Канон на Воздвижение Креста Господня

Припев: Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ Честно́му.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 27 сентября (14 сентября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Кре́ст начерта́в Моисе́й впря́мо жезло́м, Чермно́е пресече́ Изра́илю пешеходя́щу, то́же обра́тно фарао́новым колесни́цам, уда́рив, совокупи́, вопреки́ написа́в непобеди́мое ору́жие. Те́м Христу́ пои́м, Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

О́браз дре́вле Моисе́й пречи́стыя Стра́сти в себе́ само́м прообрази́, свяще́нных среде́ стоя́: Кре́ст же вообрази́в, просте́ртыми побе́ду дла́ньми воздви́же, держа́ву погуби́в Амали́ка всегуби́теля. Те́м Христу́ пои́м, Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Возложи́ Моисе́й на столпе́ врачевство́, тлетвори́ваго избавле́ния и ядови́таго угрызе́ния, и дре́ву о́бразом Креста́ по земли́ пресмыка́ющагося зми́я привяза́, лука́вный в се́м обличи́в вре́д. Те́м Христу́ пои́м, Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Показа́ не́бо Креста́ побе́ду благоче́стия держа́телю и царю́ богому́дру, враго́в в не́мже злосе́рдных низложи́ся свире́пство, ле́сть же преврати́ся, и ве́ра распростре́ся земны́м конце́м Боже́ственная. Те́м Христу́ пои́м, Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Же́зл во о́браз та́йны прие́млется, прозябе́нием бо́ предразсужда́ет свяще́нника, неплодя́щей же пре́жде Це́ркви, ны́не процвете́ Дре́во Креста́, в держа́ву и утвержде́ние.

Я́ко испусти́ ударя́емь, во́ду краесеко́мый непокори́вым лю́дем и жестосе́рдым, богозва́нныя проявля́ше Це́ркве та́инство, ея́же Кре́ст держа́ва и утвержде́ние.

Ре́бром пречи́стым, копие́м прободе́нным, вода́ с Кро́вию истече́, обновля́ющая Заве́т, и омыва́тельная греха́: ве́рных бо́ Кре́ст похвала́ и царе́й держа́ва и утвержде́ние.

Седа́лен, гла́с 4.

В тебе́, треблаже́нне и жизнода́вче Кре́сте, лю́дие учрежда́ющеся, спра́зднуют с невеще́ственными ли́ки, чи́ни архиере́йстии благогове́йно воспева́ют, мно́жества же мона́шествующих и по́стников покланя́ются, Христа́ же распе́ншагося вси́ сла́вим.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́, и просла́вих Твое́ Божество́.

Горькоро́дныя преложи́ дре́вом Моисе́й исто́чники в пусты́ни дре́вле, Кресто́м ко благоче́стию язы́ков проявля́я преложе́ние.

Глубине́ вне́дривый секу́щую издаде́ Иорда́н дре́ву, Кресто́м и креще́нием сече́ние ле́сти зна́менуя.

Свяще́нно ополча́ются четвероча́стнии лю́дие, предходя́ще о́бразом свиде́тельства ски́нии, крестообра́зными чи́нми прославля́еми.

Чу́дно простира́емь, со́лнечныя лучи́ испуща́ше Кре́ст, и пове́даша небеса́ сла́ву Бо́га на́шего.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: О треблаже́нное Дре́во, на не́мже распя́ся Христо́с, Ца́рь и Госпо́дь, и́мже паде́ дре́вом прельсти́вый, тобо́ю прельсти́вся, Бо́гу пригвозди́вшуся Пло́тию, подаю́щему ми́р душа́м на́шим.

Тебе́, приснопе́тое Дре́во, на не́мже простре́ся Христо́с, Еде́м храня́щее обраща́ющееся ору́жие, Кре́сте, устыде́ся: стра́шный же Херуви́м уступи́ на тебе́ пригвожде́нному Христу́, подаю́щему ми́р душа́м на́шим.

Подзе́мных си́лы проти́вныя Креста́ страша́тся начерта́ема зна́мения на возду́се, по нему́же хо́дят Небе́сных и земноро́дных ро́ди, коле́на преклоня́юще Христу́, подаю́щему ми́р душа́м на́шим.

Заря́ми нетле́нными я́влься Боже́ственный Кре́ст омраче́нным язы́ком, заблужде́нным в пре́лести, Боже́ственный све́т облиста́в, усвоя́ет на не́м пригвожде́нному Христу́, подаю́щему ми́р душа́м на́шим.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Во́днаго зве́ря во утро́бе дла́ни Ио́на крестови́дно распросте́р, спаси́тельную Стра́сть проображашe я́ве. Те́м тридне́вен изше́д, преми́рное Воскресе́ние прописа́ше Пло́тию пригвожде́ннаго Христа́ Бо́га и тридне́вным Воскресе́нием ми́р просве́щшаго.

Ста́ростию преклони́вся, и неду́гом отягче́н испра́вися Иа́ков, ру́це премени́в, де́йствие явля́я жизноно́снаго Креста́: и́бо ве́тхость зако́ннаго сено́внаго писа́ния новописа́ на се́м Пло́тию пригвозди́выйся Бо́г и душегуби́тельный неду́г ле́сти отгна́.

На ю́ныя возложи́в дла́ни боже́ственный Изра́иль, крестови́дно главы́ явля́ше, я́ко старе́йшая сла́ва, законослужи́тели лю́дие. Те́мже,подмне́вся та́ко испрельсти́тися, не измени́ жизноно́снаго о́браза: превзы́дут бо́ лю́дие Христо́вы Бо́жии, новоутвержде́нии, вопия́ху, Кресто́м огражда́еми.

На ю́ныя возложи́в дла́ни боже́ственный Изра́иль, крестови́дно главы́ явля́ше, я́ко старе́йшая сла́ва, законослужи́тели лю́дие. Те́мже, подмне́вся та́ко испрельсти́тися, не измени́ жизноно́снаго о́браза: превзы́дут бо́ лю́дие Христо́вы Бо́жии новоутвержде́нии, вопия́ху,Кресто́м огражда́еми.

Конда́к, гла́с 4.

Вознесы́йся на Кре́ст во́лею, тезоимени́тому Твоему́ но́вому жи́тельству щедро́ты Твоя́ да́руй, Христе́ Бо́же, возвесели́ на́с си́лою Твое́ю, побе́ды дая́ на́м на сопоста́ты, посо́бие иму́щим Твое́ ору́жие ми́ра, непобеди́мую побе́ду.

И́кос.

И́же до тре́тияго Небесе́ восхище́н бы́сть в ра́й, и глаго́лы слы́шав неизрече́нныя и Боже́ственныя, и́хже не ле́ть язы́ки (челове́ческими) глаго́лати, что́ Гала́том пи́шет, я́ко рачи́тилие Писа́ний прочто́сте и позна́сте: мне́, глаго́лет, хвали́тися да не бу́дет, то́кмо во еди́ном Кресте́ Госпо́дни, на не́мже, страда́в, уби́ стра́сти. Того́ у́бо и мы́ изве́стно держи́м, Кре́ст Госпо́день, хвалу́ вси́: е́сть бо́ на́м спаси́тельное сие́ Дре́во ору́жие ми́ра, непобеди́мая побе́да.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Безу́мное веле́ние мучи́теля злочести́ваго лю́ди поколеба́, ды́шущее преще́ние и злохуле́ние богоме́рзкое; оба́че три́ о́троки не устраши́ я́рость зве́рская, ни о́гнь снеда́яй, но противоды́шущу росоно́сному Ду́ху, со огне́м су́щу поя́ху: препе́тый отце́в и на́с Бо́же, благослове́н еси́.

От дре́ва вкуси́в пе́рвый в челове́цех в тле́ние всели́ся: отверже́нием бо́ жи́зни безче́стнейшим осуди́вся, всему́ ро́ду телотле́нен не́кий я́ко вре́д неду́га преподаде́; но, обре́тше, земноро́днии, воззва́ние кре́стным Дре́вом, зове́м: препе́тый отце́в и на́с Бо́же благослове́н еси́.

Разруши́ повеле́ние Бо́жие преслуша́ние, и дре́во принесе́ сме́рть челове́ком, е́же неблаговре́менно прича́стно бывшeе; во утвержде́ние же зело́ честна́го отту́ду жи́зни дре́во возбраня́емо бе́, е́же разбо́йнику злоуме́ршу отве́рзе, благоразу́мно зову́щу: препе́тый отце́в и на́с Бо́же благослове́н еси́.

Жезла́ объе́млет кра́й Ио́сифова, бу́дущая зря́, Изра́иль, Ца́рствия держа́вное, я́ко возъиму́ществит пресла́вный Кре́ст, проявля́я: се́й бо́ царе́й победоно́сная похвала́, и све́т ве́рою зову́щим: препе́тый отце́в и на́с Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Благослови́те, о́троцы, Тро́ицы равночи́сленнии, Соде́теля Отца́ Бо́га, по́йте снизше́дшее Сло́во, и о́гнь в ро́су претво́ршее, и превозноси́те все́м жи́знь подава́ющаго Ду́ха Всесвята́го во ве́ки.

Воздвиза́ему Дре́ву, окропле́ну Кро́вию вопло́щшагося Сло́ва Бо́га, по́йте Небе́сныя Си́лы; земны́х воззва́ние пра́зднующе, лю́дие, поклони́теся Христо́ву Кресту́, и́мже ми́ру воста́ние во ве́ки.

Земноро́днии, дла́ньми, строи́телие благода́ти, Кре́ст, на не́мже стоя́ше Христо́с Бо́г, возноси́те священноле́пно и копие́, Бо́жия Сло́ва Те́ло пробо́дшее, да ви́дят язы́цы вси́ спасе́ние Бо́жие, сла́вяще Его́ во ве́ки.

Боже́ственным судо́м предызбра́ннии, весели́теся, христиа́нстии ве́рнии ца́рие, хвали́теся победоно́сным ору́жием, прие́мше от Бо́га Кре́ст Честны́й: в се́м бо́ коле́на, бра́ней де́рзости и́щуще, разсыпа́ются во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Та́ин еси́, Богоро́дице, ра́й, невозде́ланно возрасти́вший Христа́, И́мже кре́стное живоно́сное на земли́ насади́ся Дре́во; те́м, ны́не возноси́му, покланя́ющеся Ему́, Тя́ велича́ем.

Да возра́дуются древа́ дубра́вная вся́, освяти́вшуся естеству́ и́х, от Него́же изнача́ла насади́шася, Христу́ распросте́ршуся на Дре́ве; те́м, ны́не возноси́му, покланя́ющеся Ему́, Тя́ велича́ем.

Свяще́нный воста́ ро́г, и глава́ все́м богому́дрым, Кре́ст, и́мже гре́шных мы́сленно стира́ются ро́зи вси́; те́м, ны́не возноси́му, покланя́ющеся ему́, Тя́ велича́ем.

Ирмо́с: Сне́дию дре́ва ро́ду прибы́вшая сме́рть, Кресто́м упраздни́ся дне́сь, и́бо прама́терняя всеро́дная кля́тва разруши́ся Прозябе́нием Чи́стыя Богома́тере, Ю́же вся́ Си́лы Небе́сныя велича́ют.

Го́рести уби́йственныя, я́же от дре́ва, не оста́вив, Го́споди, Кресто́м бо́ сию́ соверше́нно истреби́л еси́. Сего́ ра́ди и дре́вом услади́ иногда́ го́ресть во́д Ме́рры: прообразу́ющее Креста́ де́йство, е́же вся́ си́лы небе́сныя велича́ют.

Непреста́нно гружа́емыя мра́ком пра́отца, Го́споди, Кресто́м возвы́сил еси́ дне́сь, я́ко бо́ ле́стию весьма́ неудержа́нно естество́ преднизведе́ся, всеро́дне ны́ па́ки испра́ви све́т Креста́ Твоего́, его́же, ве́рнии, велича́ем.

Да о́браз пока́жеши ми́ру покланя́емый, Го́споди, Креста́, во все́х, я́ко пресла́вный, на небесе́х изобрази́л еси́, све́том безме́рным озаре́н, царю́ всеору́жие непобеди́мое. Те́м Тя́ вся́ си́лы небе́сныя велича́ют.

Свети́лен.

Кре́ст храни́тель всея́ вселе́нныя, Кре́ст красота́ Це́ркве, Кре́ст царе́й держа́ва, Кре́ст ве́рных утвержде́ние, Кре́ст А́нгелов сла́ва и де́монов я́зва.

Кре́ст воздвиза́ется дне́сь, и ми́р освяща́ется: И́же бо со Отце́м седя́й и Ду́хом Святы́м на се́м ру́це распростре́, ми́р ве́сь привлече́ к Твоему́, Христе́, позна́нию; и́же у́бо на Тя́ наде́ющияся боже́ственныя сподо́би сла́вы.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Крⷭ҇тъ начерта́въ мѡѷсе́й, впрѧ́мѡ жезло́мъ чермно́е пресѣчѐ, і҆и҃лю пѣшеходѧ́щꙋ, то́же ѡ҆бра́тнѡ фараѡ́нѡвымъ колесни́цамъ ᲂу҆да́ривъ совокꙋпѝ, вопрекѝ написа́въ непобѣди́мое ѻ҆рꙋ́жїе: тѣ́мъ хрⷭ҇тꙋ̀ пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Ѻ҆́бразъ дре́вле мѡѷсе́й пречⷭ҇тыѧ стрⷭ҇ти въ себѣ̀ само́мъ проѡбразѝ, свѧще́нныхъ средѣ̀ стоѧ̀: крⷭ҇тъ же воѡбрази́въ, просте́ртыми побѣ́дꙋ дла́ньми воздви́же, держа́вꙋ погꙋби́въ а҆мали́ка всегꙋби́телѧ. тѣ́мъ хрⷭ҇тꙋ̀ пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Возложѝ мѡѷсе́й на столпѣ̀ врачевство̀, тлетвори́вагѡ и҆збавле́нїе, и҆ ꙗ҆дови́тагѡ ᲂу҆грызе́нїѧ: и҆ дре́вꙋ ѻ҆́бразомъ крⷭ҇та̀, по землѝ пресмыка́ющагосѧ ѕмі́ѧ привѧза̀, лꙋка́вный въ се́мъ ѡ҆бличи́въ вре́дъ. тѣ́мъ хрⷭ҇тꙋ̀ пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Показа̀ нб҃о крⷭ҇та̀ побѣ́дꙋ благоче́стїѧ держа́телю, и҆ царю̀ бг҃омꙋ́дрꙋ, врагѡ́въ въ не́мже ѕлосе́рдыхъ низложи́сѧ свирѣ́пство, ле́сть же преврати́сѧ, и҆ вѣ́ра распростре́сѧ земны̑мъ концє́мъ бжⷭ҇твеннаѧ. тѣ́мъ хрⷭ҇тꙋ̀ пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Же́злъ въ ѻ҆́бразъ та́йны прїе́млетсѧ, прозѧбе́нїемъ бо предразсꙋжда́етъ свѧще́нника: неплодѧ́щей же пре́жде цр҃кви, ны́нѣ процвѣтѐ дре́во крⷭ҇та̀, въ держа́вꙋ и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Ꙗ҆́кѡ и҆спꙋстѝ ᲂу҆дарѧ́емь во́дꙋ краесѣко́мый, непокори̑вымъ лю́демъ и҆ жестосє́рдымъ, бг҃озва́нныѧ проѧвлѧ́ше цр҃кве та́инство, є҆ѧ́же крⷭ҇тъ держа́ва и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Ре́брѡмъ пречи̑стымъ, копїе́мъ прободє́ннымъ, вода̀ съ кро́вїю и҆стечѐ, ѡ҆бновлѧ́ющаѧ завѣ́тъ и҆ ѡ҆мыва́тельнаѧ грѣха̀: вѣ́рныхъ бо крⷭ҇тъ похвала̀, и҆ царе́й держа́ва и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃.

Въ тебѣ̀, требл҃же́нне и҆ жизнода́вче крⷭ҇те, лю́дїе ᲂу҆чрежда́ющесѧ спра́зднꙋютъ, съ невеще́ственными ли̑ки, чи́ни а҆рхїере́йстїи бл҃гоговѣ́йнѡ воспѣва́ютъ, мно́жество же мона́шествꙋющихъ и҆ по́стникѡвъ покланѧ́ютсѧ, хрⷭ҇та́ же распе́ншагосѧ всѝ сла́вимъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ, гдⷭ҇и, смотре́нїѧ твоегѡ̀ та́инство, разꙋмѣ́хъ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ просла́вихъ твоѐ бжⷭ҇тво̀.

Горькорѡ́дныѧ преложѝ дре́вомъ мѡѷсе́й и҆сто́чники въ пꙋсты́ни дре́вле, крⷭ҇то́мъ бо благоче́стїю ꙗ҆зы́кѡвъ проѧвлѧ́ѧ преложе́нїе.

Глꙋбинѣ̀ внѣ́дривый сѣкꙋ́щꙋю и҆здадѐ і҆ѻрда́нъ дре́вꙋ, крⷭ҇то́мъ и҆ креще́нїемъ сѣче́нїе ле́сти зна́менꙋѧ.

Свѧще́ннѡ ѡ҆полча́ютсѧ, четвероча́стнїи лю́дїе предходѧ́ще ѻ҆́бразомъ свидѣ́тельства ски́нїи, крⷭ҇тоѻбра́зными чи́нми прославлѧ́емїи.

Чꙋ́днѡ простира́емь, со́лнєчныѧ лꙋчы̀ и҆спꙋща́ше крⷭ҇тъ, и҆ повѣ́даша нб҃са̀ сла́вꙋ бг҃а на́шегѡ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ѽ треблаже́нное дре́во, на не́мже распѧ́сѧ хрⷭ҇то́съ, цр҃ь и҆ гдⷭ҇ь, и҆́мже падѐ, дре́вомъ прельсти́вый, тобо́ю прельсти́всѧ, бг҃ꙋ пригвозди́вшꙋсѧ пло́тїю, подаю́щемꙋ ми́ръ дꙋша́мъ на́шымъ.

Тебѐ приснопѣ́тое дре́во, на не́мже простре́сѧ хрⷭ҇то́съ, є҆де́мъ хранѧ́щее ѡ҆браща́ющеесѧ ѻ҆рꙋ́жїе, крⷭ҇те ᲂу҆стыдѣ́сѧ: стра́шный же херꙋві́мъ ᲂу҆стꙋпѝ, на тебѣ̀ пригвожде́нномꙋ хрⷭ҇тꙋ̀, подаю́щемꙋ ми́ръ дꙋша́мъ на́шымъ.

Подзе́мныхъ си̑лы проти̑вныѧ крⷭ҇та̀ страша́тсѧ, начерта́ема зна́менїѧ на воздꙋ́сѣ, по немꙋ́же хо́дѧтъ небе́сныхъ и҆ земноро́дныхъ ро́ди, колѣ̑на преклонѧ́юще хрⷭ҇тꙋ̀, подаю́щемꙋ ми́ръ дꙋша́мъ на́шымъ.

Зарѧ́ми нетлѣ́нными ꙗ҆́вльсѧ бжⷭ҇твенный крⷭ҇тъ, ѡ҆мрачє́ннымъ ꙗ҆зы́кѡмъ, заблꙋждє́ннымъ въ пре́лести, бжⷭ҇твенный свѣ́тъ ѡ҆блиста́въ, ᲂу҆своѧ́етъ на не́мъ пригвожде́нномꙋ хрⷭ҇тꙋ̀, подаю́щемꙋ ми́ръ дꙋша́мъ на́шымъ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Во́днагѡ ѕвѣ́рѧ во ᲂу҆тро́бѣ, дла̑ни і҆ѡ́на крⷭ҇тови́днѡ распросте́ръ, спаси́тельнꙋю стрⷭ҇ть проѡбража́ше ꙗ҆́вѣ. тѣ́мъ тридне́венъ и҆зше́дъ, премі́рное воскрⷭ҇нїе прописа́ше, пло́тїю пригвожде́ннагѡ хрⷭ҇та̀ бг҃а, и҆ тридне́внымъ воскрⷭ҇нїемъ мі́ръ просвѣ́щшагѡ.

Ста́ростїю преклони́всѧ, и҆ недꙋ́гомъ ѡ҆тѧгче́нъ и҆спра́висѧ, і҆а́кѡвъ рꙋ́цѣ премѣни́въ, дѣ́йствїе ꙗ҆влѧ́ѧ жизноно́снагѡ крⷭ҇та̀: и҆́бо ве́тхость зако́ннагѡ сѣно́внагѡ писа́нїѧ новописа̀, на се́мъ пло́тїю пригвозди́выйсѧ бг҃ъ, и҆ дꙋшегꙋби́тельный недꙋ́гъ ле́сти ѿгна̀.

На ю҆́ныѧ возложи́въ дла̑ни бжⷭ҇твенный і҆и҃ль, крⷭ҇тови́днѡ главы̑ ꙗ҆влѧ́ше, ꙗ҆́кѡ старѣ́йшаѧ сла́ва, законослꙋжи́тели лю́дїе. тѣ́мже подмнѣ́всѧ та́кѡ и҆спрельсти́тисѧ, не и҆змѣнѝ жизноно́снагѡ ѻ҆́браза: превзы́дꙋтъ бо лю́дїе хрⷭ҇то́вы бж҃їи новоꙋтвержде́ннїи, вопїѧ́хꙋ, крⷭ҇то́мъ ѡ҆гражда́еми.

Конда́къ, гла́съ д҃.

Вознесы́йсѧ на крⷭ҇тъ во́лею, тезоимени́томꙋ твоемꙋ̀ но́вомꙋ жи́тельствꙋ, щедрѡ́ты твоѧ̑ да́рꙋй, хрⷭ҇тѐ бж҃е. возвеселѝ си́лою твое́ю вѣ̑рныѧ лю́ди твоѧ̑, побѣ̑ды даѧ̀ на́мъ на сопоста́ты, посо́бїе и҆мꙋ́щымъ твоѐ ѻ҆рꙋ́жїе ми́ра, непобѣди́мꙋю побѣ́дꙋ.

І҆́косъ.

И҆́же до тре́тїѧгѡ нб҃сѐ восхище́нъ бы́сть въ ра́й, и҆ гл҃го́лы слы́шавъ неизречє́нныѧ и҆ бжⷭ҇твєнныѧ, и҆̀хже не лѣ́ть ѧ҆зы́ки (человѣ́ческими) глаго́лати. что̀ гала́тѡмъ пи́шетъ, ꙗ҆́кѡ рачи́телїе писа́нїй прочто́сте и҆ позна́сте: мнѣ̀, глаго́летъ, хвали́тисѧ да не бꙋ́детъ, то́кмѡ во є҆ди́номъ крⷭ҇тѣ̀ гдⷭ҇ни, на не́мже страда́въ ᲂу҆бѝ стра̑сти. того̀ ᲂу҆́бѡ и҆ мы̀ и҆звѣ́стнѡ держи́мъ, крⷭ҇тъ гдⷭ҇ень, хвалꙋ̀ всѝ: є҆́сть бо на́мъ спаси́тельное сїѐ дре́во, ѻ҆рꙋ́жїе ми́ра, непобѣди́маѧ побѣ́да.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Безꙋ́мное велѣ́нїе мꙋчи́телѧ ѕлочести́вагѡ лю́ди поколеба̀, ды́шꙋщее преще́нїе и҆ ѕлохꙋле́нїе бг҃оме́рзское: ѻ҆ба́че трѝ ѻ҆́троки не ᲂу҆страшѝ ꙗ҆́рость ѕвѣ́рскаѧ, ни ѻ҆́гнь снѣда́ѧй, но противоды́шꙋщꙋ росоно́сномꙋ дх҃ꙋ, со ѻ҆гне́мъ сꙋ́ще поѧ́хꙋ: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ и҆ на́съ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Ѿ дре́ва вкꙋси́въ пе́рвый въ человѣ́цѣхъ, въ тлѣ́нїе всели́сѧ ѿверже́нїемъ бо жи́зни безче́стнѣйшимъ ѡ҆сꙋди́всѧ, всемꙋ̀ ро́дꙋ тѣлотлѣ́ненъ нѣ́кїй, ꙗ҆́кѡ вре́дъ недꙋ́га преподадѐ: но ѡ҆брѣ́тше земноро́днїи воззва́нїе крⷭ҇тнымъ дре́вомъ, зове́мъ: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ и҆ на́съ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Разрѣшѝ повелѣ́нїе бж҃їе преслꙋша́нїе, и҆ дре́во принесѐ сме́рть человѣ́кѡмъ, є҆́же неблаговре́меннѡ прича́стно бы́вшее: во ᲂу҆твержде́нїе же ѕѣлѡ̀ честна́гѡ. ѿтꙋ́дꙋ жи́зни дре́во возбранѧ́емо бѣ̀, є҆́же разбо́йникꙋ ѕлоꙋме́ршꙋ ѿве́рзе, благоразꙋ́мнѡ зовꙋ́щꙋ: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ и҆ на́съ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Жезла̀ ѡ҆б̾е́млетъ кра́й і҆ѡ́сифова, бꙋ̑дꙋщаѧ зрѧ̀ і҆и҃ль, црⷭ҇твїѧ держа́вное, ꙗ҆́кѡ воз̾имꙋ́ществитъ пресла́вный крⷭ҇тъ проѧвлѧ́ѧ: се́й бо побѣдоно́снаѧ похвала̀, и҆ свѣ́тъ вѣ́рою зовꙋ́щымъ: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ и҆ на́съ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: благослови́те ѻ҆́троцы, трⷪ҇цы равночи́сленнїи, содѣ́телѧ ѻ҆ц҃а̀ бг҃а, по́йте снизше́дшее сло́во, и҆ ѻ҆́гнь въ ро́сꙋ претво́ршее, и҆ превозноси́те всѣ̑мъ жи́знь подава́ющаго, дх҃а всест҃а́го, во вѣ́ки.

Воздвиза́емꙋ дре́вꙋ ѡ҆кропле́нꙋ кро́вїю вопло́щшагосѧ сло́ва бг҃а, по́йте нбⷭ҇ныѧ си̑лы: земны́хъ воззва́нїе, пра́зднꙋюще лю́дїе, поклони́тесѧ хрⷭ҇то́вꙋ крⷭ҇тꙋ̀, и҆́мже мі́рꙋ воста́нїе, во вѣ́ки.

Земноро́днїи дла́ньми, строи́телїе бл҃года́ти крⷭ҇тъ, на не́мже стоѧ́ше хрⷭ҇то́съ бг҃ъ, возноси́те свѧщеннолѣ́пнѡ и҆ копїѐ, бж҃їѧ сло́ва тѣ́ло пробо́дшее, да ви́дѧтъ ꙗ҆зы́цы всѝ спасе́нїе бж҃їе, сла́вѧще є҆го̀ во вѣ́ки.

Бжⷭ҇твеннымъ сꙋдо́мъ пред̾избра́ннїи весели́тесѧ, хрⷭ҇тїа́нстїи вѣ́рнїи лю́дїе хвали́тесѧ побѣдоно́снымъ ѻ҆рꙋ́жїемъ, прїе́мше ѿ бг҃а крⷭ҇тъ честны́й: въ се́мъ бо колѣ̑на бра́ней де́рзости и҆́щꙋще, разсыпа́ютсѧ во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Та́инъ є҆сѝ, бцⷣе, ра́й, невоздѣ́ланнѡ возрасти́вшїй хрⷭ҇та̀, и҆́мже кре́стное живоно́сное на землѝ насади́сѧ дре́во. тѣ́мъ ны́нѣ возноси́мꙋ, покланѧ́ющесѧ є҆мꙋ̀ тѧ̀ велича́емъ.

Да возра́дꙋютсѧ древа̀ дꙋбра̑внаѧ всѧ̑, ѡ҆свѧти́вшꙋсѧ є҆стествꙋ̀ и҆́хъ, ѿ негѡ́же и҆знача́ла насади́шасѧ, хрⷭ҇тꙋ̀ распросте́ршꙋсѧ на дре́вѣ. тѣ́мъ ны́нѣ возноси́мꙋ, покланѧ́ющесѧ є҆мꙋ̀, тѧ̀ велича́емъ.

Свѧще́нный воста̀ ро́гъ, и҆ глава̀ всѣ̑мъ бг҃омꙋ̑дрымъ кре́стъ, и҆́мже грѣ́шныхъ мы́сленнѡ стира́ютсѧ ро́ги всѝ. тѣ́мъ ны́нѣ возноси́мꙋ, покланѧ́ющесѧ є҆мꙋ̀, тѧ̀ велича́емъ.

І҆рмо́съ: Снѣ́дїю дре́ва, ро́дꙋ прибы́вшаѧ сме́рть, крⷭ҇то́мъ ᲂу҆праздни́сѧ дне́сь: и҆́бо прама́тернѧѧ всеро́днаѧ клѧ́тва разрꙋши́сѧ, прозѧбе́нїемъ чⷭ҇тыѧ бг҃ома́тере: ю҆́же всѧ̑ си̑лы нбⷭ҇ныѧ велича́ютъ.

Го́рести ᲂу҆бі́йственныѧ, ꙗ҆́же ѿ дре́ва, не ѡ҆ста́вивъ гдⷭ҇и, крⷭ҇то́мъ бо сїю̀ соверше́ннѡ и҆стреби́лъ є҆сѝ. сегѡ̀ ра́ди и҆ дре́вомъ ᲂу҆сладѝ и҆ногда̀ го́ресть во́дъ ме́рры, проѡбразꙋ́ющее крⷭ҇та̀ дѣ́йство, є҆́же всѧ̑ си̑лы нбⷭ҇ныѧ велича́ютъ.

Непреста́ннѡ грꙋжа́ємыѧ мра́комъ пра́ѻтца гдⷭ҇и, кресто́мъ возвы́силъ є҆сѝ дне́сь. ꙗ҆́кѡ бо ле́стїю весьма̀ неꙋдержа́ннѡ є҆стество̀ преднизведе́сѧ: всеро́днѣ ны̀ па́ки и҆спра́ви свѣ́тъ креста̀ твоегѡ̀, є҆го́же вѣ́рнїи велича́емъ.

Да ѻ҆́бразъ пока́жеши мі́рꙋ покланѧ́емый, гдⷭ҇и, крⷭ҇та̀, во всѣ́хъ ꙗ҆́кѡ пресла́вный на нб҃сѣ́хъ и҆з̾ѡбрази́лъ є҆сѝ, свѣ́томъ безмѣ́рнымъ ѡ҆заре́нъ: цр҃ю̀ всеѻрꙋ́жїе непобѣди́мое. тѣ́мъ тѧ̀ всѧ̑ си̑лы нбⷭ҇ныѧ велича́ютъ.

Свѣти́ленъ.

Крⷭ҇тъ, храни́тель всеѧ̀ вселе́нныѧ, крⷭ҇тъ, красота̀ цр҃кве: крⷭ҇тъ, вѣ́рныхъ ᲂу҆твержде́нїе: крⷭ҇тъ, а҆́гг҃лѡвъ сла́ва, и҆ де́мѡнѡвъ ꙗ҆́зва.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Крⷭ҇тъ воздвиза́етсѧ дне́сь, и҆ мі́ръ ѡ҆свѧща́етсѧ: и҆́же бо со ѻ҆ц҃е́мъ сѣдѧ́й, и҆ дх҃омъ ст҃ы́мъ, на се́мъ рꙋ́цѣ распрострѐ: мі́ръ ве́сь привлечѐ къ твоемꙋ̀, хрⷭ҇тѐ, позна́нїю. и҆̀же ᲂу҆́бѡ на тѧ̀ надѣ́ющыѧсѧ, бжⷭ҇твенныѧ сподо́би сла́вы.

Празд­ник Воз­дви­же­ния, по­свя­щен­ный Кре­сту Хри­сто­ву, выра­жа­ет ли­тур­ги­че­ский (бо­го­слу­жеб­ный) ас­пект по­чи­та­ния хри­сти­а­на­ми Гол­гоф­ско­го Кре­ста как ору­дия спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. На­зва­ние ука­зы­ва­ет на тор­же­ствен­ное под­ня­тие Кре­ста вверх ("воз­дви­же­ние") по­сле об­на­ру­же­ния его в зем­ле. Это един­ствен­ный дву­на­де­ся­тый празд­ник (т. е. один из две­на­дца­ти ве­ли­чай­ших празд­ни­ков го­до­во­го цик­ла), исто­ри­че­ской ос­но­вой ко­то­ро­го яви­лись не только но­во­за­вет­ные со­бытия, но и бо­лее позд­ние – из об­ла­сти цер­ков­ной исто­рии.

Рож­де­ние Бо­го­ма­те­ри, празд­но­вав­ше­е­ся ше­стью дня­ми ра­нее, – пред­д­ве­рие тай­ны во­пло­ще­ния Бо­га на зем­ле, а Крест воз­ве­ща­ет о Его бу­ду­щей жерт­ве. По­это­му празд­ник Кре­ста то­же сто­ит в на­ча­ле цер­ков­но­го го­да (14/27 сен­тяб­ря).

* * *

С празд­ни­ком Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня Пра­во­слав­ная Цер­ковь со­еди­ня­ет бла­го­го­вей­ное и бла­го­дар­ное вос­по­ми­на­ние о са­мом Кре­сте, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель, и от­рад­но-груст­ное вос­по­ми­на­ние со­бытий об­ре­те­ния чест­но­го и до­сто­по­кло­ня­е­мо­го дре­ва это­го Кре­ста Гос­под­ня.

В этот день Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­гла­ша­ет ве­ру­ю­щих воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние Чест­но­му и Жи­во­тво­ря­ще­му Кре­сту, на ко­то­ром Гос­подь наш и Спа­си­тель пе­ре­нес ве­ли­чай­шие стра­да­ния ра­ди на­ше­го спа­се­ния.

На этом Кре­сте, по сло­вам цер­ков­ных пес­но­пе­ний, «смерть умерщ­в­ля­ет­ся и ны­не пу­ста яви­ся», на нем «со­де­ла спа­се­ние Пред­веч­ный Царь по­сре­ди зем­ли» и им осу­ществ­ле­на «веч­ная прав­да»; для нас же Крест Хри­стов – бо­же­ствен­ная лест­ни­ца, «ею­же вос­хо­дим на не­бе­са»; спа­си­тель­ное это дре­во – «ору­жие ми­ра, не­по­бе­ди­мая по­бе­да», ко­то­рое «воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство, яже преж­де враг сла­стию украд, из­гна­ны нас от Бо­га со­тво­ри», и мы – «зем­нии обо­жи­хом­ся» и «вси к Бо­гу при­вле­ко­хом­ся». Как же нам не бла­го­да­рить Гос­по­да в этот празд­ник, воз­да­вая по­кло­не­ние Кре­сту Хри­сто­ву, ко­то­рый явил­ся для нас «за­ря­ми не­тлен­ны­ми» на­ше­го спа­се­ния, ко­то­рым от­крыт для нас до­ступ в цар­ство Бо­жие, к не­бес­но­му бла­жен­ству, че­рез ко­то­рый мы по­лу­чи­ли «бес­смерт­ную пи­щу»!

По сло­вам од­но­го ве­ли­ко­го от­ца Церк­ви, «Крест – гла­ва на­ше­го спа­се­ния; Крест – при­чи­на бес­чис­лен­ных благ. Че­рез не­го мы, быв­шие преж­де бес­слав­ны­ми и от­вер­жен­ны­ми Бо­гом, те­перь при­ня­ты в чис­ло сы­нов; че­рез не­го мы уже не оста­ем­ся в за­блуж­де­нии, но по­зна­ли исти­ну; че­рез не­го мы, преж­де по­кла­няв­ши­е­ся де­ре­вьям и кам­ням, те­перь по­зна­ли Спа­си­те­ля всех; че­рез не­го мы, быв­шие ра­ба­ми гре­ха, при­ве­де­ны в сво­бо­ду пра­вед­но­сти, че­рез не­го зем­ля, на­ко­нец, сде­ла­лась не­бом». Крест – «твер­ды­ня свя­тых, свет всей все­лен­ной. Как в до­ме, объя­том тьмою, кто-ни­будь, за­жег­ши све­тиль­ник и по­ста­вив его на воз­вы­ше­нии, про­го­ня­ет тьму, так и Хри­стос во все­лен­ной, объя­той мра­ком, во­дру­зив Крест, как бы не­ко­то­рый све­тиль­ник, и под­няв его вы­со­ко, рас­се­ял весь мрак на зем­ле. И как све­тиль­ник со­дер­жит свет ввер­ху на сво­ей вер­ши­не, так и Крест ввер­ху на сво­ей вер­ши­не имел си­я­ю­щее Солн­це прав­ды» – на­ше­го Спа­си­те­ля1.

Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня
«Воз­дви­же­ние Кре­ста Гос­под­ня»

Вот чем яв­ля­ет­ся для нас Крест Хри­стов, и мы свя­то и бла­го­го­вей­но долж­ны по­чи­тать и по­чи­та­ем его. Каж­дый из нас всю жизнь свою освя­ща­ет кре­стом и крест­ным зна­ме­ни­ем. С ран­не­го дет­ства и до са­мой смер­ти каж­дый хри­сти­а­нин но­сит на се­бе, на гру­ди сво­ей крест как зна­ме­ние Хри­сто­вой по­бе­ды и на­шей за­щи­ты и си­лы; каж­дое де­ло мы на­чи­на­ем и окан­чи­ва­ем крест­ным зна­ме­ни­ем, де­лая все во сла­ву Хри­сто­ву. Как та­кую за­щи­ту и охра­ну, мы на­чер­ты­ва­ем зна­ме­ние кре­ста на всем для нас до­ро­гом и свя­том, и на сво­их до­мах, и на сте­нах, и на две­рях. Крест­ным зна­ме­ни­ем мы на­чи­на­ем день, и с крест­ным зна­ме­ни­ем мы по­гру­жа­ем­ся в сон, за­кан­чи­ва­ем день.

Те­перь крест – на­ша ве­ли­чай­шая свя­ты­ня, на­ша сла­ва, наш ду­хов­ный все­по­беж­да­ю­щий меч, и та­ким его сде­лал для нас Хри­стос сво­ей смер­тью и сво­и­ми стра­да­ни­я­ми на Кре­сте.

Спа­си­тель при­нял на Кре­сте му­чи­тель­ней­шую из каз­ней, «гре­хи на­ша воз­не­се на Те­ле Сво­ем на дре­во» (1Пет.2:24), «сми­рил Се­бе, по­слуш­лив быв да­же до смер­ти, смер­ти же крест­ныя» (Флп.2:8). Ка­кое, в са­мом де­ле, по­ра­зи­тель­ное, пре­вы­ша­ю­щее че­ло­ве­че­ское по­ни­ма­ние зре­ли­ще. «Вот, – вос­пе­ва­ет се­го­дня Цер­ковь, – Вла­дыка тва­ри и Гос­подь сла­вы при­гвож­да­ет­ся на Кре­сте и про­бо­да­ет­ся в реб­ра; Сла­дость Церк­ви вку­ша­ет желчь и оцет; По­кры­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми об­ла­га­ет­ся тер­но­вым вен­цом и оде­ва­ет­ся одеж­дой по­ру­га­ния; Со­з­дав­ший ру­кою че­ло­ве­ка за­у­ша­ет­ся тлен­ною ру­кою; Оде­ва­ю­щий не­бо об­ла­ка­ми при­ни­ма­ет уда­ры по пле­чам, при­ни­ма­ет за­пле­ва­ния и ра­ны, по­но­ше­ния и за­у­ше­ния и все тер­пит ра­ди нас, осуж­ден­ных» (сти­хи­ра). Как же мы, обла­го­де­тельство­ван­ные крест­ной смер­тью и стра­да­ни­я­ми Спа­си­те­ля, мо­жем не пре­кло­нять­ся в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те пе­ред «треб­ла­жен­ным дре­вом, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь», не чтить свя­то Крест, – на­шу сла­ву, на­шу по­бе­ду во Хри­сте и со Хри­стом.

Та­кое вы­со­кое и свя­щен­ное зна­че­ние Кре­ста Гос­под­ня, есте­ствен­но, де­ла­ло в гла­зах хри­сти­ан ве­ли­чай­шей свя­ты­ней и са­мое дре­во Кре­ста Гос­под­ня, тот са­мый де­ре­вян­ный крест, на ко­то­ром был рас­пят Спа­си­тель. Но пер­во­на­чаль­но этот свя­той Крест не был со­хра­нен хри­сти­а­на­ми, не был до­сто­я­ни­ем ве­ру­ю­щих, в те­че­ние це­лых трех сто­ле­тий не бы­ло да­же из­вест­но точ­но ме­сто, где эта хри­сти­ан­ская свя­ты­ня укрыта. По рав­вин­ско­му пред­пи­са­нию, «ка­мень, ко­то­рым кто-ни­будь был убит, де­ре­во, на ко­то­ром кто-ли­бо был по­ве­шен, меч, ко­то­рым кто-ни­будь был обез­глав­лен, и ве­рев­ка, ко­то­рой кто-ни­будь был за­ду­шен, долж­ны быть по­гре­бе­ны вме­сте с каз­нен­ны­ми»2. Но, не го­во­ря о том, что Спа­си­тель был пре­дан смер­ти по за­ко­нам рим­ской каз­ни, это тре­бо­ва­ние рав­вин­ско­го за­ко­на не мог­ло быть ис­пол­не­но в от­но­ше­нии ко Хри­сто­ву Кре­сту еще и по­то­му, что пре­чи­стое те­ло Спа­си­те­ля бы­ло по­гре­бе­но ру­ка­ми Его уче­ни­ков и дру­зей. Во вся­ком слу­чае, весь­ма ве­ро­ят­но, что все три кре­ста (Спа­си­те­ля и двух раз­бой­ни­ков) бы­ли по­ло­же­ны или за­рыты вбли­зи от ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Бла­го­го­вей­ная па­мять не­по­сред­ствен­ных сви­де­те­лей и оче­вид­цев рас­пя­тия Спа­си­те­ля – Его лю­бя­щих уче­ни­ков и уче­ниц, ко­неч­но, свя­то хра­ни­ла сво­им по­чи­та­ни­ем и по­кло­не­ни­ем это ме­сто. Ни­ка­кие по­сле­ду­ю­щие об­сто­я­тельства жиз­ни пер­вых хри­сти­ан, как бы тя­же­лы для них эти об­сто­я­тельства ни бы­ли, не мог­ли заста­вить их за­быть ме­ста, освя­щен­ные ве­ли­чай­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. Впо­след­ствии хра­ни­те­ля­ми вос­по­ми­на­ний о свя­тых ме­стах смер­ти и по­гре­бе­ния Спа­си­те­ля бы­ли пер­вые иеру­са­лим­ские еписко­пы и по­сле­ду­ю­щие хри­сти­а­не. Уже св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский сви­де­тельству­ет, что со вре­мен апо­стольских на­ча­лись пу­те­ше­ствия в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния ме­стам, освя­щен­ным вос­по­ми­на­ни­я­ми о раз­ных со­быти­ях зем­ной жиз­ни Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста3. Взя­тие и раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том4 в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни из­ме­ни­ли мно­гие ме­ста го­ро­да, – мог­ли под­верг­нуть­ся из­ме­не­нию, за­сы­па­нию му­со­ром и раз­ва­ли­на­ми так­же и свя­щен­ные ме­ста рас­пя­тия и смер­ти Спа­си­те­ля. Кро­ме то­го, исто­рик IV в. Ев­се­вий сви­де­тельству­ет, что вра­ги хри­сти­ан – языч­ни­ки – при­ни­ма­ли ме­ры к то­му, что­бы скрыть и да­же осквер­нить свя­тые для хри­сти­ан ме­ста; что не­че­сти­вые лю­ди с на­ро­чи­той безум­ной це­лью со­вер­шен­но из­ме­ни­ли вид мест­но­сти Гол­го­фы и свя­то­го Гро­ба. Свя­тую пе­ще­ру они за­сы­па­ли му­со­ром, на­сыпь свер­ху вы­мо­сти­ли кам­нем и здесь воз­двиг­ли ал­тарь бо­ги­ни сла­до­страст­ной люб­ви5. Дру­гие исто­ри­ки сви­де­тельству­ют, что осо­бен­но ста­рал­ся осквер­нять все свя­тые ме­ста бе­сов­ски­ми идо­ла­ми и жерт­ва­ми не­че­сти­вый им­пе­ра­тор рим­ский Ад­ри­ан (117–138 гг. по Р.Х.). Воз­двиг­нув на ме­сте ра­зо­рен­но­го Ти­том Иеру­са­ли­ма го­род, он ве­лел за­сы­пать гроб Гос­по­день зем­лей и мно­же­ством кам­ней, а на той го­ре, где был рас­пят Спа­си­тель (на «ска­ле Кре­ста»), он по­стро­ил храм язы­че­ской бо­ги­не рас­пут­ства Ве­не­ре и по­ста­вил ее идол, а над Гро­бом Гос­под­ним по­ста­вил идол Юпи­те­ра. Но ни раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма Ти­том, ни вос­ста­нов­ле­ние его Ад­ри­а­ном не мог­ли так из­ме­нить го­род и свя­тые ме­ста, что­бы бла­го­го­вей­но пом­нив­шие эти ме­ста хри­сти­а­не не узна­ли бы их, не мог­ли бы их найти. А стрем­ле­ния не­че­стив­цев и языч­ни­ков осквер­нить и скрыть эти ме­ста до­сти­га­ли со­вер­шен­но об­рат­ной це­ли: сво­и­ми на­сы­пя­ми и идольски­ми со­ору­же­ни­я­ми они проч­но от­ме­ча­ли эти ме­ста, де­ла­ли не­воз­мож­ным за­б­ве­ние их ве­ру­ю­щи­ми и да­же са­ми­ми языч­ни­ка­ми. Так раз­ру­ша­ет Гос­подь «со­ве­ты не­че­сти­вых» и са­мое зло люд­ское об­ра­ща­ет к бла­гу Церк­ви сво­ей!

Бла­го­го­вей­но хра­ни­мое в па­мя­ти ве­ру­ю­щих и проч­но от­ме­чен­ное языч­ни­ка­ми, хо­тя и осквер­нен­ное ими, свя­тое ме­сто смер­ти Гос­под­ней оста­ва­лось в не­при­кос­но­вен­но­сти до вре­ме­ни ца­ря Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го. Этот хри­сто­лю­би­вый им­пе­ра­тор, еще бу­дучи внеш­не языч­ни­ком, а по де­я­тель­но­сти яв­ля­ясь хри­сти­ан­ским го­су­да­рем, имел ос­но­ва­ния осо­бен­но чтить Крест Хри­стов. Это зна­мя Хри­сто­вой по­бе­ды, по Бо­же­ствен­но­му устро­е­нию, три­жды по­слу­жи­ло для Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го зна­ме­ни­ем его по­бе­ды над вра­га­ми. В 312 г. Кон­стан­тин во­е­вал про­тив же­сто­ко­го Мак­сен­тия, во­ца­рив­ше­го­ся в Ри­ме, пре­сле­до­вав­ше­го и уби­вав­ше­го хри­сти­ан, про­во­див­ше­го не­че­сти­вую жизнь. По сло­вам то­г­даш­не­го исто­ри­ка (Ев­се­вия), Мак­сен­тий, го­то­вясь к борь­бе с Кон­стан­ти­ном, при­бе­гал к раз­ным вол­шеб­ствам и суе­вер­ным об­ря­дам; Кон­стан­тин же, не со­всем по­ла­га­ясь на си­лу сво­е­го вой­ска, чув­ство­вал не­об­хо­ди­мость в сверхъесте­ствен­ной по­мо­щи над вра­гом, а по­то­му раз­мыш­лял о том, ка­ко­му Бо­гу он дол­жен мо­лить­ся об этой по­мо­щи. В эту тя­же­лую ми­ну­ту вс­пом­нил Кон­стан­тин о том, что его отец Кон­стан­ций, ока­зы­вав­ший по­кро­ви­тельство хри­сти­а­нам, поль­зо­вал­ся бла­го­со­сто­я­ни­ем, то­г­да как го­ни­те­ли хри­сти­ан име­ли бед­ствен­ную кон­чи­ну, – и по­то­му ре­шил­ся об­ра­тить­ся с мо­лит­вой к Бо­гу Кон­стан­ция, еди­но­му, вер­хов­но­му Су­ще­ству. И вот, ко­г­да он от­дал­ся усерд­ной мо­лит­ве, то око­ло по­лу­д­ня уви­дел на не­бе лу­че­зар­ный крест, си­яв­ший силь­нее сол­неч­но­го све­та, с над­пи­сью на нем: «сим по­бе­ди­ши». Это чу­дес­ное зна­ме­ние ви­де­ли и во­и­ны, сре­ди ко­то­рых был пол­ко­во­дец Ар­те­мий, впо­след­ствии за­му­чен­ный (при Юли­а­не От­ступ­ни­ке) за Хри­ста. По­ра­жен­ный не­обы­чай­ным не­бес­ным ви­де­ни­ем, Кон­стан­тин впал в глу­бо­кий сон, и во сне явил­ся ему сам Спа­си­тель, опять по­ка­зал ему то же зна­ме­ние кре­ста, по­ве­лел ему упо­треб­лять изоб­ра­же­ние кре­ста, как зна­мя в вой­с­ках, и обе­щал ему по­бе­ду не только над Мак­сен­ти­ем, но и над все­ми вра­га­ми. Прос­нув­шись, Кон­стан­тин по­ве­лел сде­лать Крест Гос­по­день, по по­до­бию ви­ден­но­го им зна­ме­ния, из дра­го­цен­ных кам­ней, а так­же на­чер­тать изоб­ра­же­ние кре­ста на зна­ме­нах, на ору­жии, шле­мах и щи­тах во­и­нов. С тех пор вой­ска Кон­стан­ти­на со­вер­ша­ли по­хо­ды, имея сво­им зна­ме­ни­ем крест, со­еди­нен­ный с пер­вы­ми бук­ва­ми име­ни Спа­си­те­ля. В бит­ве на Мельвийском мо­сту (че­рез Тибр) Кон­стан­тин одер­жал бле­стя­щую по­бе­ду над Мак­сен­ти­ем (28 окт. 312 г.). Сам Мак­сен­тий уто­нул с мно­же­ством сво­их во­и­нов в ре­ке, а Кон­стан­тин по­бе­до­нос­но во­шел в Рим. По­сле это­го он воз­двиг в Ри­ме ста­тую се­бе, дер­жав­шую в пра­вой ру­ке крест, а в над­пи­си на ста­туе по­бе­да над Мак­сен­ти­ем при­пи­сы­ва­лась «спа­си­тель­но­му зна­ме­нию» кре­ста. Так­же в вой­не с ви­зан­тий­ца­ми и ски­фа­ми еще два­жды Кон­стан­тин ви­дел на не­бе чу­дес­ное зна­ме­ние кре­ста, ко­то­рое воз­ве­сти­ло ему по­бе­ду над вра­га­ми.

Лег­ко по­нять, ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем к Кре­сту Гос­под­ню бы­ло пре­ис­пол­не­но по­сле этих со­бытий серд­це хри­сто­лю­би­во­го ца­ря Кон­стан­ти­на. И вот этот им­пе­ра­тор, «не без вну­ше­ния свы­ше, но по­буж­да­е­мый Ду­хом са­мо­го Спа­си­те­ля» ре­шил не только отыс­кать чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня, воз­дать ему по­кло­не­ние, но и «свя­щен­ней­шее ме­сто спа­си­тель­но­го вос­кре­се­ния в Иеру­са­ли­ме сде­лать пред­ме­том все­об­ще­го бла­го­го­вей­но­го по­чи­та­ния» – по­стро­ить над ним храм7. Ис­пол­ни­тель­ни­цей бла­го­че­сти­во­го на­ме­ре­ния им­пе­ра­то­ра яви­лась его мать, бла­жен­ная ца­ри­ца Еле­на, по на­сто­я­ни­ям са­мо­го им­пе­ра­то­ра при­няв­шая хри­сти­ан­ство, от­ли­чав­ша­я­ся бла­го­че­сти­ем и пла­мен­ной рев­но­стью по ве­ре Хри­сто­вой. В 326 г. Еле­на от­пра­ви­лась в свя­тую зем­лю с це­лью отыс­кать и по­се­тить ме­ста, освя­щен­ные глав­ней­ши­ми со­быти­я­ми жиз­ни Спа­си­те­ля. При­быв в Иеру­са­лим, ис­пол­нен­ная бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния найти пе­ще­ру гро­ба Гос­под­ня и чест­ное дре­во Кре­ста, она рев­ност­но при­ня­лась ис­кать их. Пат­ри­ар­хом в Иеру­са­ли­ме был в то вре­мя Ма­ка­рий, встре­тив­ший ца­ри­цу с по­до­ба­ю­щи­ми по­че­стя­ми и ока­зы­вав­ший ей по­мощь в ее свя­том де­ле.

По пре­да­нию8, в де­ле об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня ока­зал по­мощь один ев­рей, по име­ни Иу­да. К ев­ре­ям, жив­шим в Иеру­са­ли­ме, ца­ри­ца Еле­на об­ра­ти­лась с прось­бой ука­зать ей ме­сто, где скрыт Крест Гос­по­день. Они от­ка­за­лись сде­лать это, ссы­ла­ясь на свое не­зна­ние, и только по­сле угроз ца­ри­цы му­че­ни­я­ми и смер­тью ука­за­ли на не­ко­е­го стар­ца Иу­ду как мо­гу­ще­го ука­зать ца­ри­це это ме­сто. Но и Иу­да дол­го не со­гла­шал­ся ис­пол­нить тре­бо­ва­ние ца­ри­цы и только по­сле ис­тя­за­ний при­вел ее к то­му ме­сту, где был на­сы­пан боль­шой холм из зем­ли, му­со­ра и кам­ней и где не­ко­г­да рим­ский царь Ад­ри­ан по­стро­ил ка­пи­ще в честь язы­че­ской бо­ги­ни Ве­не­ры. Ко­г­да раз­ру­ши­ли идольский храм, раз­бро­са­ли му­сор и рас­ко­па­ли зем­лю, бы­ли об­ре­те­ны ме­сто Гро­ба Гос­под­ня и Вос­кре­се­ния, а так­же Лоб­ное ме­сто – ме­сто рас­пя­тия Хри­ста. Чу­дес­ное бла­го­у­ха­ние ука­за­ло рыв­шим зем­лю и при­сут­ство­вав­шим эти ме­ста. Вбли­зи Лоб­но­го ме­ста на­шли три кре­ста, гвоз­ди и ту до­щеч­ку с над­пи­сью на трех язы­ках, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой рас­пя­то­го Спа­си­те­ля.

Од­на­ко те­перь она ле­жа­ла от­дель­но от кре­стов, и по­это­му не бы­ло воз­мож­но­сти узнать, на ко­то­ром из трех кре­стов был рас­пят Спа­си­тель. Ве­ли­ка бы­ла ра­дость ца­ри­цы Еле­ны и пат­ри­ар­ха, ко­г­да они уви­де­ли свя­щен­ней­шие для хри­сти­а­ни­на ме­ста и пред­ме­ты. Но для пол­но­ты этой ра­до­сти не до­ста­ва­ло зна­ния, ка­ко­му из трех кре­стов воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние, как Кре­сту на­ше­го Спа­си­те­ля. То­г­да пат­ри­арх Ма­ка­рий пред­ло­жил про­из­ве­сти ис­пыта­ние: бы­ла при­не­се­на на ме­сто об­ре­те­ния кре­стов од­на на­хо­див­ша­я­ся при смер­ти жен­щи­на; при­сут­ство­вав­шие, с Ма­ка­ри­ем во гла­ве, воз­нес­ли мо­лит­вы, что­бы Крест Хри­стов был ука­зан че­рез ис­це­ле­ние этой жен­щи­ны, – и по­сле это­го сна­ча­ла два кре­ста без успе­ха бы­ли при­ло­же­ны к бо­ля­щей, а при при­кос­но­ве­нии тре­тье­го со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние боль­ной9.

В пол­но­те бла­го­го­вей­ной ра­до­сти и ду­хов­но­го уми­ле­ния ца­ри­ца и все быв­шие с ней воз­да­ли по­кло­не­ние и це­ло­ва­ние Кре­сту. А так как, вслед­ствие мно­же­ства на­ро­да, не все мог­ли по­кло­нить­ся чест­но­му дре­ву Кре­ста Гос­под­ня и да­же не все мог­ли ви­деть его, то пат­ри­арх Ма­ка­рий, став на вы­со­ком ме­сте, под­ни­мал – воздви­зал св. Крест, по­ка­зы­вая его на­ро­ду. На­род по­кло­нял­ся Кре­сту, вос­кли­цая: «Гос­по­ди, по­ми­луй!» От­сю­да и по­лу­чил свое на­ча­ло и на­зва­ние празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. Это со­бытие об­ре­те­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня и чу­де­са, со­про­вож­дав­шие его, про­из­ве­ли ве­ли­кое впе­чат­ле­ние не только на хри­сти­ан, но и на иу­де­ев. Иу­да, так не­о­хот­но ука­зав­ший на­хож­де­ние свя­тых мест, вме­сте с мно­ги­ми ев­ре­я­ми уве­ро­вал во Хри­ста и кре­стил­ся, по­лу­чив в свя­том кре­ще­нии имя Ки­ри­а­ка. Впо­след­ствии он был пат­ри­ар­хом Иеру­са­лим­ским и пре­тер­пел му­че­ни­че­скую кон­чи­ну при им­пе­ра­то­ре Юли­а­не От­ступ­ни­ке. Сам Кон­стан­тин впо­след­ствии в по­сла­нии к Иеру­са­лим­ско­му пат­ри­ар­ху Ма­ка­рию пи­сал об об­ре­те­нии Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня: «нет слов для до­стой­но­го опи­са­ния это­го чу­да. Зна­ме­ние свя­тей­ших стра­стей, скры­вав­ше­е­ся так дол­го под зем­лей и оста­вав­ше­е­ся в не­из­вест­но­сти в те­че­ние це­лых ве­ков, на­ко­нец вос­си­я­ло»10. Свя­тая ца­ри­ца Еле­на, при мо­гу­ще­ствен­ном со­действии сво­е­го сы­на ца­ря Кон­стан­ти­на, на­ча­ла стро­ить в Иеру­са­ли­ме и по всей Па­ле­сти­не хра­мы на ме­стах, освя­щен­ных со­быти­я­ми из жиз­ни Спа­си­те­ля. И преж­де все­го бы­ло, по во­ле ца­ри­цы и ца­ря, по­ло­же­но ос­но­ва­ние и при­ступ­ле­но к по­строй­ке на ме­сте Гро­ба Гос­под­ня и об­ре­те­ния св. Кре­ста церк­ви Вос­кре­се­ния Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, освя­ще­ние ко­то­рой бы­ло со­вер­ше­но 13 сен­тяб­ря 335 г.11 По­том бла­го­че­сти­вая ца­ри­ца при­ка­за­ла со­ору­дить храм в Геф­си­ма­нии на ме­сте, где на­хо­дил­ся гроб Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, во имя Ее успе­ния и, кро­ме то­го, во­сем­на­дцать церк­вей в раз­ных ме­стах свя­той зем­ли.

Что ка­са­ет­ся судь­бы са­мо­го об­ре­тен­но­го св. Еле­ной чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня, то она, к со­жа­ле­нию, не мо­жет быть ука­за­на точ­но и впол­не опре­де­лен­но. Это дре­во Кре­ста Гос­под­ня пред­став­ля­ло для хри­сти­ан столь ве­ли­кую свя­ты­ню, что хри­сти­а­не, уже при са­мом об­ре­те­нии его в боль­шом ко­ли­че­стве на­пол­няв­шие Иеру­са­лим, не только го­ре­ли же­ла­ни­ем по­кло­нить­ся ему, но, ес­ли воз­мож­но и удаст­ся, по­лу­чить от не­го ча­стич­ку. Действи­тель­но, св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский (IV в.) сви­де­тельству­ет, что уже в его вре­мя ма­ленькие ча­сти Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста бы­ли рас­про­стра­не­ны по всей зем­ле12. И св. Ио­анн Зла­то­уст (IV в.) сви­де­тельству­ет, что «мно­гие, как му­жи, так и же­ны, по­лу­чив ма­лую ча­сти­цу это­го дре­ва и об­ло­жив ее зо­ло­том, ве­ша­ют се­бе на шею»13.

Но не все дре­во крест­ное бы­ло уне­се­но та­ким об­ра­зом из Иеру­са­ли­ма. Часть об­ре­тен­но­го дре­ва Кре­ста и гвоз­ди от не­го ца­ри­ца Еле­на по­сла­ла сво­е­му сы­ну Кон­стан­ти­ну, а осталь­ное бы­ло за­клю­че­но в се­реб­ря­ный ков­чег и вру­че­но пред­сто­я­те­лю Иеру­са­лим­ской Церк­ви с при­ка­за­ни­ем хра­нить для гря­ду­щих по­ко­ле­ний14.

И св. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский под­твер­жда­ет, что чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня в его вре­мя хра­ни­лось и по­ка­зы­ва­лось на­ро­ду в Иеру­са­ли­ме. А в опи­са­нии бо­го­слу­же­ния Ве­ли­кой Пят­ни­цы в Иеру­са­ли­ме, сде­лан­ном не­ко­ей знат­ной па­лом­ни­цей IV в. (Сильви­ей, или Ете­ри­ей), мы на­хо­дим ин­те­рес­ное опи­са­ние са­мо­го об­ря­да по­кло­не­ния дре­ву Кре­ста Гос­под­ня с ука­за­ни­ем тех мер, ка­кие при этом при­ни­ма­лись про­тив рас­хи­ще­ния свя­то­го дре­ва бла­го­че­сти­вы­ми па­лом­ни­ка­ми. «На Гол­го­фе, – го­во­рит­ся в этом опи­са­нии, – за Кре­стом, т.е. за хра­мом в честь св. Кре­ста, еще до ше­сто­го ча­са утра по­став­ля­ет­ся еписко­пу ка­фед­ра. На эту ка­фед­ру са­дит­ся епископ, пе­ред ним ста­вит­ся стол, по­крытый плат­ком, кру­гом сто­ла сто­ят диа­ко­ны и при­но­сит­ся се­реб­ря­ный по­зо­ло­чен­ный ков­чег, в ко­то­ром на­хо­дит­ся свя­тое дре­во Кре­ста; от­кры­ва­ет­ся и вы­ни­ма­ет­ся; кла­дет­ся на стол как дре­во Кре­ста, так и до­щеч­ка (titulus). Итак, ко­г­да по­ло­же­но на стол, епископ си­дя при­дер­жи­ва­ет сво­и­ми ру­ка­ми кон­цы свя­то­го дре­ва; диа­ко­ны же, ко­то­рые сто­ят во­круг, охра­ня­ют. Оно охра­ня­ет­ся так по­то­му, что су­ще­ству­ет обы­чай, по ко­то­ро­му весь на­род, под­хо­дя по оди­ноч­ке, как вер­ные, так и огла­шен­ные, на­кло­ня­ют­ся к сто­лу, ло­бы­за­ют свя­тое дре­во и про­хо­дят. И так как, рас­ска­зы­ва­ют, не знаю ко­г­да, кто-то от­грыз и украл ча­сти­цу свя­то­го де­ре­ва, то по­это­му те­перь диа­ко­ны, сто­я­щие во­круг, так и охра­ня­ют, что­бы ни­кто из под­хо­дя­щих не дерз­нул сде­лать то­го же. И так под­хо­дит весь на­род по­о­ди­ноч­ке, все пре­кло­ня­ясь и ка­са­ясь спер­ва че­лом, по­том оча­ми Кре­ста и до­щеч­ки и, об­ло­бы­зав Крест, про­хо­дят; ру­ку же ни­кто не про­тя­ги­ва­ет для при­кос­но­ве­ния»15. На­хож­де­ние ча­сти дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в Иеру­са­ли­ме под­твер­жда­ет­ся и дру­ги­ми исто­ри­че­ски­ми дан­ны­ми16. В VII в. в цар­ство­ва­ние ви­зан­тийско­го им­пе­ра­то­ра Фо­ки (602–610 гг.) эта ве­ли­кая хри­сти­ан­ская свя­ты­ня на вре­мя по­па­ла в ру­ки пер­сов. Хоз­рой, царь пер­сид­ский, всту­пив в вой­ну с Фо­кой, по­ко­рил Еги­пет, Аф­ри­ку и Па­ле­сти­ну, взял Иеру­са­лим, раз­гра­бил его со­кро­ви­ща и в чис­ле этих со­кро­вищ взял из Иеру­са­ли­ма и дре­во Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и от­вез его в Пер­сию. Но Гос­подь не по­пу­стил не­вер­ным дол­го вла­деть хри­сти­ан­ской свя­ты­ней. Пре­ем­ник Фо­ки имп. Ирак­лий не­ко­то­рое вре­мя не мог по­бе­дить Хоз­роя, и то­г­да он об­ра­тил­ся к Бо­гу с мо­лит­вой о по­мо­щи. Он при­ка­зал и всем ве­ру­ю­щим сво­е­го цар­ства со­вер­шать мо­лит­вы, бо­го­слу­же­ния и по­сты, что­бы Гос­подь из­ба­вил от вра­га. Гос­подь да­ро­вал Ирак­лию по­бе­ду над Хоз­ро­ем, ко­то­рый сам был убит сво­им сы­ном. Ирак­лий по­сле это­го ото­брал у пер­сов мно­го­цен­ную свя­ты­ню хри­сти­ан – чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня и ре­шил пе­ре­не­сти его тор­же­ствен­но сно­ва в Иеру­са­лим. В 628 г. им­пе­ра­тор Ирак­лий, до­стиг­нув Иеру­са­ли­ма, воз­ло­жил св. дре­во на свои пле­чи, нес его, оде­тый в свои цар­ские одеж­ды. Но вдруг у во­рот, ко­то­ры­ми вос­хо­ди­ли на Лоб­ное ме­сто, не­ожи­дан­но оста­но­вил­ся и не мог сде­лать даль­ше ни ша­гу. И то­г­да За­ха­рии, пат­ри­ар­ху кон­стан­ти­но­польско­му, вы­шед­ше­му вме­сте с жи­те­ля­ми Иеру­са­ли­ма на­встре­чу ца­рю, бы­ло от­кро­ве­ние от све­то­нос­но­го ан­ге­ла, что не­воз­мож­но дре­во, ко­то­рое нес Хри­стос в со­сто­я­нии уни­чи­же­ния, не­сти в цар­ских одеж­дах. То­г­да царь об­лек­ся в про­стую и бед­ную одеж­ду и, с бо­сы­ми но­га­ми, в та­ком ви­де внес св. дре­во в цер­ковь на то ме­сто, где оно на­хо­ди­лось до взя­тия Хоз­ро­ем. Здесь чест­ное дре­во Кре­ста Гос­под­ня на­хо­ди­лось и в по­сле­ду­ю­щее вре­мя. По край­ней ме­ре, в на­ча­ле IX в. в чис­ле кли­ра хра­ма Вос­кре­се­ния бы­ли два пре­сви­те­ра ст­ра­жа, на обя­зан­но­сти ко­то­рых ле­жа­ло охра­нять св. Крест и су­да­рий. При кре­сто­нос­цах св. дре­во так­же, не­со­м­нен­но, на­хо­ди­лось в Иеру­са­ли­ме и не раз слу­жи­ло обод­ре­ни­ем и охра­ной их вой­с­кам в бит­вах с не­вер­ны­ми17. Од­на­ко даль­ней­шая судь­ба чест­но­го дре­ва Кре­ста Гос­под­ня в точ­но­сти не из­вест­на. Весь­ма ве­ро­ят­но, что с те­че­ни­ем вре­ме­ни, по­сте­пен­но умень­ша­ясь в сво­ем объе­ме, вслед­ствие бла­го­че­сти­во­го же­ла­ния раз­лич­ных оби­те­лей и мо­на­стырей иметь у се­бя ча­сти­цу св. дре­ва, оно со­вер­шен­но бы­ло раз­дроб­ле­но на от­дель­ные ча­сти­цы, ко­то­рые и ука­зы­ва­ют­ся те­перь во мно­гих хра­мах и мо­на­стырях. В част­но­сти, в Ри­ме в ба­зи­ли­ке Свя­то­го Кре­ста хра­нит­ся де­ре­вян­ная до­щеч­ка, ко­то­рую вы­да­ют за ту до­щеч­ку, titulus, ко­то­рая бы­ла при­би­та над го­ло­вой Спа­си­те­ля и по­сле най­де­на св. Еле­ной ле­жа­щей от­дель­но от Кре­ста.

И ны­не, в день празд­ни­ка Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, мы, хри­сти­а­не, мо­жем лишь мыс­лен­но воз­дать бла­го­го­вей­ное по­кло­не­ние чест­но­му дре­ву Кре­ста, на ко­то­ром был рас­пят наш Спа­си­тель. Но этот Крест не­из­гла­ди­мо на­чер­тан на бла­го­дар­ных серд­цах на­ших, а ве­ще­ствен­ный об­раз его – пе­ред на­ми в хра­ме и на нас – на на­шей гру­ди, в на­ших жи­ли­щах.

«При­и­ди­те, вер­нии, жи­во­тво­ря­ще­му дре­ву по­кло­ним­ся, на нем­же Хри­стос, Царь сла­вы, во­лею ру­це рас­про­стер, воз­не­се нас на пер­вое бла­жен­ство!» (сти­хи­ра са­мо­гл.).

Зна­че­ние празд­ни­ка Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня

Бу­дучи од­но­род­ным по со­еди­ня­е­мо­му вос­по­ми­на­нию с сед­ми­цей стра­стей Хри­сто­вых, на­сто­я­щий празд­ник по ха­рак­те­ру со­вер­шен­но от­ли­ча­ет­ся от тех, ис­клю­чи­тель­ных в го­ду по уми­ли­тель­но­сти и ве­ли­чию дней – дней, ко­то­рым од­ним спра­вед­ли­во усво­е­но на­зва­ние «свя­тых и ве­ли­ких». То дни пла­ча над Бо­же­ствен­ным Стра­даль­цем; это день ра­до­сти о след­стви­ях Его стра­да­ния, о пло­дах ис­куп­ле­ния. Это празд­ник имен­но в честь са­мо­го ис­куп­ле­ния в ли­це глав­но­го ору­дия, зна­ме­ния и про­вод­ни­ка его на нас.

Ору­дие это до­стой­но та­ко­го че­ство­ва­ния, са­мо­сто­я­тель­но­го празд­но­ва­ния в честь его не только по то­му зна­че­нию, ко­то­рое оно име­ло в са­мом ак­те ис­куп­ле­ния, не только в ви­ду той важ­но­сти, ко­то­рую оно с те­че­ни­ем вре­ме­ни по­лу­чи­ло в жиз­ни хри­сти­ан, но и по то­му, чем оно бы­ло для са­мо­го Хри­ста. «Крест име­ну­ет­ся сла­вой Хри­сто­вой и вы­со­той Хри­сто­вой», – го­во­рит св. Ан­дрей Крит­ский (сло­во на Воз­дви­же­ние), ссы­ла­ясь в под­твер­жде­ние пер­вой мыс­ли на Ин.13:31, 17:5, 12:28, а вто­рой на Ин.12:32: «аще Аз воз­не­сен бу­ду от зем­ли...». «Ес­ли же Крест Хри­стов со­став­ля­ет сла­ву Хри­ста, то и в на­сто­я­щий день крест воз­дви­га­ет­ся для то­го, что­бы Хри­стос про­сла­вил­ся. Не Хри­стос воз­вы­ша­ет­ся, что­бы сла­вил­ся Крест, но воз­вы­ша­ет­ся Крест, что­бы про­сла­вил­ся Хри­стос».

Бу­дучи Хри­сто­вым, Его сла­вой и вы­со­той, Крест этот слиш­ком бли­зок нам уже по пер­во­на­чаль­ной идее сво­ей. Он, соб­ствен­но, наш Крест. Хри­стос «по­нес на ра­ме­нах сво­их тот са­мый крест, на ка­ком рас­пя­ли его, как при­няв­ший на се­бя на­ка­за­ния, опре­де­лен­ные со­гре­шив­шим»; Он «крест по­нес нам при­над­ле­жа­щий» (св. Ки­рилл Алек­сан­дрийский на Ин. кн. 12).

От­сю­да те не­ис­чис­ли­мые бла­га, ко­то­рые из­ли­ты на нас Кре­стом. «Сей доб­рый корм­чий, на­пол­нив изоби­ли­ем всю жизнь на­шу и уми­рив ее, до­ста­вил еще нам в бу­дущ­но­сти веч­ную жизнь» (св. Еф­рем Си­рин, сло­во на Чест­ной Крест). «Кре­стом из­ба­ви­лись мы от враж­ды и Кре­стом утвер­ди­лись в друж­бе с Бо­гом. Крест со­че­тал лю­дей с ли­ком ан­ге­лов, сде­лав их при­ро­ду чуж­дой вся­ко­го тлен­но­го де­ла и до­ста­вив им воз­мож­ность про­во­дить не­тлен­ную жизнь» (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го, при­пи­сы­ва­е­мое и св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он сде­лал чи­стой зем­лю, воз­вел на­ше есте­ство на цар­ский пре­стол» (св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту). «Этот Крест об­ра­тил на истин­ный путь все­лен­ную, из­гнал за­блуж­де­ние, воз­вра­тил исти­ну, зем­лю сде­лал не­бом» (сло­во о Кре­сте, при­пи­сы­ва­е­мое св. Ио­ан­ну Зла­то­усту). «Он по­ло­жил ко­нец без­за­кон­ным де­лам ми­ра, пре­сек его без­бож­ные уче­ния, и мир не уго­жда­ет уже бо­лее диа­вольским за­ко­нам и не свя­зы­ва­ет­ся уза­ми смер­ти; (Крест) утвер­дил за­по­ведь це­ло­муд­рия и ис­ко­ре­нил сла­до­стра­стие; освя­тил пра­ви­ло воз­дер­жа­ния и низ­ло­жил гос­под­ство по­хо­ти. В са­мом де­ле, ка­кое доб­ро по­лу­че­но на­ми по­ми­мо Кре­ста? Ка­кое из благ да­ро­ва­но нам не че­рез Крест? Че­рез Крест мы на­учи­лись бла­го­че­стию и по­зна­ли си­лу Бо­же­ствен­ной при­ро­ды; че­рез Крест мы ура­зу­ме­ли прав­ду Бо­жию и по­сти­га­ем доб­ро­де­тель це­ло­муд­рия; че­рез Крест мы по­зна­ли друг дру­га; че­рез Крест мы по­зна­ли си­лу люб­ви и не от­ка­зы­ва­ем­ся уме­реть друг за дру­га; бла­го­да­ря Кре­сту мы пре­зре­ли все бла­га ми­ра и вме­ни­ли их ни во что, ожи­дая бу­ду­щих благ и не­ви­ди­мое при­ни­мая, как ви­ди­мое. Крест про­по­ве­ду­ет­ся – и исти­на по всей все­лен­ной рас­про­стра­ня­ет­ся, и цар­ство не­бес­ное удо­сто­ве­ря­ет­ся (сло­во на Воз­дви­же­ние Ва­си­лия Се­лев­кийско­го или Ио­ан­на Зла­то­у­ста).

По­ми­мо при­об­ре­те­ния для че­ло­ве­че­ства этих выс­ших ду­хов­ных благ, Крест из­древ­ле стал про­яв­лять спа­си­тель­ную си­лу свою и в чи­сто жи­тейских нуж­дах хри­сти­ан. «Это зна­ме­ние и во вре­ме­на на­ших пред­ков, – сви­де­тельству­ет св. Зла­то­уст или со­вре­мен­ный ему пи­са­тель, – от­вер­за­ло за­клю­чен­ные две­ри, оно уга­ша­ло гу­би­тель­ные яды, ис­це­ля­ло уку­сы ядо­ви­тых зве­рей. Ес­ли оно от­верз­ло вра­та ада и от­кры­ло не­бес­ный свод, вос­ста­но­ви­ло вход в рай и со­кру­ши­ло си­лу диа­во­ла, то что уди­ви­тель­но­го, ес­ли оно пре­одо­ле­ва­ет гу­би­тель­ные яды?» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое св. Зла­то­усту).

На­ря­ду с этим, так ска­зать, та­ин­ствен­ным, ми­сти­че­ским зна­че­ни­ем для хри­сти­а­ни­на, крест по­лу­чил для не­го и чи­сто мо­раль­ное зна­че­ние. Он стал обод­ре­ни­ем и под­держ­кой для не­го в тя­го­стях лич­но­го кре­сто­но­ше­ния. «По­смот­ри­те, – как бы го­во­рит Хри­стос, – на то, что со­вер­шил Мой Крест; сде­лай­те и вы та­ко­го ро­да ору­жие, и со­вер­ши­те то, что хо­ти­те. Пусть (по­сле­до­ва­тель Хри­стов) бу­дет так го­тов к то­му, что­бы пре­тер­петь за­кла­ние и быть рас­пя­тым на кре­сте, го­во­рит Гос­подь, как го­тов тот, кто не­сет крест на сво­их пле­чах; пусть счи­та­ет се­бя в столь близ­ком со­сед­стве со смер­тью. Пе­ред та­ким че­ло­ве­ком все при­хо­дят в изум­ле­ние, по­то­му что мы не так бо­им­ся во­ору­жен­ных бес­чис­лен­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми ору­ди­я­ми и креп­ким му­же­ством, как че­ло­ве­ка, ода­рен­но­го та­кой си­лой» (сло­во на по­кло­не­ние Кре­сту, при­пи­сы­ва­е­мое Зла­то­усту).

«Воз­зре­ние на крест вды­ха­ет му­же­ство и из­го­ня­ет страх» (св. Ан­дрея Крит­ско­го сло­во на Воз­дви­же­ние).

На­ко­нец, крест по­лу­чил для хри­сти­а­ни­на и эс­ха­то­ло­ги­че­ское зна­че­ние. «То­г­да, ска­за­но, явит­ся зна­ме­ние крест­ное на не­бе. Ко­г­да „то­г­да”? Ко­г­да си­лы не­бес­ные по­двиг­нут­ся. То­г­да укра­шен­ные зна­ме­ни­ем цер­ков­ным, стя­жав­шие се­бе этот мно­го­цен­ный би­сер, хо­ро­шо со­хра­нив­шие этот об­раз и по­до­бие, вос­хи­ще­ны бу­дут на об­ла­ках» (Пан­то­лей, пре­сви­тер Ви­зан­тийский, чте­ние на Воз­дви­же­ние).

Не уди­ви­тель­но, что крест стал зна­ме­ни­ем хри­сти­а­ни­на. «Крест дан нам в ка­че­стве зна­ме­ния на че­ле точ­но так же, как Из­ра­и­лю об­ре­за­ние; ибо че­рез не­го мы вер­ные раз­ли­ча­ем­ся и рас­по­зна­ем­ся от не­вер­ных» (св. Ио­анн Да­мас­кин, сло­во в день Кре­ста).

По­сте­пен­но хри­сти­ан­ство оце­ни­ло все зна­че­ние для не­го это­го зна­ме­ния, это­го тро­фея по­бе­ды Хри­сто­вой. И тут про­мысл при­шел на по­мощь Церк­ви не­по­сред­ствен­ным действи­ем сво­им – из­ве­де­ни­ем Кре­ста от недр зем­ных и яв­ле­ни­ем его на не­бе. «Гос­подь не до­пу­стил бы оста­вать­ся в зем­ле, но из­влек его и воз­нес на не­бо; с ним Он име­ет прийти при вто­ром при­ше­ствии Сво­ем». (Св. Ио­анн Зла­то­уст, сло­во о Кре­сте и рас­пя­тии). Он об­ре­тен при им­пе­ра­то­рах, ве­ро­вав­ших во Хри­ста, об­ре­тен си­лой бо­же­ствен­ной и безыс­кус­ствен­ной, един­ствен­но си­лой и твер­до­стью ве­ры. Ко­г­да Бог вру­чил хри­сти­а­нам цар­ские ски­пет­ры, в это имен­но вре­мя Ему угод­но бы­ло от­крыть Крест че­рез же­ну бла­го­че­сти­вую, же­ну ца­ри­цу, же­ну укра­шав­шу­ю­ся цар­ской муд­ро­стью, умуд­ряя же­ну, ска­жем так, бо­же­ствен­ным бо­го­муд­ри­ем, дабы она, поль­зу­ясь от­ча­сти си­лой сло­ва, свойствен­ной цар­ствен­ной осо­бе, упо­тре­би­ла все, что только мог­ло сдви­нуть не­пре­клон­ное серд­це иу­де­ев» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние). «Вы­шло из со­кро­вищ­ниц зем­ли зна­ме­ние Вла­дыки, зна­ме­ние, по­тря­сен­ные ко­то­рым ад­ские пе­ще­ры осво­бо­ди­ли со­дер­жи­мые в них ду­ши. Вы­шла ду­хов­ная жем­чу­жи­на вер­ных, утвер­жден­ная в вен­це Хри­сто­вом, дабы оза­рить це­лую все­лен­ную. Он явил­ся, что­бы быть воз­двиг­ну­тым, и воз­дви­га­ет­ся, что­бы явить­ся (что­бы его ви­де­ли). Мно­го­крат­но под­ни­ма­ют его и по­ка­зы­ва­ют на­ро­ду, только что не вос­кли­цая: «се об­ре­те­но ута­ен­ное со­кро­ви­ще спа­се­ния» (св. Ан­дрей Крит­ский, сло­во на Воз­дви­же­ние).

Уста­нов­лен­ный в па­мять об­ре­те­ния и яв­ле­ния Кре­ста празд­ник, ко­неч­но, имел в ду­шах хри­сти­ан дав­но уже под­го­тов­лен­ную поч­ву, был от­ве­том на дав­ний за­прос их ду­ха. Но он, сра­зу по­лу­чив ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние и боль­шую тор­же­ствен­ность, без со­м­не­ния умно­жал лю­бовь ко Кре­сту и по­чи­та­ние его. Крест по­лу­ча­ет те­перь осо­бое зна­че­ние в борь­бе хри­сти­а­ни­на с не­ви­ди­мы­ми вра­га­ми его спа­се­ния, осо­бен­но в ру­ках по­движ­ни­ков. Те­перь оце­ни­ва­ют и все зна­че­ние его не только в де­ле на­ше­го спа­се­ния, со­вер­шен­ном Хри­стом, но и в вет­хо­за­вет­ном при­го­тов­ле­нии это­го спа­се­ния, объяс­няя и здесь мно­гое его, так ска­зать, воз­врат­ным действи­ем18.

Пуб­ли­ку­ет­ся по из­да­нию: Ска­бал­ла­но­вич М.Н. Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня.
Ки­ев. Изд. «Про­лог». 2004 год. С. 7-18, 45-46, 232-236, 249-250.


При­ме­ча­ния

1 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», изд. Петр. дух. акад., т. II, стр. 435, 447.
2 Так у проф. Н. Мак­ка­вейско­го: «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291. Не­сколько ина­че у Н.Пе­ре­фер­ко­ви­ча в том же трак­та­те, на ко­то­рый ссы­ла­ет­ся и проф. Мак­ка­вейский («Тал­муд», СПб, 1901, т. 4-й, трак­тат Сан­хед­рин, с. 283): «Меч, ко­то­рым он (пре­ступ­ник) убит, плат, ко­то­рым он уду­шен, ка­мень, ко­то­рым он убит, и де­ре­во, на ко­то­ром он по­ве­шен, все эти ве­щи долж­ны быть по­гре­бе­ны, но их не по­гре­ба­ли вме­сте с ни­ми (в той же мо­ги­ле)».
3 Огла­си­тель­ные по­у­че­ния, XVII, 16.
4 Тит – рим­ский им­пе­ра­тор с 79 по 81 г. Иеру­са­лим за­во­е­ван им в 70 г. по Р.Х. при преж­нем им­пе­ра­то­ре Вес­па­си­а­не.
5 О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 26.
6 Блаж. Иеро­ним (IV в.). Пись­мо к Пав­ли­ну.
7 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 25.
8 За­пи­сан­но­му у св. Гри­го­рия Тур­ско­го.
9 О са­мом чу­де раз­лич­ные исто­ри­ки (Ру­фин, Со­крат, Со­зо­мен, Фе­одо­рит, Ни­ки­фор Кал­лист и др.) по­вест­ву­ют не­о­ди­на­ко­во: мно­гие го­во­рят не об ис­це­ле­нии боль­ной жен­щи­ны, а о вос­кре­ше­нии че­рез воз­ло­же­ние Кре­ста Гос­под­ня на мерт­во­го или мерт­вую, ко­то­рых нес­ли не­вда­ле­ке от ме­ста об­ре­те­ния Кре­ста Хри­сто­ва. Наи­бо­лее при­ня­тое в жи­ти­ях свя­тых по­вест­во­ва­ние го­во­рит, что си­лой Кре­ста Гос­под­ня был вос­кре­шен про­но­си­мый ми­мо ме­ста на­хож­де­ния кре­стов мерт­вец. При­ня­тый на­ми рас­сказ см. у блаж. Фе­одо­ри­та (Цер­ков­ная Исто­рия I, 18), Со­кра­та (I, 17) и у Со­зо­ме­на (II, 1).
10 Ев­се­вий Ке­са­рийский. О жиз­ни Кон­стан­ти­на, кн. III, гл. 30.
11 Освя­ще­ние это­го хра­ма празд­ну­ет­ся и ны­не во всей Пра­во­слав­ной Церк­ви 13 сен­тяб­ря.
12 Огла­си­тель­ное сло­во IV, 10; XIII, 4.
13 «Тво­ре­ния св. Ио­ан­на Зла­то­у­ста», т. I, с. 632.
14 Об этом сви­де­тельству­ют исто­ри­ки Фе­одо­рит, Со­крат, Со­зо­мен. См. у проф. Н. Мак­ка­вейско­го «Ар­хео­ло­гия исто­рии стра­да­ний Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста», Ки­ев, 1891 г., с. 291.
15 Пра­во­слав­ный Па­ле­стин­ский Сбор­ник.
16 Мак­ка­вейский Н., на­зв. соч., с. 292-293.
17 Там же, с. 294.
18 О той люб­ви и бла­го­го­ве­нии, ко­то­рые по­лу­чил Крест очень ско­ро по­сле его об­ре­те­ния и уста­нов­ле­ния осо­бо­го празд­ни­ка в честь его, сви­де­тельству­ет апо­кри­фи­че­ское ска­за­ние о нем, пе­ре­да­ва­е­мое уже пи­са­те­лем кон­ца IV в. Се­ве­ри­а­ном Га­вальскимь. Ав­ра­ам на ме­сте со­еди­не­ния рек Ио­ра и Да­на в од­ну ре­ку встре­тил че­ло­ве­ка, ры­дав­ше­го о сво­их гре­хах, и ве­лел ему, ес­ли он хо­чет умо­лить Бо­га, при­не­сти ему три по­ле­на. Их пат­ри­арх во­тк­нул тре­у­голь­ни­ком на рас­сто­я­нии по­ло­ви­ны по­при­ща от обе­их рек и ве­лел греш­ни­ку по­ли­вать их 40 дней по 40 мер во­ды на каж­дое по­ле­но, ска­зав, что ес­ли они вырас­тут, то Бог по­ми­лу­ет греш­ни­ка. Они вы­рос­ли, и греш­ник при­шел по­бла­го­да­рить Ав­ра­а­ма. Вы­рос­ши еще боль­ше, по­ле­нья со­еди­ни­лись вер­хуш­ка­ми и об­ра­зо­ва­ли чуд­ное де­ре­во. Оно сруб­ле­но бы­ло для хра­ма Со­ло­мо­но­ва, но ко­г­да его под­ни­ма­ли на при­го­тов­лен­ное ме­сто в по­тол­ке, оно все из­ме­ня­лось в дли­не и по­это­му его вы­нуж­де­ны бы­ли по­ло­жить в хра­ме. Ца­ри­ца Сав­ская, уви­дев его, вос­клик­ну­ла: «О, треб­ла­жен­ное дре­во, на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь». То­г­да Со­ло­мон по­ста­вил это де­ре­во в во­сточ­ной сто­ро­не хра­ма, об­ве­сив его 30 се­реб­ря­ны­ми вен­ка­ми по 30 среб­ре­ни­ков каж­дый. Один из этих вен­ков дан был в пла­ту Иу­де. Бы­ли сня­ты за­од­но и дру­гие вен­ки, и де­ре­во по­те­ря­ло свой вид; из не­го и сде­ла­ли Крест Хри­стов.