Акафист святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 21 мая (08 мая ст. ст.); 09 октября (26 сентября ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нный Го́сподем от мре́жей ры́барских на про́поведь Ева́нгелия и от ло́вли ры́б на уловле́ние челове́ков во све́т и́стиннаго богове́дения, вели́кий Апо́столе, учениче́, дру́же и напе́рсниче Христо́в, моли́ еди́наго и́стиннаго Человеколю́бца, Его́же ты́ прии́скренне возлюби́л еси́, да поми́лует на́с, и́щущих твоего́ к Нему́ предста́тельства и зову́щих ти́:

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

И́кос 1.

А́нгельских си́л и вся́кия тва́ри Творца́, Влады́ку и Го́спода, восприе́мшаго пло́ть на́шу и я́вльшагося на земли́ спасе́ния на́шего ра́ди, узре́в ходя́ща при мо́ри Галиле́йстем и взыва́юща тя́ со бра́том твои́м, Иоа́нне блаже́нне, в зва́ние апо́стольства, оста́вль мре́жи ры́барския и отца́ твоего́ в корабли́, неукло́нно отто́ле после́довал еси́ стопа́м Спаси́телевым. Сего́ ра́ди вопие́м ти́ си́це:

Ра́дуйся, любве́ ра́ди ко Христу́ отца́ по пло́ти оста́вивый; ра́дуйся, Христо́м Небе́снаго Отца́ обреты́й.

Ра́дуйся, ми́р и вся́ его́ пре́лести презре́вый; ра́дуйся, небе́сная блага́я в воздая́ние получи́вый.

Ра́дуйся, пло́ть ду́ху соверше́нно порабо́тивый; ра́дуйся, ду́х тво́й Сладча́йшему твоему́ Учи́телю Иису́су покори́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 2.

Ви́дя Христо́с Госпо́дь непоро́чную чистоту́ твоего́ се́рдца, плотски́ми сластьми́ не омраче́нную, суди́ тебе́ досто́йна бы́ти зре́ния та́инственных открове́ний, я́ко да, проница́я во глубину́ богосло́вия, возмо́жеши пропове́дати то́е во услы́шание всего́ ми́ра. Сего́ ра́ди «сы́н гро́мов» от Го́спода нарече́н бы́л еси́ и Тому́ возопи́л еси́: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зумом и́стиннаго богопозна́ния озаря́я твою́ ду́шу, ше́ствовал еси́ восле́д Блага́го Учи́теля твоего́, поуча́яся из у́ст Его́ исходя́щей прему́дрости, и соверше́ннаго ра́ди твоего́ незло́бия и де́вственнаго целому́дрия бы́л еси́ возлю́блен Христо́м Го́сподем твои́м. Услы́ши у́бо ны́, воспева́ющия ти́ си́це:

Ра́дуйся, незло́бия рачи́телю; ра́дуйся, де́вства и чистоты́ храни́телю.

Ра́дуйся, любве́ к Бо́гу и бли́жним учи́телю; ра́дуйся, до́брых нра́вов наста́вниче.

Ра́дуйся, смиренному́дрия зерца́ло; ра́дуйся, Боже́ственныя благода́ти свети́ло.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 3.

Си́лу Божества́ Христо́ва, сокры́тую под о́блаком немощна́го челове́ческаго естества́, позна́л еси́ я́вно, егда́ Госпо́дь на́ш, воскреша́я дще́рь Иаи́рову и последи́ преобража́яся на Фаво́ре, сподо́би тя́ со ине́ма двема́ ученико́ма свиде́теля бы́ти таковы́х пресла́вных чуде́с. Уве́дев же, я́ко Христо́с е́сть Бо́г и́стинный, из глубины́ се́рдца твоего́ воззва́л еси́ Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я ве́лие дерзнове́ние к возлюби́вшему тя́ Христу́ Сы́ну Бо́жию, возле́гл еси́ на пе́рсех Его́ при соверше́нии Та́йныя Ве́чери, и егда́ прорица́ше Госпо́дь о преда́теле Свое́м, тогда́ еди́н ты́ дерзну́л еси́ вопроси́ти о и́мени его́. Сего́ ра́ди вопие́м ти́:

Ра́дуйся, возлю́бленный Христо́в учениче́; ра́дуйся, при́сный Его́ дру́же.

Ра́дуйся, невозбра́нно на пе́рсех Госпо́дних возлежа́вый; ра́дуйся, дерзнове́нно о и́мени предаю́щаго вопроси́вый.

Ра́дуйся, па́че ины́х ко Христу́ ближа́йший; ра́дуйся, словеса́ Госпо́дня, я́коже сокро́вище многоце́нное, слага́вый в се́рдце свое́м.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 4.

Бу́ря я́рости и зло́бнаго неи́стовства жестокосе́рдых и неблагода́рных иуде́ев, егда́ воста́ на Христа́ Сы́на Бо́жия, тогда́ вси́ ученицы́ Его́, стра́хом объя́ти бы́вше, бежа́ша; но ты́, любо́вь кре́пльшую к Нему́ име́я, да́же до Креста́ и сме́рти не отступи́л еси́ от Него́, на вся́ му́ки Христо́вы взира́я и соболе́знуя се́рдцем Де́ве Ма́тери Бо́жией, пла́чущей и рыда́ющей. Удивля́яся же кра́йнему милосе́рдию и долготерпе́нию Бо́жию, взыва́л еси́ к Пострада́вшему за ро́д челове́ческий: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Ви́ся на Кресте́ пригвожде́нный за грехи́ на́ша Спа́с ми́ра и ви́дев тя́ и Ма́терь Свою́ предстоя́щия, сы́на тя́ Преблагослове́нней Де́ве Богоро́дице вда́л е́сть, глаго́ля Е́й: «Же́но, се́ сы́н Тво́й,– и тебе́ па́ки:– Се́ Ма́ти твоя́». Мы́ же, дивя́щеся любви́ Христо́ве, на тебе́ явле́нней, воспева́ем си́це:

Ра́дуйся, сы́н Бо́жия Ма́тере бы́ти сподо́бивыйся; ра́дуйся, того́ ра́ди наипа́че ко Христу́, я́ко не́киим духо́вным родство́м, присво́ивыйся.

Ра́дуйся, Ма́тери Бо́жией досто́йно послужи́вый; ра́дуйся, Сию́, я́коже ма́терь свою́, во вся́кой че́сти у себя́ име́вый.

Ра́дуйся, и во Успе́нии честно́е и свято́е Ея́ те́ло ко гро́бу проводи́вый; ра́дуйся, со блиста́ющеюся ра́йскою ве́твию, Арха́нгелом Гаврии́лом принесе́нною, одру́ Ея́ предше́дый.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 5.

Боготе́чная звезда́ яви́лся еси́ во Аси́и, отше́д в ню́ на пропове́дание сло́ва Бо́жия, я́коже жре́бием указа́ся тебе́. Но на пути́ твое́м попусти́ Госпо́дь бы́ти тебе́ вве́ржену в мо́ре: благода́ть же Бо́жия, всегда́ с тобо́ю пребыва́ющая, сохрани́ тя́ в вода́х морски́х жи́ва, и по четырена́десятих дне́х повеле́ волне́ морсте́й, да воспе́нившися изве́ржет тя́ на бре́г. Егда́ же узре́ сия́ учени́к тво́й Про́хор, уже́ мно́го пла́кавый о кончи́не твое́й, ве́лиим гла́сом воззва́ чудоде́йствующему Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Ви́девше ефе́сстии жи́телие пресла́вное чу́до, тобо́ю сотворе́нное, егда́ о́трока До́мна, умерщвле́ннаго от бе́са, моли́твою твое́ю воскреси́л еси́, воспе́ша велегла́сно си́лу Бо́га, тобо́ю и́м пропове́даннаго, и изба́вльшеся от гну́снаго идолослуже́ния, взыва́ху тебе́ си́це:

Ра́дуйся, и́стиннаго Бо́га служи́телю; ра́дуйся, бесо́в прогони́телю.

Ра́дуйся, мертвецы́ си́лою Христо́вою оживля́яй; ра́дуйся, то́ю жи́знь и здра́вие лю́дем возвраща́яй.

Ра́дуйся, помраче́нныя умо́м к Све́ту И́стины призыва́яй; ра́дуйся, пра́выя ве́ры просвеще́нием к доброде́тели наставля́яй.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 6.

Пропове́дник богоно́сный сло́ва Бо́жия во Ефе́се бы́л еси́, и, усе́рдствуя о распростране́нии благода́ти ева́нгельския, утвержда́л еси́ твое́ уче́ние зна́меньми вели́кими и чудеса́ми, ка́пище же Артеми́дино еди́ною моли́твою низпрове́ргл еси́, да зря́ще сие́, язы́чницы позна́ют Еди́наго Бо́га, Ему́же мы́ вопие́м: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́ во Ефе́се, я́коже со́лнце, све́т ве́ры Христо́вы, тобо́ю пропове́данныя, егда́ злочести́вый Дометиа́н воздви́же гоне́ние на христиа́ны; тогда́ и тебе́, я́ко усе́рднаго испове́дника и́мене Христо́ва, посла́ епа́рх в Ри́м свя́зана, иде́же и претерпе́л еси́ стра́шная муче́ния. Те́х ра́ди благоче́стно возглаша́ем ти́ сицева́я:

Ра́дуйся, Христо́ва ра́ди испове́дания бие́нный; ра́дуйся, ча́шу смертоно́снаго я́да невре́дно испи́вый.

Ра́дуйся, в котле́ еле́а кипя́щаго не свари́выйся; ра́дуйся, си́лою Христо́вою в лю́тых муче́ниих це́л сохрани́выйся.

Ра́дуйся, твои́м неврежде́нием ке́саря, му́чащаго тя́, устраши́вый; ра́дуйся, си́м же наро́д о вели́чествии Бо́га, от христиа́н почита́емаго, уве́ривый.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 7.

Егда́ узре́ мучи́тель, я́ко и люте́йшия му́ки, я́же от него́ претерпе́л еси́, не возмого́ша умертви́ти тебе́, тогда́, возмне́в тя́ безсме́ртна бы́ти, во о́стров Па́тмос на изгна́ние осужда́ет. Ты́ же, повину́яся Про́мыслу Бо́жию, та́ко благоволи́вшему, благода́рственно воспева́л еси́ Бо́гу, вся́ во благо́е устроя́ющему: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́вая чудеса́ показа́л еси́ язы́чником, ища́ обрати́ти и́х ко спаси́тельной ве́ре Христо́ве, егда́ плыву́щу ти́ во изгна́ние твое́, повеле́нием твои́м о́трока уто́пшаго мо́ре на кора́бль жи́ва изве́рже, бу́ря укроти́ся, вода́ сла́ная в сла́дкую претвори́ся, во́ин от чре́внаго неду́га исцели́ся, и по прише́ствии твое́м в Па́тмос, бе́с пытли́вый, бу́дущая прорица́вый, из одержи́маго и́м изгна́ся. Тогда́ вси́ зря́щии такова́я ди́вная зна́мения, тобо́ю соверша́емая, прихожда́ху к позна́нию Триипоста́снаго Бо́га и креща́хуся. Мы́ же тя́ ублажа́ем та́ко:

Ра́дуйся, мо́рю и бу́ри повелева́яй; ра́дуйся, сатани́нския ду́хи от челове́к изгоня́яй.

Ра́дуйся, боле́зни еди́ным сло́вом исцеля́яй; ра́дуйся, все́м в ну́ждах по́мощь подава́яй.

Ра́дуйся, чудесы́ твои́ми идолопокло́нники удиви́вый; ра́дуйся, уче́нием твои́м неве́рныя во и́стенней ве́ре утверди́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 8.

Стра́нно бе́ ви́дети жреце́м Аполло́новым, я́ко хра́м бо́га и́х и вся́ бы́вшия в не́м и́долы ты́ еди́ным сло́вом на зе́млю низпрове́ргл еси́. Чудя́щеся у́бо о се́м и яря́щеся на таково́е твое́ дерзнове́ние, идо́ша к волхву́ не́коему, ве́лию си́лу от сатаны́ в себе́ име́вшему, прося́ще его́, да отмсти́т безче́стие бо́га и́х; о́н же, сле́п сы́й душе́ю, не ве́дая си́лы, в тебе́ обита́ющия, покуша́шеся привиде́нии разли́чными тебе́ устраши́ти и на тя́ наро́д подви́гнути: оба́че са́м окая́нный погрузи́ся в мо́ре и та́мо поги́бе, безси́льным бы́вшим бесо́м спасти́ его́, ты́ бо воспрети́л еси́ и́м и́менем Иису́са Христа́ Сы́на Бо́жия, Его́же просла́ви наро́д, чудесе́ свиде́тель, воспе́в: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь испо́лнен бы́в любве́ Боже́ственныя, яви́лся еси́ вмести́лище даро́в Свята́го Ду́ха: бу́дущая прорица́л еси́, отстоя́щая, я́ко бли́з су́щая, возвеща́л еси́, неду́жныя исцеля́л еси́, жене́ иге́мона на о́строве Па́тмосе, в боле́зни рожде́ния стра́ждущей, едва́ на пра́г до́му ея́ вступи́в, облегче́ние дарова́л еси́. Приими́ у́бо от на́с, гре́шных, похвалы́ сицевы́я:

Ра́дуйся, благода́ти Бо́жия вмести́лище; ра́дуйся, Ду́ха Свята́го обита́лище.

Ра́дуйся, реко́ чудото́чная цельбоно́сныя в боле́знех си́лы; ра́дуйся, исто́чниче наставле́ний, приводя́щих к позна́нию пра́выя ве́ры.

Ра́дуйся, кова́рства лука́ваго сатаны́ облича́яй; ра́дуйся, ве́рныя от ко́зней его́ защища́яй.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 9.

Вся́кое беззако́ние истребля́я ре́вностно от среды́ люде́й, к ни́мже по́слан бы́л еси́, обличи́л еси́ прельще́ние идолопокло́нников, и́же почита́ху бе́са, во о́бразе во́лка превели́ка лю́дем явля́вшагося, и мно́гия от ни́х к ве́ре Христо́ве приве́л еси́: та́же ка́пище Ва́кхово моли́твою твое́ю разруши́л еси́, и волхва́ Нукиа́на вку́пе с дома́шними его́ к покая́нию чудесы́ твои́ми обрати́л еси́. Ти́и же, от греха́ ко спасе́нию обрати́вшеся, немо́лчно взыва́ху Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вити́йство му́дрости челове́ческия не возмо́жет изрещи́, ниже́ у́м плотска́го челове́ка пости́гнути, я́же ты́ возвести́л еси́ на́м о безнача́льнем бытии́ Триипоста́снаго Бо́га: подо́бно бо Моисе́ю, во гро́мех и блиста́ниих на горе́ прия́л еси́ от Бо́га та́йну богосло́вия и возгласи́л еси́ ми́ру, я́ко в нача́ле бе́ Сло́во, Отцу́ искони́ неразлу́чное и всему́ су́щему вино́вное, иму́щее Све́т Жи́зни, Его́же тьма́ не мо́жет объя́ти. Озаря́еми таковы́м облиста́нием све́та Боже́ственныя И́стины, почита́ем тя́ я́ко таи́нника Безнача́льныя Тро́ицы и воспева́ем тя́ я́ко Богосло́ва соверше́ннейшаго:

Ра́дуйся, орле́, воспари́вый до сама́го огнеобра́знаго Престо́ла Бо́жия; ра́дуйся, трубо́, возвести́вшая ми́ру Предве́чнаго и Безнача́льнаго Бо́га.

Ра́дуйся, челове́чество и Божество́ Христо́во на́м изъясня́яй; ра́дуйся, ди́вная словеса́ и наставле́ния Госпо́дня во Ева́нгелии твое́м на́м возвеща́яй.

Ра́дуйся, любви́ де́лом и и́стиною на́с науча́яй; ра́дуйся, пребыва́ющим в любви́ пребыва́ние в ни́х Бо́га обещава́яй.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́ ду́ши челове́ческия, вся́ко поуча́л еси́ лю́ди ве́ровати во Христа́ Сы́на Бо́жия, име́ти со́весть незазо́рну и люби́ти дру́г дру́га, да возмо́гут не то́кмо зде́, но и в селе́ниих пра́ведных воспе́ти ле́потно Всемогу́щему Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Сте́ны Го́рняго Иерусали́ма узре́в во открове́нии, возвести́л еси́ на́м, я́же та́мо ви́дел еси́ и я́же и́мут бы́ти до сконча́ния ми́ра, сказу́я на́м сие́ иносказа́тельными словесы́, я́же мо́жет разуме́ти то́лько у́м, име́яй му́дрость. Удивля́ющеся таково́му да́ру проро́чествия, тебе́ от Бо́га дарова́нному, воспева́ем тя́ си́це:

Ра́дуйся, позна́нием Су́щаго и И́же бе́ и Гряду́щаго превозше́дый естество́ челове́ческое; ра́дуйся, вмести́лище та́инств, невмести́мых челове́ческим умо́м, бы́вый.

Ра́дуйся, неизрече́нная Бо́жия открове́ния узре́вый; ра́дуйся, сия́ ве́рным препода́вый.

Ра́дуйся, ра́дости святы́х еще́ в жи́зни се́й позна́вый; ра́дуйся, о́ными ны́не в преизбы́точествии наслажда́яйся.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 11.

Пе́ние благода́рственное принесе́ тебе́, святы́й Апо́столе Иоа́нне, христиа́нин, и́же в нищету́ прише́д и не имы́й чи́м возда́ти свои́м заимода́вцем, во отча́яние впаде́ и иска́ше са́м себе́ умертви́ти; ты́ же, пропове́дник любве́ ко бли́жним сы́й, жела́я изба́вити того́ от вре́менныя и ве́чныя сме́рти, кре́стным зна́мением се́но во зла́то претвори́л еси́ и сие́ тому́ вручи́л еси́, да си́м зла́том и долги́ отда́ст заимода́вцем, и до́м сво́й пропита́ет, Бо́гу же, тобо́ю его́ облагоде́тельствовавшему, да пое́т: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рная душа́ твоя́, дости́гши в ме́ру во́зраста соверше́ннаго, позна́ла е́сть приближе́ние вре́мене, егда́ подоба́ет тле́нному насле́дити нетле́ние и сме́ртному обеща́нное безсме́ртие. Скончава́я у́бо земно́е житие́ твое́, повеле́л еси́ ученико́м твои́м земле́ю покры́ти до верха́ те́ло твое́; слы́шавше же о се́м, су́щии во гра́де бра́тия приидо́ша ко гро́бу твоему́ и, откопа́вше, ничто́же в не́м обрето́ша. Те́мже позна́вше, я́ко измене́ние твое́ сотвори́ся не обы́чным челове́ческим сме́ртным успе́нием, воспе́ша тебе́ та́ко:

Ра́дуйся, орле́, обнови́вый ю́ность твою́ приближе́нием к Со́лнцу Сла́вы Бо́жия; ра́дуйся, таковы́м измене́нием превозше́дый вся́ уста́вы естества́ челове́ческаго.

Ра́дуйся, по обетова́нию Блага́го Учи́теля твоего́ возсе́дый на еди́нем от двана́десяти престо́лов; ра́дуйся, творя́й на то́м су́д и пра́вду посреде́ люде́й Бо́жиих Изра́иля.

Ра́дуйся, наслажда́яйся лицезре́нием Сладча́йшаго Иису́са, к Нему́же на пе́рси пре́жде Его́ стра́сти и Воскресе́ния возле́гл еси́; ра́дуйся, от Его́ милосе́рдия хода́тайствуяй на́м вся́ блага́я.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 12.

Благода́ть дана́ бы́сть от Бо́га ме́сту тому́, иде́же те́ло твое́ земли́ пре́дано бя́ше, да испуска́ет в де́нь погребе́ния твоего́ то́нкий пра́х на исцеле́ние боля́щим, показу́я си́м чу́дом, ка́ко прославля́ет Бо́г лю́бящия Его́, да вси́, зря́ще сие́, непреста́нно се́рдцем и усты́ во дни́ и в но́щи вопие́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще труды́ твоя́ во апо́стольстве и чудеса́ и исцеле́ния, я́же источа́л еси́ и источа́еши благода́тию Ду́ха Свята́го, в тебе́ обита́юшаго, восхваля́ем Бо́га, дарова́вшаго на́м такова́го путеводи́теля, наставля́ющаго на́с на пу́ть спасе́ния и милосе́рдующаго о не́мощех на́ших. Приими́ у́бо от на́с, святы́й Апо́столе, похвалы́ сицевы́я:

Ра́дуйся, благове́стниче ве́ры Христо́вы усе́рднейший; ра́дуйся, учи́телю Це́ркве Христо́вы изря́днейший.

Ра́дуйся, богосло́вов нача́ло и основа́ние; ра́дуйся, Боже́ственных Та́ин возвести́телю.

Ра́дуйся, де́вствующих о́бразе и целому́дрия пра́вило; ра́дуйся, все́х ве́рных, ко твоему́ заступле́нию прибега́ющих, ско́рый помо́щниче и покрови́телю.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 13.

О пресла́вный и всехва́льный Апо́столе и Евангели́сте, напе́рсниче Христо́в возлю́бленный Иоа́нне! Твои́м всеси́льным хода́тайством ко Всеблаго́му твоему́ Учи́телю и на́шему Влады́це и Го́споду испроси́ на́м вся́ блага́я вре́менная и ве́чная и христиа́нскую кончи́ну жития́ на́шего, да с тобо́ю и со а́нгельскими ли́ки в селе́нии пра́ведных воспое́м Триипоста́сному Бо́гу: Аллилу́иа.

Этот конда́к читается трижды, затем и́кос 1-й и конда́к 1-й.

И́кос 1.

А́нгельских си́л и вся́кия тва́ри Творца́, Влады́ку и Го́спода, восприе́мшаго пло́ть на́шу и я́вльшагося на земли́ спасе́ния на́шего ра́ди, узре́в ходя́ща при мо́ри Галиле́йстем и взыва́юща тя́ со бра́том твои́м, Иоа́нне блаже́нне, в зва́ние апо́стольства, оста́вль мре́жи ры́барския и отца́ твоего́ в корабли́, неукло́нно отто́ле после́довал еси́ стопа́м Спаси́телевым. Сего́ ра́ди вопие́м ти́ си́це:

Ра́дуйся, любве́ ра́ди ко Христу́ отца́ по пло́ти оста́вивый; ра́дуйся, Христо́м Небе́снаго Отца́ обреты́й.

Ра́дуйся, ми́р и вся́ его́ пре́лести презре́вый; ра́дуйся, небе́сная блага́я в воздая́ние получи́вый.

Ра́дуйся, пло́ть ду́ху соверше́нно порабо́тивый; ра́дуйся, ду́х тво́й Сладча́йшему твоему́ Учи́телю Иису́су покори́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Конда́к 1.

Избра́нный Го́сподем от мре́жей ры́барских на про́поведь Ева́нгелия и от ло́вли ры́б на уловле́ние челове́ков во све́т и́стиннаго богове́дения, вели́кий Апо́столе, учениче́, дру́же и напе́рсниче Христо́в, моли́ еди́наго и́стиннаго Человеколю́бца, Его́же ты́ прии́скренне возлюби́л еси́, да поми́лует на́с, и́щущих твоего́ к Нему́ предста́тельства и зову́щих ти́:

Ра́дуйся, Иоа́нне Апо́столе, напе́рсниче Христо́в и Богосло́ве.

Моли́тва.

О вели́кий Апо́столе, Евангели́сте громогла́сный, Богосло́ве изя́щнейший, тайнове́дче неизрече́нных открове́ний, де́вственниче и возлю́бленный напе́рсниче Христо́в Иоа́нне! Приими́ на́с, гре́шных, под твое́ си́льное заступле́ние прибега́ющих. Испроси́ у Всеще́драго Человеколю́бца Христа́ Бо́га на́шего, И́же пред очесы́ твои́ми Кро́вь Свою́ за ны́, непотре́бныя рабы́ Своя́, излия́л е́сть, да не помяне́т беззако́ний на́ших, но да поми́лует на́с и сотвори́т с на́ми по ми́лости Свое́й: да да́рует на́м здра́вие душе́вное и теле́сное, вся́кое благоде́нствие и изоби́лие, наставля́я на́с обраща́ти о́ная во сла́ву Его́, Творца́, Спаси́теля и Бо́га на́шего, по кончи́не же вре́менныя жи́зни на́шея от немилосе́рдых истяза́телей на возду́шных мыта́рствах да изба́вит на́с, и та́ко да дости́гнем, тобо́ю води́мии и покрыва́емии, Го́рняго о́наго Иерусали́ма, его́же сла́ву ты́ во открове́нии зре́л еси́, ны́не же несконча́емыя ра́дости наслажда́ешися. О вели́кий Иоа́нне! Сохрани́ вся́ гра́ды и страны́ христиа́нския, хра́м се́й, служа́щих и моля́щихся в не́м от гла́да, губи́тельства, тру́са и пото́па, огня́ и меча́, наше́ствия иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни; изба́ви на́с от вся́кия беды́ и напа́сти и моли́твами твои́ми отврати́ от на́с пра́ведный гне́в Бо́жий, и Его́ милосе́рдие на́м испроси́, да вку́пе с тобо́ю сподо́бимся прославля́ти в невече́рнем дни́ пресвято́е и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Жизнь и труды апостолов – Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов

Кроссворд «Апостол и евангелист Иоанн Богослов» № 2

Краткое житие апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Апо­стол Иоанн был осо­бен­но лю­бим Спа­си­те­лем за жерт­вен­ную лю­бовь и дев­ствен­ную чи­сто­ту. По­сле сво­е­го при­зва­ния апо­стол не рас­ста­вал­ся с Гос­по­дом и был од­ним из трех уче­ни­ков, ко­то­рых Он осо­бен­но при­бли­зил к Се­бе. Свя­той Иоанн Бо­го­слов при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии Гос­по­дом до­че­ри Иа­и­ра и был сви­де­те­лем Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре. Во вре­мя Тай­ной Ве­че­ри он воз­ле­жал ря­дом с Гос­по­дом и по зна­ку апо­сто­ла Пет­ра, при­ник­нув к гру­ди Спа­си­те­ля, спро­сил об име­ни пре­да­те­ля. Апо­стол Иоанн сле­до­вал за Гос­по­дом, ко­гда Его, свя­зан­но­го, ве­ли из Геф­си­ман­ско­го са­да на суд без­за­кон­ных пер­во­свя­щен­ни­ков Ан­ны и Ка­иа­фы, он же на­хо­дил­ся во дво­ре ар­хи­ерей­ском при до­про­сах сво­е­го Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля и неот­ступ­но сле­до­вал за Ним по Крест­но­му пу­ти, скор­бя всем серд­цем. У под­но­жия Кре­ста он пла­кал вме­сте с Бо­жи­ей Ма­те­рью и услы­шал об­ра­щен­ные к Ней с вы­со­ты Кре­ста сло­ва Рас­пя­то­го Гос­по­да: "Же­но, се сын Твой" и к нему: "Се Ма­ти твоя" (Ин.19:26-27). С это­го вре­ме­ни апо­стол Иоанн, как лю­бя­щий сын, за­бо­тил­ся о Пре­свя­той Де­ве Ма­рии и слу­жил Ей до Ее Успе­ния, ни­ку­да не от­лу­ча­ясь из Иеру­са­ли­ма. По­сле Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри апо­стол Иоанн, по вы­пав­ше­му ему жре­бию, на­пра­вил­ся в Ефес и дру­гие ма­ло­азий­ские го­ро­да для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, взяв с со­бой сво­е­го уче­ни­ка Про­хо­ра. Они от­пра­ви­лись в путь на ко­раб­ле, ко­то­рый по­то­нул во вре­мя силь­ной бу­ри. Все пу­те­ше­ствен­ни­ки бы­ли вы­бро­ше­ны на су­шу, толь­ко апо­стол Иоанн остал­ся в мор­ской пу­чине. Про­хор горь­ко ры­дал, ли­шив­шись сво­е­го ду­хов­но­го от­ца и на­став­ни­ка, и по­шел в Ефес один. На че­тыр­на­дца­тый день пу­ти он сто­ял на бе­ре­гу мо­ря и уви­дел, что вол­на вы­бро­си­ла на бе­рег че­ло­ве­ка. По­дой­дя к нему, он узнал апо­сто­ла Иоан­на, ко­то­ро­го Гос­подь со­хра­нял жи­вым че­тыр­на­дцать дней в мор­ской глу­бине. Учи­тель и уче­ник от­пра­ви­лись в Ефес, где апо­стол Иоанн непре­стан­но про­по­ве­до­вал языч­ни­кам о Хри­сте. Его про­по­ведь со­про­вож­да­лась мно­го­чис­лен­ны­ми и ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми, так что чис­ло уве­ро­вав­ших уве­ли­чи­ва­лось с каж­дым днем. В это вре­мя на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан им­пе­ра­то­ра Неро­на. Апо­сто­ла Иоан­на от­ве­ли на суд в Рим. За ис­по­ве­да­ние ве­ры в Гос­по­да Иису­са Хри­ста апо­стол Иоанн был при­го­во­рен к смер­ти, но Гос­подь со­хра­нил Сво­е­го из­бран­ни­ка. Апо­стол вы­пил пред­ло­жен­ную ему ча­шу со смер­тель­ным ядом и остал­ся жи­вым, за­тем вы­шел невре­ди­мым из кот­ла с ки­пя­щим мас­лом, в ко­то­рый был бро­шен по при­ка­за­нию му­чи­те­ля. По­сле это­го апо­сто­ла Иоан­на со­сла­ли в за­то­че­ние на ост­ров Пат­мос, где он про­жил мно­го лет. По пу­ти сле­до­ва­ния к ме­сту ссыл­ки апо­стол Иоанн со­вер­шил мно­го чу­дес. На ост­ро­ве Пат­мос про­по­ведь, со­про­вож­дав­ша­я­ся чу­де­са­ми, при­влек­ла к нему всех жи­те­лей ост­ро­ва, ко­то­рых апо­стол Иоанн про­све­тил све­том Еван­ге­лия. Он из­гнал мно­го­чис­лен­ных бе­сов из идоль­ских ка­пищ и ис­це­лил ве­ли­кое мно­же­ство боль­ных. Волх­вы раз­лич­ны­ми бе­сов­ски­ми на­ва­жде­ни­я­ми ока­зы­ва­ли боль­шое со­про­тив­ле­ние про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла. Осо­бен­но устра­шал всех над­мен­ный волхв Ки­нопс, по­хва­ляв­ший­ся тем, что до­ве­дет до ги­бе­ли апо­сто­ла. Но ве­ли­кий Иоанн – Сын Гро­мов, как име­но­вал его Сам Гос­подь, си­лой дей­ству­ю­щей через него бла­го­да­ти Бо­жи­ей раз­ру­шил все ухищ­ре­ния бе­сов­ские, на ко­то­рые на­де­ял­ся Ки­нопс, и гор­дый волхв бес­слав­но по­гиб в мор­ской пу­чине.

Апо­стол Иоанн уда­лил­ся со сво­им уче­ни­ком Про­хо­ром на пу­стын­ную го­ру, где на­ло­жил на се­бя трех­днев­ный пост. Во вре­мя мо­лит­вы апо­сто­ла го­ра за­ко­ле­ба­лась, за­гре­мел гром. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю. Апо­стол Иоанн под­нял его и при­ка­зал за­пи­сы­вать то, что он бу­дет го­во­рить. "Аз есмь Аль­фа и Оме­га, на­ча­ток и ко­нец, гла­го­лет Гос­подь, Сый и Иже бе и Гря­дый, Все­дер­жи­тель" (Откр.1:8), – воз­ве­щал Дух Бо­жий через свя­то­го апо­сто­ла. Так око­ло 67 го­да бы­ла на­пи­са­на Кни­га От­кро­ве­ния (Апо­ка­лип­сис) свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой кни­ге рас­кры­ты тай­ны су­деб Церк­ви и кон­ца ми­ра.

По­сле дли­тель­ной ссыл­ки апо­стол Иоанн по­лу­чил сво­бо­ду и вер­нул­ся в Ефес, где про­дол­жал свою де­я­тель­ность, по­учая хри­сти­ан осте­ре­гать­ся лже­учи­те­лей и их лже­уче­ний. Око­ло 95 го­да апо­стол Иоанн на­пи­сал в Ефе­се Еван­ге­лие. Он при­зы­вал всех хри­сти­ан лю­бить Гос­по­да и друг дру­га и этим ис­пол­нить за­по­ве­ди Хри­сто­вы. Апо­сто­лом люб­ви име­ну­ет Цер­ковь свя­то­го Иоан­на, ибо он по­сто­ян­но учил, что без люб­ви че­ло­век не мо­жет при­бли­зить­ся к Бо­гу. В трех по­сла­ни­ях, на­пи­сан­ных апо­сто­лом Иоан­ном, го­во­рит­ся о зна­че­нии люб­ви к Бо­гу и ближ­ним. Уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, узнав о юно­ше, со­вра­тив­шем­ся с пу­ти ис­тин­но­го и сде­лав­шем­ся пред­во­ди­те­лем шай­ки раз­бой­ни­ков, апо­стол Иоанн по­шел ис­кать его в пу­сты­ню. Уви­дев свя­то­го стар­ца, ви­нов­ный стал скры­вать­ся, но апо­стол по­бе­жал за ним и умо­лял его оста­но­вить­ся, обе­щая грех юно­ши взять на се­бя, лишь бы тот по­ка­ял­ся и не гу­бил сво­ей ду­ши. Тро­ну­тый теп­ло­той люб­ви свя­то­го стар­ца, юно­ша дей­стви­тель­но по­ка­ял­ся и ис­пра­вил свою жизнь.

Свя­той апо­стол Иоанн скон­чал­ся в воз­расте ста с лиш­ним лет. Он на­мно­го пе­ре­жил всех осталь­ных оче­вид­цев Гос­по­да, дол­го оста­ва­ясь един­ствен­ным жи­вым сви­де­те­лем зем­ных пу­тей Спа­си­те­ля.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя от­ше­ствия апо­сто­ла Иоан­на к Бо­гу, он уда­лил­ся за пре­де­лы Ефе­са с се­мью сво­и­ми уче­ни­ка­ми и по­ве­лел при­го­то­вить для се­бя в зем­ле кре­сто­об­раз­ную мо­ги­лу, в ко­то­рую лег, ска­зав уче­ни­кам, чтобы они за­сы­па­ли его зем­лей. Уче­ни­ки с пла­чем це­ло­ва­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, но, не ре­ша­ясь ослу­шать­ся, ис­пол­ни­ли его по­ве­ле­ние. Они за­кры­ли ли­цо свя­то­го пла­том и за­ко­па­ли мо­ги­лу. Узнав об этом, осталь­ные уче­ни­ки апо­сто­ла при­шли к ме­сту его по­гре­бе­ния и рас­ко­па­ли мо­ги­лу, но ни­че­го в ней не на­шли.

Каж­дый год из мо­ги­лы свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на 8-го мая вы­сту­пал тон­кий прах, ко­то­рый ве­ру­ю­щие со­би­ра­ли и ис­це­ля­лись им от бо­лез­ней. По­это­му Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва еще и 8 мая.

Гос­подь дал сво­е­му лю­би­мо­му уче­ни­ку Иоан­ну и его бра­ту имя "Сы­нов Гро­ма" – вест­ни­ка устра­ша­ю­ще­го в сво­ей очи­сти­тель­ной си­ле небес­но­го ог­ня. Этим са­мым Спа­си­тель ука­зы­вал на пла­мен­ный, ог­нен­ный, жерт­вен­ный ха­рак­тер хри­сти­ан­ской люб­ви, про­по­вед­ни­ком ко­то­рой был апо­стол Иоанн Бо­го­слов. Орел – сим­вол вы­со­ко­го па­ре­ния бо­го­слов­ской мыс­ли – ико­но­гра­фи­че­ский знак еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва. На­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва Свя­тая Цер­ковь да­ла из уче­ни­ков Хри­сто­вых толь­ко свя­то­му Иоан­ну, тай­но­зри­те­лю Су­деб Бо­жи­их.

Полное житие апостола и евангелиста Иоанна Богослова 

Свя­той апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов, ко­то­ро­го Спа­си­тель на­звал Сы­ном Гро­мо­вым, был бра­том свя­то­го Иа­ко­ва, сы­ном Зе­ве­дея и Са­ло­мии. Со­глас­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию, Са­ло­мия бы­ла до­че­рью от пер­во­го бра­ка свя­то­го Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Та­ким об­ра­зом, Иоанн при­хо­дил­ся Гос­по­ду Иису­су Хри­сту пле­мян­ни­ком.

Свя­той Иоанн, са­мый мо­ло­дой из апо­сто­лов, был юно­шей с чи­стым, про­стым серд­цем. Его на­зы­ва­ли "воз­люб­лен­ным уче­ни­ком" Гос­по­да. Он при­над­ле­жал к чис­лу тро­их бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста и был сви­де­те­лем яв­ле­ния Бо­же­ствен­ной Си­лы Гос­по­да, ко­то­рую Он от­кры­вал лишь немно­гим из­бран­ным. Так, вме­сте с Пет­ром и Иа­ко­вом он при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии до­че­ри Иа­и­ра, пре­об­ра­же­нии Хри­ста на го­ре Фа­вор, мо­ле­нии Гос­по­да о ча­ше в Геф­си­ман­ском са­ду. Ко­гда Гос­подь на Тай­ной ве­че­ре ска­зал уче­ни­кам о ско­ром пре­да­тель­стве, имен­но свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый "воз­ле­жал у гру­ди Иису­са", осме­лил­ся спро­сить, кто из них пре­даст Его. Ко­гда Гос­по­да рас­пя­ли, из всех уче­ни­ков один Иоанн не скрыл­ся, но сто­ял вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей у Кре­ста. Иисус, ви­дя, как он скор­бит, ска­зал: "Же­но, се сын Твой!", а Иоан­ну: "Се Ма­терь твоя!" По­сле смер­ти, вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Хри­ста Иоанн взял Ма­терь Бо­жию в свой дом и не ухо­дил из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь до са­мо­го Ее Успе­ния.

Ко­гда уче­ни­ки бро­са­ли жре­бий, чтобы опре­де­лить, ко­му в ка­кие зем­ли ид­ти для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, Иоан­ну до­ста­лась Ма­лая Азия. Со­глас­но жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при­ня­то­му в Гре­ции, он при­нял свой жре­бий с тя­же­лым серд­цем, по­сколь­ку ис­пы­ты­вал страх пе­ред смер­тель­ны­ми опас­но­стя­ми мор­ско­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рые, как он пред­ви­дел, ожи­да­ли его. Упав на ко­ле­ни пе­ред апо­сто­ла­ми, он при­знал­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Апо­сто­лы по­про­си­ли Иа­ко­ва, пер­во­го епи­ско­па Иеру­са­ли­ма, воз­не­сти Гос­по­ду мо­лит­ву о про­ще­нии свя­то­го Иоан­на. Иа­ков так и сде­лал, по­сле че­го все с ми­ром разо­шлись.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя апо­сто­лам от­прав­лять­ся на про­по­ведь, Иоанн остал­ся в Иеру­са­ли­ме с Бо­жи­ей Ма­те­рью и про­жил там до Ее Успе­ния, то есть при­бли­зи­тель­но до 50 го­да. По­том он от­плыл в Ефес вме­сте с Про­хо­ром, од­ним из пер­вых се­ми диа­ко­нов, ко­то­рый стал и его пер­вым агио­гра­фом. Как и пред­ви­дел Иоанн за мно­го лет до то­го, они по­чти сра­зу же по­па­ли в ко­раб­ле­кру­ше­ние. Через несколь­ко ча­сов по­сле от­плы­тия под­нял­ся страш­ный шторм, и ко­рабль по­шел ко дну. Все со­рок три че­ло­ве­ка, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, до­бра­лись до бе­ре­га, дер­жась за об­лом­ки суд­на. И толь­ко свя­той Иоанн про­пал без ве­сти. Про­хор, скор­бя, от­пра­вил­ся в Ефес пеш­ком. Спу­стя со­рок дней, стоя у мо­ря неда­ле­ко от Ма­ри­о­ти­са, Про­хор к сво­е­му ве­ли­ко­му изум­ле­нию уви­дел, как о бе­рег раз­би­лась огром­ная вол­на и вы­нес­ла апо­сто­ла Иоан­на, по­сле че­го они про­дол­жи­ли путь в Ефес.

Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной вер­сии жи­тия свя­то­го Иоан­на, их пер­вым ис­пы­та­ни­ем в Ефе­се ста­ла встре­ча со зло­нрав­ной жен­щи­ной по име­ни Ро­ма­на. Она стра­да­ла чрез­мер­ной пол­но­той и об­ла­да­ла боль­шей физи­че­ской си­лой, неже­ли все окру­жав­шие ее муж­чи­ны. Ро­ма­на управ­ля­ла об­ще­ствен­ны­ми ба­ня­ми, вла­дель­цем ко­то­рых был мест­ный на­чаль­ник по име­ни Ди­о­ско­рид. Встре­тив Иоан­на и Про­хо­ра, она пред­ло­жи­ла им ра­бо­ту – то­пить огонь в бане и тас­кать во­ду за еду, кров и неболь­шую пла­ту. Они со­гла­си­лись, и она по­ста­ви­ла их ра­бо­тать, но ско­ро на­ча­ла при­тес­нять и да­же бить свя­то­го Иоан­на. Так про­дол­жа­лось мно­го дней, и в кон­це кон­цов Ро­мане при­шла в го­ло­ву мысль предъ­явить пра­ва на Иоан­на и Про­хо­ра, объ­явив их сво­ими бег­лы­ми ра­ба­ми. Ей уда­лось убе­дить мест­но­го су­дью в обо­сно­ван­но­сти сво­их пре­тен­зий, и он вы­дал ей бу­ма­ги на пра­во вла­де­ния эти­ми дву­мя людь­ми.

Фун­да­мент ку­паль­ни был за­ло­жен на ме­сте при­не­се­ния жертв, и по­то­му в них устро­и­ли свое жи­ли­ще бе­сы. Там уми­ра­ли юно­ши и де­вуш­ки, и од­на­жды, ко­гда ту­да за­шел един­ствен­ный сын Ди­о­ско­ри­да Домн, бе­сы за­ду­ши­ли его. Ди­о­ско­рид, узнав об этом, умер от это­го неожи­дан­но­го го­рест­но­го из­ве­стия. Ро­ма­на очень силь­но скор­бе­ла. Она при­шла к апо­сто­лу и ста­ла умо­лять его о по­мо­щи, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся Гос­по­ду, и Домн вос­крес. По­том они от­пра­ви­лись в дом его от­ца, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся над ним, и он то­же вос­стал из мерт­вых. Ро­ма­на глу­бо­ко рас­ка­я­лась в же­сто­ком об­ра­ще­нии с апо­сто­лом Иоан­ном, и он кре­стил ее вме­сте с Ди­о­ско­ри­дом и Дом­ном. Они ста­ли пер­вы­ми хри­сти­ана­ми Ефе­са.

По­сле их об­ра­ще­ния в Ефе­се от­ме­ча­ли язы­че­ский празд­ник бо­ги­ни Ар­те­ми­ды, Апо­стол Иоанн при­со­еди­нил­ся к тол­пе пи­ру­ю­щих и, стоя на по­ста­мен­те ста­туи бо­ги­ни, об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью о Хри­сте. Разъ­ярен­ная тол­па языч­ни­ков ста­ла за­бра­сы­вать его кам­ня­ми, но бла­го­дать Бо­жия по­кры­ва­ла его, и ни один ка­мень его не кос­нул­ся, но по­стра­да­ла ста­туя. На­па­дав­шие при­шли в бе­шен­ство и от­ка­зы­ва­лись слу­шать уве­ще­ва­ния апо­сто­ла, при­зы­вав­ше­го их ве­сти се­бя как по­до­ба­ет ра­зум­ным лю­дям, а не ди­ким зве­рям. Тол­па неистов­ство­ва­ла, и Иоанн в кон­це кон­цов воз­дел ру­ки к небу, про­ся Бо­га по­слать зна­ме­ние, чтобы при­ве­сти лю­дей к по­ка­я­нию. И вот раз­ра­зи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, раз­верз­лась зем­ля, и из рас­се­ли­ны вы­рва­лась ог­ром­ная мощ­ная струя па­ра. Из при­сут­ство­вав­ших две­сти че­ло­век упа­ли за­мерт­во от стра­ха. По­сле то­го как зем­ле­тря­се­ние пре­кра­ти­лось, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся о воз­вра­ще­нии их к жиз­ни. Они вос­ста­ли из мерт­вых, по­сле че­го сот­ни ефе­сян при­ня­ли кре­ще­ние.

Через неко­то­рое вре­мя свя­той Иоанн сам под­нял­ся в храм и си­лой мо­лит­вы по­верг глав­ное из­ва­я­ние бо­ги­ни это­го го­ро­да, а по­том и весь храм. Ви­дя все эти чу­де­са и зна­ме­ния, ты­ся­чи лю­дей об­ра­ти­лись ко Хри­сту, А тем вре­ме­нем из­ве­стие о раз­ру­ше­нии хра­ма до­шло до им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96 гг.). Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли, что некий кол­дун по­верг в прах глав­ный храм Ефе­са. Он при­ка­зал схва­тить апо­сто­ла Иоан­на и, за­ко­вав в це­пи, при­ве­сти к нему. До­ми­ци­ан и рань­ше устра­и­вал го­не­ния на хри­сти­ан, и ко­гда к нему при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на, им­пе­ра­тор по­ве­лел сна­ча­ла бить его, а по­том каз­нить. Гос­подь за­щи­тил Сво­е­го из­бран­ни­ка, и яд, ко­то­рый его за­ста­ви­ли вы­пить, не по­дей­ство­вал. То­гда его бро­си­ли в ко­тел с ки­пя­щим мас­лом, но и тут апо­стол остал­ся невре­дим. Им­пе­ра­тор ре­шил, что апо­стол Иоанн бес­смер­тен, и со­слал его на ост­ров Пат­мос.

Апо­сто­ла за­ко­ва­ли в це­пи и по­са­ди­ли на ко­рабль вме­сте с его уче­ни­ком Про­хо­ром. Пе­ре­пу­ган­ные страж­ни­ки шеп­та­лись меж­ду со­бой: "За ним на­до сле­дить во­всю – он кол­дун и тво­рит ужас­ные де­ла". На пу­ти к Пат­мо­су один из них упал за борт. На ко­раб­ле на­хо­дил­ся отец это­го страж­ни­ка. Он очень го­ре­вал, и с ним скор­бе­ла вся ко­ман­да. Счи­тая Иоан­на кол­ду­ном, они об­ра­ти­лись к нему за по­мо­щью. Он спро­сил их, ка­ким бо­гам они по­кло­ня­ют­ся. Они ста­ли на­зы­вать име­на сво­их мно­го­чис­лен­ных бо­гов, а он во­про­шал их, как в этом сон­ме бо­гов не на­шлось ни од­но­го, кто мог бы спа­сти их то­ва­ри­ща. Иоан­на от­ве­ли к то­му бор­ту ко­раб­ля, с ко­то­ро­го упал страж­ник, и апо­стол, воз­дев ру­ки к небу, стал про­сить Гос­по­да спа­сти уто­нув­ше­го. Вне­зап­но из глу­би­ны мо­ря на­ча­ли из­вер­гать­ся вол­ны го­ря­чей во­ды, и од­на из волн, уда­рив о па­лу­бу, вы­нес­ла к но­гам апо­сто­ла смы­то­го за борт мо­ло­до­го страж­ни­ка. Он был жив. В даль­ней­шем по мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на утих силь­ный шторм, ко­ман­да, из­ны­вав­шая от жаж­ды, по­лу­чи­ла све­жую во­ду, и по­лу­чил ис­це­ле­ние че­ло­век, боль­ной ди­зен­те­ри­ей. Страж­ни­ки и ко­ман­да хо­те­ли осво­бо­дить апо­сто­ла Иоан­на, но тот ска­зал: "Нет, ча­да мои, это непра­виль­но, вы долж­ны до­ста­вить ме­ня ту­да, ку­да вам ве­ле­ли, чтобы им­пе­ра­тор не на­ка­зал вас". Ко­гда они при­плы­ли на Пат­мос, к го­ро­ду под на­зва­ни­ем Фло­ра, страж­ни­ки пе­ре­да­ли апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра пра­ви­те­лю го­ро­да, но при этом про­си­ли Иоан­на поз­во­лить им остать­ся вме­сте с ним на Пат­мо­се. В те­че­ние де­ся­ти дней апо­стол на­став­лял их в ве­ре, по­том бла­го­сло­вил, кре­стил и ото­слал их с ми­ром.

Во Фло­ре апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра по­се­ли­ли в до­ме у бо­га­то­го че­ло­ве­ка по име­ни Ми­рон, те­стя пра­ви­те­ля ост­ро­ва Лав­рен­тия. Сын Ми­ро­на Апол­ло­нид был одер­жим бе­сов­ским ду­хом про­ри­ца­ния, и ко­гда Иоанн с Про­хо­ром во­шли в дом, он убе­жал в пу­сты­ню. Встре­во­жен­ные ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что апо­стол на­вел на него ча­ры, а по­том сам юно­ша по вну­ше­нию диа­во­ла при­слал им пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что так оно и бы­ло. Они при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на к пра­ви­те­лю, а тот по­са­дил его в тем­ни­цу. Апо­стол Иоанн по­про­сил дать ему воз­мож­ность по­слать Апол­ло­ни­ду пись­мо, и пра­ви­тель со­гла­сил­ся, на­де­ясь, что пись­мо "кол­ду­на" сни­мет с юно­ши ча­ры. Иоанн на­пи­сал: "По­веле­ваю те­бе име­нем Иису­са Хри­ста оста­вить этот об­раз Бо­жий и от­ныне ни­ко­гда не вхо­дить ни в од­но­го че­ло­ве­ка. По­кинь этот ост­ров и на­все­гда оста­вай­ся в пу­стыне". Как толь­ко пись­мо пе­ре­да­ли юно­ше, бес вы­шел из него, и юно­ша вер­нул­ся до­мой. Апол­ло­нид рас­ска­зал сво­им до­маш­ним дол­гую ис­то­рию сво­ей одер­жи­мо­сти. Вся се­мья кре­сти­лась, а так­же дочь и внук Ми­ро­на (то есть же­на и сын пра­ви­те­ля). Сам пра­ви­тель стал хри­сти­а­ни­ном по­сле то­го, как оста­вил служ­бу.

По мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на лю­ди ис­це­ля­лись от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов, бес­плод­ные жен­щи­ны по­лу­ча­ли спо­соб­ность к де­то­рож­де­нию, неве­ру­ю­щие об­ре­та­ли ве­ру. Хра­мы Апол­ло­на и Ди­о­ни­са на Пат­мо­се рас­сы­па­лись в прах, как толь­ко апо­стол на­чал мо­лить­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни, про­жи­то­го в из­гна­нии, он про­вел, убеж­дая лю­дей оста­вить тще­ту язы­че­ства и об­ра­тить взо­ры ко Хри­сту.

В то вре­мя на Пат­мо­се жил волхв по име­ни Ки­нопс (в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го это озна­ча­ет "со­ба­чье ли­цо"), ко­то­рый го­да­ми ски­тал­ся по пу­стын­ным ме­стам, про­ро­че­ство­вал, об­ща­ясь с бе­са­ми. Мно­гие жи­те­ли ост­ро­ва счи­та­ли его выс­шим су­ще­ством, и по­сле то­го, как Иоанн раз­ру­шил храм Апол­ло­на, жрец это­го хра­ма по­шел к Ки­ноп­су, чтобы уго­во­рить его прий­ти в го­род и ото­мстить Апо­сто­лу. Волхв не по­же­лал по­ки­нуть свою пу­сты­ню, но по­обе­щал по­слать де­мо­на, по­ру­чив ему схва­тить ду­шу Иоан­на, и при­не­сти ее ему. Иоанн же, из­да­ле­ка уви­дев при­бли­жа­ю­ще­го­ся де­мо­на, свя­зал его сво­им сло­вом и из­верг во тьму внеш­нюю. Ки­нопс по­слал еще од­но­го бе­са, но и тот не вер­нул­ся. На­ко­нец, волхв от­пра­вил к Иоан­ну двух бе­сов, чтобы один на­пал на свя­то­го, а вто­рой со­об­щил хо­зя­и­ну о судь­бе пер­во­го. Иоанн сно­ва из­верг бе­са, и ко­гда Ки­нопс узнал от вто­ро­го, что про­изо­шло, то сам от­пра­вил­ся в го­род по­ка­зать лю­дям свою си­лу и уни­что­жить Иоан­на. Разъ­ярен­ный волхв за­ста­вил жи­те­лей по­ве­рить, что ему уда­лось вос­кре­сить тро­их умер­ших го­ро­жан: пе­ред взо­ра­ми тол­пы пред­ста­ли при­зра­ки в ви­де тех усоп­ших, по­сле че­го все вос­сла­ви­ли Ки­ноп­са. Волхв стал по­хва­лять­ся сво­ей вла­стью пе­ред апо­сто­лом Иоан­ном, но апо­стол спо­кой­но от­ве­тил: "Все твои зна­ме­ния ско­ро пре­вра­тят­ся в ни­что", и при­зра­ки ис­чез­ли. Род­ствен­ни­ки и дру­зья усоп­ших по­ду­ма­ли, что вос­крес­шие сно­ва ушли в стра­ну смер­ти, и в яро­сти на­ки­ну­лись на Иоан­на. Его из­би­ли и бро­си­ли, ре­шив, что он мертв. В ту ночь Про­хор и Ми­рон, при­дя за его те­лом, уви­де­ли, что он не толь­ко жив, но сто­ит, пре­кло­нив ко­ле­на, на мо­лит­ве на том са­мом ме­сте, где его из­би­ва­ли.

Вско­ре по­сле то­го Ки­нопс сно­ва по­до­шел к нему на бе­ре­гу мо­ря и, него­дуя на то, что он про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, за­кри­чал, что по­сра­мит его. Волхв при­ка­зал на­ро­ду: "Возь­ми­те его и не от­пу­скай­те ни его, ни осталь­ных, по­ка я не воз­вра­щусь в сла­ве". По­том прыг­нул в мо­ре и ис­чез из ви­ду. Ко­гда он скрыл­ся в вол­нах, Иоанн про­стер кре­сто­об­раз­но ру­ки и по­мо­лил­ся о том, чтобы Ки­нопс, этот ве­ли­кий об­ман­щик, на­все­гда остал­ся в мор­ской без­дне и чтобы ни­кто боль­ше не уви­дел его сре­ди жи­вых. Иоанн окон­чил мо­лить­ся, и в то же мгно­ве­ние по­слы­шал­ся страш­ный удар гро­ма, мо­ре взвол­но­ва­лось, но Ки­нопс не по­яв­лял­ся. То­гда род­ствен­ни­ки тех тро­их усоп­ших опять по­пы­та­лись убить Иоан­на, кри­ча, что он кол­дов­ством за­ста­вил Ки­ноп­са и их род­ных ис­чез­нуть. Од­на­ко все осталь­ные в тол­пе на­ста­и­ва­ли, что на­до до­ждать­ся воз­вра­ще­ния волх­ва.

На­род ждал на бе­ре­гу три дня и три но­чи, не ре­ша­ясь ра­зой­тись, по­сколь­ку волхв ве­лел им оста­вать­ся на том ме­сте. Лю­ди тяж­ко стра­да­ли от па­ля­ще­го солн­ца, го­ло­да и жаж­ды, и в кон­це кон­цов у них умер­ли трое ма­лень­ких де­тей. Опе­ча­лен­ный тем, с ка­кой лег­ко­стью они под­да­лись на об­ман, и скор­бя об оже­сто­че­нии их сер­дец, Иоанн мо­лил­ся Гос­по­ду об их спа­се­нии, про­ся их разой­тись по до­мам и по­есть. Вла­стью Хри­сто­вой он вос­кре­сил умер­ших де­тей, и лю­ди, осо­знав, что волхв об­ма­нул их, упа­ли к но­гам апо­сто­ла, на­зы­вая его учи­те­лем. Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой вме­сте с Ми­ро­ном и на сле­ду­ю­щий день успо­ко­ил на­род, об­ра­тил­ся к нему с уве­ще­ва­ни­ем и мно­гих кре­стил. За вре­мя пре­бы­ва­ния Иоан­на на Пат­мо­се по­чти все жи­те­ли ост­ро­ва об­ра­ти­лись ко Хри­сту.

В 96 го­ду им­пе­ра­тор До­ми­ци­ан пал от рук убийц, на рим­ский трон взо­шел им­пе­ра­тор Нер­ва (96–98 гг.), ко­то­рый не же­лал ни пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ни пре­сле­до­вать са­мих хри­сти­ан. По­лу­чив бла­го­при­ят­ные све­де­ния об Иоанне, но­вый им­пе­ра­тор и рим­ский се­нат ан­ну­ли­ро­ва­ли при­го­вор До­ми­ци­а­на и осво­бо­ди­ли Иоан­на. По­лу­чив сво­бо­ду, Иоанн спо­до­бил­ся ви­де­ния, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему, что на­ста­ло вре­мя вер­нуть­ся в Ефес, и они с Про­хо­ром при­го­то­ви­лись к от­плы­тию. Од­на­ко хри­сти­ане Пат­мо­са ни­как не хо­те­ли от­пус­кать их и, как ска­за­но в жи­тии свя­то­го Иоан­на, за­пи­сан­ном Про­хо­ром, про­си­ли его оста­вить им пись­мен­ное из­ло­же­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, чтобы им не от­кло­нять­ся от ис­тин­но­го уче­ния.

Иоан­на рас­тро­га­ла эта прось­ба. Они с Про­хо­ром, взой­дя на пус­тын­ный холм и на­ло­жив на се­бя пост, ста­ли мо­лить­ся. На тре­тий день Иоанн по­слал Про­хо­ра в го­род за чер­ни­ла­ми и бу­ма­гой и ве­лел вер­нуть­ся через два дня. Ко­гда Про­хор воз­вра­тил­ся, апо­стол по­про­сил его встать спра­ва от се­бя. Вне­зап­но раз­дал­ся рас­кат гро­ма, за­свер­ка­ла мол­ния, за­дро­жа­ла зем­ля. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю, но Иоанн под­нял его, ска­зав: "Сядь у ме­ня по пра­вую сто­ро­ну". По­сле это­го он про­дол­жил мо­лит­ву и ве­лел за­пи­сы­вать его сло­ва. Он сто­ял, гля­дя в небо, а по­том от­верз уста и за­го­во­рил: "В на­ча­ле бы­ло Сло­во, и Сло­во бы­ло у Бо­га, и Сло­во бы­ло Бог...". Так на­чи­на­ет­ся Еван­ге­лие от Иоан­на. Про­хор пи­шет, что они про­ве­ли то­гда на хол­ме два дня. Вер­нув­шись в го­род, Про­хор пе­ре­пи­сал все эти свя­тые сло­ва, чтобы оста­вить од­ну ко­пию на Пат­мо­се, а вто­рую от­дать Иоан­ну, от­прав­ляв­ше­му­ся в Ефес.

Свя­щен­ное Пре­да­ние и цер­ков­ные пи­са­те­ли пер­вых ве­ков – свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, Ори­ген, свя­той Ири­ней и Ев­се­вий – утвер­жда­ют, что Апо­ка­лип­сис, по­след­няя кни­га ка­но­ни­че­ско­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, так­же бы­ла на­пи­са­на свя­тым Иоан­ном на ост­ро­ве Пат­мос, и что в ро­ли пис­ца и на этот раз вы­сту­пал Про­хор. Уда­лив­шись в уеди­нен­ную пе­ще­ру, апо­стол Иоанн сна­ча­ла про­жил там де­сять дней с Про­хо­ром, а по­том де­сять дней один, в по­сте и мо­лит­ве. Ему был глас с небес, ко­то­рый ска­зал, что при­дет­ся по­до­ждать по­след­ние де­сять дней, и то­гда он по­лу­чит от­кро­ве­ние от Бо­га. Ко­гда вер­нул­ся Про­хор, Иоанн на­чал дик­то­вать ве­ли­кое и та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние Апо­ка­лип­си­са, сим­во­ли­че­ски опи­сы­ва­ю­щее со­бы­тия, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти в кон­це вре­мен. Та пат­мос­ская пе­ще­ра, в ко­то­рой апо­стол по­лу­чил От­кро­ве­ние, сей­час на­хо­дит­ся под стро­е­ни­я­ми мо­на­сты­ря Апо­ка­лип­си­са и яв­ля­ет­ся хра­мом в честь апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой пе­ще­ре па­лом­ни­кам по­ка­зы­ва­ют ме­сто, на ко­то­ром во вре­мя сна по­ко­и­лась го­ло­ва апо­сто­ла, а так­же ме­сто, где обыч­но ле­жа­ла его ру­ка. В по­тол­ке пе­ще­ры вид­на та са­мая трой­ная рас­ще­ли­на, сквозь ко­то­рую до него до­нес­ся "гром­кий го­лос, как бы труб­ный", воз­ве­щав­ший от­кро­ве­ние.

Вот как на­чи­на­ет­ся Апо­ка­лип­сис:

"Я, Иоанн, брат ваш и со­участ­ник в скор­би и в цар­ствии и в тер­пе­нии Иису­са Хри­ста, был на ост­ро­ве, на­зы­ва­е­мом Пат­мос, за сло­во Бо­жие и за сви­де­тель­ство Иису­са Хри­ста. Я был в ду­хе в день вос­крес­ный, и слы­шал по­за­ди се­бя гром­кий го­лос, как бы труб­ный, ко­то­рый го­во­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и По­сле­дний; то, что ви­дишь, на­пи­ши в кни­гу и по­шли церк­вам, на­хо­дя­щим­ся в Асии: в Ефес, и в Смир­ну, и в Пер­гам, и в Фиа­ти­ру, и в Сар­дис, и в Фила­дель­фию, и в Ла­оди­кию" (Откр.1:9-11).

Апо­стол про­дик­то­вал текст, пол­ный пред­зна­ме­но­ва­ний и тайн, обо­зна­чен­ных лишь на­ме­ка­ми и до кон­ца из­вест­ных толь­ко Бо­гу, и за­кон­чил его сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

"Я, Иисус, по­слал Ан­ге­ла Мо­е­го за­сви­де­тель­ство­вать вам сие в церк­вах. Я есмь ко­рень и по­то­мок Да­ви­да, звез­да свет­лая и утрен­няя. И Дух и неве­ста го­во­рят: при­и­ди! И слы­шав­ший да ска­жет: при­и­ди! Жаж­ду­щий пусть при­хо­дит, и же­ла­ю­щий пусть бе­рет во­ду жиз­ни да­ром. (...) Сви­де­тель­ству­ю­щий сие го­во­рит: ей, гря­ду ско­ро! Аминь. Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се!" (Откр.22:16-17, 20)

Апо­ка­лип­сис – это осо­бая кни­га, ис­пол­нен­ная ми­сти­че­ской глу­би­ны, си­лы и об­раз­но­сти. Из всех книг Но­во­го За­ве­та ее од­ну не чи­та­ют вслух на пра­во­слав­ных служ­бах. Текст От­кро­ве­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва не вклю­чен в го­до­вой круг бо­го­слу­же­ния. Над сим­во­ла­ми Апо­ка­лип­си­са лю­ди раз­мыш­ля­ют ве­ка­ми, и все же его смысл пол­но­стью от­кро­ет­ся лишь во вре­мя Вто­ро­го При­ше­ствия Хри­сто­ва. Сре­ди книг Но­во­го За­ве­та есть так­же три по­сла­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва.

Апо­стол воз­вра­тил­ся в Ефес и сно­ва оста­но­вил­ся в до­ме Дом­на, юно­ши, ко­то­рый вос­крес из мерт­вых по его мо­лит­ве. Его отец, Ди­о­ско­рид, к то­му вре­ме­ни уже умер, но сам Домн ра­душ­но при­ни­мал свя­то­го у се­бя в Ефе­се до кон­ца его дней. Пу­те­ше­ствуя по го­ро­дам Ма­лой Азии, апо­стол Иоанн про­дол­жал учить и кре­стить на­род во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († 217) в про­по­ве­ди под на­зва­ни­ем "Бо­гач в по­ис­ках веч­ной жиз­ни" рас­ска­зы­ва­ет од­ну осо­бен­но тро­га­тель­ную ис­то­рию, в ко­то­рой вид­на пас­тыр­ская лю­бовь апо­сто­ла Иоан­на к сво­е­му сло­вес­но­му ста­ду. По воз­вра­ще­нии в Ефес Иоанн встре­тил кра­си­во­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, имев­ше­го на­клон­ность к доб­рым де­лам и изу­че­нию ду­хов­ных пред­ме­тов. Апо­стол оста­вил его на по­пе­че­ние мест­но­го епи­ско­па, по­ру­чив ему обу­чить юно­шу ос­но­вам ве­ры, а сам от­пра­вил­ся даль­ше. Эта ис­то­рия, из­вест­ная под на­зва­ни­ем "Свя­той Иоанн и раз­бой­ник", име­ет сле­ду­ю­щее про­дол­же­ние:

А по­том слу­чи­лось так, что некие празд­ные и бес­пут­ные юно­ши, по­знав­шие зло, раз­вра­ти­ли это­го но­во­об­ра­щен­но­го хри­сти­а­ни­на и уве­ли его от епи­ско­па, по­тра­тив ра­ди него мно­го де­нег на раз­вле­че­ния, и вско­ре они уже бес­чин­ство­ва­ли на боль­шой до­ро­ге. Юно­ша ушел с ни­ми... и со вре­ме­нем стал у них гла­ва­рем, са­мым же­сто­ким и кро­ва­вым из всех.

Про­шли го­ды, и вот как-то раз пре­сви­те­ры той церк­ви по­зва­ли к се­бе апо­сто­ла Иоан­на, чтобы об­су­дить с ним цер­ков­ные де­ла. В кон­це бе­се­ды апо­стол ска­зал епи­ско­пу: "А те­перь про­шу те­бя вер­нуть мне то со­кро­ви­ще, ко­то­рое Спа­си­тель и я по­ру­чи­ли тво­им за­бо­там". Епи­скоп сму­тил­ся. Он по­ду­мал, что свя­той Иоанн го­во­рит о ка­ких-то вве­рен­ных ему день­гах, но не мог вспом­нить, и в то же вре­мя не мог не ве­рить сло­вам апо­сто­ла. То­гда Иоанн ска­зал: "Я про­шу вер­нуть мне то­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го оста­вил на те­бя". Ста­рень­кий епи­скоп с пла­чем и сте­на­ни­я­ми от­ве­тил: "Тот юно­ша мертв". Иоанн спро­сил: "Как он умер?" "Он умер для Бо­га, – ска­зал епис­коп, – он по­гру­зил­ся во зло. Стал раз­бой­ни­ком и жи­вет те­перь вон на той го­ре на­про­тив церк­ви, и с ним шай­ка раз­бой­ни­ков".

Апо­стол разо­рвал на се­бе одеж­ды, уда­ряя се­бя по го­ло­ве, стал пла­кать и вы­кри­ки­вать: "Я оста­вил ду­шу бра­та в на­деж­ных ру­ках! При­ве­ди­те мне ло­шадь, и пусть кто-ни­будь по­ка­жет мне до­ро­гу, я иду к нему".

Иоанн сел на ло­шадь и пря­мо из церк­ви, как был, по­ехал на ту го­ру. У раз­бой­ни­ков на го­ре бы­ли вы­став­ле­ны по­сты, и как толь­ко Иоанн по­явил­ся в по­ле их зре­ния, его схва­ти­ли. Он не пы­тал­ся осво­бо­дить­ся и ни­че­го у них не про­сил, лишь ска­зал: "От­ве­ди­те ме­ня к ва­ше­му гла­ва­рю. Я при­шел по­ви­дать­ся с ним". Гла­варь ждал его, во­ору­жен­ный до зу­бов. Уви­дев Иоан­на, он от­вер­нул­ся, сты­дясь, и по­бе­жал прочь. Иоанн стал кри­чать ему вслед: "Сы­нок, сы­нок, что ты бе­жишь от сво­е­го от­ца, ведь он стар и не во­ору­жен? Не стра­шись ни­че­го! Ты еще мо­жешь вой­ти в веч­ную жизнь! Я возь­му все твои гре­хи на се­бя пред Хри­стом! Ес­ли нуж­но, я умру за те­бя, как Гос­подь умер за нас! Вос­стань, ве­руй! Хри­стос по­слал ме­ня!" Раз­бой­ник низ­ко опу­стил го­ло­ву и бро­сил ору­жие, дро­жа всем те­лом и горь­ко пла­ча, и Иоанн со сле­за­ми об­нял его.

По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни апо­стол Иоанн про­вел в стро­гом воз­дер­жа­нии, пи­та­ясь толь­ко хле­бом и во­дой и оде­ва­ясь в очень про­стые одеж­ды. Ко­гда он стал стар и немо­щен, уче­ни­ки но­си­ли его в храм, но он уже не мог го­во­рить дол­гих про­по­ве­дей, по­это­му на­став­лял толь­ко мест­ных епи­ско­пов, чтобы по­мочь им луч­ше ис­пол­нять их обя­зан­но­сти по­сле его кон­чи­ны. На­ко­нец, ко­гда си­лы со­всем по­ки­ну­ли его, го­во­рил лишь: "Дет­ки, лю­би­те друг дру­га," непре­стан­но по­вто­ряя эти сло­ва. На во­прос, по­че­му он так де­ла­ет, он от­ве­чал: "Это – за­по­ведь Бо­жия, и ес­ли вы ее со­блю­де­те, это­го до­воль­но, чтобы вой­ти в жизнь веч­ную".

Ко­гда апо­сто­лу Иоан­ну бы­ло де­вя­но­сто пять лет, Гос­подь от­крыл ему, что дни его зем­ной жиз­ни со­чте­ны. Апо­стол вы­шел из до­ма ра­но утром, до рас­све­та, по­звал се­ме­рых уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был и Про­хор, и по­про­сил их сле­до­вать за ним, за­хва­тив с со­бой ло­па­ты. Он при­вел их в од­но ме­сто за го­ро­дом и уеди­нил­ся для мо­лит­вы. Окон­чив мо­лит­ву, ска­зал: "Ко­пай­те ва­ши­ми ло­па­та­ми мо­ги­лу в фор­ме кре­ста в дли­ну мо­е­го ро­ста". По­том сно­ва по­мо­лил­ся и лег в мо­ги­лу, по­сле че­го об­ра­тил­ся к Про­хо­ру: "Про­хор, сы­нок, ты дол­жен ид­ти в Иеру­са­лим, где и за­кон­чит­ся твоя жизнь". Об­няв уче­ни­ков, он ска­зал: "Возь­ми­те зем­ли, ма­терь мою зем­лю, и укрой­те ме­ня". Они по­кры­ли его зем­лей до ко­лен, и он умо­лял их про­дол­жать и за­ко­пать его по шею. По­сле это­го про­из­нес: "При­не­си­те тон­кий по­кров и по­ло­жи­те мне на ли­цо, и по­про­щай­тесь со мной в по­след­ний раз, ибо в этой жиз­ни уже не уви­ди­те ме­ня". Он ото­слал их, бла­го­сло­вив, а они опла­ки­ва­ли сво­е­го воз­люб­лен­но­го от­ца и учи­те­ля.

Уче­ни­ки воз­вра­ти­лись в го­род в глу­бо­кой скор­би. Хри­сти­ане Ефе­са, узнав о слу­чив­шем­ся, умо­ля­ли от­ве­сти их к мо­ги­ле. Про­хор с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми по­ве­ли их на то ме­сто, но Иоан­на там не ока­за­лось. Про­хор пи­шет: "То­гда мы вспом­ни­ли сло­ва Гос­по­да, ска­зан­ные апо­сто­лу Пет­ру: "Ес­ли Я хо­чу, чтобы он пре­был, по­ка при­ду, что те­бе [до то­го]?" (Ин.21,22) И мы вос­сла­ви­ли Бо­га, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­е­му по­до­ба­ет сла­ва, честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков. Аминь".

Про­хор со­об­ща­ет так­же, что еже­год­но 8 мая на про­тя­же­нии мно­гих лет мо­ги­ла ис­то­ча­ла ми­ро, и лю­ди ис­це­ля­лись от бо­лез­ней по мо­лит­вам свя­то­го еван­ге­ли­ста Иоан­на.

Па­мять свя­то­го Иоан­на празд­ну­ет­ся 8 мая и 26 сен­тяб­ря, в день его кон­чи­ны.

По пре­да­нию, Про­хор стал епи­ско­пом Ни­ко­ми­дии. День его па­мя­ти – 28 июля.

Яв­ле­ния и чу­де­са апостола и евангелиста Иоан­на Богослова

И в гре­че­ской Си­нак­са­ри, и в рус­ских "Жи­ти­ях Свя­тых" свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го опи­са­ны слу­чаи яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и его по­мо­щи лю­дям.

Дог­мат о Свя­той Тро­и­це

Пер­вое из из­вест­ных нам яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на от­но­сит­ся к тре­тье­му ве­ку. Свя­той апо­стол Иоанн явил­ся пре­по­доб­но­му Гри­го­рию Неоке­са­рий­ско­му чу­до­твор­цу († 270). Пре­по­доб­ный Гри­го­рий был совре­мен­ни­ком свя­той Мак­ри­ны, ба­буш­ки свя­ти­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го и Гри­го­рия Нис­ско­го.

Во вре­ме­на свя­то­го Гри­го­рия Чу­до­твор­ца воз­ник­ли ере­си Са­ве­лия и Пав­ла Са­мо­сат­ско­го. Они еще не бы­ли осуж­де­ны цер­ков­ным со­бо­ром, и пре­по­доб­ный Гри­го­рий, глу­бо­ко обес­по­ко­ен­ный, мо­лил­ся о вра­зум­ле­нии, чтобы су­меть разо­брать­ся в этих уче­ни­ях и от­ли­чить ис­ти­ну от за­блуж­де­ний. Од­на­жды но­чью ему яви­лись Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца и свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов в об­ла­че­нии епи­скоп­ском. Они при­шли в си­я­нии Бо­же­ствен­но­го све­та, и Ма­терь Бо­жия, по­ка­зы­вая на Гри­го­рия, по­про­си­ла свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на на­учить его, как сле­ду­ет ис­по­ве­до­вать тай­ну Свя­той Тро­и­цы. Пре­по­доб­ный Гри­го­рий, как неко­гда Про­хор, соб­ствен­но­руч­но за­пи­сал те сло­ва, что про­дик­то­вал ему свя­той апо­стол Иоанн. По сви­де­тель­ству свя­ти­те­ля Гри­го­рия Нис­ско­го, ори­ги­нал этой за­пи­си по­том дол­гие го­ды хра­нил­ся Неоке­са­рий­ской Цер­ко­вью. Это ис­по­ве­да­ние при­ни­ма­ли как ис­тин­ное от­цы-кап­па­до­кий­цы, свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, свя­ти­тель Гри­го­рий На­зи­ан­зин и свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский, оно во­шло в ран­ний пе­ре­вод ра­бо­ты Ев­се­вия “Ис­то­рия Церк­ви”, на­пи­сан­ной в чет­вер­том ве­ке. Его одоб­рил Пя­тый Все­лен­ский Со­бор 523 го­да.

Вот текст это­го от­кро­ве­ния:

Един Бог, Отец Сло­ва Жи­ва­го, Пре­муд­ро­сти ипо­стас­ной и Си­лы и Об­ра­за веч­на­го, со­вер­шен­ный Ро­ди­тель Со­вер­шен­на­го, Отец Сы­на Еди­но­род­но­го. Един Гос­подь, еди­ный от еди­но­го, Бог от Бо­га, На­чер­та­ние и Об­раз Бо­же­ства, Сло­во дей­ствен­ное, Пре­муд­рость, объ­ем­лю­щая со­став все­го, и зи­жди­тель­ная Си­ла все­го со­тво­рен­на­го, ис­тин­ный Сын ис­тин­на­го От­ца, Неви­ди­мый Неви­ди­ма­го, и Нетлен­ный Нетлен­на­го и Бес­смерт­ный Бес­смерт­на­го и Веч­ный Веч­на­го. И един Дух Свя­тый, от Бо­га име­ю­щий бы­тие и чрез Сы­на явив­ший­ся [т.е. ­лю­дям], Об­раз Сы­на, Со­вер­шен­ный Со­вер­шен­на­го, Жизнь, Ви­нов­ник жи­ву­щих, [Ис­точ­ник свя­тый], Свя­тость, По­да­тель освя­ще­ния, в Нем же яв­ля­ет­ся Бог Отец, су­щий над всем и во всем, и Бог Сын, ко­то­рый чрез все. Тро­и­ца со­вер­шен­ная, сла­вою и веч­но­стью и цар­ством нераз­де­ля­е­мая и неот­чуж­да­е­мая. По­се­му нет в Тро­и­це ни­че­го ни со­тво­рен­на­го или слу­жеб­на­го, ни при­вне­сен­на­го, как бы преж­де не быв­ша­го, по­том же при­в­зо­шед­ша­го; ибо ни Отец ни­ко­гда не был без Сы­на, ни Сын без Ду­ха, но непре­лож­на и неиз­мен­на – все­гда та же Тро­и­ца.

Мо­ло­дой ико­но­пи­сец

Вто­рой слу­чай взят из Про­ло­га. В од­ном ма­ло­азий­ском го­ро­де жил мо­ло­дой хри­сти­а­нин, в обя­зан­но­сти ко­то­ро­го вхо­дил уход за гу­ся­ми. У во­рот го­ро­да ви­се­ла ико­на свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и юно­ша каж­дый день про­хо­дил ми­мо нее утром и ве­че­ром со сво­и­ми гу­ся­ми. В про­сто­те серд­ца он ре­шил по­пы­тать­ся на­ри­со­вать по­доб­ную ико­ну и дол­го пы­тал­ся это сде­лать, ри­суя ее на пес­ке, но все его дол­гие по­пыт­ки не увен­ча­лись успе­хом.

Од­на­жды, ко­гда юно­ша пас гу­сей, к нему по­до­шел незна­ко­мый че­ло­век и, узнав о его же­ла­нии на­пи­сать ико­ну, дал ему ре­ко­мен­да­тель­ное пись­мо к кон­стан­ти­но­поль­ско­му при­двор­но­му ико­но­пис­цу с прось­бой обу­чить его ико­но­пи­си. Юно­ша от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль и под неви­ди­мым ру­ко­вод­ством свя­то­го Иоан­на вско­ре пре­взо­шел сво­е­го учи­те­ля в ико­но­пис­ном ис­кус­стве.

Это, по-ви­ди­мо­му, очень древ­няя ис­то­рия, по­сколь­ку свя­той ­апо­стол Иоанн, как и свя­той апо­стол Лу­ка, из­древ­ле счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем ико­но­пис­цев. На­при­мер, в учеб­ни­ках ико­но­пи­си сем­на­дца­то­го ве­ка мы на­хо­дим сле­ду­ю­щую мо­лит­ву апо­сто­лу Иоан­ну:

"О свя­тый апо­сто­ле и еван­ге­ли­сте Иоанне Бо­го­сло­ве! Ты, при­па­дав­ший ко Хри­сту на Тай­ной Ве­че­ре, да­руй мне зна­ние и по­мо­ги пи­сать бо­го­угод­но, как ты по­мог то­му пас­ту­ху, что чер­тил на пес­ке твой об­раз".

По све­де­ни­ям, со­дер­жа­щим­ся в “Ве­ли­ком Си­нак­са­ри”, “Жи­ти­ях Свя­тых” свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го и да­же жи­ти­ях бо­лее позд­них свя­тых бы­ло мно­го слу­ча­ев, ко­гда свя­той апо­стол Иоанн яв­лял­ся, ино­гда вме­сте с Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей, чтобы ока­зать по­мощь или дать со­вет. Он при­хо­дил, на­при­мер, к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту (па­мять 13 но­яб­ря), свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме (14 но­яб­ря), пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию Ро­стов­ско­му (29 ок­тяб­ря), стар­цу Мат­фею (12 ап­ре­ля) (см. в жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го) и пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му Са­ров­ско­му (2 ян­ва­ря), ко­то­ро­му, как и лю­би­мо­му уче­ни­ку свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при кре­ще­нии бы­ло да­но имя Про­хор.

С жиз­нью свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста свя­за­но два слу­чая яв­ле­ния свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В пер­вый раз апо­стол Иоанн Бо­го­слов по­ве­дал пра­вед­но­му ино­ку Ис­и­хию, что Зла­то­уст станет из­бран­ным хра­мом Свя­то­го Ду­ха и по­слу­жит де­лу спа­се­ния и освя­ще­ния лю­дей. В кон­це жиз­ни сам свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст удо­сто­ил­ся по­се­ще­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. Апо­стол ­из­ве­стил его о ско­рой кон­чине и о том, что пе­ред ним от­кро­ют­ся вра­та рая.

В яв­ле­нии свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме Иоанн Бо­го­слов ­ска­зал: “Во­лею Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы, от­ныне я непре­стан­но бу­ду с ­то­бой”.

В жи­тии пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия Ро­стов­ско­го го­во­рит­ся, что свя­той апо­стол Иоанн при­шел к нему и дал ему свой по­сох, чтобы со­кру­шить язы­че­ско­го идо­ла Ве­ле­са в го­ро­де Ро­сто­ве и раз­бить его в прах.

В жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го есть сле­ду­ю­щий эпи­зод: бла­го­че­сти­во­му стар­цу Мат­фею, по­стро­ив­ше­му оби­тель для свя­той Афа­на­сии с сест­ра­ми, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов явил­ся во вре­мя ли­тур­гии. Двое со­слу­жив­ших Мат­фею свя­щен­ни­ков так­же ви­де­ли свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на.

Од­на­жды в Са­ров­ском мо­на­сты­ре тя­же­ло за­бо­лел во­дян­кой и на три с по­ло­ви­ной го­да ока­зал­ся при­ко­ван к по­сте­ли по­слуш­ник Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря Про­хор, бу­ду­щий пре­по­доб­ный Се­ра­фим. Он чув­ство­вал, что ско­ро умрет, но по­сле при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин спо­до­бил­ся ви­де­ния Ма­те­ри Бо­жи­ей, свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва и свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. Ма­терь Бо­жия ска­за­ла осталь­ным: “Сей от ро­да на­ше­го” и ис­це­ли­ла его.

Св. апо­стол Иоанн Бо­го­слов яв­лял­ся и пра­вед­ни­кам два­дца­то­го ве­ка, в том чис­ле от­цу Ни­ко­ла­су Пла­на­су и мо­ло­дой мо­на­хине Маг­да­лине из оби­те­ли свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва в Афи­нах. Она бо­ле­ла ра­ком, и явив­ши­е­ся ей Бо­го­ро­ди­ца, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов и свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский ис­це­ли­ли ее.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го Апо­сто­ла и Еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Па­мять свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных две­на­дца­ти Апо­сто­лов" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.