Каноны святителю Марку Евгенику, митрополиту Ефесскому, исповеднику

Припев: Святи́телю, о́тче на́ш, Ма́рко, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 01 февраля (19 января ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Отве́рзу уста́ моя́, и напо́лнятся Ду́ха, и сло́во отры́гну Цари́це Ма́тери, и явлю́ся, све́тло торжеству́я, и воспою́, ра́дуяся, Тоя́ чудеса́.

Земна́го исхити́ и веще́ственнаго пристра́стия мо́й у́м, содержа́щая не́бо и зе́млю Ипоста́сная Бо́га Отца́ Му́дросте, и сло́во ми́ да́руй, венча́ющему служи́теля твоего́.

Благода́ть слове́с, сладча́йших ме́да, богодухнове́нно объе́мши свяще́нную твою́ ду́шу, соверши́ наслажде́ние стра́нное, о́бщее ве́рным услажде́ние, бра́шно спаси́тельное.

Я́ко вели́кое жи́зни свети́ло мировожделе́нное, возсия́л еси́ от восто́ка, и восте́кл еси́, я́ко исполи́н держа́внейший, и просвети́л еси́ концы́ ми́ра луча́ми слове́с твои́х, Ма́рко боже́ственне.

Уста́ благода́ти бы́ша богоглаго́ливии устне́ твои́ и гла́с медото́чный, язы́к же свяще́нный тво́й, я́ко тро́сть писца́, показа́ся, му́дрость соста́ви, благода́ть излия́.

Богоро́дичен: У́м небе́сный, чи́стую и возвы́шенную ду́шу, и помышле́ний и та́инственных Писа́ний открове́ние, преде́л прему́дрости, ли́к умо́в прия́т с Ма́терию Бо́жиею.

И́н, гла́с 8.

Ирмо́с: Колесницегони́теля фарао́ня погрузи́ чудотворя́й иногда́ Моисе́йский же́зл, крестообра́зно порази́в и раздели́в мо́ре, Изра́иля же беглеца́, пешехо́дца спасе́, пе́снь Бо́гови воспева́юща.

Добро́ты ра́ди доброде́телей сия́ния Вы́шняго прия́телище бы́в, па́ству Христо́ву, Ма́рко, просвети́л еси́, сего́ ра́ди к Све́ту невече́рнему преста́влься, воспева́ющим боже́ственную па́мять твою́ вдохни́ сло́ву озаря́ющую благода́ть, сла́вне.

Тща́щемуся ми́ досто́йно дости́гнути похва́л твои́х, блаже́нне, глубоча́йший зри́тся бы́ти исто́чник слове́с боже́ственных твои́х исправле́ний, но, о́тче, моли́твами твои́ми любви́ ра́вную благода́ть и си́лу ми́ да́ждь.

Благода́тей Боже́ственных всесвяты́й хра́м, от него́же благово́ния та́инственная все́м, благоче́стно живу́щим, раскры́шася во сла́ву и хвалу́ Несозда́нныя Тро́ицы, Еди́наго естество́м Бо́га на́шего, да восхва́лится Ма́рк всечестны́й.

Богоро́дичен: Дре́вле проро́ков свяще́нныя прови́деша взо́ры, Чи́стая, Тя́ у́мную го́ру, купину́ неопали́мую и врата́ непроходи́мая, ста́мну и манноприе́мницу, мы́ же ве́рою возвеща́ем Тя́ Богоро́дицу вои́стинну, Богоневе́сто.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Твоя́ песносло́вцы, Богоро́дице, живы́й и незави́стный Исто́чниче, ли́к Себе́ совоку́пльшия, духо́вно утверди́, в боже́ственней Твое́й сла́ве, венце́в сла́вы сподо́би.

Отве́рз боже́ственныя хля́би му́дрости и ве́дения твоего́, всю́ зе́млю наводни́л еси́, правосла́внейше богосло́вя бытие́ Свята́го Ду́ха то́чию от Отца́.

Ре́вность до́му Госпо́дня, ре́вность догма́тов оте́ческих, свяще́нное се́рдце твое́ объе́м, согре́ и честны́й язы́к тво́й на но́вшества изостри́.

Велича́йшая боре́ния и ну́жды благоду́шно, преблаже́нне, подъе́м и доброде́тель избра́в и оте́ческое благоче́стие, велича́йшую сла́ву на небесе́х ны́не насле́довал еси́.

Ве́лий свети́льник и́же в мо́ри су́щим, ве́лия в ми́ре жива́я звезда́, све́т сла́дкий и всеуслади́тельный, со́ль земли́ кре́пкая, дре́во боже́ственнаго зна́ния, чу́дный Ма́рк да венча́ется.

Богоро́дичен: Состаре́вшееся естество́ челове́ческое, я́ко ро́ждши все́х Творца́, о все́х преесте́ственно Челове́ка бы́вшаго по естеству́ невеще́ственному, Ты́, Богоро́дице, обнови́ла еси́.

И́н.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Зерца́ло сия́ний Всетво́рческаго Ду́ха, блаже́нне, показа́лся еси́, просвеща́я ве́рных исполне́ния незаблу́дными твои́ми уче́нии и уверя́я воспева́ти Тро́ицу Несозда́нную.

Ри́торствуя посреде́ собо́рнаго ря́да, утверди́л еси́ бытие́ Ду́ха Свята́го, от Оте́ческия Ипоста́си происходя́щее, и ве́рных составле́ния, Ма́рко, возвесели́л еси́.

Всесли́чная труба́, мусики́йский орга́н, духодви́жимый язы́к и сладкозву́чный, испо́лненный благода́ти исто́чник и́стинныя прему́дрости, да похва́лится дне́сь Ма́рк всечестны́й.

Богоро́дичен: Неизъясни́мое чу́до, е́же на Тебе́, Всечи́стая! Я́ко все́х Бо́га неизрече́нно родила́ еси́ и по рождестве́ Де́ва су́щи яви́лася еси́, сего́ ра́ди Богоро́дицу Тя́ и́стинную почита́ем.

Конда́к, гла́с 4.

Прему́дрыми слове́с твои́х исплете́нии, всеблаже́нне, вся́кая уста́ ху́льная загради́л еси́ и ве́рныя боговеща́нии просвети́л еси́ чести́ Тро́ицу в то́ждестве естества́.

Седа́лен, гла́с 8.

Облета́я лу́г свяще́нный и ра́й, вои́стинну благоцвету́щий, я́ко не́кая пчела́, от писа́ний Ду́ха и святы́х оте́ц пе́рвых, ве́ры основа́ний возвести́телей и учи́телей, преподо́бне, ро́су поче́рпл еси́ прия́тную и благово́нную, от нея́же соде́лал еси́ со́ты ве́ры и ме́д ве́дения, его́же ца́рие и простецы́ во здра́вие прие́млюще, благода́рственная вси́ воспису́ют тебе́, всему́дре: моли́ Христа́ Бо́га прегреше́ний да́ти оставле́ние пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Неизсле́дный Бо́жий сове́т, е́же от Де́вы воплоще́ния Тебе́, Вы́шняго, проро́к Авваку́м усмотря́я, зовя́ше: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Одоле́тель изя́щнейший трепобеди́тельный проти́ву лука́ваго мироде́ржца изде́тска му́жественно яви́лся еси́, проти́ву же пре́лести но́вшества последи́ ра́товал еси́.

Кре́пкое благобо́рственное кре́стное ору́жие и зна́мение нося́ на пре́лесть, я́ко Моисе́й, разсе́кл еси́ мо́ре страсте́й, та́же супоста́ты твоя́ потопи́л еси́.

Все́ твое́ жела́ние ко Христу́ просте́р изде́тска, приснохва́льне, к необы́чному наслажде́нию, к сла́дости душе́вней, к добро́те неизрече́нней, сла́дкая ми́ра возненави́дел еси́.

Зна́мения боже́ственнаго внутрьу́ду и а́нгельскаго нра́ва светле́йшия и святы́я твоея́ души́ ле́пота, и боже́ственность лица́ твоего́ изобрази́.

Богоро́дичен: Отве́рзла еси́, ю́же заключи́ преслуша́ние, ра́йскую две́рь, Всечи́стая, угото́вав Себе́ к те́плому послуша́нию за́поведей Творца́ Твоего́, и жи́зни пу́ть показа́лася еси́, Влады́чице.

И́н.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

В твои́х, всеблаже́нне, устна́х благода́ть излия́ся и просвети́ Це́ркве тве́рдь сла́достию разсужде́ний боже́ственных.

Свяще́ннейший хра́м Свята́го Ду́ха бы́л еси́, боже́ственное благоуха́ние богосло́вия все́м испуска́я, свяще́ннейший.

Све́тлая твоя́ возсия́ па́мять и просвети́ мы́сли любо́вию восхваля́ющих твоего́ богосло́вия соверше́нство.

Богоро́дичен: Во́инство невеще́ственных умо́в превзошла́ еси́, Чи́стая, ро́ждши вся́ Осуществова́вшаго и на́с от пре́лести Изба́вившаго.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ужасо́шася вся́ческая о Боже́ственней сла́ве Твое́й: Ты́ бо, неискусобра́чная Де́во, име́ла еси́ во утро́бе над все́ми Бо́га, и родила́ еси́ Безле́тнаго Сы́на, все́м, воспева́ющим Тя́, ми́р подава́ющая.

Всего́ себе́ сама́го же́ртву возноси́л еси́ благоприя́тную Бо́гу, за ны́ погребе́нному, хра́м украси́в Боже́ственный — те́ло твое́, и же́ртвенник святы́й — чи́стое се́рдце твое́, я́ко заколе́ние светоза́рное — ду́шу твою́.

Избе́гл еси́ до́блейше жития́ волне́ния, вся́ благоразу́мно, блаже́нне, отве́рг, я́ко да приобря́щеши еди́ное многоче́стное, еди́ный би́сер — Христа́, и возсокро́виществуеши Боже́ственное просвеще́ние и ве́дение Бо́га.

Ма́лая и недосто́йная ны́нешняго ве́ка страда́ния к иму́щей яви́тися све́тлей и Боже́ственней сла́ве непрестаю́щей разсужда́я, вся́ искуше́ния кре́пко и до́бле претерпе́л еси́ с Па́влом, блаже́нне.

Кре́пость необори́мую и си́лу тебе́ даде́ Еди́ный Си́льный и Влады́ка я́ко всеце́ло проти́ву зми́я, та́ко и коне́чне проти́ву лука́ваго смеше́ния ве́ры и догма́тов наруше́ния.

Богоро́дичен: Святы́ня оскудева́вшая святы́я неве́сты Сы́на Бо́жия, Це́ркве Христо́вы, Свята́я Де́во Всечи́стая, исправля́ется и возстановля́ется све́тло в сла́ве оте́ческой по благода́ти Твое́й, Ма́рком Твои́м.

И́н.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тма́ окая́ннаго? Но обрати́ мя́, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Посреде́ Це́ркве пе́снь богодухнове́нную сла́дко воспе́л еси́, Отца́ то́чию Божества́ уча́ Вино́вника бы́ти, Роди́теля у́бо Сы́на и Изводи́теля Свята́го, всесла́вне, Ду́ха.

Словесе́м оте́ц и Боже́ственным разсужде́нием, блаже́нне, после́дуя, Сы́на и Ду́ха, Отцу́ равноче́стна бы́ти, возгласи́л еси́, я́ко бытие́ и́ма от Отца́, я́ко от Вины́, от Него́же вку́пе и происхо́дят Обоя́.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, ле́ствице Иа́ковля, е́юже сни́де Бо́г и привлече́ сме́ртное естество́ в небе́сную сла́ву, Богоневе́сто; ра́дуйся, а́нгелов ра́досте, ве́рных же все́х упова́ние и тве́рдое прибе́жище.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Боже́ственное сие́ и всечестно́е соверша́юще пра́зднество, богому́дрии, Богома́тере, прииди́те, рука́ми воспле́щим, от Нея́ ро́ждшагося Бо́га сла́вим.

Благода́тию Еди́наго, укрепля́ющаго упова́ющия на Него́, сокруши́л еси́ главы́ беззако́нных наси́льников человеконенави́стных и мече́м Ду́ха посе́кл еси́ язы́ки вводя́щих но́вшества.

Вся́ земля́ пое́т, и мо́ре чуди́тся, и возвеща́ет Це́рковь чудеса́ твоя́ и победи́тельная и ра́дуется, супоста́ты вся́ обраща́ющи в бе́гство, всему́дре.

Пото́цы Ни́ловы златостру́йныя и сладча́йшия ме́да яви́шася то́ки нектароизлия́нныя богоглаго́ливаго язы́ка твоего́, Правосла́вия все́м иска́пающия догма́ты.

Река́ приснотеку́щая устремле́нии весели́т лице́ Бо́жияго гра́да, Це́ркве исполне́ние, богоглаго́ливый Ма́рко, пра́выми догма́ты.

Богоро́дичен: Но́во Отроча́ родила́ еси́, Безле́тнаго Сы́на О́тча, Всечисте́йшая, и была́ еси́ честне́йшая тва́ри, я́ко все́х Творца́ тва́ри яви́ла еси́.

И́н.

Ирмо́с: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся, к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

Пропове́дателей Христо́вых ве́ру насле́довав неума́ленную, невре́дну соблю́л еси́, сла́вне, пред власти́тели, ничто́же страша́ся итали́йских ко́зней.

Удали́в себе́ скве́рнаго смеше́ния, всеблаже́нне, к духо́вному и ра́достному отше́л еси́ стоя́нию, иде́же Трисо́лнечный зри́ши Све́т, на́м благода́ть прося́.

Догма́тов благочести́вых смы́сл на́м изъясни́л еси́ и мня́щих то́ежде бы́ти Существо́ и де́йство до́блестно отгна́л еси́, я́ко Су́щаго прису́щее е́сть, блаже́нне, разли́чие.

Богоро́дичен: Сотвори́ Тебе́ вели́чия Си́льный, Всечи́стая, посреде́ те́рний кри́н обре́т Тя́, и́мже испо́лни всю́ тва́рь благоуха́нии Божества́.

Конда́к, гла́с 8.

Богосло́вов богому́драя писа́ния, я́ко богоглаго́льник и́стинен, прие́м в се́рдцы, исхожде́ние Ду́ха Свята́го возвести́л еси́, я́ко до́лжно е́сть, приснохва́льне, и всесвяты́й запечатле́л еси́ Симво́л, сего́ ра́ди пое́м: ра́дуйся, Ма́рко богоглаго́ливе.

И́кос:

А́нгел у́бо, предста́в, ра́доватися благовести́ иногда́ Богоро́дице со стра́хом. А́з же еди́н от зря́щих тя́, вы́ше естества́ я́вльшася, я́ко а́нгела, я́ко челове́к удивля́юся и пою́ ти́ с любо́вию такова́я: ра́дуйся, чистоты́ святы́я прия́телище; ра́дуйся, прему́дрости Бо́жия сокро́вищнице; ра́дуйся, богосло́вов святы́х печа́те; ра́дуйся, учи́телей отце́в преде́ле; ра́дуйся, пучи́но неизме́римая мышле́ний духо́вных; ра́дуйся, мо́ре простра́нное та́инственных писа́ний; ра́дуйся, я́ко показа́лся еси́ Це́ркве све́т ве́лий; ра́дуйся, я́ко до ны́не постыжда́еши противомы́слящия; ра́дуйся, исто́чниче догма́тов ве́ры; ра́дуйся, закола́телю но́вшеских ухищре́ний; ра́дуйся, и́мже утверди́хомся вси́; ра́дуйся, и́мже и́стина сия́ет. Ра́дуйся, Ма́рко богоглаго́ливе.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не послужи́ша тва́ри богому́дрии, па́че Созда́вшаго, но, о́гненное преще́ние му́жески попра́вше, ра́довахуся, пою́ще: препе́тый отце́в Госпо́дь и Бо́г, благослове́н еси́.

Не поколеба́ столпа́ неруши́маго кре́пости твоея́ искуше́ний тя́жкая зима́, ниже́ в нача́ле, ниже́ по́зде, я́ко на ка́мени, тве́рдо основа́ни бы́ша благочести́выя дея́ния и словеса́.

Оскверне́ну зря́ неприкоснове́нну иму́щую сохрани́тися чи́стую ри́зу Христо́ву, ю́же Христо́с Кровьми́ Свои́ми удобри́ и даде́ Це́ркви, возстена́л еси́ и великоду́шно побо́рствовал еси́.

Непревра́тен по́мысл стяжа́в, испыта́нию бы́вшу о Бо́зе и святы́х догма́тах ве́ры, я́ко ле́в, обрати́л еси́ в бе́гство и порази́л еси́ ца́рским ры́канием но́вшествующих полки́.

Весе́лостию и нра́ва удобре́нием, слове́с ле́потою и жития́ свя́тостию вся́каго челове́ка я́ве привле́кл еси́, я́ко си́ла магни́та желе́зо, богому́дре, и к сла́ве подви́гл еси́ Бо́жией.

Богоро́дичен: Угрызе́нием зми́я истле́вший челове́ческий ро́д, Кла́с ро́ждши Живота́, все́м да́рующа дыха́ние, оживи́ла еси́, и назда́ла, и рая́ о́бщника соде́лала еси́, Богоро́дице.

И́н.

Ирмо́с: Бо́жия снизхожде́ния о́гнь устыде́ся в Вавило́не иногда́, сего́ ра́ди о́троцы в пещи́, ра́дованною ного́ю, я́ко во цве́тнице лику́юще, поя́ху: благослове́н еси́ Бо́же, оте́ц на́ших.

Возше́л еси́, ра́дуяся, к Трисо́лнечному Све́ту и прича́стием Того́ наслажда́ешися, я́ко правосла́вно на земли́, уча́, явля́л еси́ все́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

От еди́ныя Ипоста́си Оте́ческия безвре́менно возсия́ша Сы́н и Ду́х, О́в у́бо рожде́нием, Се́й же исхожде́нием, — догма́тствовал еси́ и ве́рныя пе́ти утверди́л еси́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Возвести́л еси́ все́м Уте́шителя Боже́ственное исхожде́ние, су́щее то́кмо от Отца́, я́ко от Вины́, му́дре, и постыди́л еси́ богоку́пцев гнила́я мне́ния, не ве́дущих вопи́ти: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Свободи́ся Плодо́м Твои́м, Богороди́тельнице, естество́ сме́ртное от дре́вния кля́твы и благослове́ния удосто́ися свята́го, сего́ ра́ди сла́вит и воспева́ет, зову́ще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О́троки благочести́выя в пещи́ Рождество́ Богоро́дичо спасло́ е́сть, тогда́ у́бо образу́емое, ны́не же де́йствуемое, вселе́нную всю́ воздвиза́ет пе́ти Тебе́: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Вели́кий Домострои́тель всего́, вся́ содержа́яй же и промысля́яй, Се́й, предумы́сливый о́бщее, блаже́нне, всеблагоче́стное испове́дание, о́бщаго тя́ учи́теля, отца́, па́стыря все́м устроя́ет и побо́рника кре́пкаго.

Младе́нцев стреля́ния противомы́слящих догма́тов софисти́ческая ухищре́ния показа́шеся, де́тское игра́лище, паучи́нное тка́ния исплете́ние, и си́ла язы́ков те́х ослабе́ проти́ву твоего́, богоглаго́ливе, богодви́жимаго и богосло́вскаго язы́ка.

Возве́д о́чи по́мысла и всего́ себе́ спросте́р ко Го́споду, во е́же сокруши́ти у́бо си́льнаго, спасти́ же благочести́выя, Сего́ необори́маго обре́л еси́ Спобо́рника, сло́во ти́ да́рующа, я́ко досто́йному и мно́гою си́лою благовеству́ющему.

Бо́гу взаимода́в любо́вь к бли́жнему и благодея́ние, многокра́тное, я́коже То́й обеща́, обре́л еси́ воздая́ние в настоя́щем и в бу́дущем ве́це, бога́тство небе́сное, и сла́ву, и наслажде́ние неиждива́емое, и живо́т во ве́ки, и Ца́рство.

Богоро́дичен: Изри́ну за́висть дре́вняго льстеца́ и отсту́пника изря́дное творе́ние Творца́, ро́д челове́ческий, в тмочи́сленныя пре́лести, и пре́жде и ны́не, от ни́хже ны́не спасе́ни есмы́ Твои́м, Влады́чице, споборе́нием боговеща́нному Ма́рку.

И́н.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель, Богочести́вым неи́стовно разжже́; си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

От главы́ до сто́п озаря́емь, богоно́сче блаже́нне, святи́тельства честно́е и свято́е Ева́нгелие чи́сто священноде́йствовал еси́ и, ве́рныя уча́ ему́, уверя́л еси́ пе́ти: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Я́ко со́лнце от восто́ка, возсия́л еси́, преподо́бне, и богосло́вия блиста́нии осия́л, и просвети́л еси́ вселе́нную, и ве́рныя научи́л еси́ Тро́ице воспева́ти со стра́хом: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Не Дру́г от Дру́га име́ют бытие́, Я́же от Еди́ныя Вины́ происхо́дят, сла́вне, все́м возвеща́л еси́, я́ко Сы́н и Ду́х я́ве Обоя́ от Отца́, не Дру́г от Дру́га вся́ко, я́коже о́трасли от ко́рене еди́наго неувяда́емаго; сего́ ра́ди у́бо па́мять твою́ честву́ем во ве́ки.

Богоро́дичен: Всесве́тлая Пала́то все́х Влады́чествующаго, омраче́нную страстьми́ ду́шу мою́ испра́ви к доброде́тельным стезя́м, Чи́стая, да, спасе́н бы́в ми́лостию Твое́ю, пою́: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вся́к земноро́дный да взыгра́ется, Ду́хом просвеща́емь, да торжеству́ет же безпло́тных умо́в естество́, почита́ющее свяще́нное торжество́ Богома́тере, и да вопие́т: ра́дуйся, Всеблаже́нная Богоро́дице, Чи́стая Присноде́во.

Се́ ны́не да соберу́тся христоимени́тии лю́дие, ра́дующеся, и правосла́вных свята́я непоро́чная Це́рковь да возвесели́тся дне́сь и благода́рственная да воспое́т Христу́, исто́ргшему лови́тельство но́вшества чрез еди́наго му́драго.

Знамени́тость нело́жную и сла́ву небе́сную, блаже́нне, насле́довал еси́, сла́ву бо ги́бнущую со ины́м вся́ким жития́ угожде́нием от души́, я́ко не су́щая, оттря́с, с чи́нми богосло́вов учи́телей, я́ко единонра́вный, сора́дуешися.

Голуби́ца, свобожде́ние от бе́дствования на́м возвести́вшая, напа́ствуемым тягча́йшим волне́нием но́выя пре́лести, Уте́шителя благода́тию доброде́телей кры́лы позлаще́нными прелете́вши, предвари́ во святы́я ски́нии святы́х.

Избавле́ние всего́ ми́ра, честну́ю Кро́вь Творца́ твоего́, блаже́нне, предлага́я в ско́рбных испыта́ниях ве́ры, хода́тай Бо́гу и чина́м ве́рных поста́влен бы́л еси́, благоприя́тными моли́твами умилостивля́я И́же по существу́ су́щаго Человеколю́бца.

Богоро́дичен: Укрепи́ся зия́вый, о Всечи́стая Влады́чице, а́дский льсти́вый зми́й началозло́бный, и́же, я́ко младе́нца, порази́ челове́ка. Но́ваго же, я́ко новорожде́нна Младе́нца, неизмери́маго Бо́га Сло́ва Ты́ ро́ждши, земле́ неора́нная, изба́вила еси́ ро́д челове́ческий, Всехва́льная.

И́н.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Благода́ть слове́с и богосло́вия твоего́ Це́рковь Христо́ву возвесели́, е́йже сохрани́тися в ми́ре не преста́й моли́тися всегда́.

До́бре ны́не наслажда́ешися жела́ннаго, всеблаже́нне, кра́йняго и боже́ственнаго просвеще́ния, его́же уча́стники моли́твами твои́ми и на́с сотвори́.

Ре́вность Правосла́вия, воспыла́в в твое́й чи́стей души́, испепели́ еретико́в языкобо́лия, Ма́рко блаже́нне.

Богоро́дичен: Я́ко вы́сшая умо́в и Бо́гу бли́жняя, Деви́це Чи́стая, у́м мо́й просвети́, из глубины́ многови́дных ну́жд изыма́ющи мя́.

Краткое житие святителя Марка Евгеника

Свя­той Марк Ев­ге­ник, ар­хи­епи­скоп Ефес­ский, был зна­ме­ни­тым за­щит­ни­ком пра­во­сла­вия на Фло­рен­тий­ском Со­бо­ре. Ни­что не мог­ло скло­нить его к унии. Тай­но уда­лив­шись из Фло­рен­ции, свя­той Марк рев­ност­но убеж­дал жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля от­верг­нуть нече­сти­вое со­гла­ше­ние. Скон­чал­ся в 1457 го­ду.

Полное житие святителя Марка Евгеника

19 ян­ва­ря (1 фев­ра­ля) ис­пол­ня­ет­ся 550 лет со дня пре­став­ле­ния ве­ли­ко­го ис­по­вед­ни­ка пра­во­сла­вия свя­ти­те­ля Мар­ка, мит­ро­по­ли­та Ефес­ско­го. Свя­той Марк ро­дил­ся око­ло 1391–1392 го­да в Кон­стан­ти­но­по­ле. Ро­ди­те­ли его про­ис­хо­ди­ли из знат­но­го и со­сто­я­тель­но­го ро­да. Отец был диа­ко­ном и имел вы­со­кий цер­ков­ный чин са­кел­ла­рия хра­ма Свя­той Со­фии, Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей. Мать бы­ла до­че­рью вра­ча. В Кре­ще­нии бу­ду­щий свя­ти­тель по­лу­чил имя Ма­ну­ил (Ем­ма­ну­ил, что озна­ча­ет «с на­ми Бог»), в чем мож­но ви­деть про­ро­че­ское пред­зна­ме­но­ва­ние его бу­ду­ще­го зна­че­ния для Церк­ви.

Пер­вым на­став­ни­ком в на­у­ках и бла­го­че­стии для Ма­ну­и­ла стал его отец. Маль­чик на­столь­ко пре­успе­вал в уче­нии, что еще в от­ро­че­стве изу­чил вме­сте с от­цом ри­то­ри­ку и ма­те­ма­ти­ку. Ли­шив­шись от­ца на 13-м го­ду жиз­ни, Ма­ну­ил не до­пу­стил ле­но­сти и про­дол­жил уче­ние у зна­ме­ни­тых то­гда про­фес­со­ров в Кон­стан­ти­но­по­ле – Иоан­на Хор­тасме­на и Ге­ор­гия Ге­ми­ста Пли­фо­на. Бла­го­да­ря край­ней ста­ра­тель­но­сти, недю­жин­но­му уму и без­упреч­ной нрав­ствен­но­сти бу­ду­щий ис­по­вед­ник Церк­ви вско­ре сам стал на­став­ни­ком, к ко­то­ро­му сте­кал­ся цвет мо­ло­де­жи. Из чис­ла его уче­ни­ков во­шли в ис­то­рию Ге­ор­гий Схо­ла­рий и Фе­о­дор Ага­лист. К то­му вре­ме­ни Ма­ну­ил уже имел зва­ние ри­то­ра, то есть тол­ко­ва­те­ля Свя­щен­но­го Пи­са­ния в пат­ри­ар­шей церк­ви. Вы­со­кие ка­че­ства его ду­ши не мог­ли остать­ся неза­ме­чен­ны­ми. Ма­ну­ил ста­но­вит­ся лю­би­мым ду­хов­ным сы­ном Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Ев­фи­мия (1410–1416), о ду­хов­ной бли­зо­сти и люб­ви к ко­то­ро­му сви­де­тель­ству­ют со­став­лен­ные бу­ду­щим свя­ти­те­лем ка­нон и сти­хи­ры по­сле смер­ти ар­хи­пас­ты­ря. В воз­расте 24 лет мо­ло­дой ри­тор по­лу­чил по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Ев­фи­мия вы­со­кое зва­ние во­та­рия ри­то­ров. Им­пе­ра­тор Ма­ну­ил II при­бли­жа­ет его к се­бе в ка­че­стве до­ве­рен­но­го ли­ца и со­вет­ни­ка. Сле­ду­ю­щий им­пе­ра­тор, Иоанн VIII, так­же глу­бо­ко по­чи­тал св. Мар­ка, о чем мож­но су­дить по це­ло­му ря­ду со­чи­не­ний, на­пи­сан­ных свя­тым по прось­бе ца­ря, про­сив­ше­го дать от­ве­ты на труд­ные бо­го­слов­ские во­про­сы, и ис­клю­чи­тель­но вы­со­ко­му по­ло­же­нию св. Мар­ка сре­ди гре­че­ской де­ле­га­ции на Со­бо­ре в Ита­лии.

Итак, пе­ред Ма­ну­и­лом от­кры­ва­лось по­ле для обо­га­ще­ния и сыс­ка­ния все­воз­мож­ных льгот бла­го­да­ря его бли­зо­сти к им­пе­ра­то­рам. Бле­стя­щая ка­рье­ра про­сти­ра­лась пе­ред ним. Но не это­го ис­ка­ла ду­ша че­ло­ве­ка, ис­пол­нен­но­го ис­тин­но­го лю­бо­муд­рия. Нрав­ствен­ный об­лик сво­е­го на­став­ни­ка пе­ре­да­ет нам Ге­ор­гий Схо­ла­рий: «Жи­вя в сто­ли­це, он был чужд ее жиз­ни, ибо ни­что его не свя­зы­ва­ло с нею. Глу­бо­ко­чти­мый все­ми, он не толь­ко не ис­кал по­че­стей, но и не же­лал их». О ду­хов­ном рас­по­ло­же­нии мо­ло­до­го Ма­ну­и­ла сви­де­тель­ству­ет пись­мо, на­пи­сан­ное им впо­след­ствии од­но­му быв­ше­му уче­ни­ку: «До­ко­ле, о несчаст­ный, бла­го­род­ство и честь тво­ей ду­ши ты бу­дешь по­гру­жать в ве­щи, ли­шен­ные вся­кой цен­но­сти! Не воз­об­ла­да­ли ли то­бою тще­сла­вие и лож­ное бо­гат­ство и изящ­ные и разу­кра­шен­ные то­ги и про­чее, на чем зи­ждет­ся бла­го­по­лу­чие это­го ми­ра? – Увы, фило­соф – с та­ким чуж­дым фило­со­фу ми­ро­воз­зре­ни­ем!» Св. Марк был ис­тин­ным фило­со­фом, лю­бо­муд­рие ко­то­ро­го зва­ло к выс­ше­му по­дви­гу, к пол­но­му от­вер­же­нию ми­ра и к при­ста­ни мол­ча­ния.

В 1418 го­ду в воз­расте 26 лет Ма­ну­ил оста­вил сто­ли­цу и от­пра­вил­ся на один из ост­ро­вов, ко­то­рый был еще во вла­де­нии Ви­зан­тии – Ан­ти­гон, на­хо­дя­щий­ся при вхо­де в Ни­ко­ми­дий­ский за­лив. Ду­хов­ным от­цом, ко­то­рый и по­стриг свя­то­го, по­лу­чив­ше­го в мо­на­ше­стве имя Мар­ка, был игу­мен Си­ме­он. Этот ве­ли­кий ду­хов­ный ру­ко­во­ди­тель, о ко­то­ром, к со­жа­ле­нию, бо­лее по­дроб­ных све­де­ний не име­ет­ся, по­вел свя­то­го Мар­ка уз­ким спа­си­тель­ным пу­тем. В служ­бе свя­ти­те­лю Мар­ку чи­та­ем сле­ду­ю­щие сло­ва: «Егда непо­сто­ян­ство мир­ских ра­до­стей, тлен­ность же и су­е­ту бла­го­ра­зум­но по­знал еси, то­гда, воз­не­на­ви­дев мир и вся ра­дост­ныя и ве­се­ля­щая его, при­бегл еси к бо­же­ствен­ной схи­ме, вме­нив бо­лез­ни в услаж­де­ние, бде­ние в ра­до­ва­ние и упо­ко­е­ние, на зем­ли ле­жа­ние и все­нощ­ное сто­я­ние, во­ис­тин­у, в ра­дост­ное на­сла­жде­ние, пост – в сла­дость, воз­дер­жа­ние – в ве­се­лие».

Жизнь на ост­ро­ве Ан­ти­гон про­хо­ди­ла в по­сто­ян­ном на­пря­же­нии и тре­во­ге в ожи­да­нии ту­рец­ких на­бе­гов. В этих усло­ви­ях по­движ­ни­кам бы­ло нелег­ко со­хра­нять спо­кой­ствие, со­сре­до­то­чен­ность и мол­ча­ние. По­это­му вме­сте с ду­хов­ным от­цом Марк воз­вра­тил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, из­брав ме­стом жи­тель­ства зна­ме­ни­тую Ман­ган­скую оби­тель. Здесь скон­чал­ся ду­хов­ный ста­рец, а впо­след­ствии и доб­лест­но окон­чив­ший те­че­ние сво­ей жиз­ни свя­ти­тель Марк. В Ман­ган­ской оби­те­ли свя­той пре­дал­ся наи­выс­ше­му по­движ­ни­че­ству: «… край­не­му тру­до­де­ла­нию, и по­сту, и спа­нию на зем­ле, и сто­я­нию все­нощ­но­му…». Ко­гда же остал­ся один, ча­сто при­бав­ляя: «ни­чем из все­го так не уго­жда­ет­ся Бог, как пре­тер­пе­ни­ем зол», вы­дер­жал бо­ре­ние про­тив ду­хов­ных су­по­ста­тов, стя­жал по­бе­ду, воз­вы­сил се­бя к со­зер­ца­нию и к свя­щен­ным про­све­ще­ни­ям и бо­же­ствен­ным оси­я­ни­ям. О свя­щен­ни­че­ском слу­же­нии св. Мар­ка Иоанн Ев­ге­ник пе­ре­да­ет нам, что ко­гда он со­вер­шал Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, то ис­пол­нял­ся весь бо­же­ствен­но­го вдох­но­ве­ния: «Он ка­зал­ся весь – вне се­бя, весь ис­пол­нен све­та, весь по­свя­щен Бо­гу, вне зем­ли, как бы некий Ан­гел во пло­ти».

По­сле смер­ти пре­ста­ре­ло­го мит­ро­по­ли­та Ефес­ско­го Иоаса­фа в 1437 го­ду по во­ле им­пе­ра­то­ра св. Марк по­став­ля­ет­ся в мит­ро­по­ли­та Ефес­ско­го. При­няв Ефес­скую мит­ро­по­лию, свя­ти­тель недол­го был со сво­ей паст­вой. 24 но­яб­ря 1437 го­да в со­ста­ве мно­го­чис­лен­ной де­ле­га­ции он от­пра­вил­ся в Ита­лию на Фер­ра­ро-Фло­рен­тий­ский Со­бор. Свя­той сам сви­де­тель­ству­ет, что ар­хи­ерей­ское до­сто­ин­ство при­нял толь­ко «по по­ве­ле­нию и нуж­де Хри­сто­вой Церк­ви» и «по­сле­до­вал за Все­лен­ским пат­ри­ар­хом и бо­го­дан­ным ца­рем на Со­бор в Ита­лию». Ге­ор­гий Схо­ла­рий так го­во­рит о воз­ве­де­нии св. Мар­ка на ар­хи­ерей­скую ка­фед­ру: «Он при­нял вы­со­кий ду­хов­ный сан един­ствен­но для за­щи­ты Церк­ви сво­им сло­вом – ей нуж­на бы­ла вся си­ла его сло­ва, чтобы удер­жать ее от со­вра­ще­ния, в ко­то­рое уже влек­ли ее но­во­вво­ди­те­ли. Не по мир­ским со­об­ра­же­ни­ям при­нял он этот сан; это до­ка­за­ли по­след­ствия». Св. Марк жаж­дал по­движ­ни­че­ской жиз­ни в от­шель­ни­че­стве и мол­ча­нии, как это­го неко­гда же­лал и св. Гри­го­рий Бо­го­слов, но вме­сто это­го Про­мысл Бо­жий го­то­вил ему, как неко­гда и св. Гри­го­рию Бо­го­сло­ву, му­чи­тель­ную борь­бу в са­мом цен­тре цер­ков­ных и по­ли­ти­че­ских ин­триг. Из при­ста­ни мол­ча­ния св. Мар­ку бы­ло суж­де­но пла­мен­ны­ми ре­ча­ми, тон­чай­ши­ми и дол­ги­ми бо­го­слов­ски­ми сил­ло­гиз­ма­ми от­ста­и­вать ис­ти­ну пра­во­слав­ных дог­ма­тов и об­ли­чать за­блуж­де­ния. Из га­ва­ни по­движ­ни­че­ско­го от­шель­ни­че­ства свя­ти­те­лю бы­ло суж­де­но быть бро­шен­ным в са­мую бу­рю, са­мый во­до­во­рот стра­стей, ин­триг, угроз, пре­сле­до­ва­ния, со­вер­ша­ю­ще­го­ся во­круг него от­ступ­ни­че­ства от пра­во­сла­вия и пре­да­тель­ства Ис­ти­ны. Имя этой бу­ри и во­до­во­ро­та – Фло­рен­тий­ская уния! Од­но­го же­лал св. Марк, дру­гое тре­бо­ва­ла от него Цер­ковь и уго­тов­лял Бо­же­ствен­ный Про­мысл. Св. Мар­ку бы­ло суж­де­но быть укра­шен­ным не толь­ко сла­вой уче­но­сти, лю­бо­муд­рия и по­движ­ни­че­ства, но и вен­цом слав­но­го ис­по­вед­ни­че­ства. По сло­вам Ге­ор­гия Схо­ла­рия, «он про­явил се­бя как дру­гой Мак­сим Ис­по­вед­ник, явил се­бя уста­ми дру­го­го Гри­го­рия (Бо­го­сло­ва)».

Гре­ки в ос­нов­ной сво­ей мас­се от­прав­ля­лись в Ита­лию с ду­шев­ным подъ­емом. Пе­ред отъ­ез­дом пат­ри­арх Иосиф го­во­рил, что они едут на со­бор для за­клю­че­ния Унии, но ни­че­го не усту­пят из тех тра­ди­ций Свя­той Церк­ви, ко­то­рые при­ня­ли, и го­то­вы, ес­ли на­до, уме­реть за них, ибо что мо­жет быть слав­нее му­че­ни­че­ско­го вен­ца?! Увы, все сбы­лось со­вер­шен­но ина­че. Как из­вест­но, пат­ри­арх во­об­ще не вер­нул­ся в Кон­стан­ти­но­поль, а умер во Фло­рен­ции, а пра­во­сла­вие бы­ло пре­да­но и про­да­но, и гре­ки со скор­бью и сты­дом вер­ну­лись на Ро­ди­ну, а не по­бе­ди­те­ля­ми с ду­хов­ны­ми тро­фе­я­ми.

Со­бор по во­про­су со­еди­не­ния Во­сточ­ной и За­пад­ной Церк­вей был тор­же­ствен­но от­крыт в ка­фед­раль­ном хра­ме Фер­ра­ры 9 ап­ре­ля 1438 го­да. Гла­ва гре­че­ской де­ле­га­ции им­пе­ра­тор Иоанн VIII Па­лео­лог смот­рел на Унию как на акт по­ли­ти­че­ский, поз­во­ляв­ший Ви­зан­тии рас­счи­ты­вать на по­мощь За­па­да в борь­бе с тур­ка­ми. Им­пе­ра­тор, ита­льян­ское вли­я­ние при дво­ре ко­то­ро­го по при­чине бра­ка с Со­фьей Мон­фер­рат­ской бы­ло силь­ным, счи­тал, что до­го­во­рить­ся с За­па­дом не толь­ко воз­мож­но, но и необ­хо­ди­мо. По­это­му он, при­звав­ший в свои ря­ды та­ко­го вы­да­ю­ще­го­ся рев­ни­те­ля пра­во­сла­вия, как свя­ти­тель Марк, тре­бо­вал из­бе­гать на со­бо­ре острой по­ле­ми­ки с ла­ти­ня­на­ми по бо­го­слов­ским во­про­сам. Он на­де­ял­ся, что за ту­ман­ны­ми фор­му­ли­ров­ка­ми мож­но бу­дет най­ти при­ем­ле­мый для всех ком­про­мисс. Рим­ский па­па Ев­ге­ний IV пре­сле­до­вал дру­гие це­ли. Во-пер­вых, он хо­тел с по­мо­щью Унии под­нять свой пре­стиж, по­шат­нув­ший­ся в ка­то­ли­че­ском ми­ре в усло­ви­ях про­ти­во­сто­я­ния с Ба­зель­ским со­бо­ром, а во-вто­рых, же­лал под­чи­нить се­бе Пра­во­слав­ную Цер­ковь. По­это­му он на­ста­и­вал на ско­рей­шем об­ра­зо­ва­нии ко­мис­сии, со­став­лен­ной из пред­ста­ви­те­лей обе­их Церк­вей, ко­то­рой бы­ло бы по­ру­че­но вы­яс­нить пунк­ты рас­хож­де­ния, ис­сле­до­вать их и на­ме­тить пу­ти к за­клю­че­нию Унии. В ко­мис­сии, из­бран­ной по­сле из­вест­но­го от­ла­га­тель­ства, со сто­ро­ны гре­ков толь­ко свя­ти­тель Марк Ефес­ский и мит­ро­по­лит Вис­са­ри­он Ни­кей­ский бы­ли офи­ци­аль­но упол­но­мо­че­ны вы­сту­пать в дис­кус­си­ях с ла­ти­ня­на­ми. При­чем из этих двух пред­ста­ви­те­лей, сла­вя­щих­ся сво­ей уче­но­стью, св. Марк за­ни­мал пер­вен­ству­ю­щее по­ло­же­ние. Кро­ме то­го, свя­ти­тель имел пол­но­мо­чия пред­став­лять Алек­сан­дрий­ский и Ан­тио­хий­ский пат­ри­ар­ха­ты.

Свою по­зи­цию пе­ред на­ча­лом ра­бо­ты ко­мис­сии св. Марк из­ло­жил в Сло­ве рим­ско­му па­пе Ев­ге­нию IV, на­пи­сан­ном по прось­бе кар­ди­на­ла Юли­а­на Це­за­ри­ни от ли­ца гре­че­ской де­ле­га­ции. Свя­ти­тель жаж­дал един­ства Церк­ви, ве­рил в воз­мож­ность Унии, ис­кал еди­не­ния с ла­ти­ня­на­ми, но еди­не­ния ис­тин­но­го, ос­но­ван­но­го на един­стве ве­ры и древ­ней бо­го­слу­жеб­ной прак­ти­ки. Свя­ти­тель Марк под­чер­ки­вал, что чи­сто­та пра­во­сла­вия долж­на быть со­хра­не­на и что пе­ре­го­во­ры мо­гут окон­чить­ся неуспе­хом, ес­ли Рим не пой­дет на из­вест­ные уступ­ки, от­ка­зав­шись от неиз­вест­ных Древ­ней Церк­ви нов­шеств, ко­то­рые бы­ли вве­де­ны в дог­ма­ти­ку и бо­го­слу­жеб­ную прак­ти­ку За­пад­ной Церк­ви и яви­лись при­чи­ной рас­ко­ла. Сло­ва это­го об­ра­ще­ния бы­ли немед­лен­но до­став­ле­ны кар­ди­на­лом не толь­ко па­пе, но и им­пе­ра­то­ру Иоан­ну. Им­пе­ра­тор, на­ив­но по­ла­гав­ший обой­ти при за­клю­че­нии Унии ост­рые бо­го­слов­ские во­про­сы, был крайне недо­во­лен и хо­тел да­же от­дать свя­ти­те­ля на суд Си­но­да. Но по хо­да­тай­ству Вис­са­ри­о­на Ни­кей­ско­го и ря­да дру­гих лиц оста­вил этот по­сту­пок без по­след­ствий. Меж­ду тем па­па все на­стой­чи­вее тре­бо­вал гре­ков объ­яс­нить­ся, и, на­ко­нец, на тре­тьем за­се­да­нии ко­мис­сии ка­то­ли­ки са­ми пред­ло­жи­ли во­про­сы для об­суж­де­ния: 1) уче­ние об Ис­хож­де­нии Свя­то­го Ду­ха; 2) во­прос о неквас­ном хле­бе для Ев­ха­ри­стии в ка­то­ли­че­ской церк­ви; 3) уче­ние о чи­сти­ли­ще; 4) при­мат па­пы рим­ско­го.

Гре­ки по­ла­га­ли, что во­прос о чи­сти­ли­ще са­мый про­стой и сбли­же­ние по нему ско­рей поз­во­лит сбли­зить­ся по дру­гим по­зи­ци­ям. Од­на­ко по­сле­ду­ю­щие пре­ния по это­му во­про­су, во вре­мя ко­то­рых неод­но­крат­но вы­сту­пал свя­ти­тель Марк Ефес­ский, ни к че­му не при­ве­ли и за­кон­чи­лись 17 июля 1438 го­да. Гре­че­ская де­ле­га­ция не со­гла­си­лась при­нять дог­мат об очи­сти­тель­ном огне, поз­во­ля­ю­щем греш­ни­кам, как учи­ли ла­ти­няне, через вре­мен­ное на­ка­за­ние и очи­ще­ние из­бег­нуть веч­ной му­ки. Та­кой взгляд по­ста­вил бы под со­мне­ние уче­ние Церк­ви о по­смерт­ном воз­да­я­нии, со­блаз­нив лег­ко­вер­ные ду­ши «ши­ро­ким пу­тем» спа­се­ния.

По­сле то­го, как меж­ду пра­во­слав­ны­ми и ла­ти­ня­на­ми не бы­ло до­стиг­ну­то со­гла­ше­ния по пер­во­му об­суж­да­е­мо­му во­про­су – во­про­су о чи­сти­ли­ще, и пер­вая по­пыт­ка най­ти воз­мож­ность сбли­же­ния дог­ма­ти­че­ских по­зи­ций пра­во­слав­ных и ка­то­ли­ков по­тер­пе­ла крах, про­шло несколь­ко ме­ся­цев в без­дей­ствии. Толь­ко 8 ок­тяб­ря 1438 го­да про­изо­шло от­кры­тие но­вых пе­ре­го­во­ров по са­мо­му важ­но­му пунк­ту рас­хож­де­ния меж­ду дву­мя Церк­ва­ми – во­про­су «Filioque» («Filioque» – «и от Сы­на»; ка­то­ли­че­ское уче­ние об ис­хож­де­нии Свя­то­го Ду­ха не толь­ко от Бо­га-От­ца, но и от Бо­га-Сы­на). Ла­ти­няне на­ста­и­ва­ли на рас­смот­ре­нии со­дер­жа­ния са­мо­го уче­ния о «Filioque», од­на­ко боль­шин­ство гре­ков во гла­ве со св. Мар­ком Ефес­ским тре­бо­ва­ли об­суж­де­ния са­мой за­кон­но­сти ка­ко­го-ли­бо из­ме­не­ния Сим­во­ла ве­ры. В хо­де об­суж­де­ния свя­ти­тель Марк ссы­лал­ся на по­ста­нов­ле­ния Тре­тье­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра, пря­мо за­пре­щав­шие по­доб­ные из­ме­не­ния, и при­зы­вал ла­ти­нян при­знать свои за­блуж­де­ния. Од­на­ко ка­то­ли­че­ские ора­то­ры, ощу­щав­шие уяз­ви­мость сво­ей по­зи­ции, при­ме­ня­ли раз­лич­ные улов­ки, чтобы оправ­дать­ся. Они да­же предо­ста­ви­ли под­лож­ную ру­ко­пись Де­я­ний Седь­мо­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра, в ко­то­рой Сим­вол ве­ры имел «Filioque». Од­на­ко ос­нов­ным до­ка­за­тель­ством за­кон­но­сти сво­е­го при­бав­ле­ния они объ­яв­ля­ли дог­ма­ти­че­скую со­сто­я­тель­ность это­го нов­ше­ства. На этот счет мит­ро­по­лит Вис­са­ри­он Ни­кей­ский под­черк­нул, что да­же ес­ли бы при­бав­лен­ное к тек­сту бы­ло дог­ма­ти­че­ски вер­но, оно все рав­но бы­ло бы неза­кон­но. По­сле мно­же­ства за­се­да­ний, на ко­то­рых вы­сту­пил не один ора­тор, мно­гие из гре­ков при­шли к вы­во­ду, что пе­ре­го­во­ры с ла­ти­ня­на­ми ни к че­му не при­ве­дут и луч­ше воз­вра­щать­ся в Кон­стан­ти­но­поль. О бес­плод­но­сти дис­пу­тов св. Марк пи­сал: «Го­во­рить это, ка­за­лось, петь глу­хим ушам, или ки­пя­тить ка­мень, или се­ять на камне, или пи­сать на во­де, или дру­гое по­доб­ное, что го­во­рит­ся в по­сло­ви­цах в от­но­ше­нии невоз­мож­но­го».

В на­ча­ле ян­ва­ря 1439 го­да со­сто­я­лось по­след­нее за­се­да­ние со­бо­ра в Фер­ра­ре, на ко­то­ром бы­ла про­чи­та­на пап­ская бул­ла о пе­ре­не­се­нии со­бо­ра во Фло­рен­цию. Фло­рен­ция ста­ла ме­стом, где, по вы­ра­же­нию св. Мар­ка, ла­ти­няне сбро­си­ли свои мас­ки в от­но­ше­нии и да­же в об­ра­ще­нии с пра­во­слав­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми. Пра­во­слав­ные гре­ки ока­за­лись в тя­же­лом по­ло­же­нии: из­му­чен­ные, стра­да­ю­щие от ли­ше­ний, под­вер­га­ю­щи­е­ся раз­лич­ным при­тес­не­ни­ям, не име­ю­щие средств для воз­вра­ще­ния на ро­ди­ну, со­зна­ю­щие, в ка­ком ужас­ном по­ло­же­нии на­хо­дит­ся Ви­зан­тия. Им пред­ла­га­лось фак­ти­че­ски «про­дать» пра­во­слав­ную Цер­ковь за ще­д­рую по­мощь и го­су­дар­ству, и са­мим гре­че­ским де­ле­га­там на со­бо­ре, вплоть до обе­ща­ния на­пра­вить кре­сто­вый по­ход про­тив ту­рок. Под вли­я­ни­ем всех этих об­сто­я­тельств един­ство гре­че­ских пред­ста­ви­те­лей, де­лав­шее их силь­ны­ми в Фер­ра­ре, рас­па­лось. Ес­ли в Фер­ра­ре свя­ти­тель Марк Ефес­ский поль­зо­вал­ся под­держ­кой мит­ро­по­ли­та Вис­са­ри­о­на Ни­кей­ско­го, а за­тем и Ис­и­до­ра Ки­ев­ско­го, да и сам им­пе­ра­тор был на сто­роне рев­ни­те­лей пра­во­сла­вия, то во Фло­рен­ции кар­ти­на из­ме­ни­лась. Пер­во­на­чаль­ная тен­ден­ция гре­че­ских иерар­хов со­хра­нить пра­во­сла­вие во всей его чи­сто­те и скло­нить ла­ти­нян к Унии, убе­див их, что они непра­виль­но по­ни­ма­ют дог­ма­ты, в ко­то­рых рас­хо­дят­ся с пра­во­слав­ны­ми, сме­ни­лась по­ис­ка­ми ком­про­мисс­ных, по­ло­вин­ча­тых ре­ше­ний и зыб­ких дог­ма­ти­че­ских опре­де­ле­ний. «Най­ти нечто сред­нее» – ста­ло ос­но­вой бо­го­слов­ских ис­ка­ний гре­че­ских пред­ста­ви­те­лей. Свя­ти­тель Марк Ефес­ский остал­ся, по су­ще­ству, в оди­но­че­стве. Ка­то­ли­ки, в свою оче­редь, до­би­ва­лись уже не со­гла­ше­ния о един­стве, а без­услов­ной дог­ма­ти­че­ской и адми­ни­стра­тив­ной ка­пи­ту­ля­ции Во­сточ­ной Церк­ви. В ито­ге, при­няв ла­тин­ское уче­ние о «Filioque», пра­во­слав­ные пред­ста­ви­те­ли на Фло­рен­тий­ском со­бо­ре вы­нуж­де­ны бы­ли пой­ти на ком­про­мис­сы и по дру­гим во­про­сам. 5 июля 1439 го­да они под­пи­са­ли Фло­рен­тий­скую унию. Свя­той Марк был един­ствен­ным участ­ни­ком со­бо­ра, не по­ста­вив­шим сво­ей под­пи­си под ак­том Унии и фак­ти­че­ски от­сто­яв­шим пра­во­сла­вие. По­след­нее до­ка­зы­ва­ет­ся тем фак­том, что рим­ский па­па, узнав о ка­те­го­ри­че­ском от­ка­зе свя­то­го Мар­ка Ефес­ско­го под­пи­сать ак­ты со­бо­ра, при­знал это пол­ным про­ва­лом Унии.

Вме­сте с им­пе­ра­то­ром и ины­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви на со­бо­ре в Ита­лии свя­ти­тель Марк вер­нул­ся в Кон­стан­ти­но­поль 1 фев­ра­ля 1440 го­да. Бу­дучи ак­тив­ным про­тив­ни­ком Унии, свя­той 15 мая втайне от им­пе­ра­то­ра по­ки­нул сто­ли­цу и от­пра­вил­ся в Ефес, на­хо­див­ший­ся под вла­стью ту­рок. Здесь свя­ти­тель Марк все­це­ло от­дал­ся тру­дам по устрой­ству сво­ей ра­зо­рен­ной епар­хии, об­ра­щая за­блуд­ших, ру­ко­по­ла­гая свя­щен­ни­ков, пред­ста­тель­ствуя пе­ред вла­стя­ми за обез­до­лен­ных. Од­на­ко глав­ным на дан­ный мо­мент он счи­тал борь­бу с Уни­ей, по­это­му про­дол­жил в сво­их по­сла­ни­ях об­ли­чать гре­ко-ка­то­ли­ков и по­ста­нов­ле­ния Фло­рен­тий­ско­го со­бо­ра. Осо­бое зна­че­ние име­ло на­пи­сан­ное в июле 1440 го­да Окруж­ное по­сла­ние, об­ра­щен­ное ко всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам Во­сто­ка. Это вы­зва­ло край­нее недо­воль­ство уни­а­тов и гнев им­пе­ра­то­ра, за что свя­той был аре­сто­ван во вре­мя сво­е­го пу­те­ше­ствия на Афон на ост­ро­ве Лим­но­се и про­был в за­клю­че­нии 2 го­да, стра­дая от бо­лез­ни, же­сто­ко­го кли­ма­та и мно­го­чис­лен­ных ли­ше­ний. Ту­рец­кий флот пы­тал­ся за­хва­тить ост­ров, но неудач­но. Свое неожи­дан­ное из­бав­ле­ние от оса­ждав­ших ост­ров ту­рок жи­те­ли Лим­но­са объ­яс­ня­ли мо­лит­вен­ным пред­ста­тель­ством свя­ти­те­ля Мар­ка, ибо их спа­се­ние на­ча­лось от то­го ме­ста (кре­по­сти Мунд­рос), где свя­ти­тель пре­бы­вал в за­то­че­нии.

В 1442 го­ду, в день па­мя­ти свя­тых сед­ми Ефес­ских от­ро­ков (4 ав­гу­ста или 22 ок­тяб­ря), свя­ти­тель Марк был осво­бож­ден по рас­по­ря­же­нию им­пе­ра­то­ра. В сти­хо­тво­ре­нии по это­му слу­чаю ар­хи­пас­тырь бла­го­да­рит свя­тых Ефес­ских от­ро­ков за пред­ста­тель­ство и по­мощь. Вер­нув­шись в Кон­стан­ти­но­поль, свя­ти­тель Марк про­жил здесь до сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны в 1457 го­ду[1]. Бо­жий Про­мысл су­дил ему быть бор­цом за пра­во­сла­вие до по­след­не­го ча­са.

В над­гроб­ном сло­ве свя­ти­те­лю Мар­ку Ге­ор­гий Схо­ла­рий ска­зал: «Я мо­гу сви­де­тель­ство­вать о пра­вед­но­сти усоп­ше­го от­ца на­ше­го, что, бу­дучи еще юно­шей, и преж­де чем он умерт­вил свою плоть о Хри­сте, он был уже пра­вед­нее пу­стын­но­жи­тель­ству­ю­щих от­шель­ни­ков, и что, от­бро­сив от се­бя все мир­ское для Хри­ста и при­няв иго по­слу­ша­ния Бо­гу, он ни­ко­гда не укло­нил­ся от него, ни­ко­гда не увлек­ся су­е­тою ми­ра се­го, не пре­льщал­ся вре­мен­ною сла­вою его и до са­мой смер­ти со­хра­нил пла­мен­ную лю­бовь ко Хри­сту».


При­ме­ча­ния

[1] По дру­гим све­де­ни­ям, свя­ти­тель Марк пре­ста­вил­ся в 1444 го­ду.


Текст при­во­дит­ся по из­да­нию: Пра­во­слав­ный цер­ков­ный ка­лен­дарь. 2007. М.: Из­да­тель­ский Со­вет Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, 2006. С. 10-12.