Канон святым трем отрокам

Припев: Святи́и óтроцы, моли́те Бóга о нáс.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 27 декабря (14 декабря ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Безнача́льное Сло́во, из Отца́ пре́жде все́х веко́в рожде́нно боголе́пно, в пещи́ ю́ношам обра́зно ви́дено бы́вшее, просла́вим.

Глаго́лы мучи́теля злочести́ваго благоро́днии о́троцы оплева́вше терпели́вно, сне́дьми беззако́нных оскверни́тися халде́йски не восхоте́ша.

Пита́стеся у́бо сло́вом душе́вне, сне́дьми же самора́сленными пло́тски, па́че пита́ющихся дебе́лыми сне́дьми, царю́ красне́йшии ли́цы яви́стеся.

Богоро́дичен: Я́д змии́н, в слу́хи го́рько излия́вшийся Е́вины, я́же из Дави́да возра́стшая, Отрокови́це, исцеля́еши, Изба́вителя ро́ждши.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ Све́т омраче́нных, и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Ра́зум стяжа́вше Богонауче́нный, Влады́ко, о́троцы Дави́довы зако́ны оте́ческия богому́дренно соблюдо́ша.

О́гнь не опали́ чисте́йшая телеса́ благочести́вых: посто́м бо душепита́тельным напая́хуся.

Хвалу́ всеми́рную и многопе́тую пою́т о́троцы трие́, посреде́ пе́щи чу́дно ороша́еми.

Богоро́дичен: Да рождество́, Влады́ко, из де́вствующаго телесе́ пока́жеши на́м, спаса́еши в пещи́ де́вствующая телеса́.

Ипакои́, гла́с 2:

В ро́су де́тем о́гнь прелага́шеся, пла́ч в ра́дость жена́м пременя́шеся: А́нгел бо во обои́х служа́ше чудесе́х, о́вым у́бо во упокое́ние претвори́вый пе́щь, си́м же Воскресе́ние возвести́вый тридне́вное. Нача́льниче жи́зни на́шея, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́, и просла́вих Твое́ Божество́.

Дании́л мудре́йший, Боже́ственне умо́м просвеща́емь, со́ния разреши́ самоде́ржцев Боже́ственною благода́тию.

Облиста́ет чудесми́, е́же в пещи́, отроко́в страда́ние: мучи́теля бо улови́ша к позна́нию Твоему́, Всеси́льне.

Согла́сия орга́ны и мусики́и пе́сни всесли́чныя до́блественных не привлеко́ша и злато́му о́бразу не подклони́ша.

Богоро́дичен: Пе́сньми, Всепе́тая, и́же в Вавило́не де́ти почита́ют Сы́на Твоего́ Пребоже́ственнаго, Его́же в пещи́ позна́ша.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те Незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тьма́ окая́ннаго; но обрати́ мя́, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Научи́вшеся зако́ну, Спа́се, не отверго́шася Твои́ уго́дницы, Дании́л вели́кий с треми́ ю́ношами Богому́дрыми, но, кре́пость прие́мше от Тебе́, Благоде́теля, мучи́тели му́жески победи́ша.

Мы́сленно науча́шеся Дании́л, Человеколю́бче, Твои́м та́йнам: на о́блаце бо я́ко Сы́на Тя́ Челове́ча гряду́ща, язы́ков все́х я́ко Судию́ и Царя́ зря́ше ума́ чистото́ю.

Украси́ся, о де́ти! па́че ка́мене сапфи́ра ва́ше совокупле́ние, я́ко заря́ злата́я, благоче́стия ре́вностию распа́льшеся, ходя́ще ра́достно в пещи́ и собира́юще ликова́ние всеми́рное.

Богоро́дичен: Дании́л Тя́, Де́во, го́ру прописа́ я́ве Боже́ственный, трие́ же о́троцы, ви́девше пла́мень ороша́ющ, Твое́ Боже́ственное Рождество́ песнопе́сненно восхваля́ют я́ко Спа́са, и Зижди́теля, и Го́спода.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бе́здна грехо́в и прегреше́ний бу́ря мя́ смуща́ет и во глубину́ ну́жднаго ре́ет мя́ отча́яния, но Твою́ кре́пкую ру́ку мне́ простри́, я́ко Петро́ви, о Упра́вителю! и спаси́.

Облада́вше душе́вными страстьми́ си́лою сло́ва, страны́ язы́к халде́йских вла́стели бы́сте, ве́сть бо доброде́тель че́сть дарова́ти стяжа́вшим ю́, о Дави́довы му́дрии вну́цы!

В ме́ртвость Дании́л живоно́сную оде́явся дре́вле, я́ко Бо́га, халде́ем злочести́вно мни́маго, убива́ет сне́дию зми́я зле́йшаго. Свяще́нники же злочести́выя му́дре уби́л е́сть.

Богоро́дичен: Ми́лостива ми́ Судию́, Сы́на Твоего́, Богоро́дице Де́во, Твои́ми моли́твами бы́ти в де́нь Суда́ Изба́вителя же лю́тых, Ма́ти, умоли́: на Тя́ бо еди́ну наде́жду мою́ возлага́ю.

Конда́к, гла́с 6:

Рукопи́саннаго о́браза не поче́тше, но Неопи́санным существо́м защити́вшеся, треблаже́ннии, в по́двизе огня́ просла́вистеся, среде́ же пла́мене нестерпи́маго стоя́ще, Бо́га призва́сте: ускори́, о Ще́дрый, и потщи́ся, я́ко Ми́лостив, в по́мощь на́шу, я́ко мо́жеши хотя́й.

И́кос:

Простри́ Твою́ ру́ку, е́юже дре́вле прия́ша искуше́ние еги́птяне борю́щии и евре́е бори́мии. Не оста́ви на́с, да не пожре́т на́с сме́рть, жа́ждущая на́с, и сатана́, ненави́дяй на́с, но прибли́жися на́м и пощади́ ду́ши на́ша, я́коже пощади́л еси́ иногда́ о́троки Твоя́, су́щия в Вавило́не, непреста́нно сла́вящия Тя́, и вве́рженныя Тебе́ ра́ди в пе́щь, и от сея́ вопию́щия Ти́: ускори́, Ще́дрый, и потщи́ся, я́ко Ми́лостив, на по́мощь на́шу, я́ко мо́жеши хотя́й.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́троцы Богочести́вии в Вавило́не, о́бразу злато́му не поклони́шася, но посреде́ пе́щи о́гненныя, ороша́еми, пе́снь воспева́ху, глаго́люще: превозноси́мый отце́в и на́с Бо́же, благослове́н еси́.

Гла́с Боголюбе́зен поя́шеся из среды́ огня́ Вседержи́телю, Аза́рия бо, Боже́ственный ли́к соста́вив, пе́снь воспева́я, глаго́лаше: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Цевни́ца ю́ношей богосло́вствует все́х Бо́га и Вседержи́теля, те́м в пещи́ я́сно я́вльшагося, и пе́снь воспева́ху, глаго́люще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Три́, в пе́щь вве́рженныя, ви́дев ца́рь, я́ко узре́ четве́ртаго ви́д, Сы́на пронарече́ Бо́жия, и все́м возопи́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Име́я просвеще́н Боже́ственною заре́ю у́м, Дании́ле Богоблаже́нне, Де́вы рождество́ я́ве предви́дел еси́, та́инственными о́бразы образу́емо, благослове́н, — вопия́, — Бо́же оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель Богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Авраа́мово благоро́дие сохрани́ти тща́щеся, сво́йственное к нему́ стяжа́сте основа́ние ве́ры и наде́жды, преподо́бнии, терпе́ние и напа́стем пожда́ние, вопию́ще: благослови́те, свяще́нницы, Влады́ку, лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

Я́ко свети́ла просия́вше, и зе́млю онебеси́вше, и благоче́стия просвеще́нием осия́вшеся, всеми́рное соста́вльше ликостоя́ние, пою́т от напа́стей спа́сшему Влады́це: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ю́ношески погаси́вше распали́мую пе́щь и льво́в че́люсти загра́ждше, Дави́довы вну́цы, ны́не ра́дующеся, пою́т Тя́, Благоде́теля, Царя́ все́х: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Тайнонауча́ет, Пречи́стая, Дании́л мудре́йший, и предживопису́ют о́троцы трие́ Рождество́ Твое́, Богому́дреннии, о́бразы зря́ще из утро́бы Твоея́ Проше́дшаго несказа́нно; Его́же де́ти благословя́т, свяще́нницы воспева́ют, лю́дие превозно́сят во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с Безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Достиго́сте кончи́ну жела́емую и жела́ний Кра́йнейшему предстоите́ в Небе́сных черто́зех, о́троцы всеблаже́ннии.

Ра́дующеся, рукоя́тие, е́же от сле́з, до́браго ва́шего земледе́лания прия́сте, нетле́ния кла́с плодоноси́вше.

Возсия́ све́тлость ны́не ва́м досто́йно, и весе́лие се́рдца процвете́: отону́дуже бо отбеже́ печа́ль, всели́стеся.

Богоро́дичен: Па́жить сме́ртную уста́вила еси́, Де́во, Жизнода́вца ро́ждши и Го́спода, животворя́щаго ве́рою велича́ющия Тя́.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Безнача́льное сло́во и҆зъ ѻ҆ц҃а̀ пре́жде всѣ́хъ вѣкѡ́въ рожде́нно бг҃олѣ́пнѡ, въ пещѝ ю҆́ношамъ ѻ҆бра́знѡ ви́дѣно бы́вшее просла́вимъ.

Глаго́лы мꙋчи́телѧ ѕлочести́вагѡ бл҃горо́днїи ѻ҆́троцы ѡ҆плева́вше терпѣли́внѡ, снѣ́дьми беззако́нныхъ ѡ҆скверни́тисѧ халде́йски не восхотѣ́ша.

Пита́стесѧ ᲂу҆́бѡ сло́вомъ дꙋше́внѣ, снѣ́дьми же самора́сленными пло́тски, па́че пита́ющихсѧ дебе́лыми снѣ́дьми, цр҃ю̀ краснѣ́йшїи ли́цы ꙗ҆ви́стесѧ.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́дъ ѕмїи́нъ въ слꙋ́хи го́рькѡ и҆злїѧ́вшїйсѧ є҆́ѵины, ꙗ҆́же и҆зъ дв҃да возра́стшаѧ, ѻ҆трокови́це, и҆сцѣлѧ́еши, и҆зба́вителѧ ро́ждши.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ є҆сѝ ᲂу҆твержде́нїе притека́ющихъ къ тебѣ̀, гдⷭ҇и, ты̀ є҆сѝ свѣ́тъ ѡ҆мраче́нныхъ, и҆ пое́тъ тѧ̀ дꙋ́хъ мо́й.

Ра́зꙋмъ стѧжа́вше бг҃онаꙋче́нный, влⷣко, ѻ҆́троцы дв҃довы, зако́ны ѻ҆те́чєскїѧ бг҃омꙋ́дреннѡ соблюдо́ша.

Ѻ҆́гнь не ѡ҆палѝ чистѣ̑йшаѧ тѣлеса̀ благочести́выхъ: посто́мъ бо дꙋшепита́тельнымъ напаѧ́хꙋсѧ.

Хвалꙋ̀ всемі́рнꙋю и҆ многопѣ́тꙋю пою́тъ ѻ҆́троцы трїѐ, посредѣ̀ пе́щи чꙋ́днѡ ѡ҆роша́еми.

Бг҃оро́диченъ: Да ржⷭ҇тво̀, влⷣко, и҆зъ дѣ́вствꙋющагѡ тѣлесѐ пока́жеши на́мъ, спаса́еши въ пещѝ дѣ̑вствꙋющаѧ тѣлеса̀.

Ѵ҆пакоѝ, гла́съ в҃:

Въ ро́сꙋ дѣ́темъ ѻ҆́гнь прелага́шесѧ, пла́чь въ ра́дость жена́мъ премѣнѧ́шесѧ: а҆́гг҃лъ бо во ѻ҆бои́хъ слꙋжа́ше чꙋдесѣ́хъ, ѻ҆́вымъ ᲂу҆́бѡ во ᲂу҆покое́нїе претвори́вый пе́щь, си̑мъ же воскресе́нїе возвѣсти́вый тридне́вное: нача́льниче жи́зни на́шеѧ, гдⷭ҇и, сла́ва тебѣ̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ, гдⷭ҇и, смотре́нїѧ твоегѡ̀ та́инство, разꙋмѣ́хъ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ просла́вихъ твоѐ бж҃ество̀.

Данїи́лъ мꙋдрѣ́йшїй бжⷭ҇твеннѣ ᲂу҆мо́мъ просвѣща́емь, сѡ́нїѧ разрѣшѝ самоде́ржцєвъ бжⷭ҇твенною бл҃года́тїю.

Ѡ҆блиста́етъ чꙋдесмѝ, є҆́же въ пещѝ, ѻ҆трокѡ́въ страда́нїе: мꙋчи́телѧ бо ᲂу҆лови́ша къ позна́нїю твоемꙋ̀, всеси́льне.

Согла́сїѧ ѻ҆рга́ны и҆ мꙋсїкі́и пѣ̑сни всесли̑чныѧ до́блественныхъ не привлеко́ша, и҆ злато́мꙋ ѻ҆́бразꙋ не подклони́ша.

Бг҃оро́диченъ: Пѣ́сньми, всепѣ́таѧ, и҆̀же въ вавѷлѡ́нѣ, дѣ́ти почита́ютъ сн҃а твоего̀ пребжⷭ҇твеннаго, є҆го́же въ пещѝ позна́ша.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Вскꙋ́ю мѧ̀ ѿри́нꙋлъ є҆сѝ ѿ лица̀ твоегѡ̀, свѣ́те незаходи́мый, и҆ покры́ла мѧ̀ є҆́сть чꙋжда́ѧ тма̀ ѻ҆каѧ́ннаго, но ѡ҆братѝ мѧ̀, и҆ къ свѣ́тꙋ за́повѣдей твои́хъ пꙋти̑ моѧ̑ напра́ви, молю́сѧ.

Наꙋчи́вшесѧ зако́нꙋ, сп҃се, не ѿверго́шасѧ твоѝ ᲂу҆го́дницы, данїи́лъ вели́кїй съ тремѝ ю҆́ношами бг҃омꙋ́дрыми: но, крѣ́пость прїе́мше ѿ тебє̀, бл҃годѣ́телѧ, мꙋчи́тели мꙋ́жески побѣди́ша.

Мы́сленнѡ наꙋча́шесѧ данїи́лъ, чл҃вѣколю́бче, твои̑мъ та́йнамъ: на ѻ҆́блацѣ бо, ꙗ҆́кѡ сн҃а тѧ̀ человѣ́ча грѧдꙋ́ща, ꙗ҆зы́кѡвъ всѣ́хъ, ꙗ҆́кѡ сꙋдїю̀ и҆ цр҃ѧ̀, зрѧ́ше ᲂу҆ма̀ чистото́ю.

Оу҆краси́сѧ, ѽ дѣ́ти! па́че ка́мене сапфі́ра, ва́ше совокꙋпле́нїе, ꙗ҆́кѡ зарѧ̀ злата́ѧ, благоче́стїѧ ре́вностїю распа́льшесѧ, ходѧ́ще ра́достнѡ въ пещѝ, и҆ собира́юще ликова́нїе всемі́рное.

Бг҃оро́диченъ: Данїи́лъ тѧ̀, дв҃о, го́рꙋ прописа̀ ꙗ҆́вѣ бжⷭ҇твенный, трїѐ же ѻ҆́троцы ви́дѣвше пла́мень ѡ҆роша́ющъ, твоѐ бжⷭ҇твенное ржⷭ҇тво̀ пѣснопѣ́сненнѡ восхвалѧ́ютъ, ꙗ҆́кѡ сп҃са и҆ зижди́телѧ и҆ гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бе́здна грѣхѡ́въ и҆ прегрѣше́нїй бꙋ́рѧ мѧ̀ смꙋща́етъ, и҆ во глꙋбинꙋ̀ нꙋ́жднагѡ рѣ́етъ мѧ̀ ѿча́ѧнїѧ: но твою̀ крѣ́пкꙋю рꙋ́кꙋ мнѣ̀ прострѝ, ꙗ҆́кѡ петро́ви: ѽ ᲂу҆пра́вителю! и҆ спасѝ.

Ѡ҆блада́вше дꙋше́вными страстьмѝ си́лою сло́ва, страны̀ ꙗ҆зы̑къ халде́йскихъ вла́стели бы́сте: вѣ́сть бо добродѣ́тель че́сть дарова́ти стѧжа́вшымъ ю҆̀, ѽ дв҃довы мꙋ́дрїи внꙋ́цы!

Въ ме́ртвость данїи́лъ живоно́снꙋю ѡ҆дѣ́ѧвсѧ дре́вле, ꙗ҆́кѡ бг҃а халде́ємъ ѕлочести́внѡ мни́маго, ᲂу҆бива́етъ снѣ́дїю ѕмі́ѧ ѕлѣ́йшаго. свѧще́нники же ѕлочести̑выѧ мꙋ́дрѣ ᲂу҆би́лъ є҆́сть.

Бг҃оро́диченъ: Млⷭ҇тива мѝ сꙋдїю̀ сн҃а твоего̀, бцⷣе дв҃о, твои́ми моли́твами бы́ти въ де́нь сꙋда̀, и҆зба́вителѧ же лю́тыхъ, мт҃и, ᲂу҆молѝ: на тѧ̀ бо є҆ди́нꙋ наде́ждꙋ мою̀ возлага́ю.

Конда́къ, гла́съ ѕ҃:

Рꙋкопи́саннагѡ ѻ҆́браза не поче́тше, но неѡпи́саннымъ сꙋщество́мъ защити́вшесѧ, требл҃же́ннїи, въ по́двизѣ ѻ҆гнѧ̀, просла́вистесѧ: средѣ̀ же пла́мене нестерпи́магѡ стоѧ́ще, бг҃а призва́сте: ᲂу҆скорѝ, ѽ ще́дрый, и҆ потщи́сѧ, ꙗ҆́кѡ млⷭ҇тивъ, въ по́мощь на́шꙋ, ꙗ҆́кѡ мо́жеши хотѧ́й.

І҆́косъ:

Прострѝ твою̀ рꙋ́кꙋ, є҆́юже дре́вле прїѧ́ша и҆скꙋше́нїе є҆гѵ́птѧне борю́щїи, и҆ є҆вре́є бори́мїи. не ѡ҆ста́ви на́съ, да не пожре́тъ на́съ сме́рть, жа́ждꙋщаѧ на́съ, и҆ сатана̀ ненави́дѧй на́съ, но прибли́жисѧ на́мъ, и҆ пощадѝ дꙋ́шы на́шѧ, ꙗ҆́коже пощади́лъ є҆сѝ и҆ногда̀ ѻ҆́троки твоѧ̑, сꙋ́щыѧ въ вавѷлѡ́нѣ, непреста́ннѡ сла́вѧщыѧ тѧ̀, и҆ вве́ржєнныѧ тебє̀ ра́ди въ пе́щь, и҆ ѿ сеѧ̀ вопїю́щыѧ тѝ: ᲂу҆скорѝ, ще́дрый, и҆ потщи́сѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивъ на по́мощь на́шꙋ, ꙗ҆́кѡ мо́жеши хотѧ́й.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троцы бг҃очести́вїи въ вавѷлѡ́нѣ ѻ҆́бразꙋ злато́мꙋ не поклони́шасѧ, но посредѣ̀ пе́щи ѻ҆́гненныѧ ѡ҆роша́еми, пѣ́снь воспѣва́хꙋ, глаго́люще: превозноси́мый ѻ҆ц҃є́въ и҆ на́съ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Гла́съ бг҃олюбе́зенъ поѧ́шесѧ и҆зъ среды̀ ѻ҆гнѧ̀ вседержи́телю, а҆за́рїа бо бжⷭ҇твенный ли́къ соста́вивъ, пѣ́снь воспѣва́ѧ, глаго́лаше: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Цѣвни́ца ю҆́ношей бг҃осло́вствꙋетъ всѣ́хъ бг҃а и҆ вседержи́телѧ, тѣ̑мъ въ пещѝ ꙗ҆́снѡ ꙗ҆́вльшагосѧ и҆ пѣ́снь воспѣва́хꙋ, глаго́люще: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Трѝ въ пе́щь вве́ржєнныѧ ви́дѣвъ ца́рь, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆зрѣ̀ четве́ртагѡ ви́дъ, сн҃а пронаречѐ бж҃їѧ, и҆ всѣ̑мъ возопѝ: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆ц҃ъ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: И҆мѣ́ѧ просвѣще́нъ бжⷭ҇твенною заре́ю ᲂу҆́мъ, данїи́ле бг҃облаже́нне, дв҃ы ржⷭ҇тво̀ ꙗ҆́вѣ предви́дѣлъ є҆сѝ, та́инственными ѻ҆́бразы ѡ҆бразꙋ́емо, бл҃гослове́нъ, вопїѧ̀, бж҃е ѻ҆ц҃ъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Седмери́цею пе́щь халде́йскїй мꙋчи́тель бг҃очести̑вымъ неи́стовнѡ разжжѐ, си́лою же лꙋ́чшею спасє́ны сїѧ̑ ви́дѣвъ, творцꙋ̀ и҆ и҆зба́вителю вопїѧ́ше: ѻ҆́троцы, бл҃гослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

А҆враа́мово благоро́дїе сохрани́ти тща́щесѧ, сво́йственное къ немꙋ̀ стѧжа́сте ѡ҆снова́нїе вѣ́ры и҆ наде́жды, преподо́бнїи, терпѣ́нїе и҆ напа́стемъ пожда́нїе, вопїю́ще: благослови́те, свѧще́нницы влⷣкꙋ, лю́дїе, превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Ꙗ҆́кѡ свѣти̑ла просїѧ́вше, и҆ зе́млю ѡ҆небеси́вше, и҆ благоче́стїѧ просвѣще́нїемъ ѡ҆сїѧ́вшесѧ, всемі́рное соста́вльше ликостоѧ́нїе, пою́тъ ѿ напа́стей спа́сшемꙋ влⷣцѣ: ѻ҆́троцы, благослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ю҆́ношески погаси́вше распали́мꙋю пе́щь, и҆ львѡ́въ чє́люсти загра́ждше дв҃дѡвы внꙋ́цы, ны́нѣ ра́дꙋющесѧ пою́тъ тѧ̀ бл҃годѣ́телѧ, цр҃ѧ̀ всѣ́хъ: ѻ҆́троцы, благослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Тайнонаꙋча́етъ, пречⷭ҇таѧ, данїи́лъ мꙋдрѣ́йшїй, и҆ предживописꙋ́ютъ ѻ҆́троцы трїѐ ржⷭ҇тво̀ твоѐ бг҃омꙋ́дреннїи, ѻ҆́бразы зрѧ́ще и҆зъ ᲂу҆тро́бы твоеѧ̀ проше́дшагѡ несказа́ннѡ: є҆го́же дѣ́ти благословѧ́тъ, свѧще́нницы воспѣва́ютъ, лю́дїе превозно́сѧтъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Вои́стиннꙋ бцⷣꙋ тѧ̀ и҆сповѣ́дꙋемъ, спасе́ннїи тобо́ю, дв҃о чи́стаѧ, съ безпло́тными ли́ки тѧ̀ велича́юще.

Достиго́сте кончи́нꙋ жела́емꙋю, и҆ жела́нїй кра́йнѣйшемꙋ предстоитѐ въ нбⷭ҇ныхъ черто́зѣхъ, ѻ҆́троцы всеблаже́ннїи.

Ра́дꙋющесѧ рꙋкоѧ́тїе, є҆́же ѿ сле́зъ, до́брагѡ ва́шегѡ земледѣ́ланїѧ прїѧ́сте, нетлѣ́нїѧ кла́съ плодоноси́вше.

Возсїѧ̀ свѣ́тлость ны́нѣ ва́мъ досто́йнѡ, и҆ весе́лїе се́рдца процвѣтѐ: ѿѻнꙋ́дꙋже бо ѿбѣжѐ печа́ль, всели́стесѧ.

Бг҃оро́диченъ: Па́жить сме́ртнꙋю ᲂу҆ста́вила є҆сѝ, дв҃о, жизнода́вца ро́ждши и҆ гдⷭ҇а, животворѧ́щаго вѣ́рою велича́ющыѧ тѧ̀.

Два по­след­них вос­кре­се­нья (неде­ли) Рож­де­ствен­ско­го по­ста име­ну­ют­ся Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Празд­но­ва­ние Неде­ли свя­тых Пра­о­тец со­вер­ша­ет­ся в пред­по­след­нее вос­кре­се­нье пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день Цер­ковь от­ме­ча­ет па­мять свя­тых Пра­о­тец – вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков, ожидавших Спасителя, на­чи­ная от пер­во­го че­ло­ве­ка – Ада­ма, и вклю­чая Си­фа, Ено­ха, Ноя, Ав­ра­ама, Иса­а­ка, Иа­ко­ва, ца­ря Да­ви­да и про­чих. Эти древ­ние лю­ди от­де­лены от нас ты­ся­че­ле­ти­я­ми, од­на­ко име­ют к нам, те­пе­реш­ним пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, са­мое пря­мое и близ­кое от­но­ше­ние.

Ка­кая же связь меж­ду на­ми и ими? Цер­ковь во­об­ще на­по­ми­на­ет нам о них те­перь, пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым, ра­ди их ве­ры – ве­ры в обе­ща­ние, дан­ное Бо­гом Ада­му при из­гна­нии его из рая, что в кон­це ве­ков при­дет в мир Спа­си­тель, Ко­то­рый ис­ку­пит че­ло­ве­че­ство от гре­ха пра­ро­ди­те­лей.

Все пра­от­цы, быв­шие на зем­ле за­дол­го до рож­де­ния Гос­по­да, жи­ли и го­ре­ли этой ве­рой, ни­ко­гда от нее не от­сту­пая. Они яв­ля­ют­ся яр­ким при­ме­ром для нас, жи­ву­щих уже по­сле зем­но­го во­пло­ще­ния Спа­си­те­ля. Как и древ­ние лю­ди, мы то­же Его ре­аль­но не ви­де­ли; они толь­ко зна­ли, что Он бу­дет на зем­ле, а мы толь­ко зна­ем, что Он был на зем­ле. Но они твер­до ве­ри­ли в Его при­ше­ствие и их ве­ра оправ­да­лась.

От нас же тре­бу­ет­ся го­раз­до боль­шая ве­ра. Мы долж­ны ве­рить, что Гос­подь был, и есть, и бу­дет; что Он жил на зем­ле как че­ло­век; что через Свою Цер­ковь Он по­сто­ян­но пре­бы­ва­ет с на­ми; и что Он сно­ва при­дет на зем­лю су­дить че­ло­ве­че­ство. Но за та­кую ве­ру Сам Гос­подь обе­ща­ет нам бла­жен­ство. Ко­гда Иисус Хри­стос явил­ся Апо­сто­лу Фо­ме, ко­то­рый не мог по­ве­рить в вос­кре­се­ние Хри­сто­во по­ка сам не до­тро­нул­ся до ран Гос­под­них, а до­тро­нув­шись, вос­клик­нул: «Гос­подь мой и Бог мой!» – то­гда Гос­подь ска­зал Апо­сто­лу: «ты по­ве­рил, по­то­му-что уви­дел Ме­ня; но бла­жен­ны не ви­дев­шие и уве­ро­вав­шие».

Но по­ми­мо ве­ры есть еще од­но об­сто­я­тель­ство, ко­то­рое так тес­но свя­зы­ва­ет нас с древни­ми пра­от­ца­ми – это их вер­ность ожи­да­е­мо­му Мес­сии. Они жи­ли в окру­же­нии язы­че­ско­го ми­ра – ми­ра, ко­то­рый хо­тя и не знал еще Хри­ста, но пол­но­стью от­сту­пил от Бо­га. Мы с ва­ми, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, жи­вем в по­доб­ном и да­же худ­шем по­ло­же­нии. Де­вят­на­дцать сто­ле­тий по­сле Рож­де­ства Хри­сто­ва мир жил со Хри­стом и хри­сти­ан­ской куль­ту­рой, а вот в 20-ом ве­ке про­изо­шел рез­кий пе­ре­во­рот. Те­перь мы жи­вем в пост-хри­сти­ан­ской эре, в ми­ре, ко­то­рый сно­ва по­гру­зил­ся в пол­ное язы­че­ство.

Мы ча­сто слы­шим во­круг се­бя вы­ра­же­ние, что на­сту­пил «но­вый век». Но в этом «но­вом ве­ке» нет ни­че­го но­во­го кро­ме бо­лее совре­мен­ной фор­мы. Это все то же от­ступ­ле­ние от Бо­га и да­же от­ри­ца­ние Бо­га, а сверх то­го – пол­ное от­ступ­ле­ние от Хри­ста и по­ру­га­ние Хри­ста. Боль­шин­ство хри­сти­ан да­же и не ви­дят, как они из­вра­ща­ют свою хри­сти­ан­скую ве­ру, об­ле­кая ее в одеж­ду мо­дер­низ­ма, и как они пре­да­ют Хри­ста, ста­ра­ясь объ­еди­нить­ся с ре­ли­ги­я­ми Его го­ни­те­лей и ху­ли­те­лей.

И вот на фоне все­го это­го страш­но­го ми­ра, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, вспом­ним мы не толь­ко ве­ру Свя­тых Пра­о­тец, но и их вер­ность Хри­сту-Спа­си­те­лю; и го­то­вясь вот уже ско­ро встре­тить и празд­но­вать Его рож­де­ние на зем­ле, от­вер­нем­ся от окру­жа­ю­ще­го нас язы­че­ства и за­сви­де­тель­ству­ем на­шу пол­ную пре­дан­ность и вер­ность То­му, Ко­то­рый ска­зал нам: «Се Аз с ва­ми есмь до скон­ча­ния ве­ка». Аминь.

иерей Ро­сти­слав Же­ни­лов

* * *

В это вре­мя го­да мы ви­дим на­ших со­се­дей празд­ну­ю­щих за­пад­ное Рож­де­ство и мно­гие из нас, воз­мож­но, ду­ма­ют: по­че­му же и мы не мо­жем празд­но­вать Рож­де­ство Хри­сто­во в один день с ни­ми? Се­го­дняш­нее вос­кре­се­нье да­ет нам на это от­вет...

Как бы пред­ви­дя воз­ник­но­ве­ние та­ко­го во­про­са, свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь на­чи­на­ет при­го­тов­лять нас в ве­ли­ко­му дню Рож­де­ства Хри­сто­ва по­сред­ством рож­де­ствен­ско­го по­ста. По ме­ре то­го, как мы при­бли­жа­ем­ся к это­му дню, Цер­ковь осо­бым об­ра­зом от­ме­ча­ет по­след­ние два вос­кре­се­нья пе­ред Рож­де­ством и под­чер­ки­ва­ет их зна­че­ние на­зва­ни­я­ми несколь­ко ины­ми от обыч­ных вос­крес­ных дней. За две неде­ли до Рож­де­ства мы от­ме­ча­ем Неде­лю (т.е. вос­кре­се­нье) Свя­тых Пра­от­цев. Вос­кре­се­нье непо­сред­ствен­но пе­ред Рож­де­ством на­зы­ва­ет­ся Неде­лей Свя­тых От­цов.

Чем от­ли­ча­лись Свя­тые Пра­от­цы и кто они бы­ли та­кие? Сло­во «пра­от­цы» имен­но то и озна­ча­ет: на­ши пра­ро­ди­те­ли. Са­мые даль­ние на­ши пред­ки бы­ли Адам и Ева, а за ни­ми сле­до­ва­ли биб­лей­ские пат­ри­ар­хи Ной, Ав­ра­ам, Иса­ак, Иа­ков и дру­гие, ко­то­рые упо­ми­на­ют­ся в Биб­лии. Что бы­ло в них осо­бен­но­го? Адам и Ева бы­ли пер­вы­ми людь­ми ко­то­рые со­гре­ши­ли, но они же бы­ли и пер­вые ко­то­рые по­ка­я­лись. За свои гре­хи они ка­я­лись всю свою жизнь.

Об­щим зна­ме­на­те­лем всех Пра­от­цев бы­ла их ве­ра в ис­тин­но­го Бо­га, Твор­ца это­го ми­ра и все­го ви­ди­мо­го и неви­ди­мо­го, как мы по­ем в Сим­во­ле Ве­ры за каж­дой Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей.

Свя­тые Пра­от­цы очень стро­го и вер­но при­дер­жи­ва­лись всех за­ко­нов, ко­то­рые Бог им по­сы­лал: они ни­ко­гда не ком­про­ме­ти­ро­ва­ли свою ве­ру из-за окру­жа­ю­щих об­сто­я­тельств. Они твер­до ве­ри­ли, что прав­да бы­ла прав­дой, а крив­да – крив­дой, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, что де­ла­ло и ду­ма­ло боль­шин­ство дру­гих лю­дей. Ины­ми сло­ва­ми, свя­тые Пра­от­цы не сле­до­ва­ли че­ло­ве­че­ско­му уче­нию о «по­ли­ти­че­ской кор­рект­но­сти»! Не все­гда это бы­ло им лег­ко, но они ни­ко­гда не по­сту­па­лись сво­ей ве­рой.

Хри­сти­ан­ство все­гда бы­ло и все­гда бу­дет борь­бой. Мо­раль­ные и ду­хов­ные цен­но­сти ни­ко­гда не ме­ня­ют­ся. Доб­ро все­гда оста­ет­ся доб­ром, а зло все­гда оста­ет­ся злом. Лю­ди ча­сто за­бы­ва­ют или не об­ра­ща­ют вни­ма­ния на то, что Бог на­хо­дит­ся вне вре­ме­ни. Вре­мя су­ще­ству­ет толь­ко для смерт­ных су­ществ и ко­гда-то за­кон­чит­ся, а Бо­жьи за­ко­ны – вневре­мен­ные и по­это­му веч­но цен­ные.

В свя­том Еван­ге­лии Гос­подь Иисус Хри­стос го­во­рит: «Не мир при­нес Я на зем­лю, а меч» (Мф.10:34). Меч яв­ля­ет­ся сим­во­лом борь­бы – пре­иму­ще­ствен­но борь­бы ду­хов­ной. Мы долж­ны бо­роть­ся всю свою жизнь, и са­мая труд­ная борь­ба – это внут­ри нас са­мих. Но преж­де чем на­чи­нать бо­роть­ся, мы долж­ны знать – на пра­виль­ном-ли мы на­хо­дим­ся пу­ти? По­это­му мы не долж­ны сле­по сле­до­вать то­му, что де­ла­ет боль­шин­ство окру­жа­ю­ще­го нас об­ще­ства. В древ­ние вре­ме­на ве­ли­кий гре­че­ский фило­соф Со­крат го­во­рил: « Боль­шин­ство ни­ко­гда не пра­во». Все ре­во­лю­ции бы­ли ос­но­ва­ны на этом прин­ци­пе – как управ­лять и ру­ко­во­дить боль­шин­ством.

И вот Свя­тые Пра­от­цы по­ка­за­ли нам мно­го свет­лых при­ме­ров то­го, как нам быть и как ду­мать: во-пер­вых, что Гос­подь Бог дол­жен быть для нас весь­ма ре­а­лен, а не аб­страк­тен, и во-вто­рых, что в све­те это­го нам нуж­но про­ве­рять и окру­жа­ю­щее нас об­ще­ство. Та­ким об­ра­зом мы смо­жем уви­деть, на­сколь­ко за­пад­ное хри­сти­ан­ство утра­ти­ло свою со­сре­до­то­чен­ность на Бо­ге и жизнь в Бо­ге. За­пад­ные хри­сти­ане, к со­жа­ле­нию, утра­ти­ли ис­тин­ное по­ни­ма­ние Бо­га. Об­раз Бо­га в за­пад­ном хри­сти­ан­стве из­ме­нил­ся от пло­хо­го к худ­ше­му и яв­ля­ет­ся весь­ма да­ле­ким от ис­ти­ны. По­ду­мать толь­ко: что в окру­жа­ю­щей сре­де име­ет веч­ную цен­ность в на­ши дни? Кру­гом лишь од­на ду­хов­ная пу­сто­та или ис­ка­же­ние все­го бо­же­ствен­но­го.

Че­ло­ве­че­ское ми­ро­воз­зре­ние во вре­ме­на Пра­от­цев в об­щей слож­но­сти не на мно­го от­ли­ча­лось от на­ших дней, но они са­ми твер­до дер­жа­лись сво­ей ве­ры и не ком­про­ме­ти­ро­ва­ли эту ве­ру толь­ко по­то­му, что боль­шин­ство ду­ма­ло ина­че. Они дер­жа­лись ве­ры и за это бла­го­дать Бо­жия укреп­ля­ла их.

По­ду­ма­ем об этом, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, и по­ста­ра­ем­ся по­сле­до­вать при­ме­ру свя­тых Пра­от­цев, т.к. мы сей­час на­хо­дим­ся в схо­жем по­ло­же­нии. Мы мо­жем ува­жать ве­ро­ва­ния на­ших со­се­дей, но мы не долж­ны по­сту­пать­ся на­шей соб­ствен­ной ве­рой. На­ша пра­во­слав­ная ве­ра име­ет луч­шие об­раз­цы и глу­бо­кие кор­ни в на­ших Пра­от­цах, чью па­мять мы се­го­дня свет­ло празд­ну­ем. Аминь.

про­то­и­е­рей Игорь Гре­бин­ка