Акафист святителю Игнатию Брянчанинову епископу Кавказскому и Черноморскому

Утвержден Священным Синодом 24 сентября 2021 г.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 13 мая (30 апреля ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нный Небе́сным Царе́м и от Него́ просла́вленный, святи́телю о́тче Игна́тие, ны́не всечестну́ю твою́ па́мять пра́зднующе, мо́лим тя́ усе́рдно: путево́дствуй на́с на пути́ спасе́ния, изба́ви от вра́г ви́димых и неви́димых, от скорбе́й и боле́зней, да с любо́вию зове́м ти́:

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

И́кос 1.

Арха́нгели и А́нгели удивля́хуся житию́ твоему́, святи́телю о́тче Игна́тие, ка́ко ты́ от ле́т ма́лых к Бо́гу ве́лие раче́ние име́л еси́ и по за́поведем Его́ житие́ твое́ неукло́нно проводи́л еси́. Дивя́щеся таково́му благоразу́мию твоему́, со умиле́нием взыва́ем ти́:

Ра́дуйся, скорбя́щих безча́дных роди́телей твои́х рожде́нием свои́м уте́шивый; ра́дуйся, ро́да честна́го о́трасль прекра́сная.

Ра́дуйся, А́нгела Храни́теля твоего́ непреста́нное весе́лие; ра́дуйся, роди́телей и наста́вников твои́х свое́ю кро́тостию и поко́рностию удиви́вый.

Ра́дуйся, от ле́т младе́нческих ко и́ноческому послуша́нию себе́ приугото́вивый; ра́дуйся, ду́шу свою́ младе́нческую к Бо́гу устреми́вый.

Ра́дуйся, в моли́тве и богомы́слии о́троческия своя́ досу́ги проводи́вый; ра́дуйся, для ме́ньших бра́тий и сесте́р твои́х приме́р моли́твы и послуша́ния бы́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 2.

Ви́дяще роди́тели твои́ вели́кая твоя́ дарова́ния, посла́ша тя́ в ца́рствующий гра́д, да обуче́н бу́деши к восприя́тию во́инскаго зва́ния. Ты́ же, избра́нниче Бо́жий, ю́н сы́й ле́ты, ста́рец же му́дрый ра́зумом, вся́ сия́ я́ко тле́нна и скоропреходя́ща почита́ше, к еди́ней же Красоте́ и Сла́дости неизрече́нней — Го́споду Иису́су Христу́ умо́м и се́рдцем устремля́лся еси́, поя́ Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум боже́ственный от возлю́бленнаго тобо́ю Спа́са Христа́ прия́л еси́, Игна́тие досточу́дне, егда́ еще́ о́трок сы́й, во все́х ви́димых о́бразех ми́ра сего́ ру́ку Небе́снаго Творца́ и Промысли́теля проразумева́л еси́. Те́мже прославля́юще тя́, вопие́м ти́ си́це:

Ра́дуйся, в ви́димых явле́ниих приро́ды Неви́димаго Бо́га созерца́вый; ра́дуйся, тишину́ и уедине́ние пусты́нное возлюби́вый.

Ра́дуйся, от ле́т о́троческих к Бо́гу ве́лие раче́ние име́вый; ра́дуйся, вся́ кра́сная и сла́дкая ми́ра сего́ презре́вый.

Ра́дуйся, мзду́ небе́сную от Го́спода восприе́мый; ра́дуйся, моли́тву Иису́сову непреста́нно твори́вый.

Ра́дуйся, соверше́нную любо́вь ко Го́споду показа́вый; ра́дуйся, возлю́бленнаго тобо́ю Иису́са вы́ну в се́рдце твое́м носи́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 3.

Си́лою Вы́шняго осене́н бы́л еси́, о́тче преблаже́нне, егда́ вся́, я́же в ми́ре се́м за бла́га почита́ются, отве́ргл еси́ и, по за́поведи Христа́ Спаси́теля, взе́м кре́ст, невозвра́тно Ему́ после́довал еси́, непреста́нно поя́ в се́рдце твое́м: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я в души́ свое́й пла́менное жела́ние ми́р оста́вити и Христу́ после́довати, не убоя́лся еси́ ни гне́ва царе́ва, ни преще́ний оте́ческих и, еще́ в ми́ре живы́й, и́ноческим житие́м себе́ украси́л еси́. Те́мже, почита́я му́жество твое́ и любо́вь к Сладча́йшему Го́споду Иису́су, ублажа́ем тя́ си́це:

Ра́дуйся, во мла́дости твое́й адама́нтову тве́рдость ду́ха прояви́вый; ра́дуйся, еженеде́льнаго приобще́ния Святы́х Христо́вых Та́ин, я́ко велича́йшаго сокро́вища, жела́вый.

Ра́дуйся, на небесе́х ны́не Христа́ приобща́яйся, я́коже вожделе́л еси́, еще́ сы́й на земли́; ра́дуйся, я́ко се́мя Бо́жие, все́янное в до́брую зе́млю се́рдца твоего́, оби́льными слеза́ми ороша́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко посреде́ мирски́х пле́вел, стори́чный пло́д доброде́телей Го́споду прине́сл еси́; ра́дуйся, чистоты́ душе́вныя и теле́сныя усе́рдный храни́телю.

Ра́дуйся, целому́дрия ди́вное украше́ние; ра́дуйся, я́ко благоле́пие ли́ка твоего́ о душе́вней красоте́ твое́й свиде́тельствоваше.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 4.

Бу́ря помышле́ний сумни́тельных не поколеба́ тя́, Игна́тие блаже́нне, егда́ гне́ва царе́ва не убоя́вся, чи́н во́инский оста́вил еси́ и, подъе́м на ся́ и́го Христо́во и ми́р с собла́знами его́ презре́в, в пусты́ню всели́лся еси́ и та́мо жела́нный поко́й души́ свое́й стяжа́в, немо́лчно пе́л еси́ Бо́гу: Аллилу́иа!

И́кос 4.

Егда́ слы́шано бы́сть во оте́честве твое́м, я́ко ты́, ю́н сы́й ле́ты, ле́потою и дарова́ньми украше́н, сла́ву ми́ра сего́ и сла́дости его́ возненави́дев, в пусты́ню удали́лся еси́, вси́ сро́дницы твои́ вельми́ удивля́хуся, А́нгели же на небеси́ возра́довашася зело́ и просла́виша Бо́га, восхити́вшаго тя́ от су́етнаго пути́ мирска́го и поста́вившаго на те́сный пу́ть и́ноческий, веду́щий в Ца́рство Небе́сное. Мы́ же, похваля́юще святу́ю ре́вность твою́ о Го́споде, зове́м ти́:

Ра́дуйся, зва́нию во́ина царя́ земна́го зва́ние во́ина Царя́ Небе́снаго предпочты́й; ра́дуйся, на искуше́ния от ми́ра, пло́ти и диа́вола находя́щая, кре́пко ополчи́выйся.

Ра́дуйся, ору́жием Бо́жиим, Кресто́м Христо́вым, вся́ ко́зни вра́жия победи́вый; ра́дуйся, броне́ю пра́ведности облече́нный.

Ра́дуйся, шле́м спасе́ния восприе́мый; ра́дуйся, ме́ч духо́вный, е́же е́сть глаго́л Бо́жий, па́че вся́каго челове́ческаго ору́жия возлюби́вый.

Ра́дуйся, щито́м ве́ры от стре́л лука́ваго себе́ огради́вый; ра́дуйся, чи́на а́нгельскаго блаже́нство неизрече́нное в Черто́зе Небе́снем получи́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 5.

Боготе́чней звезде́ подо́бен бы́л еси́, Игна́тие преподо́бне, егда́ предста́л еси́ пред игу́меном оби́тели да́льния и ску́дныя, прося́ прия́ти тя́ в число́ бра́тии. Игу́мен же, испыта́в тя́, ничто́же вопреки́ глаго́лаше, благослови́ тя́ на нача́ло и́ноческаго пути́ твоего́. Ты́ же, улучи́в ча́яний твои́х заве́тных сбытие́, благода́рне воспева́л еси́ во умиле́нии благоде́ющему тебе́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Вся́ бра́тия оби́тели удивля́шеся, зря́ще вели́кое тща́ние твое́ во исполне́нии послуша́ний, и́миже испы́товаше твое́ смире́ние духо́вный оте́ц тво́й. Мы́ же, почита́юще по́двиги и труды́ твоя́, во млады́х ле́тех во́лею Христа́ ра́ди подъя́тыя, умиле́нно вопие́м ти́:

Ра́дуйся, кре́ст сво́й на ра́мена подъе́мый и Христу́ после́довавый; ра́дуйся, у́зкий и приско́рбный пу́ть жития́ мона́шескаго во́лею избра́вый.

Ра́дуйся, вспя́ть николи́же обрати́выйся; ра́дуйся, смире́нием свои́м ду́х горды́ни низложи́вый.

Ра́дуйся, тала́нт сво́й в земли́ не сокры́вый; ра́дуйся, во сла́ву Бо́жию и на спасе́ние ду́ш челове́ческих его́ употреби́вый.

Ра́дуйся, богому́дрыми писа́ньми твои́ми мно́гия ду́ши, во гресе́х погря́зшия, оживи́вый; ра́дуйся, сла́дкий гла́с Небе́снаго Домовлады́ки: «Ра́бе благи́й и ве́рный, вни́ди в ра́дость Господи́на твоего́» услы́шавый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 6

Смире́нием, посто́м, наипа́че же непреста́нною моли́твою на стра́сти плотски́я кре́пко воева́л еси́, святи́телю, до́ндеже пло́ть твою́ ду́хови порабо́тил еси́, и сего́ ра́ди ны́не предстои́ши с ли́ки А́нгел престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы, вы́ну воспева́я: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́ в тебе́ оби́льно благода́ть Бо́жия, егда́ ты́, чи́н а́нгельский восприи́м, вско́ре са́ном свяще́нства почте́н бы́л еси́. Ду́х же тво́й, прия́тый во объя́тия О́тча, тебе́ отве́рстая, блаже́нство неизрече́нное вкуси́. Егда́ же избра́ тя́ Госпо́дь во игу́мена оби́тели Пе́льшемския, ты́ о слове́сных овца́х твои́х, тебе́ Бо́гом вруче́нных, де́нно и но́щно пе́клся еси́, да ни еди́на от ни́х поги́бнет нераде́ния ра́ди твоего́. Таково́му Бо́жию о тебе́ промышле́нию ра́дующеся, зове́м ти́:

Ра́дуйся, в прия́тии а́нгельскаго чи́на заверше́ние ча́яний твои́х узре́вый; ра́дуйся, небе́сному покрови́телю твоему́, священному́ченику Игна́тию Богоно́сцу, подража́вый.

Ра́дуйся, я́коже и о́н, Го́спода Иису́са Христа́ в се́рдце твое́м вы́ну носи́вый; ра́дуйся, са́н свяще́нства, я́ко вели́кий да́р Бо́жий, прие́мый.

Ра́дуйся, огню́ тезоимени́тый, огне́м ве́ры и любве́ к Бо́гу и бли́жним пламене́вый; ра́дуйся, с благогове́нием вели́ким и стра́хом Безкро́вную Же́ртву приноси́вый.

Ра́дуйся, Пренепоро́чную Ма́терь Христа́ Бо́га на́шего я́ко Чисте́йшую Святы́ню и Сокро́вище Сла́вы Бо́жия благогове́йно почита́вый; ра́дуйся, хра́м благоукраше́нный во и́мя Ми́лостивыя Врата́рницы во оби́тели воздви́гнувый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 7.

Хотя́ Человеколю́бец Госпо́дь, да не сокры́т бу́дет свети́льник доброде́телей твои́х, но да све́тит все́м, да просла́вят Отца́ Небе́снаго вси́ челове́цы, ви́дящии тя́, изведе́ тя́ из оби́тели пусты́нныя на многотру́дная послуша́ния. Сему́ Бо́жию промышле́нию дивя́щеся, со умиле́нием зове́м: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́вей оби́тели преподо́бнаго Се́ргия бли́з ца́рствующаго гра́да дарова́ тя́ Госпо́дь, я́ко предстоя́теля и до́браго па́стыря, неусы́пно о слове́снем ста́де свое́м пеку́щагося и о благоле́пии оби́тели ревну́ющаго. Сего́ ра́ди и сла́вяще тя́ бра́тия твоя́, взыва́юще си́це:

Ра́дуйся, небе́сному покрови́телю оби́тели твоея́ подража́вый; ра́дуйся, ди́вными хра́мы и строе́ньми сию́ украси́вый.

Ра́дуйся, я́ко оте́ц чадолюби́вый ча́да твоя́ по пути́ спасе́ния в Ца́рствие Небе́сное веды́й; ра́дуйся, жа́ждавшия вступи́ти на пу́ть и́ноческий с любо́вию во оби́тель приима́вый.

Ра́дуйся, провини́вшияся и́ноки увещева́ньми свои́ми к сле́зному раска́янию приводи́вый; ра́дуйся, я́ко па́стырь до́брый житие́м и нра́вом все́й бра́тии приме́р по́двига и́ноческаго подава́вый.

Ра́дуйся, за спасе́ние и́х ду́шу свою́ положи́ти гото́вый; ра́дуйся, мона́шествующих сла́во и похвало́.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 8.

Стра́нник и пришле́ц на земли́ бы́л еси́, святи́телю, я́коже про́чии челове́цы. Оба́че Госпо́дь от ле́т младе́нческих избра́ тя́, я́ко уго́дника Своего́, житие́м бо и богодухнове́нными писа́ньми твои́ми Го́споду усе́рдно послужи́л еси́. Мы́ же хвалу́ возсыла́юще ко Благоде́ющему тебе́ Бо́гу, вопие́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь доброде́тели испо́лненный, вои́стину бы́л еси́ во пло́ти А́нгел, святи́телю Игна́тие, все́х притека́вших к тебе́ с любо́вию приима́я, в ско́рби и́х утеша́я, на пу́ть покая́ния наставля́я, непреста́нней моли́тве и пла́чу серде́чному науча́я. Сего́ ра́ди бога́тии и бе́днии, зна́тнии и убо́зии лю́дие, духо́вная ча́да твоя́, взыва́ху ти́:

Ра́дуйся, но́вый Златоу́сте, о́гненными словесы́ твои́ми мно́гия заблу́ждшия к Бо́гу приведы́й; ра́дуйся, богому́дрыми писа́ньми твои́ми вся́ и́щущия спасе́ния просвети́вый.

Ра́дуйся, за враги́ своя́ моли́тися наставля́вый; ра́дуйся, и са́м за враги́ твоя́ с те́плою любо́вию моли́выйся.

Ра́дуйся, во вражду́ющих на на́с ору́жие Бо́жие ко исправле́нию на́шему разуме́ти учи́вый; ра́дуйся, Езеки́ины сле́зы и Манасси́ины воздыха́ния духо́вным очесе́м ка́ющихся представля́вый.

Ра́дуйся, по́двиги и труды́ подви́жников дре́вних в богому́дрых творе́ниих твои́х изобрази́вый; ра́дуйся, в житии́ твое́м всеце́ло и́м подража́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 9.

Все́ во́инство а́нгельское и святи́телей ли́к удиви́шася, зря́ще тя́, но́ваго уго́дника Бо́жия, вели́кими труды́ и по́двиги просия́вшаго. Мы́ же, ублажа́юще тя́, просла́вльшему тя́ Бо́гу вопие́м: Аллилу́иа.

И́кос 9.

На но́вое многотру́дное послуша́ние в да́льний кра́й Оте́чества на́шего отше́л еси́, святи́телю Игна́тие, егда́ же́зл архиере́йский от Предве́чнаго Архиере́я, Го́спода на́шего Иису́са Христа́, вручи́ тебе́ архипа́стырь ца́рствующаго гра́да в собо́ре во и́мя Цари́цы Небе́сныя. Разуме́юще в се́м во́лю Бо́жию, да и в чужде́й стране́ пропове́стся тобо́ю Ева́нгелие Ца́рствия Бо́жия, смире́нно зове́м ти́:

Ра́дуйся, в хирото́нии оби́льно благода́ть Боже́ственную восприе́мый; ра́дуйся, апо́стольскаго уче́ния испо́лненный и вся́ ве́рныя спаси́тельными струя́ми его́ напая́яй.

Ра́дуйся, ве́рный де́лателю виногра́да Христо́ва; ра́дуйся, цевни́це златостру́нная Ду́ха Свята́го.

Ра́дуйся, архиере́ев богодухнове́нное украше́ние; ра́дуйся, я́ко уста́ми твои́ми провещава́ше возлю́бленный тобо́ю Госпо́дь.

Ра́дуйся, духо́вных бра́тий и ча́д твои́х во оби́тели преподо́бнаго Се́ргия, а́ще и те́лом оста́вивый, оба́че в моли́твах твои́х и́х николи́же забы́вый; ра́дуйся, все́м ве́рным и неве́рным, призыва́ющим тя́ на по́мощь, ми́лостивый засту́пниче.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 10.

Не́мощию теле́сною и по́двигами жития́ утружде́нный, во оби́тель свята́го Никола́я удали́лся еси́, святи́телю Игна́тие, хотя́ ду́шу твою́ ко отше́ствию от ми́ра сего́ угото́вати, иде́же в богомы́слии и моли́тве уедине́нней дни́ твоя́ скончава́я, пе́л еси́ немо́лчно Бо́гови: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Ско́рый помо́щник и уте́шитель бы́л еси́, святи́телю Игна́тие, не то́кмо к тебе́ приходя́щим, но и дале́че су́щим, писа́ньми твои́ми и́х утеша́я, ду́х и́х ободря́я и вразумля́я. Сего́ ра́ди и возглаша́ют ти́ вси́ чту́щии богому́драя творе́ния твоя́:

Ра́дуйся, па́стырю на́ш до́брый; ра́дуйся, приходя́щих к тебе́ николи́же отвраща́яйся.

Ра́дуйся, прося́щия твоея́ по́мощи бли́жния и да́льния любо́вию свое́ю объе́мляй; ра́дуйся, чту́щия со тща́нием писа́ния твоя́ в тесне́йшее едине́ние с душе́ю твое́ю прие́мляй.

Ра́дуйся, ча́да своя́ духо́вная христиа́нскому терпе́нию учи́вый; ра́дуйся, в страда́ниих на́ших промышле́ние Бо́жие о спасе́нии на́шем ви́дети наставля́яй.

Ра́дуйся, всеце́ло преда́тися Про́мыслу Бо́жию ча́да своя́ научи́вый;

ра́дуйся, соверше́ния над на́ми во́ли Его́, я́ко ми́лости вели́кия, проси́ти у Го́спода запове́давый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 11.

Пе́ние всеумиле́нное приноси́л еси́ Пресвяте́й Тро́ице во вся́ дни́ земна́го жития́ твоего́, Игна́тие всехва́льне. Ны́не же предстоя́ престо́лу Царя́ Сла́вы, моли́ся о на́с, чту́щих святу́ю па́мять твою́, да моли́твою и покая́нием очи́стившеся, с тобо́ю ку́пно во ве́ки веко́в воспое́м Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Свети́льник вели́кий Святы́я Правосла́вныя Це́ркве в житии́ твое́м бы́л еси́, святи́телю Игна́тие, и сего́ ра́ди дарова́ тебе́ Вседержи́тель Госпо́дь кончи́ну чу́дну и просла́ви тя́ на небесе́х. Про́сим тя́, святи́телю ми́лостивый, испроси́ и на́м гре́шным, твоея́ по́мощи и предста́тельства взыску́ющим, кончи́ну жития́ на́шего ми́рну и безболе́зненну, до́брый отве́т на Стра́шнем Суди́щи Христо́ве и Ца́рства Небе́снаго насле́дие, да зове́м ти́ ра́достно:

Ра́дуйся, пра́ведною кончи́ною пра́ведность жития́ твоего́ запечатле́вый; ра́дуйся, бли́зость отше́ствия твоего́ предуве́девый.

Ра́дуйся, со свети́льником горя́щим Небе́снаго Жениха́ души́ твоея́ сре́тивый; ра́дуйся, в де́нь кончи́ны твоея́ с жена́ми-мироно́сицами Воскре́сшаго Спаси́теля узре́вый.

Ра́дуйся, чту́щих тя́ и по сме́рти николи́же своего́ предста́тельства лиша́яй; ра́дуйся, вся́ усе́рдно тебе́ моля́щияся благода́тию и попече́нием свои́м покрыва́яй.

Ра́дуйся, тве́рдо держа́тися еди́ныя и́стинныя святы́я правосла́вныя ве́ры ча́да твоя́ учи́вый; ра́дуйся, вся́ прельще́ния ерети́ческая приима́ти и увеща́нием и́х лука́вым внима́ти стро́го запрети́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 12.

Благода́ть даде́ся ти́ от Бо́га, святи́телю Христо́в Игна́тие, моли́тися за ны́ и путево́ждствовати на́с на пути́ спасе́ния, да, покая́нием очище́ни, в Черто́г Спа́сов преукраше́нный вни́дем и та́мо с тобо́ю и со все́ми угоди́вшими Бо́гу ра́достно воспое́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще Бо́га, ди́внаго во святы́х Свои́х, хва́лим тя́, Игна́тие блаже́нне, я́ко дру́га Христо́ва, блаже́нство ра́йское неукло́нным творе́нием за́поведей Госпо́дних стяжа́вшаго. Моли́ о на́с гре́шных, да и мы́ о́бщницы с тобо́ю ве́чери Госпо́дней бу́дем, умиле́нно зову́ще ти́:

Ра́дуйся, глубоча́йшим смире́нием твои́м, нището́ю духо́вною Ца́рство Небе́сное обреты́й; ра́дуйся, доброде́тель сию́ во основа́ние все́х по́двигов и́ноческих полага́ти запове́давый.

Ра́дуйся, во пла́че о гресе́х свои́х Сами́м Го́сподом уте́шенный; ра́дуйся, за кро́тость души́ твоея́ насле́дие жи́зни ве́чныя получи́вый.

Ра́дуйся, в земне́м житии́ пра́вды Христо́вой иска́вый, ны́не же на небесе́х е́ю оби́льно насыща́яйся; ра́дуйся, за милосе́рдие твое́ к бли́жним от Бо́га Щедрода́вца поми́лованный.

Ра́дуйся, за ангелоподо́бную чистоту́ се́рдца твоего́ Бо́га узре́вый; ра́дуйся, вся́ клеветы́ и поноше́ния ненави́дящим тя́ Го́спода ра́ди проща́вый и за сие́, я́ко миротво́рец, вели́каго сокро́вища — усыновле́ния Бо́гу сподо́бивыйся.

Ра́дуйся, святи́телю Игна́тие, покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дный.

Конда́к 13.

О преди́вный уго́дниче Христо́в, святи́телю о́тче Игна́тие! Приими́ сие́ ма́лое, оба́че от лю́бящих и чту́щих тя́ серде́ц приноси́мое ти́ моле́ние и изба́ви на́с твои́м всемо́щным предста́тельством от вся́кия ско́рби, боле́зни и печа́ли, согре́й охладе́вшия ду́ши на́ша огне́м ве́ры и любве́ к Бо́гу, да́руй на́м пре́жде конца́ покая́ние, бу́ди на́м к Ца́рствию Небе́сному путево́ждь, да та́мо с тобо́ю и со все́ми угоди́вшими Бо́гу во ве́ки веко́в пое́м Ему́: Аллилу́иа.

Моли́тва.

О вели́кий и пречу́дный уго́дниче Христо́в, святи́телю о́тче Игна́тие! Ми́лостиво приими́ моли́твы на́ша, с любо́вию и благодаре́нием тебе́ приноси́мыя! Услы́ши на́с, си́рых и безпомо́щных, к тебе́ с ве́рою и любо́вию припа́дающих и твоего́ те́плаго предста́тельства о на́с пред Престо́лом Го́спода Сла́вы прося́щих. Ве́мы, я́ко мно́го мо́жет моли́тва пра́ведника, Влады́ку умилостивля́ющая. Ты́ от ле́т младе́нческих Го́спода пла́менно возлюби́л еси́ и Ему́ еди́ному служи́ти восхоте́в, вся́ кра́сная ми́ра сего́ ни во что́же вмени́л еси́. Ты́, отве́ргся себе́ и взе́м кре́ст тво́й, Христу́ после́довал еси́. Ты́ пу́ть у́зкий и приско́рбный жития́ и́ноческаго избра́л еси́ и на се́м пути́ доброде́тели вели́кия стяжа́л еси́. Ты́ писа́ньми твои́ми сердца́ челове́ков глубоча́йшаго благогове́ния и поко́рности пред Всемогу́щим Творцо́м исполня́л еси́, гре́шников же па́дших му́дрыми словесы́ твои́ми в созна́нии своего́ ничто́жества и своея́ грехо́вности, в покая́нии и смире́нии прибега́ти к Бо́гу наставля́л еси́, ободря́я и́х упова́нием на Его́ милосе́рдие. Ты́ николи́же притека́вших к Тебе́ отверга́л еси́, но все́м оте́ц чадолюби́вый и па́стырь до́брый бы́л еси́. И ны́не не оста́ви на́с, усе́рдно тебе́ моля́щихся и твоея́ по́мощи и предста́тельства прося́щих. Испроси́ на́м у Человеколюби́ваго Го́спода на́шего здра́вие душе́вное и теле́сное, утверди́ ве́ру на́шу, укрепи́ си́лы на́ша, изнемога́ющия во искуше́ниих и ско́рбех ве́ка сего́, согре́й огне́м моли́твы охладе́вшия сердца́ на́ша, помози́ на́м, покая́нием очи́стившимся, христиа́нскую кончи́ну живота́ сего́ получи́ти и в Черто́г Спа́сов преукраше́нный вни́ти со все́ми избра́нными и та́мо ку́пно с тобо́ю покланя́тися Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Краткое житие святителя Игнатия (Брянчанинова)

Свя­ти­тель Иг­на­тий (в ми­ру Дмит­рий Алек­сан­дро­вич Брян­ча­ни­нов) ро­дил­ся 6 фев­ра­ля 1807 г. в ро­до­вом име­нии от­ца, се­ле По­кров­ском Во­ло­год­ской гу­бер­нии. Мать ро­ди­ла Дмит­рия по­сле про­дол­жи­тель­но­го бес­пло­дия, по го­ря­чей мо­лит­ве и пу­те­ше­ствии по окрест­ным свя­тым ме­стам. Дет­ство маль­чик про­вел в уеди­не­нии сель­ской жиз­ни; с ран­них лет без­от­чет­но влек­ся он к жиз­ни ино­че­ской. С воз­рас­том его ре­ли­ги­оз­ное на­стро­е­ние об­на­ру­жи­ва­лось все за­мет­нее: оно про­яв­ля­лось в осо­бен­ной рас­по­ло­жен­но­сти к мо­лит­ве и чте­нию ду­хов­ных книг.

Учил­ся Дмит­рий пре­вос­ход­но и до са­мо­го вы­хо­да из учи­ли­ща оста­вал­ся пер­вым уче­ни­ком в сво­ем клас­се. Его спо­соб­но­сти бы­ли са­мые раз­но­сто­рон­ние – не толь­ко в на­у­ках, но и в ри­со­ва­нии, и в му­зы­ке. Род­ствен­ные свя­зи вве­ли его в дом пре­зи­ден­та Ака­де­мии ху­до­жеств А.Н. Оле­ни­на; здесь на ли­те­ра­тур­ных ве­че­рах он сде­лал­ся лю­би­мым чте­цом и вско­ре по­зна­ко­мил­ся с А. Пуш­ки­ным, К. Ба­тюш­ко­вым, Н. Гне­ди­чем, И. Кры­ло­вым. Но в шу­ме и су­е­те сто­лич­ной жиз­ни Дмит­рий не из­ме­нял сво­им ду­шев­ным стрем­ле­ни­ям. В по­ис­ках «веч­ной соб­ствен­но­сти для веч­но­го че­ло­ве­ка» он по­сте­пен­но при­шел к ма­ло­уте­ши­тель­но­му вы­во­ду: зна­че­ние на­у­ки огра­ни­чи­ва­ет­ся зем­ны­ми по­треб­но­стя­ми че­ло­ве­ка и пре­де­ла­ми его жиз­ни.

Столь же рев­ност­но, как за­ни­мал­ся на­у­кой, при­ни­ма­ет­ся Дмит­рий за изу­че­ние древ­ней и но­вой фило­со­фии, пы­та­ясь успо­ко­ить свое ду­хов­ное том­ле­ние, но и на этот раз не на­хо­дит ре­ше­ния глав­ней­ше­го во­про­са об Ис­тине и смыс­ле жиз­ни. Изу­че­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния бы­ло сле­ду­ю­щей сту­пе­нью, и оно убе­ди­ло его в том, что, предо­став­лен­ное про­из­воль­но­му тол­ко­ва­нию от­дель­но­го че­ло­ве­ка, Пи­са­ние не мо­жет быть до­ста­точ­ным кри­те­ри­ем ис­тин­ной ве­ры и пре­льща­ет лже­уче­ни­я­ми. И то­гда Дмит­рий об­ра­тил­ся к изу­че­нию Пра­во­слав­ной ве­ры по пи­са­ни­ям свя­тых от­цов, свя­тость ко­то­рых, как и чуд­ное и ве­ли­че­ствен­ное со­гла­сие, ста­ли для него ру­ча­тель­ством их вер­но­сти.

Дмит­рий Брян­ча­ни­нов по­се­ща­ет бо­го­слу­же­ния в Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ре и там на­хо­дит ис­тин­ных на­став­ни­ков, по­ни­ма­ю­щих его ду­хов­ные нуж­ды. Окон­ча­тель­ный пе­ре­во­рот в жиз­ни про­из­ве­ло зна­ком­ство со стар­цем Лео­ни­дом (впо­след­ствии оп­тин­ский иеро­мо­нах Лев). Дмит­рий Брян­ча­ни­нов остав­ля­ет блеск и бо­гат­ство ари­сто­кра­ти­че­ской жиз­ни и, вы­зы­вая глу­бо­чай­шее недо­уме­ние «све­та» и недо­воль­ство сво­их ро­ди­те­лей, в 1827 г. ухо­дит в от­став­ку. Про­быв по­слуш­ни­ком в несколь­ких мо­на­сты­рях, он при­ни­ма­ет ино­че­ский по­стриг с име­нем Иг­на­тий в уеди­нен­ном Глу­шиц­ком Ди­о­ни­си­е­вом мо­на­сты­ре.

В ян­ва­ре 1832 г. иеро­мо­нах Иг­на­тий был на­зна­чен стро­и­те­лем Пель­шем­ско­го Ло­по­то­ва мо­на­сты­ря в Во­ло­год­ской гу­бер­нии, а в 1833 г. воз­ве­ден в сан игу­ме­на это­го мо­на­сты­ря. Вско­ре им­пе­ра­тор Ни­ко­лай I вы­зы­ва­ет Иг­на­тия в Пе­тер­бург; по вы­со­чай­шей ре­ко­мен­да­ции и по рас­по­ря­же­нию Свя­щен­но­го Си­но­да его наградили званием архимандрита и на­зна­чили на­сто­я­те­лем Сер­ги­е­вой пу­сты­ни.

Про­жив в Сер­ги­е­вой пу­сты­ни 24 го­да, ар­хи­манд­рит Иг­на­тий при­вел ее в цве­ту­щее со­сто­я­ние. 27 ок­тяб­ря 1857 г. он был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Кав­каз­ско­го и Чер­но­мор­ско­го. В сле­ду­ю­щем го­ду вла­ды­ка при­был в Став­ро­поль, где ему пред­сто­я­ли но­вые боль­шие тру­ды, но по­стиг­шая его тя­же­лая бо­лезнь, оспа, вос­пре­пят­ство­ва­ла им. Прео­свя­щен­ный ре­шил про­сить­ся на по­кой и в 1861 г. по­се­лил­ся в Ни­ко­ло-Ба­ба­ев­ском мо­на­сты­ре. Здесь, сво­бод­ный от слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, все свое вре­мя до кон­ца жиз­ни († 1867) он от­дал ра­бо­те над ду­хов­ны­ми со­чи­не­ни­я­ми.

Имя свя­ти­те­ля Иг­на­тия Брян­ча­ни­но­ва, епи­ско­па Став­ро­поль­ско­го и Кав­каз­ско­го, си­я­ет в ле­то­пи­сях Церк­ви и Рос­сии яр­ким све­том бла­го­дат­но­го из­бран­ни­че­ства. Стро­гий рев­ни­тель ас­ке­ти­че­ской тра­ди­ции, вы­да­ю­щий­ся уче­ный, по­движ­ник, ар­хи­пас­тырь, ми­ро­тво­рец, че­ло­век вы­со­чай­шей ду­хов­но­сти и куль­ту­ры, он из­ве­стен все­му ци­ви­ли­зо­ван­но­му ми­ру как тво­рец бес­смерт­ных ду­хов­ных про­из­ве­де­ний, та­лант­ли­вый адми­ни­стра­тор, рев­ност­ный хра­ни­тель пра­во­слав­ных тра­ди­ций и куль­ту­ры, как один из наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ных ру­ко­во­ди­те­лей че­ло­ве­ка на пу­ти к веч­ной жиз­ни.

Полное житие святителя Игнатия (Брянчанинова)

Свя­ти­тель Иг­на­тий (в Свя­том Кре­ще­нии Ди­мит­рий) ро­дил­ся 5 фев­ра­ля 1807 го­да в се­ле По­кров­ском Гря­зо­вец­ко­го уез­да Во­ло­год­ской гу­бер­нии и при­над­ле­жал к ста­рин­ной дво­рян­ской фа­ми­лии Брян­ча­ни­но­вых. Ро­до­на­чаль­ни­ком ее был бо­ярин Ми­ха­ил Брен­ко, ору­же­но­сец ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча Дон­ско­го. Ле­то­пи­си со­об­ща­ют, что Ми­ха­ил Брен­ко был тем са­мым во­и­ном, ко­то­рый в одеж­де ве­ли­ко­го кня­зя и под кня­же­ским зна­ме­нем ге­рой­ски по­гиб в бит­ве с та­та­ра­ми на Ку­ли­ко­вом по­ле.

Отец бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля Алек­сандр Се­ме­но­вич Брян­ча­ни­нов в сво­ей се­мье со­хра­нял доб­рые ста­рин­ные обы­чаи. Он был вер­ным сы­ном Пра­во­слав­ной Церк­ви и усерд­ным при­хо­жа­ни­ном вы­стро­ен­но­го им в се­ле По­кров­ском хра­ма. Мать епи­ско­па Иг­на­тия бы­ла об­ра­зо­ван­ная ин­тел­ли­гент­ная жен­щи­на. Вый­дя весь­ма ра­но за­муж, она все­це­ло по­свя­ти­ла свою жизнь се­мье.

Все де­ти Брян­ча­ни­но­вых по­лу­чи­ли пре­крас­ное до­маш­нее вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние. Учи­те­ля и на­став­ни­ки Ди­мит­рия удив­ля­лись его бле­стя­щим и раз­но­сто­рон­ним спо­соб­но­стям, об­на­ру­жив­шим­ся уже в са­мом ран­нем воз­расте. Ко­гда юно­ше ис­пол­ни­лось 15 лет, отец от­вез его в да­ле­кий Пе­тер­бург и от­дал в Во­ен­но-ин­же­нер­ное учи­ли­ще. На­ме­чен­ная ро­ди­те­ля­ми бу­дущ­ность со­вер­шен­но не со­от­вет­ство­ва­ла на­стро­е­ни­ям Ди­мит­рия; он уже то­гда за­явил от­цу, что хо­чет "по­сту­пить в мо­на­хи", но отец от­мах­нул­ся от это­го неожи­дан­но­го и непри­ят­но­го для него же­ла­ния сы­на как от неумест­ной шут­ки.

Пре­крас­ная под­го­тов­ка и ис­клю­чи­тель­ные спо­соб­но­сти мо­ло­до­го Брян­ча­ни­но­ва ска­за­лись уже во вре­мя всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нов в Учи­ли­ще: он был при­нят пер­вым по кон­кур­су (из 130 эк­за­ме­но­вав­ших­ся на 30 ва­кан­сий) и сра­зу же опре­де­лен во вто­рой класс. Имя та­лант­ли­во­го юно­ши сде­ла­лось из­вест­ным в цар­ском двор­це. Во все вре­мя пре­бы­ва­ния в учи­ли­ще бу­ду­щий свя­ти­тель про­дол­жал по­ра­жать сво­их на­став­ни­ков бле­стя­щи­ми успе­ха­ми в на­у­ках и пер­вым по спис­ку окон­чил пол­ный курс на­ук в 1826 го­ду.

В учи­ли­ще Брян­ча­ни­нов стал гла­вой круж­ка по­чи­та­те­лей "свя­то­сти и че­сти". Ред­кие ум­ствен­ные спо­соб­но­сти и нрав­ствен­ные ка­че­ства при­вле­ка­ли к нему про­фес­со­ров и пре­по­да­ва­те­лей учи­ли­ща, со­уче­ни­ков. Он стал из­ве­стен во всем Пе­тер­бур­ге. С осо­бым оте­че­ским вни­ма­ни­ем и лю­бо­вью от­но­сил­ся к нему го­су­дарь им­пе­ра­тор Ни­ко­лай I; при­ни­мая са­мое ак­тив­ное уча­стие в жиз­ни бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля, он неод­но­крат­но бе­се­до­вал с юно­шей в при­сут­ствии им­пе­ра­три­цы и де­тей.

Про­ис­хож­де­ние, вос­пи­та­ние и род­ствен­ные свя­зи от­кры­ли пе­ред ним две­ри са­мых ари­сто­кра­ти­че­ских до­мов сто­ли­цы. В го­ды уче­ния Ди­мит­рий Брян­ча­ни­нов был же­лан­ным го­стем во мно­гих ве­ли­ко­свет­ских до­мах; он счи­тал­ся од­ним из луч­ших чте­цов-де­кла­ма­то­ров в до­ме пре­зи­ден­та Ака­де­мии ху­до­жеств А.Н. Оле­ни­на (его ли­те­ра­тур­ные ве­че­ра по­се­ща­ли, в чис­ле дру­гих, А.С. Пуш­кин, И.А. Кры­лов, К.Н. Ба­тюш­ков, Н.И. Гне­дич). Уже в это вре­мя об­на­ру­жи­лись неза­у­ряд­ные по­э­ти­че­ские да­ро­ва­ния свя­ти­те­ля Иг­на­тия, ко­то­рые впо­след­ствии на­шли свое вы­ра­же­ние в его ас­ке­ти­че­ских про­из­ве­де­ни­ях и со­об­щи­ли мно­гим из них осо­бый ли­ри­че­ский ко­ло­рит. Ли­те­ра­тур­ная фор­ма мно­гих его про­из­ве­де­ний сви­де­тель­ству­ет о том, что их ав­тор учил­ся рус­ской сло­вес­но­сти в эпо­ху Ка­рам­зи­на и Жу­ков­ско­го и впо­след­ствии вы­ра­жал свои мыс­ли пре­крас­ным ли­те­ра­тур­ным рус­ским язы­ком.

Уже то­гда свя­ти­тель Иг­на­тий рез­ко от­ли­чал­ся от окру­жа­ю­ще­го ми­ра. В нем не бы­ло сле­по­го пре­кло­не­ния пе­ред За­па­дом, он не увле­кал­ся тле­твор­ным вли­я­ни­ем вре­ме­ни и при­ман­ка­ми свет­ских удо­воль­ствий. В по­сле­ду­ю­щем, ко­гда в 24 го­да Д.А. Брян­ча­ни­нов стал мо­на­хом, а вско­ре ар­хи­манд­ри­том, на­сто­я­те­лем сто­лич­но­го Свя­то-Сер­ги­ев­ско­го мо­на­сты­ря, бла­го­чин­ным мо­на­сты­рей Санкт-Пе­тер­бург­ской епар­хии, он стал из­ве­стен всей Рос­сии. Его хо­ро­шо знал и це­нил пер­вен­ству­ю­щий член Свя­тей­ше­го Си­но­да мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет (Дроз­дов). Зна­ком­ства с ар­хи­манд­ри­том Иг­на­ти­ем, его со­ве­тов и на­став­ле­ний ис­ка­ли мно­гие вы­да­ю­щи­е­ся лю­ди Рос­сии. Сре­ди них Н.В. Го­голь, Ф.М. До­сто­ев­ский, А.А. Пле­ще­ев, князь Го­ли­цын, князь А.М. Гор­ча­ков, кня­ги­ня Ор­ло­ва-Че­смен­ская, ге­рой Крым­ской вой­ны фло­то­во­дец адми­рал На­хи­мов. Вос­хи­щен­ный об­ра­зом жиз­ни и де­я­тель­но­сти свя­ти­те­ля Иг­на­тия, из­вест­ный рус­ский пи­са­тель Н.С. Лес­ков по­свя­тил ему свой рас­сказ "Ин­же­не­ры бес­среб­рен­ни­ки".

Все по­ко­ря­ло совре­мен­ни­ков в бу­ду­щем свя­ти­те­ле: ве­ли­че­ствен­ная внеш­ность, бла­го­род­ство, осо­бая оду­хо­тво­рен­ность, сте­пен­ность и рас­су­ди­тель­ность. Он ду­хов­но окорм­лял свою мно­го­чис­лен­ную паст­ву, со­дей­ство­вал нрав­ствен­но­му со­вер­шен­ству лю­дей, ис­кав­ших Бо­га, рас­кры­вал кра­со­ту и ве­ли­чие Свя­то­го Пра­во­сла­вия. Мно­го­сто­рон­няя опыт­ность, осо­бый дар смот­реть на все ду­хов­но, глу­бо­кая про­ни­ца­тель­ность, по­сто­ян­ное и точ­ное са­мо­на­блю­де­ние сде­ла­ли его весь­ма ис­кус­ным в ле­че­нии ду­хов­ных и ду­шев­ных неду­гов. Вот к чьей мо­лит­вен­ной по­мо­щи на­до при­бе­гать совре­мен­ным боль­ным, а не к экс­тра­сен­сам и кол­ду­нам, шар­ла­та­нам и "зна­ха­рям".

Чут­кий ко вся­кой фаль­ши свя­ти­тель Иг­на­тий с го­ре­чью за­ме­чал, что объ­ек­том изо­бра­же­ния свет­ско­го ис­кус­ства яв­ля­ет­ся преж­де все­го зло. Он с рез­кой кри­ти­кой от­но­сил­ся к ли­те­ра­тур­ным про­из­ве­де­ни­ям, в ко­то­рых вос­пе­ва­лись так на­зы­ва­е­мые "лиш­ние лю­ди", "ге­рои", тво­ря­щие зло от ску­ки, по­доб­ные Пе­чо­ри­ну Лер­мон­то­ва и Оне­ги­ну Пуш­ки­на. Счи­тая, что та­кая ли­те­ра­ту­ра на­но­сит се­рьез­ный вред неис­ку­шен­ным ду­шам чи­та­ю­щей мо­ло­де­жи, свя­ти­тель на­пи­сал в 1847 го­ду для мас­со­во­го из­да­ния свя­щен­ную по­весть о вет­хо­за­вет­ном биб­лей­ском ге­рое – пра­вед­ном Иоси­фе, об­ра­зе чи­сто­ты и це­ло­муд­рия. В пре­ди­сло­вии к по­ве­сти он пи­сал: "Же­ла­ем, чтоб мно­гие из по­сле­до­ва­те­лей Пе­чо­ри­на об­ра­ти­лись в по­сле­до­ва­те­лей Иоси­фа".

Ко вре­ме­ни на­зна­че­ния на­сто­я­те­лем ар­хи­манд­ри­та Иг­на­тия Тро­и­це-Сер­ги­е­ва пу­стынь, рас­по­ло­жен­ная на бе­ре­гу Фин­ско­го за­ли­ва близ Пе­тер­бур­га, при­шла в силь­ное за­пу­сте­ние. Храм и ке­ллии при­шли в край­нюю вет­хость. Немно­го­чис­лен­ная бра­тия (15 че­ло­век) не от­ли­ча­лась стро­го­стью по­ве­де­ния. Два­дца­ти­се­ми­лет­не­му ар­хи­манд­ри­ту при­шлось пе­ре­стра­и­вать все за­но­во. Оби­тель об­стра­и­ва­лась и бла­го­укра­ша­лась. Бо­го­слу­же­ние, со­вер­шав­ше­е­ся здесь, сде­ла­лось об­раз­цо­вым. Мо­на­стыр­ские на­пе­вы бы­ли пред­ме­том осо­бых по­пе­че­нии ар­хи­манд­ри­та Иг­на­тия; он за­бо­тил­ся о со­хра­не­нии ста­рин­ных цер­ков­ных ме­ло­дий и их гар­мо­ни­за­ции. Из­вест­ный цер­ков­ный ком­по­зи­тор о. Петр Тур­ча­ни­нов, про­жи­вав­ший с 1836 по 1841 год в Стрельне, ря­дом с Тро­и­це-Сер­ги­е­вой пу­сты­нью, про­во­дил по прось­бе о. Иг­на­тия за­ня­тия с мо­на­стыр­ским хо­ром и на­пи­сал для него несколь­ко луч­ших сво­их про­из­ве­де­ний. М.И. Глин­ка, с увле­че­ни­ем изу­чав­ший в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни древ­ние цер­ков­ные ме­ло­дии, так­же на­пи­сал для это­го хо­ра несколь­ко пес­но­пе­ний. Гос­по­ду бы­ло угод­но, чтобы Его из­бран­ник по­слу­жил Свя­той Церк­ви еще и в епи­скоп­ском сане, управ­ляя од­ной из но­вых и са­мых свое­об­раз­ных епар­хий Рос­сии. Это бы­ла Кав­каз­ская и Чер­но­мор­ская епар­хия с ка­фед­рой в Став­ро­по­ле, ос­но­ван­ная в 1843 го­ду.

Епи­скоп­ская хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Иг­на­тия со­сто­я­лась в Пе­тер­бур­ге, в Ка­зан­ском со­бо­ре, 27 ок­тяб­ря 1857 го­да. По­про­щав­шись с бра­ти­ей Тро­и­це-Сер­ги­е­вой пу­сты­ни, при­ве­ден­ной его тру­да­ми в цве­ту­щее со­сто­я­ние, вла­ды­ка Иг­на­тий от­пра­вил­ся в да­ле­кий путь на Кав­каз. Путь этот про­ле­гал через Моск­ву, Курск и Харь­ков (же­лез­но­до­рож­ное со­об­ще­ние бы­ло то­гда толь­ко меж­ду Пе­тер­бур­гом и Моск­вой, даль­ше на­до бы­ло ехать на ло­ша­дях).

В ка­фед­раль­ный го­род Став­ро­поль прео­свя­щен­ный Иг­на­тий при­был 4 ян­ва­ря 1858 го­да. Граж­дан­ский гу­бер­на­тор П.А. Брян­ча­ни­нов (род­ной брат свя­ти­те­ля, поз­же по­сле­до­вав­ший за ним в Ни­ко­ло-Ба­ба­ев­ский мо­на­стырь и при­няв­ший там мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Па­вел) вме­сте с гра­до­на­чаль­ни­ком, ду­хо­вен­ством, на­ро­дом Бо­жи­им тор­же­ствен­но встре­чал но­во­го кав­каз­ско­го ар­хи­пас­ты­ря при въез­де в го­род. Пер­вы­ми сло­ва­ми, про­из­не­сен­ны­ми вла­ды­кой на став­ро­поль­ской зем­ле, бы­ли: "Мир гра­ду се­му". Эти­ми сло­ва­ми вла­ды­ка ука­зы­вал на то, что при­был на мно­го­стра­даль­ную кав­каз­скую зем­лю как ми­ро­тво­рец, с же­ла­ни­ем по­га­сить по­жар Кав­каз­ской вой­ны и уми­рить мир на ог­не­ды­ша­щей зем­ле кав­каз­ской, где свя­ти­те­лю пред­сто­я­ло про­быть с на­ча­ла 1858 го­да до осе­ни 1861.

Вла­ды­ка Иг­на­тий был тре­тьим по по­ряд­ку епи­ско­пом Кав­каз­ским и Чер­но­мор­ским. Внеш­ние усло­вия ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни в этой недав­но учре­жден­ной огром­ной епар­хии чрез­вы­чай­но от­ли­ча­лись от все­го то­го, с чем ему при­хо­ди­лось иметь де­ло до на­зна­че­ния на Кав­каз. Про­дол­жа­лась Кав­каз­ская вой­на, бла­го­дат­ная зем­ля обаг­ря­лась люд­ской кро­вью, ото­всю­ду слы­ша­лись плач и стон. Мно­го­на­цио­наль­ный и раз­но­вер­ный со­став мест­но­го на­се­ле­ния был при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния мно­же­ства та­ких во­про­сов цер­ков­но-адми­ни­стра­тив­но­го ха­рак­те­ра, по­доб­ные ко­то­рым да­же в мыс­лях не пред­став­ля­лись ар­хи­ере­ям, управ­ляв­шим бла­го­устро­ен­ны­ми епар­хи­я­ми в цен­тре го­су­дар­ства.

Несмот­ря на все труд­но­сти, свя­ти­тель Иг­на­тий рев­ност­но при­сту­пил к ис­пол­не­нию сво­их ар­хи­пас­тыр­ских обя­зан­но­стей. Важ­ней­шую свою за­да­чу он ви­дел в апо­столь­ском слу­же­нии пастве, в уми­ре­нии ми­ра на ог­не­ды­ша­щем Кав­ка­зе, в укреп­ле­нии и рас­ши­ре­нии здесь Свя­то­го Пра­во­сла­вия.

Вла­ды­ка Иг­на­тий рев­ност­но за­бо­тил­ся и об устро­е­нии бо­го­слу­же­ния, и о нор­маль­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях ду­хо­вен­ства и ми­рян. Свя­ти­тель за­бо­тил­ся об улуч­ше­нии бы­та ду­хо­вен­ства, по­вы­ше­нии его об­ра­зо­ва­тель­но­го уров­ня, о луч­ших вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, при­ли­че­ству­ю­щих ду­хов­но­му са­ну. Бла­го­да­ря этой за­бо­те епар­хи­аль­ные де­ла вско­ре бы­ли при­ве­де­ны в бла­го­по­луч­ное со­сто­я­ние.

При епи­ско­пе Иг­на­тии Брян­ча­ни­но­ве ос­но­ван­ная в 1846 го­ду Став­ро­поль­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия пе­ре­жи­ла пе­ри­од осо­бен­но бур­но­го рас­цве­та, ибо свя­ти­тель Иг­на­тий как ни­кто по­ни­мал зна­че­ние это­го пи­том­ни­ка ду­хов­но­го про­све­ще­ния для де­ла свя­то­го пра­во­сла­вия на Кав­ка­зе и вкла­ды­вал в стро­и­тель­ство ду­хов­ной шко­лы все свои си­лы. Он лич­но на­блю­дал за ду­хов­ным ро­стом вос­пи­тан­ни­ков, пе­ре­вел се­ми­на­рию в но­вое про­стор­ное зда­ние и на­все­гда остал­ся в бла­го­дар­ной па­мя­ти уча­щих и уча­щих­ся Став­ро­поль­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии, яв­ля­ясь пред­ста­те­лем за нее у Пре­сто­ла Бо­жия.

По­лем де­я­тель­но­сти свя­ти­те­ля был не толь­ко ка­фед­раль­ный го­род Став­ро­поль. Он со­вер­шал объ­ез­ды епар­хии, пре­де­ла­ми ко­то­рой бы­ли бе­ре­га Чер­но­го, Азов­ско­го и Кас­пий­ско­го мо­рей, снеж­ные вер­ши­ны глав­но­го Кав­каз­ско­го хреб­та и даль­ние су­хие кал­мыц­кие сте­пи. Шла Кав­каз­ская вой­на, и епи­скоп в до­ро­ге по­сто­ян­но имел при се­бе да­ро­но­си­цу для, мо­жет быть, по­след­не­го При­ча­стия.

На­хо­дясь на Кав­каз­ских Ми­не­раль­ных Во­дах, поль­зу­ясь це­леб­ной си­лой ис­точ­ни­ков Пя­ти­гор­ска, Ес­сен­ту­ков, Кис­ло­вод­ска, Го­ря­че­вод­ска, Же­лез­но­вод­ска, свя­ти­тель Иг­на­тий Брян­ча­ни­нов дал им вы­со­кую оцен­ку и освя­тил их. Это свя­ти­тель­ское бла­го­сло­ве­ние дей­ству­ет и по сей день, при­но­ся всем при­бе­га­ю­щим к по­мо­щи ис­точ­ни­ков ис­це­ле­ние те­лес­ное и ду­хов­ное, ибо во­ды ис­точ­ни­ков по­ми­мо при­род­ных ле­чеб­ных свойств име­ют и осо­бую бла­го­дат­ную си­лу, вра­чу­ю­щую неду­ги ду­ши.

23 ав­гу­ста 1858 го­да по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в Скор­бя­щен­ской церк­ви Пя­ти­гор­ска в при­сут­ствии пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ской и во­ен­ной вла­сти, знат­ных го­ро­жан и име­ни­тых по­се­ти­те­лей Вод, при огром­ном сте­че­нии про­сто­го на­ро­да вла­ды­ка со­вер­шил освя­ще­ние толь­ко что от­кры­то­го озе­ра Про­вал. По­сле окроп­ле­ния стен гро­та свя­той во­дой в ни­ше про­тив вхо­да в него был уста­нов­лен при­не­сен­ный крест­ным хо­дом об­раз Скор­бя­щей Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Прео­свя­щен­ный Иг­на­тий при­да­вал боль­шое зна­че­ние стро­и­тель­ству в епар­хии хра­мов Бо­жи­их. Его за­бо­та­ми в 1859 го­ду ос­но­ван­ная пер­вым епи­ско­пом Кав­каз­ским Иере­ми­ей Иоан­но-Ма­ри­ин­ская об­щи­на бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в мо­на­стырь. В этой же оби­те­ли в 1861 го­ду прео­свя­щен­ный Иг­на­тий за­ло­жил но­вый По­кров­ский храм. Вла­ды­ка вме­сте с гу­берн­ским ар­хи­тек­то­ром Вос­кре­сен­ским сам со­ста­вил про­ект хра­ма в се­ле Но­во-Гри­горь­ев­ском, став­ше­го укра­ше­ни­ем епар­хии. В 1860 го­ду вла­ды­ка Иг­на­тий вы­дал хра­мо­зда­тель­ную гра­мо­ту на стро­и­тель­ство в Моз­до­ке но­во­го хра­ма в честь на­хо­дя­щей­ся в этом го­ро­де и глу­бо­ко по­чи­та­е­мой на Кав­ка­зе чу­до­твор­ной Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля за два го­да (1859–1860) бы­ла со­ору­же­на по про­ек­ту П. Вос­кре­сен­ско­го уни­каль­ная ко­ло­коль­ня Став­ро­поль­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, на про­тя­же­нии мно­гих де­ся­ти­ле­тий слу­жив­шая од­ной из до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей Кав­ка­за.

Недол­го – ме­нее че­ты­рех лет – управ­лял прео­свя­щен­ный Иг­на­тий Кав­каз­ской епар­хи­ей, но это вре­мя про­мыс­ли­тель­но сов­па­ло со мно­ги­ми важ­ны­ми со­бы­ти­я­ми в жиз­ни Кав­ка­за. В ав­гу­сте 1859 го­да был пле­нен имам Ша­миль. В 1860 го­ду Кав­каз­ская ли­ния бы­ла раз­де­ле­на на Ку­бан­скую и Тер­скую об­ла­сти. В 1861 го­ду на­ча­лось за­се­ле­ние за­ку­бан­ско­го края.

Бо­гу со­дей­ству­ю­щу, епи­скоп Иг­на­тий до­стой­но со­вер­шил труд­ное де­ло управ­ле­ния огром­ной Кав­каз­ской епар­хи­ей в усло­ви­ях же­сто­кой Кав­каз­ской вой­ны. Несмот­ря на во­ен­ные дей­ствия, ре­аль­ную опас­ность по­пасть в за­лож­ни­ки или быть уби­тым, он по­се­тил мно­гие при­хо­ды от Та­ма­ни до Киз­ля­ра, при­вел в по­ря­док ор­га­ны епар­хи­аль­но­го управ­ле­ния, до­бил­ся по­вы­ше­ния окла­дов ду­хо­вен­ству епар­хии, ввел тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние, устро­ил пре­крас­ный ар­хи­ерей­ский хор, по­стро­ил ар­хи­ерей­ский дом. Кро­ме то­го, он неустан­но про­по­ве­до­вал. В от­но­ше­нии к ду­хо­вен­ству и при­хо­жа­нам вла­ды­ка Иг­на­тий был ис­тин­ным ми­ро­твор­цем, – стро­гий к се­бе, он был снис­хо­ди­те­лен к немо­щам ближ­них.

Тяж­кая бо­лезнь вы­ну­ди­ла епи­ско­па Иг­на­тия ле­том 1861 го­да по­дать про­ше­ние об уволь­не­нии на по­кой в Ни­ко­ло-Ба­ба­ев­ский мо­на­стырь, ку­да по­сле удо­вле­тво­ре­ния про­ше­ния он и вы­ехал 13 ок­тяб­ря вме­сте с несколь­ки­ми пре­дан­ны­ми уче­ни­ка­ми.

Неоце­ни­мо зна­че­ние со­чи­не­ний свя­ти­те­ля Иг­на­тия, – жи­во­го опы­та де­я­тель­но­го по­движ­ни­ка, со­зи­дав­ше­го свою ду­хов­ную жизнь на ос­но­ве Свя­щен­но­го Пи­са­ния и пре­да­ния пра­во­слав­ной церк­ви. Бо­го­слов­ское на­сле­дие свя­ти­те­ля Иг­на­тия бы­ло при­ня­то чи­та­те­ля­ми с боль­шой лю­бо­вью и бла­го­дар­но­стью.

Ин­те­рес к лич­но­сти и бес­смерт­ным тво­ре­ни­ям епи­ско­па Иг­на­тия не уга­са­ет и в на­ши дни. Свя­ти­тель Иг­на­тий Брян­ча­ни­нов яв­ля­ет­ся луч­шим ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем, луч­шим при­ме­ром то­го, как в жиз­нен­ном во­до­во­ро­те че­ло­век мо­жет со­хра­нить вер­ность Хри­сту, воз­гре­вая по­сто­ян­но в серд­це сво­ем огонь люб­ви и пре­дан­но­сти Бо­гу.

Епи­скоп Иг­на­тий ка­но­ни­зи­ро­ван По­мест­ным Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви (Тро­и­це-Сер­ги­е­ва Лав­ра, 6–9 июня 1988). Его свя­тые мо­щи по­ко­ят­ся в Свя­то-Вве­ден­ском Толг­ском мо­на­сты­ре Яро­слав­ской епар­хии. Ча­сти­ца их бы­ла при­не­се­на в Став­ро­поль свя­тей­шим пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Ру­си Алек­си­ем II во вре­мя пер­во­го ви­зи­та пред­сто­я­те­ля Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви на Кав­каз в ав­гу­сте 1994 го­да.

Кросс­ворд «Свя­ти­тель Иг­на­тий (Брян­ча­ни­нов)» ►