Ада́мова вну́ка и Дави́дова по достоя́нию; Ея́же несказа́нное Рождество́ отце́в мно́жество предпра́зднствует досто́йно.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Волно́ю морско́ю скры́вшаго дре́вле, гони́телѧ, мꙋчи́телѧ, подъ земле́ю скры́ша спасе́нныхъ ѻ҆́троцы: но мы̀, ꙗ҆́кѡ ѻ҆трокови̑цы, гдⷭ҇еви пои́мъ: сла́внѡ бо просла́висѧ.

Дне́сь собо́ръ бжⷭ҇твенныхъ ѻ҆ц҃ъ хрⷭ҇то́во ржⷭ҇тво̀ предпра́зднꙋетъ свѣ́тлѡ, и҆ прописꙋ́етъ сїѐ пресла́внаѧ бл҃года́ть: а҆враа́мъ бо ѻ҆́бразъ зако́на, и҆ ѻ҆́троцы сꙋ́ть.

Дре́вле прїе́млетъ бжⷭ҇тво̀ є҆ди́но трїѷпоста́сное свѧще́нный а҆враа́мъ, ны́нѣ же сопресто́льное сло́во ѻ҆́ч҃ее, бжⷭ҇твеннымъ дх҃омъ къ дѣ́темъ прихо́дитъ, сла́внѡ восхвалѧ́емое.

Число́мъ и҆ вѣ́рою бжⷭ҇твенныѧ трⷪ҇цы безбо́жїе низве́ргше, въ пещѝ дѣ́ти ѻ҆́бразы чꙋ́вственными, сокровє́нныѧ бж҃їѧ та̑йны мі́рꙋ проѧви́ша.

А҆враа́мъ и҆зба́висѧ ѿ рꙋкѝ непра́ведныѧ, пла́мене же пе́щнагѡ бжⷭ҇твеннїи ѻ҆́троцы и҆ногда̀, и҆ данїи́лъ прⷪ҇ро́къ ѿ ѕвѣре́й и҆ ро́ва спасе́сѧ. тѣ́мже ны́нѣ ржⷭ҇тво̀ хрⷭ҇то́во предпра́зднꙋемъ.

Бг҃оро́диченъ: Ѡ҆бра́дованнаѧ безневѣ́стнаѧ мт҃и, дв҃о нетлѣ́ннаѧ, блажи́мъ тѧ̀: и҆́бо ѿ ро́да а҆враа́млѧ, и҆ пле́мене дв҃дова процвѣла̀ є҆сѝ: хрⷭ҇та́ же родила̀ є҆сѝ, прⷪ҇рѡ́ки проповѣ́даннаго пре́жде.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Тебѐ на вода́хъ повѣ́сившаго всю̀ зе́млю неѡдержи́мѡ, тва́рь ви́дѣвши на ло́бнѣмъ ви́сима, ᲂу҆́жасомъ мно́гимъ содрога́шесѧ, нѣ́сть свѧ́тъ, ра́звѣ тебє̀, гдⷭ҇и, взыва́ющи.

Ю҆́же по ѻ҆́бразꙋ сла́вꙋ, и҆ по подо́бїю бж҃їю вѣ́рнѡ соблюда́юще, злата́гѡ ѻ҆́браза пла́мень ѻ҆гне́мъ дх҃о́внымъ страда́льчески ᲂу҆гаси́ша ѻ҆́троцы, пою́ще: є҆ди́наго гдⷭ҇а зна́емъ.

Мꙋ́дростїю ѡ҆бложе́ни и҆ дх҃а си́лою ѻ҆́троцы, мꙋдрецы̀ вавѷлѡ́нскїѧ плѣне́ннїи посрами́ша, и҆ де́рзостнѣ взыва́хꙋ: нѣ́сть свѧ́тъ, ра́звѣ тебє̀, гдⷭ҇и чл҃вѣколю́бче.

Ра́дꙋетсѧ и҆ сликовствꙋ́етъ съ дѣтьмѝ и҆ прⷪ҇рѡ́ки зако́нъ и҆ пред̾игра́етъ гдⷭ҇ню бжⷭ҇твенномꙋ прише́ствїю дне́сь: и҆ а҆враа́мъ ра́дꙋетсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ сѣ́мене є҆гѡ̀ ви́дѣ гдⷭ҇а воплоща́ема.

Бг҃оро́диченъ: Зача́тїе безъ стра́сти, прїѧ́тїе па́че сло́ва про́йде, ржⷭ҇тва̀ твоегѡ̀, бцⷣе: прⷪ҇рѡ́ки бо проповѣ́данное, па́че є҆стества̀ та́инство, на́мъ ꙗ҆ви́сѧ, сло́во бж҃їе, сы́й бг҃ъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: На крⷭ҇тѣ̀ твоѐ бжⷭ҇твенное и҆стоща́нїе прови́дѧ а҆ввакꙋ́мъ, ᲂу҆жа́ссѧ вопїѧ́ше: ты̀ си́льныхъ пресѣ́клъ є҆сѝ держа́вꙋ, бл҃же, приѡбща́ѧсѧ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ, ꙗ҆́кѡ всеси́ленъ.

Ѻ҆ц҃є́въ нача́токъ а҆враа́ма, і҆саа́ка и҆ і҆а́кѡва почти́мъ, ꙗ҆́кѡ и҆зъ тѣ́хъ сѣ́мене возсїѧ̀ хрⷭ҇то́съ, вопло́щсѧ и҆зъ дв҃ы, ꙗ҆́кѡ всеси́ленъ.

Прописꙋ́ѧй бꙋ̑дꙋщаѧ соше́ствїю хрⷭ҇то́вꙋ данїи́лъ, ѕвѣ́ри ꙗ҆́кѡ ѻ҆́вцы показа̀ всѣ̑мъ ꙗ҆́вѣ: прови́дѣ бо бꙋ́дꙋщее, ꙗ҆́кѡ прⷪ҇ро́къ бж҃їй.

Грѣхо́внымъ не привлече́ни ꙗ҆́домъ, ѿ пла́мене и҆зба́вистесѧ, дѣ́ти: зла́та бо чистѣ́йше сꙋ́ще мꙋ́дрїи, въ пещѝ пре́лести не слїѧ́шасѧ.

Бг҃оро́диченъ: Велегла́снѡ проповѣ́дꙋетсѧ ѡ҆жида́нїе ꙗ҆зы́кѡвъ, и҆ спасе́нїе мі́ра, па́че є҆стества̀ ржⷭ҇тво̀ твоѐ, пречⷭ҇таѧ, честна́ѧ: є҆го́же пое́тъ ѻ҆те́ческаѧ па́мѧть дне́сь.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Бг҃оѧвле́нїѧ твоегѡ̀, хрⷭ҇тѐ, къ на́мъ ми́лостивнѡ бы́вшагѡ, и҆са́їа свѣ́тъ ви́дѣвъ невече́рнїй, и҆зъ но́щи ᲂу҆́треневавъ взыва́ше: воскре́снꙋтъ ме́ртвїи, и҆ воста́нꙋтъ сꙋ́щїи во гробѣ́хъ, и҆ всѝ земноро́днїи возра́дꙋютсѧ.

Ѻ҆ц҃є́въ нача́токъ, ꙗ҆́кѡ началовожда̀ зако́на и҆ благода́ти, ѿ ро́да а҆враа́млѧ дне́сь данїи́ла бжⷭ҇твеннаго почти́мъ: ꙗ҆́кѡ прⷪ҇ро́къ бо бж҃їй предвозвѣстѝ хрⷭ҇та̀ ѿ дв҃ы, и҆ сегѡ̀ пред̾ꙋсрѣта́етъ бжⷭ҇твенное рожде́нїе.

Прописа́вше ꙗ҆́снѡ къ на́мъ гдⷭ҇не прише́ствїе а҆́гг҃ловымъ соше́ствїемъ, ᲂу҆гаси́ша а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы пе́щь: и҆ тꙋчеро́сенъ ѻ҆́гнь содѣ́лавше, въ се́мъ вѣ́рою ѻ҆́браза злата́гѡ сла́вꙋ и҆знꙋри́ша.

Заградѝ ᲂу҆ста̀ ѕвѣре́й данїи́лъ въ ро́вѣ дх҃омъ: ѻ҆́гненнꙋю же крѣ́пость ᲂу҆гаси́ша а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы бл҃года́тїю, и҆ спа́сшесѧ сі́и ѿ тлѝ, предвозвѣща́ютъ хрⷭ҇та̀ и҆зъ дв҃ы, молѧ́ще ꙗ҆́кѡ и҆зба́вителѧ спасе́нїѧ на́шегѡ.

Бг҃оро́диченъ: Бжⷭ҇твеннымъ дх҃омъ ꙗ҆влѧ́ѧ, ѿ на́съ безстра́стнѡ твоѐ прїѧ́тїе, и҆са́їа вопїѧ́ше, гдⷭ҇и, бо́дрствꙋѧ зако́номъ благода́ти ѿ ро́да ᲂу҆́бѡ а҆враа́млѧ, ѿ пле́мене же і҆ꙋ́дова по пло́ти дв҃а безъ сѣ́мене грѧде́тъ ражда́ющи.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зрѧ̀ напа́стей бꙋ́рею, къ ти́хомꙋ приста́нищꙋ твоемꙋ̀ прите́къ, вопїю̀ тѝ: возведѝ ѿ тлѝ живо́тъ мо́й, многоми́лостиве.

Нра́въ страннолюби́въ, вѣ́ра же высока̀ а҆враа́ма сꙋ́ща пра́ѻц҃а: тѣ́мже бжⷭ҇твенное та́инство ѻ҆бра́знѣ прїе́мъ ра́довашесѧ, предъ хрⷭ҇то́мъ же текі́й ны́нѣ весели́тсѧ.

Тва́рь повинꙋ̀ ны́нѣ вѣ́ра ѻ҆трокѡ́мъ, да́ромъ зижди́телѧ: ѻ҆́гнь бо всеѧ́децъ и҆ безстꙋ́дный ᲂу҆стыдѣ́сѧ чтꙋ́щихъ ѻ҆гнѧ̀ дѣ́лателѧ і҆и҃са хрⷭ҇та̀.

Мі́ра свирѣ́пство прише́ствїемъ хрⷭ҇то́вымъ сочислѧ́тисѧ и҆з̾ѧвѝ, къ ми́рꙋ глꙋбо́комꙋ бг҃олѣ́пнѡ, загради́въ ᲂу҆ста̀ львѡ́въ данїи́лъ прⷪ҇ро́къ въ ро́вѣ и҆ногда̀.

Бг҃оро́диченъ: И҆зъ ложе́снъ родила̀ є҆сѝ дѣ́вственныхъ хрⷭ҇та̀, марі́е мт҃и безмꙋ́жнаѧ, є҆го́же прⷪ҇ро́цы ви́дѣвше дꙋхо́внѣ, тогѡ̀ предликовствꙋ́ютъ ны́нѣ ѻ҆ц҃ы̀ рожде́ствєннаѧ.

Конда́къ, гла́съ ѕ҃:

Рꙋкопи́саннагѡ ѻ҆́браза не поче́тше, но неѡпи́саннымъ сꙋщество́мъ защити́вшесѧ, требл҃же́ннїи, въ по́двизѣ ѻ҆гнѧ̀ просла́вистесѧ: средѣ̀ же пла́мене нестерпи́магѡ стоѧ́ще, бг҃а призва́сте: ᲂу҆скорѝ, ѽ ще́дрый! и҆ потщи́сѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивъ, въ по́мощь на́шꙋ, ꙗ҆́кѡ мо́жеши хотѧ́й.

І҆́косъ:

Прострѝ твою̀ рꙋ́кꙋ, є҆́юже дре́вле прїѧ́ша и҆скꙋше́нїе є҆гѵ́птѧне борю́щїи и҆ є҆вре́и бори́мїи, не ѡ҆ста́ви на́съ, да не пожре́тъ на́съ сме́рть жа́ждꙋщаѧ на́съ, и҆ сатана̀ ненави́дѧй на́съ: но прибли́жисѧ на́мъ, и҆ пощадѝ дꙋ́шы на́шѧ, ꙗ҆́коже пощади́лъ є҆сѝ и҆ногда̀ ѻ҆́троки твоѧ̑, сꙋ́щыѧ въ вавѷлѡ́нѣ, непреста́ннѡ сла́вѧщыѧ тѧ̀, и҆ вве́ржєнныѧ тебє̀ ра́ди въ пе́щь, и҆ ѿ сеѧ̀ вопїю́щыѧ тѝ: ᲂу҆скорѝ, ще́дрый, и҆ потщи́сѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивъ, на по́мощь на́шꙋ, ꙗ҆́кѡ мо́жеши хотѧ́й.

И҆́нъ, гла́съ а҃.

Весели́сѧ, виѳлее́ме, є҆ѵфра́ѳо, гото́висѧ: сѐ бо а҆́гница па́стырѧ вели́каго во ᲂу҆тро́бѣ носѧ́щи, є҆́же роди́ти тщи́тсѧ, є҆го́же зрѧ́ще бг҃оно́снїи ѻ҆ц҃ы̀ веселѧ́тсѧ, съ па́стырьми пою́ще дв҃ꙋ доѧ́щꙋю.

І҆́косъ:

Твоегѡ̀ ржⷭ҇тва̀, дв҃о, свѣ́тлость зрѧ́ще сїѧ́ющꙋю, а҆враа́мъ бг҃олюби́вый, і҆саа́къ приснопа́мѧтный, і҆а́кѡвъ, и҆ ве́сь бг҃осо́бранный ли́къ свѧты́хъ ра́дꙋетсѧ, и҆ тва́рь приведо́ша къ твоемꙋ̀ срѣ́тенїю ра́достными речє́нїи: ра́дости бо хода́таица всѣ̑мъ ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ, во ᲂу҆тро́бѣ заче́ншаѧ и҆ногда̀ въ вавѷлѡ́нѣ ви́дѣннаго, и҆ ѻ҆́троки, въ пе́щь непра́веднѣ вве́ржєнныѧ, неѡпа́льны соблю́дшаго, и҆ тѧ̀ показа́вшаго па́че всѧ́кагѡ ра́зꙋма. тѣ́мъ и҆ воспѣва́ютъ зри́маго въ рꙋка́хъ ю҆́ницы, пою́ще дв҃ꙋ доѧ́щꙋю.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Неизрече́нное чꙋ́до, въ пещѝ и҆зба́вивый прпⷣбныѧ ѻ҆́троки и҆зъ пла́мене, во гро́бѣ ме́ртвъ бездыха́ненъ полага́етсѧ, во спасе́нїе на́съ пою́щихъ: и҆зба́вителю бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Хрⷭ҇та̀ роди́въ по пло́ти, вѣ́рою, родонача́льниче ѻ҆́ч҃е а҆враа́ме, ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ ꙗ҆зы́кѡвъ дꙋ́хомъ ѻ҆ц҃ъ ꙗ҆́вѣ, во спасе́нїе на́съ пою́щихъ: и҆зба́вителю бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бездꙋ́шнаго шꙋ́ма вотщѐ восклица́ющаго, ѡ҆дꙋшевле́нныхъ посрамѝ пѣ́снь: пе́щь бо ѻ҆гне́мъ горѧ́щꙋю тѣлесы̀ попира́юще ѻ҆́троцы невре́днѡ, и҆зба́вителю пою́тъ: бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Видѣ́нїемъ воззрѣ́въ дꙋхо́внымъ прⷪ҇ро́къ дре́вле данїи́лъ, хрⷭ҇то́во ꙗ҆вѝ второ́е прише́ствїе, и҆ ꙗ҆̀же въ не́мъ стра̑шнаѧ предвозвѣща́етъ, вопїѧ̀: и҆зба́вителю бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Стра́нное чꙋ́до во прⷪ҇ро́цѣхъ повѣствꙋ́емое, и҆ ѻ҆ц҃є́мъ дре́вле ꙗ҆вле́нно, дв҃а чⷭ҇таѧ роди́ти хотѧ́щи прїи́де, на спасе́нїе на́съ пѣснопою́щихъ: и҆зба́вителю бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасни́сѧ боѧ́йсѧ нб҃о, и҆ да подви́жатсѧ ѡ҆снова̑нїѧ землѝ: сѐ бо въ мертвецѣ́хъ вмѣнѧ́етсѧ въ вы́шнихъ живы́й, и҆ во гро́бъ ма́лъ страннопрїе́млетсѧ. є҆го́же ѻ҆́троцы благослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Твоѐ заколе́нїе пред̾из̾ѡбразꙋ́ѧ а҆враа́мъ, хрⷭ҇тѐ, є҆го́же родѝ сы́на, на горѣ̀ повинꙋ́ѧсѧ тебѣ̀, влⷣко, ꙗ҆́коже ѻ҆вча̀, взы́де пожре́ти хотѧ́й вѣ́рою: но возврати́сѧ ра́дꙋѧсѧ съ ни́мъ, и҆ сла́вѧ и҆ превозносѧ̀ тѧ̀ и҆зба́вителѧ мі́ра.

Пла́менемъ неꙋтрꙋжде́ннымъ, хрⷭ҇тѐ, ѡ҆блече́нꙋ тѝ ꙗ҆́кѡ ри́зою бжⷭ҇твенною, ѻ҆́гнь ст҃ы́хъ ѻ҆́трѡкъ твои́хъ ᲂу҆гасѝ ѕѣлѡ̀, и҆ роса̀ твои́мъ низхожде́нїемъ пою́щымъ шꙋмѧ́ше. свѧще́нницы по́йте, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Дае́тсѧ львѡ́мъ въ снѣ́дь сꙋдо́мъ непра́веднымъ прⷪ҇ро́къ данїи́лъ, но и҆мѧ́ше, повелѣ́нїемъ воздержа́нїѧ, спо́стники благоче́стнѡ ѕвѣ́ри во глꙋбинѣ̀ ро́вища: тогѡ̀ моли́твами, а҆враа́ма же и҆ ѻ҆трокѡ́въ, спасѝ въ ми́рѣ, хрⷭ҇тѐ, пою́щыѧ тѧ̀.

Бг҃оро́диченъ: Є҆го́же провозвѣсти́ша вѣ́рнѡ прⷪ҇ро́честїи гла́си, і҆и҃са є҆мманꙋ́ила, въ человѣ́честѣ ѻ҆́бразѣ грѧдꙋ́ща, бж҃їѧ и҆ ѻ҆́ч҃а, сн҃а же и҆ собезнача́льное сло́во, ѿ дх҃а ст҃а́гѡ дв҃а марі́а ражда́етъ неискꙋсомꙋ́жнѡ въ виѳлее́мѣ гра́дѣ.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Не рыда́й менє̀, мт҃и, зрѧ́щи во гро́бѣ, є҆го́же во чре́вѣ безъ сѣ́мене зачала̀ є҆сѝ сн҃а: воста́нꙋ бо и҆ просла́влюсѧ, и҆ вознесꙋ̀ со сла́вою непреста́ннѡ, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ, вѣ́рою и҆ любо́вїю тѧ̀ велича́ющыѧ.

Сꙋ́щихъ пре́жде зако́на ѻ҆ц҃є́въ пра́здникъ соверша́юще, ѿ ни́хъ бг҃олѣ́пнѡ почти́мъ хрⷭ҇та̀: а҆враа́мъ бо, кꙋ́пнѡ и҆ і҆саа́къ и҆ і҆а́кѡвъ, прⷪ҇ро́кѡвъ и҆ зако́на ꙗ҆ви́шасѧ ѡ҆снова́нїе, и҆ благода́ти вѣ́рою дх҃а проповѣ́дницы.

Ѻ҆гне́мъ показа́вый мѡѷсе́ю въ кꙋпинѣ̀, па́че ᲂу҆ма̀ бг҃ови́днѣ та́инство бг҃ъ: во ѻ҆́гнь къ дѣ́темъ низше́дъ то́йже, ѻ҆гне́мъ є҆сте́ственнымъ бжⷭ҇тва̀ є҆гѡ̀, пе́щный пла́мень ро́сꙋ показа̀.

Со а҆враа́момъ соше́дшесѧ прест҃і́и дѣ́ти, и҆ данїи́лъ ди́вный прⷪ҇ро́къ бж҃їй, і҆саа́къ и҆ і҆а́кѡвъ, съ мѡѷсе́емъ и҆ а҆арѡ́нъ, хрⷭ҇то́ва пре́жде ржⷭ҇тва̀ ликовствꙋ́ютъ вѣ́рнѡ, молѧ́щесѧ непреста́ннѡ во є҆́же спасти́сѧ на́мъ.

Бг҃оро́диченъ: Сра́дꙋетсѧ всѧ̀ тва́рь твоемꙋ̀ ржⷭ҇твꙋ̀, дв҃о: є҆де́ма бо виѳлее́мъ ѿве́рзе на́мъ. и҆ сѐ дре́ва жи́зни всѝ наслажда́ющесѧ вѣ́рнѡ, вопїе́мъ прилѣ́жнѡ, моли̑твы на́шѧ, влⷣчце, и҆спо́лни.

Сла́ва: Патрїа́рхѡвъ и҆збра́ннїи, и҆ пре́жде зако́на ѻ҆ц҃ы̀ вѣ́рою предвозсїѧ́ша, а҆враа́мъ, і҆саа́къ же и҆ і҆а́кѡвъ, ꙗ҆́кѡ свѣти́льницы: всѝ бо прⷪ҇ро́цы и҆ пра́вєдницы возсїѧ́вша ѿ ни́хъ, ꙗ҆́кѡ свѣщы̀ свѣтови̑дныѧ, и҆ тва́рь всю̀ лꙋча́ми просвѣти́ша честна́гѡ проро́чества, и҆ прилѣ́жнѡ мо́лѧтсѧ къ бг҃ꙋ ѡ҆ ми́рѣ.

И҆ ны́нѣ: А҆́гница нескве́рнаѧ, а҆́гнца ро́ждшаѧ сло́ва пребезнача́льнаго въ послѣ̑днѧѧ времена̀, бѧ́ше сїѐ чꙋ́дно, а҆да́мова внꙋ́ка и҆ дв҃дова по достоѧ́нїю: є҆ѧ́же несказа́нное рождество̀ ѻ҆ц҃є́въ мно́жество предпра́зднствꙋетъ досто́йнѡ.

Два предшествующих Рождеству Христову воскресенья (недели) называются Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Неде­ля свя­тых отец – по­след­нее вос­кре­се­нье (неде­ля) пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день вос­по­ми­на­ют­ся все свя­тые срод­ни­ки по пло­ти Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста; в ли­тур­ги­че­ском еван­гель­ском чте­нии мы слы­шим ро­до­сло­вие Спасителя (Мф.1:1-25).

Сло­во в Неде­лю пред Рож­де­ством Хри­сто­вым, свя­тых отец

мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Иким)

Но­вый За­вет от­кры­ва­ет­ся зем­ным ро­до­сло­ви­ем Сы­на Бо­жия. Но ка­кое про­ис­хож­де­ние мо­жет быть у Пер­во­при­чи­ны все­го су­ще­ству­ю­ще­го, Со­зда­те­ля ду­хов­но­го и ве­ще­ствен­но­го ми­ров? Мыс­ли­мо ли род­ство с люд­ским «пра­хом и пер­стью» для Вла­ды­ки Все­лен­ной, Непо­сти­жи­мо­го Все­объ­ем­лю­ще­го Ду­ха? О ка­ких пред­ках мо­жет ид­ти речь в от­но­ше­нии Пре­веч­но­го Гос­по­да, сто­я­ще­го над вре­ме­нем Прис­но­су­ще­го Ца­ря? Од­на­ко же: на­ча­лом От­кро­ве­ния Бо­же­ствен­ной люб­ви слу­жит че­ре­да по­ко­ле­ний, при­во­дя­щая к бед­ной се­мье, в ко­то­рой ро­дил­ся Мла­де­нец по име­ни Иисус, что зна­чит – Спа­си­тель. Это ро­до­сло­вие – до­ку­мент, сви­де­тель­ству­ю­щий тай­ну на­ше­го спа­се­ния: Сын Бо­жий сде­лал­ся Сы­ном Че­ло­ве­че­ским.

Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста – про­сто спи­сок имен, ка­жу­щий­ся су­хим, да­же скуч­ным непро­све­щен­но­му взгля­ду. Неко­то­рые пра­ро­ди­те­ли Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го си­я­ют яр­ки­ми све­то­ча­ми на стра­ни­цах Биб­лии. Боль­шин­ство имен нам по­лу­зна­ко­мо или во­все не зна­ко­мо: ка­ко­ва бы­ла жизнь этих лю­дей – ве­да­ет Еди­ный Гос­подь. Но в этом про­стом пе­речне слы­шит­ся тай­ная гар­мо­ния ты­ся­че­ле­тий, за ним ви­дит­ся ве­ли­че­ствен­ная ра­бо­та Про­мыс­ла Бо­жия, вы­стра­и­вав­ше­го из «жи­вых кам­ней» храм для во­пло­ще­ния Все­выш­не­го. Здесь каж­дая судь­ба, каж­дый штрих име­ет со­кро­вен­ный смысл, по­рою недо­ступ­ный нам, по­рою – слу­жа­щий вы­со­ким уро­ком при про­хож­де­нии зем­но­го стран­ство­ва­ния.

Неко­гда жал­кая гор­ды­ня при­ве­ла лю­дей к со­ору­же­нию небы­ва­лой баш­ни – без Бо­га и про­тив Бо­га. В гли­ня­ной таб­лич­ке, об­на­ру­жен­ной ар­хео­ло­га­ми в Ме­со­по­та­мии, зна­чит­ся: «Ко­гда эта цар­ствен­ная баш­ня, как бу­ря, воз­вы­сит свой го­лос, небо за­тре­пе­щет. Ее ужас­ное си­я­ние вы­пря­мит­ся в небе, ее ве­ли­кий ужас со­кру­шит зем­лю. Ее имя со­зо­вет стра­ны с края неба». Та­ков был за­мы­сел древ­них «воль­ных ка­мен­щи­ков». Гос­подь Все­дер­жи­тель раз­ру­шил му­ра­вьи­ные по­ту­ги бо­го­бор­цев – стро­е­ние рух­ну­ло, а стро­и­те­ли, ли­шив­шись об­ще­го язы­ка, раз­бе­жа­лись по раз­ным кра­ям зем­ли. Са­мо это ме­сто по­лу­чи­ло на­зва­ние Ва­ви­лон – «сме­ше­ние».

Все­выш­не­му бы­ло угод­но стро­и­тель­ство ино­го ро­да – не воз­ве­де­ние баш­ни из жже­но­го кир­пи­ча, а незри­мое со­зи­да­ние прав­ды Бо­жи­ей в че­ло­ве­че­ских ду­шах. Это свя­щен­ное де­ло со­вер­ша­лось ве­ка­ми, пе­ре­хо­ди­ло из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние – древ­ние пра­вед­ни­ки ста­но­ви­лись жи­вы­ми сту­пе­ня­ми лест­ни­цы, ве­ду­щей к ду­хов­ным вер­ши­нам. «Они стре­ми­лись к луч­ше­му, то есть к Небес­но­му; по­то­му и Бог не сты­дит­ся их, на­зы­вая Се­бя их Бо­гом» (Евр.11:16). И лест­ни­ца че­ло­ве­че­ско­го ду­ха во­ис­ти­ну до­стиг­ла Небес, ибо по ней со­шел в пад­ший мир Еди­ный Без­греш­ный.

При­тер­пев­шись к окру­жа­ю­щим нас зло­бе и мер­зо­сти, мы по­рою и не по­ни­ма­ем, как страш­но ис­ка­жен этот мир гре­хо­па­де­ни­ем ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Мы мо­жем лю­бо­вать­ся толь­ко от­блес­ка­ми Бо­го­со­здан­ной из­на­чаль­ной кра­со­ты ми­ро­зда­ния. Но грех и смерть – дву­ли­кая са­та­нин­ская ложь ца­рит здесь. По­го­ня за зем­ны­ми сла­до­стя­ми: нечи­сты­ми уте­ха­ми те­ла, без­де­луш­ка­ми бо­гатств, по­бря­куш­ка­ми сла­вы – все это ве­дет в про­пасть. Пра­хом умер­ших по­ко­ле­ний пе­ре­пол­не­на зем­ля, на­по­е­ны ре­ки, сам воз­дух ды­шит смер­тью. И все же этот мир пре­кра­сен: тем, что мы мо­жем под­нять­ся над ним на кры­льях ве­ры, на­деж­ды и люб­ви хри­сти­ан­ской. Мы спа­се­ны – при­ше­стви­ем Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, и уже здесь мо­жем празд­но­вать по­бе­ду над гре­хом и смер­тью, на­сла­ждать­ся пред­чув­стви­ем бла­жен­ной веч­но­сти.

Чем был мир до Хри­ста? Про­кля­той жиз­нью на про­кля­той зем­ле. «Вол­ч­цы и тер­нии» взра­щи­ва­ла зем­ля, ли­шен­ная бла­го­сло­ве­ния Бо­жия. «Вол­ч­ца­ми и тер­ни­я­ми» по­рас­та­ли ду­ши лю­дей, за­быв­ших Небес­но­го От­ца.

Язы­че­ский мир над­ру­гал­ся над са­ми­ми за­ко­на­ми при­ро­ды. Гнус­ные по­ро­ки Со­до­ма и Го­мор­ры по­ло­жи­ли пе­чать на все древ­нее об­ще­ство. «Куль­тур­ная» Гре­ция и «ци­ви­ли­зо­ван­ный» Рим пре­да­ва­лись без­удерж­но­му раз­вра­ту, «муд­рые» Ин­дия и Еги­пет по­кло­ня­лись смер­ти. Идо­ло­слу­жи­те­ли вер­ши­ли че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния. Ар­хео­ло­ги на­хо­дят за­му­ро­ван­ные в сте­нах и фун­да­мен­тах древ­них жи­лищ ске­ле­ти­ки мла­ден­цев: это ро­ди­те­ли-са­та­ни­сты при­но­си­ли в жерт­ву соб­ствен­ных де­тей. По­всю­ду ца­ри­ло гру­бое на­си­лие, из­де­ва­тель­ство над сла­бы­ми, стрем­ле­ние от­нять у се­бе по­доб­ных зем­ные бла­га. Пра­ви­те­ли те­ши­ли свою гор­ды­ню же­сто­ки­ми кро­во­про­ли­ти­я­ми, «ве­ли­ки­ми» по­чи­та­лись за­во­е­ва­те­ли, ко­то­рым уда­ва­лось на­гро­моз­дить го­ры тру­пов. Мир, став­ший до­бы­чей са­та­ны, ле­жал во зле.

Ка­за­лось, по­доб­ный мир не име­ет пра­ва на су­ще­ство­ва­ние, ни­че­го не мо­жет при­не­сти Все­со­вер­шен­но­му Со­зда­те­лю – и дол­жен быть уни­что­жен. Но да­же и в древ­нем мра­ке, как оди­но­кие све­то­чи, си­я­ли пра­вед­ни­ки. Это ра­ди них Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь ща­дил пад­шее че­ло­ве­че­ство. А ко­гда на­сту­пи­ла «пол­но­та вре­мен», ра­ди них Сын Бо­жий явил­ся спа­сти ка­ю­щих­ся греш­ни­ков. Спа­си­тель со­шел в мир на­столь­ко страш­ный, что в нем для Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не на­шлось луч­ше­го ме­ста, чем кор­муш­ка для ско­та, и Солн­це Прав­ды долж­но бы­ло вос­хо­дить в убо­гой пе­ще­ре. Но так бы­ло внешне, ибо луч­шие лю­ди Вет­хо­го За­ве­та сво­им по­дви­гом уже вы­стро­и­ли для Спа­си­те­ля храм, до­стой­ный Его. Этим до­мом Все­выш­не­го явил­ся ис­тин­ный ве­нец тво­ре­ния – несрав­нен­ная в кра­со­те и чи­сто­те ду­ши Сво­ей, «Чест­ней­шая Хе­ру­вим и Слав­ней­шая Се­ра­фим» Бо­го­не­ве­ста и Бо­го­ро­ди­ца, Прис­но­де­ва Ма­рия.

К Рож­де­ству Еди­но­го Без­греш­но­го от Пре­чи­стой Де­вы ве­ла че­ре­да по­ко­ле­ний ис­ка­те­лей прав­ды Бо­жи­ей, за­пе­чат­лен­ная в Хри­сто­вом ро­до­сло­вии. Мы ви­дим здесь из­ра­иль­ских пат­ри­ар­хов и иудей­ских ца­рей, но сре­ди них уже яв­ля­ет­ся дочь ино­го на­ро­да – мо­ави­тян­ка Руфь, пред­вест­ни­ца все­мир­но­го тор­же­ства Бо­же­ствен­но­го Бла­го­ве­стия. По­двиг Ру­фи есть по­двиг люб­ви. Ра­ди пре­дан­но­сти све­кро­ви, за­ме­нив­шей ей мать, ска­за­ла Руфь: «На­род твой бу­дет мо­им на­ро­дом, и твой Бог мо­им Бо­гом» (Руф.1:16), – и ста­ла од­ною из пра­ро­ди­тель­ниц Спа­си­те­ля.

В свя­щен­ном ро­до­сло­вии мы ви­дим и лю­дей греш­ных, при­ме­ры че­ло­ве­че­ских па­де­ний. Так пал муд­рей­ший из муд­рых, царь Со­ло­мон. Его ра­зу­му изум­ля­лась Все­лен­ная, он по­стиг тай­ны зем­ли и Небес, но не су­мел со­вла­дать с низ­ки­ми стра­стя­ми, хо­тя знал, чем гро­зит для него из­ме­на Небес­но­му От­цу. Судь­ба Со­ло­мо­на – стро­гий урок для тех, кто слиш­ком на­де­ет­ся на зем­ной ум свой, гор­дит­ся дан­ны­ми от Бо­га та­лан­та­ми.

От­кро­ве­ние Вет­хо­го За­ве­та не скры­ва­ет немо­щей из­бран­но­го ро­да, ко­то­рый, невзи­рая на свою сла­бость, су­мел под­нять­ся из древ­не­го мра­ка к Бо­же­ствен­но­му Све­ту. То бы­ла тро­па от вет­хо­го по­ги­ба­ю­ще­го че­ло­ве­ка – к но­во­му, спа­са­е­мо­му бла­го­да­тью Бо­жи­ей. Од­ним взгля­дом невоз­мож­но оки­нуть ве­хи это­го мно­го­ве­ко­во­го пу­ти, вгля­дим­ся же хо­тя бы в неко­то­рые из них.

«Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста, Сы­на Да­ви­до­ва, Сы­на Ав­ра­амо­ва» (Мф.1:1) – вот пер­вая стро­ка Но­во­го За­ве­та, слов­но бы мост, со­еди­ня­ю­щий его с За­ве­том Вет­хим. Пра­вед­ный Ав­ра­ам и свя­той Да­вид – не слу­чай­но эти двое осо­бо вы­де­ле­ны в чис­ле пра­от­цев Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, не слу­чай­но оба они удо­сто­и­лись обе­то­ва­ний Бо­жи­их о гря­ду­щем спа­се­нии.

Пат­ри­арх Ав­ра­ам явил­ся ве­ли­чай­шим Бо­го­ис­ка­те­лем. Ко­гда че­ло­ве­че­ство, за­вяз­нув в тря­сине вре­мен, уже утра­ти­ло по­ня­тие о Небес­ном От­це, Ав­ра­ам от­ка­зал­ся по­кло­нить­ся ка­кой бы то ни бы­ло тва­ри, все­ми си­ла­ми ду­ши воз­звал он к Все­выш­не­му Твор­цу. Все­дер­жи­тель услы­шал зов со­зда­ния Сво­е­го. Пра­вед­ный Ав­ра­ам стал «от­цом ве­ру­ю­щих» (Рим.4:11), ду­хов­ным ро­до­на­чаль­ни­ком всех вер­ных. Ра­ди слу­же­ния Гос­по­ду по­ки­нул Ав­ра­ам род­ные края, при­шель­цем чув­ство­вал он се­бя в этом гре­хов­ном ми­ре, «ибо он ожи­дал го­ро­да, име­ю­ще­го ос­но­ва­ние, ко­то­ро­го ху­дож­ник и стро­и­тель – Бог» (Евр.11:10). Ра­ди вер­но­сти Бо­гу го­тов был Ав­ра­ам от­дать един­ствен­но­го лю­би­мо­го сы­на, в ко­то­ром за­клю­ча­лись все его на­деж­ды, да­же на­деж­да на гря­ду­щее ис­куп­ле­ние. Ав­ра­амо­во жерт­во­при­но­ше­ние яви­лось об­раз­цом вы­со­чай­шей Жерт­вы Бо­же­ствен­ной. Зем­ной отец го­то­вил­ся за­клать сы­на из по­слу­ша­ния Все­выш­не­му – Бог не по­пустил пра­вед­ни­ку та­ко­го стра­да­ния. Но в час Гол­гоф­ский Сам Небес­ный Отец от­дал на за­кла­ние Еди­но­род­но­го Сы­на Сво­е­го – ра­ди спа­се­ния ро­да че­ло­ве­че­ско­го, ра­ди на­ше­го с ва­ми спа­се­ния.

Свя­той Да­вид про­шел ис­пы­та­ние опас­ней­ши­ми зем­ны­ми со­блаз­на­ми: сла­вой и вла­стью. Пас­ту­шо­нок, по­ма­зан­ный на цар­ство, стал уди­ви­тель­ным пра­ви­те­лем – крот­ким сре­ди на­па­стей, ми­ло­серд­ным с вра­га­ми, без­гнев­ным с оскор­би­те­ля­ми. Ве­ли­чие ду­ши свя­то­го ца­ря-про­ро­ка Да­ви­да за­пе­чат­ле­лось в его псал­мах, ис­пол­нен­ных вы­со­ки­ми чув­ства­ми, до­ныне вос­пе­ва­е­мых Цер­ко­вью Хри­сто­вой. Но и этот цар­ствен­ный че­ло­век од­на­жды пал – гряз­но и страш­но: от по­хо­ти к лю­бо­де­я­нию, от лю­бо­де­я­ния к убий­ству. Диа­вол уже тор­же­ство­вал, ви­дя в этой мо­гу­чей ду­ше за­кон­ную свою до­бы­чу. Но нет! В пла­мен­ном по­ка­я­нии вос­стал свя­той Да­вид из без­дны гре­ха – и вос­стал вы­ше, чем был до па­де­ния! «Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен, серд­ца со­кру­шен­на и сми­рен­на Бог не уни­чи­жит» (Пс.50:19) – так ры­да­ни­ем оси­ро­тев­шей без Гос­по­да, по­прав­шей свою гор­ды­ню цар­ствен­ной ду­ши омыл свя­той Да­вид тяж­кий грех свой и вновь «убе­лил­ся па­че сне­га». Да­ви­до­вым по­ка­я­ни­ем яв­лен об­раз пад­ше­го и вос­ста­ю­ще­го в ли­це пра­вед­ни­ков че­ло­ве­че­ства.

С за­ка­том иудей­ско­го цар­ства но­си­те­ли Бо­же­ствен­но­го обе­то­ва­ния – сы­ны и до­че­ри ро­да Да­ви­до­ва слов­но бы укры­ва­ют­ся в без­вест­но­сти и бед­но­сти. Так вда­ли от су­ет­но­го зем­но­го блес­ка со­вер­ша­лось жи­тие по­том­ков иудей­ских вла­сти­те­лей: ти­хо­го плот­ни­ка «дре­во­де­ла», пра­вед­но­го Иоси­фа и сми­рен­ной Де­вы, пред­на­зна­чен­ной к сла­ве Ца­ри­цы Небес­ной.

Свя­той еван­ге­лист Мат­фей, сле­дуя иудей­ско­му обы­чаю уста­нов­ле­ния род­ства по муж­ской ли­нии, за­кан­чи­ва­ет ро­до­сло­вие Хри­сто­во име­нем Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Мни­мый муж Де­вы Ма­рии, пра­вед­ный Иосиф по пло­ти не имел ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к Рож­де­ству Спа­си­те­ля – но его имя по пра­ву сто­ит в свя­щен­ном пе­речне. Доб­ро­та и чи­сто­сер­де­чие это­го стар­ца бы­ли на­столь­ко об­ще­из­вест­ны, что слу­жи­те­ли хра­ма ре­ши­лись до­ве­рить ему Пре­чи­стую Де­ву, в Ко­то­рой ви­де­ли жи­вое со­кро­ви­ще Церк­ви. Прой­дя ис­пы­та­ние «бу­рей по­мыш­ле­ний со­мни­тель­ных», пра­вед­ный Иосиф стал со­бе­сед­ни­ком и по­слуш­ни­ком ан­ге­лов. И сам свя­той ста­рец сде­лал­ся во­ис­ти­ну зем­ным ан­ге­лом-хра­ни­те­лем для Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца. В Виф­ле­ем­ской пе­ще­ре пер­вы­ми по­кло­ни­лись со­шед­ше­му в мир Сы­ну Бо­жию – Де­ва-Ма­терь и ста­рец-хра­ни­тель.

В Пре­бла­го­сло­вен­ной Де­ве Ма­рии яв­ле­на вер­ши­на че­ло­ве­че­ско­го со­вер­шен­ства, пре­взо­шед­шая ве­ли­чие бес­плот­ных Небес­ных ан­ге­лов. Ма­терь Бо­жия слов­но бы со­тка­на из сми­ре­ния и доб­ро­ты, ми­ло­сер­дия и люб­ви. Она вся – свет, рас­кры­ва­ю­щий­ся на­встре­чу Све­ту Бо­же­ствен­но­му. Крот­кая Бо­го­не­ве­ста «по­ра­зи­ла го­ло­ву змия» (Быт.3:15), по­пра­ла ко­вар­ство диа­во­ла, за­мыш­ляв­ше­го над­ру­гать­ся над со­зда­ни­ем Бо­жи­им, – ибо ес­ли бы и Ею Од­ною увен­ча­лось тво­ре­ние, то и то­гда этот мир был бы со­тво­рен не на­прас­но. Так зем­ное воз­зва­ние к Небе­сам, лест­ни­ца че­ло­ве­че­ской пра­вед­но­сти при­ве­ла к Пре­сто­лу Все­выш­не­го. Древ­няя Ева, под­дав­шись са­та­нин­ско­му со­блаз­ну, по­ро­ди­ла грех и смерть. Пре­свя­тая Де­ва, по­ви­ну­ясь во­ле Гос­под­ней, по­ро­ди­ла для всех нас Ис­ти­ну и бес­смер­тие. И ныне Ца­ри­ца Небес­ная, со­здан­ная, как и мы, из пло­ти и кро­ви, зо­вет нас к веч­но­му сча­стью, мо­лит за нас Сы­на Сво­е­го и Гос­по­да.

«От Ма­рии ро­дил­ся Иисус, на­зы­ва­е­мый Хри­стос» (Мф.1:16) – вот бла­жен­ней­шая весть, зву­ча­щая для нас вслед за свя­щен­ным ро­до­сло­ви­ем. Вос­си­я­ла звез­да Виф­ле­ем­ская! Явил­ся Спа­си­тель ми­ра! На­ча­лось осво­бож­де­ние че­ло­ве­че­ства из раб­ства ду­ше­убий­цы – са­та­ны!

Что Хри­стос сде­лал для нас Сво­им Рож­де­ством? Во­пло­ще­ни­ем Сы­на Бо­жия са­ма при­ро­да че­ло­ве­че­ская очи­сти­лась, пре­об­ра­зи­лась, сде­ла­лась спо­соб­ной к оду­хо­тво­ре­нию, к обо­же­нию! При све­те Виф­ле­ем­ской звез­ды ро­до­сло­вие Хри­сто­во пред­ста­ет под­го­тов­кой к на­ше­му вступ­ле­нию в род­ство – с Кем? С Са­мим Бо­гом!

Мы на­де­ле­ны ве­ли­ким сча­стьем – жить в ми­ре, освя­щен­ном Рож­де­ством Хри­ста и ис­куп­лен­ном Его Крест­ной Жерт­вой. С той по­ры, по сло­ву свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста: «Бог на зем­ле, че­ло­век на Небе, ан­ге­лы слу­жат лю­дям, лю­ди в об­ще­нии с Гор­ни­ми си­ла­ми».

Ца­ри и про­ро­ки древ­но­сти жаж­да­ли услы­шать то, что слы­шим мы – и не услы­ша­ли, ве­ли­чай­шие пра­вед­ни­ки Вет­хо­го За­ве­та меч­та­ли до­жить до та­ких вре­мен – и не до­жи­ли. По­сле кон­чи­ны зем­ных дней сво­их ве­ка­ми долж­ны бы­ли они то­мить­ся в пре­ис­под­ней, ожи­дая при­ше­ствия Из­ба­ви­те­ля.

«Те, ко­то­рых весь мир не был до­сто­ин, ски­та­лись по пу­сты­ням и го­рам, по пе­ще­рам и уще­льям зем­ли. И все сии, сви­де­тель­ство­ван­ные в ве­ре, не по­лу­чи­ли обе­щан­но­го. По­то­му что Бог преду­смот­рел о нас нечто луч­шее, дабы они не без нас до­стиг­ли со­вер­шен­ства» (Евр.11:38-40).

Жить в ис­куп­лен­ном ми­ре, знать пря­мую до­ро­гу в От­чее Цар­ствие, со­зна­вать свое род­ство с Все­выш­ним – это сча­стье по­лу­че­но на­ми да­ром, по бла­го­сти Бо­жи­ей. Но как поль­зу­ем­ся мы несрав­нен­ны­ми бла­го­де­я­ни­я­ми Все­выш­не­го? Есть ли в нас хо­тя бы блед­ное по­до­бие ве­ры Ав­ра­амо­вой, тер­пе­ния Иова, пла­мен­но­сти Илии, кро­то­сти Да­ви­да, му­же­ства Да­ни­и­ла? А ведь все эти вы­со­кие ду­хом лю­ди лишь из­да­ли, «как сквозь туск­лое стек­ло», со­зер­ца­ли Бо­же­ствен­ную тай­ну спа­се­ния на­ше­го – ту тай­ну, ко­то­рую мы ви­дим во­очию.

Вы­со­ко да­ро­ван­ное нам От­кро­ве­ние Люб­ви Бо­жи­ей, но тем глуб­же мо­жет быть на­ше па­де­ние. Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский предо­сте­ре­га­ет: «Помни, че­ло­век хри­сти­а­нин, свое род­ство с Сы­ном Бо­жи­им – и про­ти­во­бор­ствуй вся­ко­му гре­ху, рев­нуй о свя­то­сти во всем жи­тии.

Кто гре­шит и не ка­ет­ся всем серд­цем – тот в род­стве с диа­во­лом-че­ло­ве­ко­убий­цей. Та­ких лю­дей Пред­те­ча Хри­стов Иоанн на­зы­вал «по­рож­де­ни­я­ми ехид­ны», а Гос­подь го­во­рил им: «Ваш отец диа­вол; и вы хо­ти­те ис­пол­нять по­хо­ти от­ца ва­ше­го» (Ин.8:44).

Греш­ни­ков ка­ю­щих­ся и же­ла­ю­щих усерд­но ис­прав­ле­ния и об­нов­ле­ния – та­ко­вых Хри­стос при­шел спа­сти и спа­сет. Но для невер­ных и нерас­ка­ян­ных, гор­дых, лу­ка­вых, злых, жи­ву­щих в нечи­сто­те, невоз­держ­ных, же­сто­ко­серд­ных Он при­шел на суд: «На суд при­шел Я в мир сей, чтобы неви­дя­щие ви­де­ли, а ви­дя­щие ста­ли сле­пы» (Ин.9:39).

Бес­чис­лен­ное мно­же­ство свя­тых угод­ни­ков оправ­да­ли сво­ей жиз­нью бо­же­ствен­ный план спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. Но мы ви­дим, что совре­мен­ный че­ло­век весь по­гру­зил­ся в чув­ствен­ность, свя­зал все­го се­бя жи­тей­ски­ми стра­стя­ми, из­вра­тил по­ря­док жиз­ни, ука­зан­ный Твор­цом, и не толь­ко не сле­ду­ет бо­же­ствен­но­му пла­ну сво­е­го спа­се­ния, но и раз­ру­ша­ет оный.

Вспом­ни же, брат, вспом­ни, сест­ра: Хри­стос за на­ми при­шел, чтобы с зем­ли воз­ве­сти нас на Небе­са, в оби­те­ли рай­ские.

Да не поз­во­лим мы тле­твор­но­му ды­ха­нию «ве­ка се­го» власт­во­вать над на­ши­ми бес­смерт­ны­ми ду­ша­ми. Да вдох­но­вит нас вос­по­ми­на­ние о свя­тых пра­от­цах, вер­шив­ших свой по­двиг в вет­хо­за­вет­ном мра­ке, – неуже­ли мы столь ни­чтож­ны, что не су­ме­ем об­ре­сти спа­се­ние в си­я­нии За­ве­та Но­во­го, не услы­шим зо­ва Люб­ви Бо­жи­ей?

Бли­зит­ся пре­свет­лый празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва. Неужто к встре­че Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не су­ме­ем мы при­го­то­вить свои ду­ши и они оста­нут­ся по­доб­ны­ми вер­те­пам – тем­ным, гряз­ным, хо­лод­ным? Да не слу­чит­ся с на­ми то­го! Пусть каж­дый вы­ме­тет вон из ду­ши сво­ей ко­лю­чий му­сор гре­ха, воз­жжет све­чу ве­ры, за­теп­лит лам­па­ду на­деж­ды, со­гре­ет внут­рен­ний мир свой свя­тою лю­бо­вью – да укра­сит­ся храм ду­ши хри­сти­ан­ской, в ко­то­ром бла­го­во­лит ро­дить­ся Сын Бо­жий, Гос­подь и Спа­си­тель наш!

И то­гда воз­ра­ду­ем­ся мы чи­стей­шей ра­до­стью, при­уго­тов­лен­ной свя­ты­ми пра­от­ца­ми и воз­ве­щен­ной про­ро­ка­ми, сбыв­шей­ся для нас ра­до­стью лю­би­мых де­тей Небес­но­го От­ца, ибо «Вы­со­кий Бог на зем­ле яви­ся, да нас к вы­со­те при­вле­чет». Аминь.