Канон усекновению главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (второй)

Припев: Святы́й вели́кий Иоа́нне, Предте́че и Крести́телю Госпо́день, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 11 сентября (29 августа ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Истря́сшему в мо́ри мучи́тельство фарао́не, и Изра́иля су́шею наста́вльшему пои́м Христу́, я́ко просла́вися во ве́ки.

Пусты́ни кра́сное овча́, Заха́риин пло́д и Елисаве́тино па́че наде́жди прозябе́ние, предповелева́ет ве́рным торжествова́ти честну́ю его́ па́мять.

О, рожде́ния, испо́лнена кро́ве! О, пи́ра ме́рзка! Уби́йством бо пия́нство И́род раствори́, трапе́за же его́ скверноуби́йства го́рькаго испо́лнися.

Обличи́вшаго И́рода беззако́ннующа, ве́рнии, и отсече́ние главы́ претерпе́вша, воспои́м Крести́теля, я́ко за ре́вность Бо́жию умерщвле́на.

Богоро́дичен: Неопи́саннаго Бо́га Сло́ва, всего́ все́льшася в Тя́, родила́ еси́, Чи́стая Богороди́тельнице, сугу́ба Того́, я́ко еди́на су́ща Сы́на, воплоще́нна из Тебе́ неизрече́нно.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не́сть свя́т, я́ко Госпо́дь, и не́сть пра́веден, я́ко Бо́г на́ш, Его́же пое́т вся́ тва́рь: не́сть пра́веден, па́че, Тебе́, Го́споди.

Бо́лий не воста́ в рожде́нных жена́ми Иоа́нна, взыва́ше Христо́с И́стина: во утро́бе бо позна́ созда́ние Созда́вшаго, пропове́даше ма́терним гла́сом.

Пе́рстом, пе́рвее, показа́в А́гнца, и язы́ком, второ́е, И́рода обличи́л еси́, главо́ю же, тре́тие, источа́еши чудеса́ от зда́нна сосу́да на́м.

Рожде́ние сла́вно, Крести́телю Христо́в, и житие́ твое́ непоро́чно, и предъизше́ствие че́стно, и показа́ние стра́нно, сме́рть честна́ и погребе́ние сла́вно.

Богоро́дичен: Бо́г Сы́й, Са́м Себе́ истощи́л еси́, Единоро́дне, да спасе́ши, я́же созда́л еси́, и́хже ра́ди вочелове́чился еси́, вопло́щся от Де́вы, и все́ мое́ премени́в естество́, приве́л еси́ Твоему́ Роди́телю.

Седа́лен, гла́с 8.

От непло́дове просия́в судо́м Бо́жиим и у́зы разреши́в язы́ка о́тча, показа́л еси́ со́лнце, денни́цу озаря́ющее, и лю́дем в пусты́ни Зижди́теля пропове́дал еси́, А́гнца, взе́млющаго ми́ра грехи́. Те́мже ре́вностию царя́ обличи́л еси́, в пресла́вную главу́ твою́ усе́чен бы́в, приснопа́мятне, Иоа́нне всехва́льне, моли́ся Христу́ Бо́гу согреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Сла́ва, и ны́не, Богоро́дичен: Я́ко Де́ву и еди́ну в жена́х, Тя́ без се́мене ро́ждшую Бо́га пло́тию, вси́ ублажа́ем, ро́ди челове́честии: о́гнь бо всели́ся в Тя́ Божества́, и я́ко Младе́нца млеко́м пита́еши Зижди́теля и Го́спода. Те́м, а́нгельский и челове́ческий ро́д, досто́йно сла́вим пресвято́е рождество́ Твое́, и согла́сно вопие́м Ти́: моли́ Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою пресвято́му Рождеству́ Твоему́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Из горы́ приосене́нныя, Сло́ве, проро́к, еди́ныя Богоро́дицы, хотя́ща воплоти́тися богови́дно усмотри́ и со стра́хом славосло́вяше си́лу Твою́.

Уясни́л еси́ на́м Христо́во Ца́рство, показа́л еси́ лю́дем пути́ покая́ния и И́рода обличи́л еси́ беззако́ннующа, вели́кий пропове́дниче, Иоа́нне му́дре.

Не терпя́, Крести́телю, И́род обличе́ния, победи́ся гне́вом, и за́вистию, и го́рестию; и соблюда́ше вре́мя рожде́ния, в не́же усече́ главу́ твою́, пропове́дниче Христо́в.

Весели́ся, Крести́телю, да игра́ет ду́х тво́й: облича́еши бо и та́мо безбо́жнаго И́рода, и су́щим во а́де пропове́дуеши душа́м, глаго́ля: спасе́ние на́ше прибли́жися.

Чуди́тся земля́ твоему́ житию́, Иоа́нне, пропове́дует не́бо непра́ведное твое́ заколе́ние, и сказу́ет мно́жество доброде́телей твои́х Це́рковь, воспева́ющи.

Богоро́дичен: Роди́вся от Ма́тере, Де́вы непоро́чныя, сохрани́л еси́ чи́сту по рождестве́, И́же в мое́ существо́ ве́сь обле́кся, греха́ кроме́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: От но́щи неве́дения богове́дением просвети́вый концы́, просвети́ мя́ у́тром человеколю́бия Твоего́, Го́споди.

Пусты́нное овча́ и вселе́нней стяжа́ние Предте́ча, дне́сь гото́вит духо́вную трапе́зу на́м.

Сласте́й раба́ и зако́нов престу́пника, обличи́л еси́, Иоа́нне, И́рода, Иродиа́ды го́рькаго рачи́теля.

Иродиа́да пля́шет, Иоа́нн вя́жется и закала́ется. О, пия́нства И́родова! О, несмы́сльства души́ его́!

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Боже́ственная Горо́, от Нея́же Ка́мень отсече́ся без ру́к, Пречи́стая, усыри́вшися Бо́гу и Сло́ву, Всенепоро́чная, пло́тию.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Я́коже проро́ка изба́вил еси́ из глубины́ преиспо́дния, Христе́ Бо́же, и мене́ от грехо́в мои́х изба́ви, я́ко Человеколю́бец, и упра́ви живо́т мо́й, молю́ся.

Усече́ние честны́я и всехва́льныя твоея́ главы́, Предте́че Христо́в, почита́юще, сла́вим твою́ приснохва́льную и всеми́рную па́мять, преблаже́нне.

О, скве́рнаго гоще́ния! О, го́рькаго рожде́ния! О, пия́нства скве́рнаго И́рода беззако́ннаго! Содержи́мь бы́сть к беззако́нию и облича́емь, проро́ка уби́ти поучава́ется.

Пляса́вши но́вая еги́птяныня посреди́ пи́ра скве́рнено, главу́ испроси́, сея́ обличи́вшую роди́тельницу и И́родову нало́жницу.

Богоро́дичен: И́же ны́не Сы́н Де́вы, пе́рвее Сы́н Оте́чь показа́ся, не и́н разумева́емь, от ви́димаго, а́ще и пребы́сть еди́н во обою́ соверше́н.

Конда́к, гла́с 5:

Предте́чево сла́вное усекнове́ние смотре́ние бы́сть не́кое Боже́ственное, да и су́щим во а́де Спа́сово пропове́сть прише́ствие. Да рыда́ет у́бо Ироди́я, беззако́нное уби́йство испроси́вши: не зако́н бо Бо́жий, ни живы́й ве́к возлюби́, но притво́рный, привре́менный.

И́кос:

Рожде́ние И́родово все́м яви́ся непреподо́бно, егда́ посреди́ пита́ющихся глава́ постя́щагося предложи́ся, я́коже сне́дь: ра́дости совокупи́ся печа́ль, и сме́ху раствори́ся го́рькое рыда́ние, я́ко главу́ Крести́телеву на блю́де нося́, пред все́ми вни́де, я́коже рече́, отрокови́ца. И кля́твы ра́ди рыда́ние нападе́ на вся́ возлежа́щия тогда́ с царе́м: не бо́ обвесели́ о́нех, ниже́ И́рода самого́. Рече́ бо: оскорбе́ша печа́лию не и́стинною, но притво́рною, привре́менною.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В нача́ле зе́млю основа́вый и небеса́ сло́вом утверди́вый, благослове́н еси́ во ве́ки, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

Зако́н Бо́жий пропове́дуя, Иоа́нн злочести́ваго не убоя́ся И́рода беззако́ннующаго уцелому́дрити: о́гнь бо бе́ в не́м греха́ его́.

О, главы́, я́сно законополага́ющия и от земли́ И́роду провозглаша́ющия: не досто́ит тебе́ беззако́ннующу багряни́цу носи́ти, я́ко мучи́тельскую оде́жду.

Ору́жии скве́рными беззако́нный И́род вооружи́вся, с кля́твою исполня́ше беззако́ние, гоще́ния пия́нство име́я та́мо, сво́инствующее тому́.

Богоро́дичен: Безпло́тен сы́й — непрело́жно воплоти́ся; Безле́тен сы́й — во вре́мени позна́ся от Де́вы, все́х Зижди́тель, несме́сно пребы́в, я́коже бе́, и бы́в, я́коже не бе́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: На горе́ святе́й просла́вльшася, и в купине́ огне́м Присноде́вы Моисе́ови та́йну я́вльшаго, Го́спода по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пропове́давый Христо́во прише́ствие су́щим во а́де, ве́рою возвеща́я, боле́зни реша́яй прихо́дит Госпо́дь сла́вы, Его́же превозно́сим во вся́ ве́ки.

В темни́це тя́ затвори́ И́род, Иоа́нне, втора́го Илию́, и желе́зными у́зы связа́в, уби́, покая́ния и Ца́рствия ве́рнаго священнопропове́дника.

О, трапе́зы, кро́ве испо́лненныя! О, сне́дей, уби́йством растворе́нных! О, пи́ра, испо́лнена су́етства! О, безчелове́чия и скверноуби́йства И́рода беззако́ннаго!

Богоро́дичен: Горе́ ве́сь и до́ле ве́сь, Сло́ве, в не́дрех О́тчих и Ма́тере Твоея́, ве́сь Бо́г и ве́сь естество́м Челове́к, еди́н ипоста́сию и сугу́б естество́м еси́, Ми́лостиве.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́ рождество́ Присноде́вы в на́ше, ве́рных, спасе́ние пе́сньми немо́лчными велича́ем.

Па́ки Иезаве́ль лику́ет на Илию́, па́ки еги́птяныня Ио́сифа и́щет, Проро́ка же и Крести́теля Спа́сова — ны́не я́вльшаяся Иродиа́да скверна́вая.

Во главу́ усе́чен бы́в, Иоа́нне, от И́рода, су́щим во а́де душа́м посла́лся еси́ пропове́дати Гряду́щаго, и те́х спасти́ все́х, пре́жде сконча́вшихся ве́рных от Ада́ма.

Свети́льник Све́та и гла́с Сло́ва сы́й, пропове́дник А́гнца Бо́жия, пусты́нное овча́, Иоа́нне, честны́й му́чениче Госпо́день, моли́ спасти́ся пою́щим тя́.

Богоро́дичен: Еди́на в жена́х по рождестве́ яви́лася еси́ Де́ва, еди́на в жена́х Ты́, Богороди́тельнице, показа́лася еси́, еди́на разреши́ла еси́ от боле́зни Е́ву, и перворо́дную изсуши́ла еси́ кля́тву.

Свети́лен.

Во проро́цех бо́льша позна́на и апо́стол предъизбра́нна бы́вша, пе́сньми похва́льными венча́ем Предте́чу благода́ти: во главу́ бо усе́чен бы́сть зако́на ра́ди Госпо́дня.

Сла́ва: Скве́рный И́род чистоты́ сади́телю, тебе́, Крести́телю Спа́сов, главу́ усече́ льсти́вне, обличе́ний же твоего́ язы́ка посещи́ ника́коже возмо́же.

И ны́не: Я́же кля́тву мирску́ю боже́ственным рождество́м Твои́м, Чи́стая, потре́бльши, ста́до, Тебе́ моля́щееся ве́рно, от вся́ких бе́д изба́ви моли́твами Твои́ми, Отрокови́це.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: И҆стрѧ́сшемꙋ въ мо́ри мꙋчи́тельство фараѡ́не, и҆ і҆и҃лѧ сꙋ́шею наста́вльшемꙋ пои́мъ хрⷭ҇тꙋ̀, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ во вѣ́ки.

Пꙋсты́ни кра́сное ѻ҆вча̀, заха́рїинъ пло́дъ, и҆ є҆лїсаве́тино па́че наде́жди прозѧбе́нїе, предповелѣва́етъ вѣ̑рнымъ торжествова́ти честнꙋ́ю є҆гѡ̀ па́мѧть.

Ѽ рожде́нїѧ и҆спо́лнена кро́ве! ѽ пи́ра ме́рзка! ᲂу҆бі́йствомъ бо пїѧ́нство и҆́рѡдъ растворѝ: трапе́за же є҆гѡ̀ скверноꙋбі́йства го́рькагѡ и҆спо́лнисѧ.

Ѡ҆бличи́вшаго и҆́рѡда беззако́ннꙋюща, вѣ́рнїи, и҆ ѿсѣче́нїе главы̀ претерпѣ́вша, воспои́мъ крⷭ҇ти́телѧ, ꙗ҆́кѡ за ре́вность бж҃їю ᲂу҆мерщвле́на.

Бг҃оро́диченъ: Неѡпи́саннаго бг҃а сло́ва, всего̀ все́льшасѧ въ тѧ̀, родила̀ є҆сѝ, чⷭ҇таѧ бг҃ороди́тельнице, сꙋгꙋ́ба того̀, ꙗ҆́кѡ є҆ди́на сꙋ́ща сн҃а, воплоще́нна и҆зъ тебє̀ неизрече́ннѡ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нѣ́сть ст҃ъ, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇ь, и҆ нѣ́сть пра́веденъ, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ на́шъ, є҆го́же пое́тъ всѧ̀ тва́рь: нѣ́сть пра́веденъ па́че тебє̀, гдⷭ҇и.

Бо́лїй не воста̀ въ рожде́нныхъ жена́ми і҆ѡа́нна, взыва́ше хрⷭ҇то́съ и҆́стина: во ᲂу҆тро́бѣ бо позна̀ созда́нїе созда́вшаго, проповѣ́даше ма́тернимъ гла́сомъ.

Пе́рстомъ пе́рвѣе показа́въ а҆́гнца, и҆ ѧ҆зы́комъ второ́е и҆́рѡда ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ, главо́ю же тре́тїе и҆сточа́еши чꙋдеса̀, ѿ зда́нна сосꙋ́да на́мъ.

Рожде́нїе сла́вно, крⷭ҇ти́телю хрⷭ҇то́въ, и҆ житїѐ твоѐ непоро́чно, и҆ пред̾изше́ствїе че́стно. и҆ показа́нїе стра́нно, сме́рть честна̀, и҆ погребе́нїе сла́вно.

Бг҃оро́диченъ: Бг҃ъ сы́й, са́мъ себѐ и҆стощи́лъ є҆сѝ є҆диноро́дне, да спасе́ши ꙗ҆̀же созда́лъ є҆сѝ, и҆́хже ра́ди вочл҃вѣ́чилсѧ є҆сѝ вопло́щсѧ ѿ дв҃ы, и҆ всѐ моѐ премѣни́въ є҆стество̀, приве́лъ є҆сѝ твоемꙋ̀ роди́телю.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Ѿ непло́дове просїѧ́въ сꙋдо́мъ бж҃їимъ, и҆ ᲂу҆́зы разрѣши́въ ѧ҆зы́ка ѻ҆́тча, показа́лъ є҆сѝ со́лнце, денни́цꙋ ѡ҆зарѧ́ющее, и҆ лю́демъ въ пꙋсты́ни зижди́телѧ проповѣ́далъ є҆сѝ, а҆́гнца взе́млющаго мі́ра грѣхѝ. тѣ́мже ре́вностїю царѧ̀ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ, въ пресла́внꙋю главꙋ̀ твою̀ ᲂу҆сѣ́ченъ бы́въ, приснопа́мѧтне, і҆ѡа́нне всехва́льне, моли́сѧ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, пра́зднꙋющымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ, бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ дв҃ꙋ и҆ є҆ди́нꙋ въ жена́хъ, тѧ̀ безъ сѣ́мене ро́ждшꙋю бг҃а пло́тїю, всѝ ᲂу҆блажа́емъ ро́ди человѣ́честїи: ѻ҆́гнь бо всели́сѧ въ тѧ̀ бжⷭ҇тва̀, и҆ ꙗ҆́кѡ млⷣнца млеко́мъ пита́еши зижди́телѧ и҆ гдⷭ҇а. тѣ́мъ а҆́гг҃льскїй и҆ человѣ́ческїй ро́дъ, досто́йнѡ сла́вимъ прест҃о́е ржⷭ҇тво̀ твоѐ, и҆ согла́снѡ вопїе́мъ тѝ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти покланѧ́ющымсѧ вѣ́рою прест҃о́мꙋ ржⷭ҇твꙋ̀ твоемꙋ̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: И҆зъ горы̀ приѡсѣне́нныѧ, сло́ве, прⷪ҇ро́къ, є҆ди́ныѧ бцⷣы, хотѧ́ща воплоти́тисѧ бг҃ови́днѡ ᲂу҆смотрѝ, и҆ со стра́хомъ славосло́вѧше си́лꙋ твою̀.

Оу҆ѧсни́лъ є҆сѝ на́мъ хрⷭ҇то́во црⷭ҇тво, показа́лъ є҆сѝ лю́демъ пꙋти̑ покаѧ́нїѧ, и҆ и҆́рѡда ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ беззако́ннꙋюща, вели́кїй проповѣ́дниче і҆ѡа́нне мꙋ́дре.

Не терпѧ̀, крⷭ҇ти́телю, и҆́рѡдъ ѡ҆бличе́нїѧ, побѣди́сѧ гнѣ́вомъ и҆ за́вистїю и҆ го́рестїю: и҆ соблюда́ше вре́мѧ рожде́нїѧ, въ не́же ᲂу҆сѣчѐ главꙋ̀ твою̀, проповѣ́дниче хрⷭ҇то́въ.

Весели́сѧ, крⷭ҇ти́телю, да и҆гра́етъ дꙋ́хъ тво́й: ѡ҆блича́еши бо и҆ та́мѡ безбо́жнаго и҆́рѡда, и҆ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ проповѣ́дꙋеши дꙋша́мъ, глаго́лѧ: спасе́нїе на́ше прибли́жисѧ,

Чꙋди́тсѧ землѧ̀ твоемꙋ̀ житїю̀, і҆ѡа́нне, проповѣ́дꙋетъ не́бо непра́ведное твоѐ заколе́нїе, и҆ сказꙋ́етъ мно́жество добродѣ́телей твои́хъ цр҃ковь воспѣва́ющи.

Бг҃оро́диченъ: Роди́всѧ ѿ мт҃ре дв҃ы непоро́чныѧ, сохрани́лъ є҆сѝ чи́стꙋ по ржⷭ҇твѣ̀, и҆́же въ моѐ сꙋщество̀ ве́сь ѡ҆бле́ксѧ, грѣха̀ кромѣ̀.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ѿ но́щи невѣ́дѣнїѧ, бг҃овѣ́дѣнїемъ просвѣти́вый концы̀, просвѣтѝ мѧ̀ ᲂу҆́тромъ чл҃вѣколю́бїѧ твоегѡ̀, гдⷭ҇и.

Пꙋсты́нное ѻ҆вча̀, и҆ вселе́ннѣй стѧжа́нїе прⷣте́ча, дне́сь гото́витъ дꙋхо́внꙋю трапе́зꙋ на́мъ.

Сласте́й раба̀ и҆ зако́нѡвъ престꙋ́пника, ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ, і҆ѡа́нне, и҆́рѡда, и҆рѡдїа́ды го́рькаго рачи́телѧ.

И҆рѡдїа́да плѧ́шетъ, і҆ѡа́ннъ вѧ́жетсѧ и҆ закала́етсѧ: ѽ пїѧ́нства и҆́рѡдова! ѽ несмы́сльства дꙋшѝ є҆гѡ̀!

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, бжⷭ҇твеннаѧ горо̀, ѿ неѧ́же ка́мень ѿсѣче́сѧ безъ рꙋ́къ пречⷭ҇таѧ, ᲂу҆сыри́вшисѧ бг҃ꙋ и҆ сло́вꙋ, всенепоро́чнаѧ, пло́тїю.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́коже прⷪ҇ро́ка и҆зба́вилъ є҆сѝ и҆зъ глꙋбины̀ преиспо́днїѧ, хрⷭ҇тѐ бж҃е, и҆ менѐ ѿ грѣхѡ́въ мои́хъ и҆зба́ви, ꙗ҆́кѡ чл҃вѣколю́бецъ, и҆ ᲂу҆пра́ви живо́тъ мо́й, молю́сѧ.

Оу҆сѣче́нїе честны́ѧ и҆ всехва́льныѧ твоеѧ̀ главы̀, прⷣте́че хрⷭ҇то́въ, почита́юще, сла́вимъ твою̀ приснохва́льнꙋю и҆ всемі́рнꙋю па́мѧть, пребл҃же́нне.

Ѽ скве́рнагѡ гоще́нїѧ! ѽ го́рькагѡ рожде́нїѧ! ѽ пїѧ́нства скве́рнагѡ, и҆́рѡда беззако́ннагѡ! содержи́мь бы́сть къ беззако́нїю, и҆ ѡ҆блича́емь прⷪ҇ро́ка ᲂу҆би́ти поꙋчава́етсѧ.

Плѧса́вши но́ваѧ є҆гѵ́птѧнынѧ посредѝ пи́ра скве́рненѡ, главꙋ̀ и҆спросѝ, сеѧ̀ ѡ҆бличи́вшꙋю роди́тельницꙋ, и҆ и҆́рѡдовꙋ нало́жницꙋ.

Бг҃оро́диченъ: И҆́же ны́нѣ сн҃ъ дв҃ы, пе́рвѣе сн҃ъ ѻ҆ч҃ь показа́сѧ, не и҆́нъ разꙋмѣва́емь, ѿ ви́димагѡ, а҆́ще и҆ пребы́сть є҆ди́нъ во ѻ҆бою̀ соверше́нъ.

Конда́къ, гла́съ є҃:

Прⷣте́чево сла́вное ᲂу҆сѣкнове́нїе, смотре́нїе бы́сть нѣ́кое бжⷭ҇твенное: да и҆ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ сп҃сово проповѣ́сть прише́ствїе. да рыда́етъ ᲂу҆́бѡ и҆рѡді́а, беззако́нное ᲂу҆бі́йство и҆спроси́вши: не зако́нъ бо бж҃їй, ни живы́й вѣ́къ возлюбѝ, но притво́рный привре́менный.

І҆́косъ:

Рожде́нїе и҆́рѡдово всѣ̑мъ ꙗ҆ви́сѧ непреподо́бно, є҆гда̀ посредѝ пита́ющихсѧ глава̀ постѧ́щагѡсѧ предложи́сѧ, ꙗ҆́коже снѣ́дь: ра́дости совокꙋпи́сѧ печа́ль, и҆ смѣ́хꙋ раствори́сѧ го́рькое рыда́нїе: ꙗ҆́кѡ главꙋ̀ крⷭ҇ти́телевꙋ на блю́дѣ носѧ̀, предъ всѣ́ми вни́де, ꙗ҆́коже речѐ, ѻ҆трокови́ца. и҆ клѧ́твы ра́ди рыда́нїе нападѐ на всѧ̑ возлежа́щыѧ тогда̀ съ царе́мъ. не бо̀ ѡ҆бвеселѝ ѻ҆́нѣхъ, нижѐ и҆́рѡда самого̀. речѐ бо: ѡ҆скорбѣ́ша печа́лїю не и҆́стинною, но притво́рною, привре́менною.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ нача́лѣ зе́млю ѡ҆снова́вый, и҆ нб҃са̀ сло́вомъ ᲂу҆тверди́вый, бл҃гослове́нъ є҆сѝ во вѣ́ки, гдⷭ҇и бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Зако́нъ бж҃їй проповѣ́дꙋѧ і҆ѡа́ннъ, ѕлочести́вагѡ не ᲂу҆боѧ́сѧ и҆́рѡда, беззако́ннꙋющаго ᲂу҆цѣломꙋ́дрити: ѻ҆́гнь бо бѣ̀ въ не́мъ грѣха̀ є҆гѡ̀.

Ѽ главы̀ ꙗ҆́снѡ законополага́ющїѧ, и҆ ѿ землѝ и҆́рѡдꙋ провозглаша́ющїѧ: не досто́итъ тебѣ̀ беззако́ннꙋющꙋ багрѧни́цꙋ носи́ти, ꙗ҆́кѡ мꙋчи́тельскꙋю ѻ҆де́ждꙋ.

Ѻ҆рꙋ̑жїи скве́рными беззако́нный и҆́рѡдъ воѡрꙋжи́всѧ, съ клѧ́твою и҆сполнѧ́ше беззако́нїе, гоще́нїѧ пїѧ́нство и҆мѣ́ѧ та́мѡ, сво́инствꙋющее томꙋ̀.

Бг҃оро́диченъ: Безпло́тенъ сы́й, непрело́жнѡ воплоти́сѧ: безлѣ́тенъ сы́й, во вре́мени позна́сѧ ѿ дв҃ы, всѣ́хъ зижди́тель, несмѣ́снѡ пребы́въ ꙗ҆́коже бѣ̀, и҆ бы́въ ꙗ҆́коже не бѣ̀.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: На горѣ̀ ст҃ѣ́й просла́вльшасѧ, и҆ въ кꙋпинѣ̀ ѻ҆гне́мъ приснодв҃ы мѡѷсе́ови та́йнꙋ ꙗ҆́вльшаго, гдⷭ҇а по́йте, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Проповѣ́давый хрⷭ҇то́во прише́ствїе сꙋ́щымъ во а҆́дѣ, вѣ́рою возвѣща́ѧ, болѣ̑зни рѣша́ѧй прихо́дитъ гдⷭ҇ь сла́вы: є҆го́же превозно́симъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Въ темни́цѣ тѧ̀ затворѝ и҆́рѡдъ, і҆ѡа́нне, втора́го и҆лїю̀, и҆ желѣ́зными ᲂу҆́зы свѧза́въ ᲂу҆бѝ, покаѧ́нїѧ и҆ црⷭ҇твїѧ вѣ́рнаго свѧщеннопроповѣ́дника.

Ѽ трапе́зы кро́ве и҆спо́лненныѧ! ѽ снѣ́дей ᲂу҆бі́йствомъ растворе́нныхъ! ѽ пи́ра и҆спо́лнена сꙋ́етства! ѽ безчеловѣ́чїѧ и҆ скверноꙋбі́йства и҆́рѡда беззако́ннагѡ!

Бг҃оро́диченъ: Горѣ̀ ве́сь, и҆ до́лѣ ве́сь, сло́ве, въ нѣ́дрѣхъ ѻ҆́ч҃ихъ, и҆ мт҃ре твоеѧ̀, ве́сь бг҃ъ, и҆ ве́сь є҆стество́мъ чл҃вѣ́къ, є҆ди́нъ ѵ҆поста́сїю, и҆ сꙋгꙋ́бъ є҆стество́мъ є҆сѝ, ми́лостиве.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Проѧвле́нное на горѣ̀ законополо́жникꙋ во ѻ҆гнѝ и҆ кꙋпинѣ̀, рождество̀ приснодв҃ы, въ на́ше вѣ́рныхъ спасе́нїе, пѣ́сньми немо́лчными велича́емъ.

Па́ки і҆езаве́ль ликꙋ́етъ на и҆лїю̀, па́ки є҆гѵ́птѧнынѧ і҆ѡ́сифа и҆́щетъ, прⷪ҇ро́ка же и҆ крⷭ҇ти́телѧ сп҃сова, ны́нѣ ꙗ҆́вльшаѧсѧ и҆рѡдїа́да скверна́ваѧ.

Во главꙋ̀ ᲂу҆сѣ́ченъ бы́въ, і҆ѡа́нне, ѿ и҆́рѡда, сꙋ́щымъ во а҆́дѣ дꙋша́мъ посла́лсѧ є҆сѝ, проповѣ́дати грѧдꙋ́щаго, и҆ тѣ́хъ спастѝ всѣ́хъ, пре́жде сконча́вшихсѧ вѣ́рныхъ ѿ а҆да́ма.

Свѣти́льникъ свѣ́та, и҆ гла́съ сло́ва сы́й, проповѣ́дникъ а҆́гнца бж҃їѧ, пꙋсты́нное ѻ҆вча̀, і҆ѡа́нне честны́й мꙋ́чениче гдⷭ҇ень, молѝ спасти́сѧ пою́щымъ тѧ̀.

Бг҃оро́диченъ: Є҆ди́на въ жена́хъ по ржⷭ҇твѣ̀ ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ дв҃а, є҆ди́на въ жена́хъ ты̀, бг҃ороди́тельнице, показа́ласѧ є҆сѝ: є҆ди́на разрѣши́ла є҆сѝ ѿ болѣ́зни є҆́ѵꙋ, и҆ перворо́днꙋю и҆зсꙋши́ла є҆сѝ клѧ́твꙋ.

Свѣти́ленъ.

Во прⷪ҇ро́цѣхъ бо́льша позна́на, и҆ а҆пⷭ҇лъ пред̾избра́нна бы́вша, пѣ́сньми похва́льными вѣнча́емъ прⷣте́чꙋ бл҃года́ти: во главꙋ̀ бо ᲂу҆сѣ́ченъ бы́сть, зако́на ра́ди гдⷭ҇нѧ.

Сла́ва: Скве́рный и҆́рѡдъ, чистоты̀ сади́телю, тебѣ̀, крⷭ҇ти́телю сп҃совъ, главꙋ̀ ᲂу҆сѣчѐ льсти́внѣ, ѡ҆бличе́нїй же твоегѡ̀ ѧ҆зы́ка посѣщѝ ника́коже возмо́же.

И҆ ны́нѣ: Ꙗ҆́же клѧ́твꙋ мїрскꙋ́ю бжⷭ҇твеннымъ ржⷭ҇тво́мъ твои́мъ, чⷭ҇таѧ, потре́бльши, ста́до тебѣ̀ молѧ́щеесѧ вѣ́рнѡ, ѿ всѧ́кихъ бѣ́дъ и҆зба́ви моли́твами твои́ми, ѻ҆трокови́це.

«Ио­анн Пред­те­ча»

О му­че­ни­че­ской кон­чи­не Пред­те­чи Гос­под­ня в 32 го­ду по Рож­де­стве Хри­сто­вом по­вест­ву­ют Еван­ге­лия от Мат­фея (Мф.14:1-12) и Мар­ка (Мк.6:14-29). Од­на­ко Свя­щен­ное пре­да­ние Апо­стольской Церк­ви со­хра­ни­ло не­ко­то­рые по­дроб­но­сти этих со­бытий, про­ис­хо­див­ших не­за­дол­го до Рас­пя­тия и Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва.

По­сле смер­ти Иро­да Ве­ли­ко­го рим­ля­не раз­де­ли­ли тер­ри­то­рию Па­ле­сти­ны на че­ты­ре ча­сти и в каж­дой ча­сти по­ста­ви­ли пра­ви­те­лем сво­е­го став­лен­ни­ка. Ирод Ан­ти­па по­лу­чил от им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста в управ­ле­ние Га­ли­лею. У не­го бы­ла за­кон­ная же­на, дочь ара­вийско­го ца­ря Аре­фы. Ирод оста­вил ее и со­жи­тельство­вал с Иро­ди­а­дой, же­ной сво­е­го бра­та. Про­рок Ио­анн не­од­но­крат­но об­ли­чал его, но царь не по­смел при­чи­нить ему зла, так как по­чи­тал Ио­ан­на Кре­сти­те­ля как про­ро­ка и бо­ял­ся на­род­но­го гне­ва. Все же свя­той Ио­анн Кре­сти­тель был по­са­жен в тем­ни­цу ца­рем Иро­дом (Лк.3:19-20).

В день сво­е­го рож­де­ния Ирод устро­ил бо­га­тый пир, на ко­то­ром пе­ред го­стя­ми пля­са­ла Са­ло­мия, дочь Иро­ди­а­ды. Она так уго­ди­ла этим Иро­ду, что он по­клял­ся пе­ред го­стя­ми дать ей все, че­го бы она ни по­про­си­ла. Са­ло­мия по­шла к ма­те­ри за со­ве­том. Иро­ди­а­да на­учи­ла дочь про­сить го­ло­ву свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля. Ирод опе­ча­лил­ся: он бо­ял­ся гне­ва Бо­жи­его за убийство про­ро­ка, но не мог на­ру­шить не­о­сто­рож­ной клят­вы.

Ио­ан­ну Кре­сти­те­лю от­ру­би­ли го­ло­ву и от­да­ли Са­ло­мии. По пре­да­нию, го­ло­ва про­дол­жа­ла об­ли­чать Иро­да и Иро­ди­а­ду. Не­и­сто­вая Иро­ди­а­да ис­ко­ло­ла язык про­ро­ка бу­лав­кой и за­ко­па­ла го­ло­ву в не­чи­стом ме­сте. Но Ио­ан­на, же­на цар­ско­го до­мо­пра­ви­те­ля Ху­зы, тай­но взя­ла свя­тую гла­ву, по­ло­жи­ла в со­суд и по­греб­ла ее на Еле­он­ской го­ре, в од­ном из по­ме­стий Иро­да. Те­ло свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля взя­ли его уче­ни­ки и по­греб­ли его.

Бо­жий гнев об­ру­шил­ся на тех, кто ре­шил­ся по­гу­бить про­ро­ка. Са­ло­мия пе­ре­хо­ди­ла зи­мой ре­ку Си­ко­рис и про­ва­ли­лась под лед. Она ви­се­ла те­лом в во­де, а го­ло­ва ее на­хо­ди­лась на­до ль­дом. По­доб­но то­му, как она не­ко­г­да пля­са­ла но­га­ми по зем­ле, те­перь она, слов­но пля­шу­щая, про­из­во­ди­ла бес­по­мощ­ные дви­же­ния в ле­дя­ной во­де. Так она ви­се­ла до тех пор, по­ка ост­рый лед не пе­ре­ре­зал ее шею. Го­ло­ву ее, от­ре­зан­ную острой ль­ди­ной, при­нес­ли Иро­ду и Иро­ди­а­де, как не­ко­г­да при­нес­ли им го­ло­ву Ио­ан­на Пред­те­чи, а те­ло ее так и не на­шли. Ара­вийский царь Аре­фа в от­мще­ние за бес­че­стие сво­ей до­че­ри – же­ны Иро­да чет­ве­ро­власт­ни­ка – дви­нул свои вой­ска про­тив не­че­сти­во­го ца­ря и на­нес ему по­ра­же­ние. Рим­ский им­пе­ра­тор Гай Юлий Це­зарь Ка­ли­гу­ла (37–41 гг.) в гне­ве со­слал Иро­да вме­сте с Иро­ди­а­дой в за­то­че­ние в Гал­лию, а по­том в Ис­па­нию. Там они бы­ли по­г­ло­ще­ны раз­верз­шей­ся зем­лей.

Че­рез мно­го лет по­сле каз­ни Ио­ан­на Кре­сти­те­ля, ко­г­да зем­ля, в ко­то­рой по­ко­ил­ся со­суд со свя­тою гла­вой Пред­те­чи, пе­ре­шла в соб­ствен­ность бла­го­че­сти­во­му вель­мо­же Ин­но­кен­тию, этот со­суд был об­ре­тен при стро­и­тельстве церк­ви, Ин­но­кен­тий узнал о ве­ли­чии свя­ты­ни по быв­шим при этом чу­де­сам и зна­ме­ни­ям. Но пе­ред сво­ей кон­чи­ной, бо­ясь как бы свя­ты­ня не бы­ла по­ру­га­на ино­вер­ца­ми, он сно­ва скрыл ее в том же ме­сте.

Про­шло мно­го лет, цер­ковь, по­стро­ен­ная Ин­но­кен­ти­ем, при­шла в за­пу­сте­ние. Во вре­мя прав­ле­ния им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го двум ино­кам, при­шед­шим на по­кло­не­ние в Иеру­са­лим, два­жды явил­ся свя­той Ио­анн Кре­сти­тель и ука­зал ме­сто на­хож­де­ния сво­ей чест­ной гла­вы. От­ко­пав свя­ты­ню, ино­ки по­ло­жи­ли ее в ме­шок из вер­блю­жьей шер­сти и от­пра­ви­лись до­мой, но по до­ро­ге встре­ти­ли не­зна­ко­мо­го гор­шеч­ни­ка, ко­то­ро­му до­ве­ри­ли не­сти дра­го­цен­ную но­шу. То­г­да гор­шеч­ни­ку явил­ся сам Пред­те­ча и ве­лел бе­жать от не­ра­ди­вых ино­ков вме­сте с но­шей. В се­мье гор­шеч­ни­ка чест­ная гла­ва хра­ни­лась и пе­ре­да­ва­лась из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние в за­пе­ча­тан­ном со­су­де, по­ка ею не завла­дел свя­щен­ник Ев­ста­фий, за­ра­жен­ный ере­сью ари­ан­ства. Поль­зу­ясь чу­до­действен­ной си­лой, ис­хо­див­шей от гла­вы, он со­вра­тил мно­же­ство лю­дей в ересь. Ко­г­да же его ко­щун­ство от­кры­лось, он бе­жал, за­ко­пав свя­ты­ню в пе­ще­ре близ Емес­сы, на­де­ясь впо­след­ствии сно­ва за­брать ее. Но Бог это­го не до­пу­стил. В пе­ще­ре по­се­ли­лись бла­го­че­сти­вые ино­ки, и воз­ник мо­на­стырь.

В 452 го­ду ар­хи­манд­ри­ту мо­на­стыря Мар­кел­лу свя­той Ио­анн ука­зал в ви­де­нии ме­сто со­крытия сво­ей гла­вы, и она бы­ла вновь об­ре­те­на. Свя­ты­ню пе­ре­нес­ли в Емес­су, а за­тем в Кон­стан­ти­но­поль. Празд­ник пер­во­го и вто­ро­го чу­дес­но­го об­ре­те­ния гла­вы Ио­ан­на Кре­сти­те­ля от­ме­ча­ет­ся Цер­ко­вью 8 мар­та (24 фев­ра­ля ст. ст.).

Во вре­ме­на ико­но­бор­че­ства гла­ву Ио­ан­на Кре­сти­те­ля тай­но вы­вез­ли из Кон­стан­ти­но­по­ля и спря­та­ли в Ко­ма­нах (близ Су­ху­ми), где в 407 го­ду скон­чал­ся, воз­вра­ща­ясь из ссыл­ки, свя­ти­тель Ио­анн Зла­то­уст. Только по­сле VII Все­лен­ско­го Со­бо­ра, вос­ста­но­вив­ше­го в 787 го­ду пра­во­слав­ное по­чи­та­ние икон, по пре­да­нию, пат­ри­арх Иг­на­тий во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы по­лу­чил ука­за­ние о ме­сто­на­хож­де­нии свя­ты­ни. По при­ка­за­нию им­пе­ра­то­ра Ми­ха­и­ла III в Ко­ма­ны бы­ло на­прав­ле­но по­сольство, ко­то­рое око­ло 850 го­да об­ре­ло гла­ву Ио­ан­на Пред­те­чи в ука­зан­ном пат­ри­ар­хом ме­сте. По­сле это­го гла­ва бы­ла пе­ре­не­се­на в Кон­стан­ти­но­поль и бы­ла по­ло­же­на в при­двор­ной церк­ви; часть ее хра­нит­ся на Афо­не. Празд­ник тре­тье­го об­ре­те­ния гла­вы свя­то­го Ио­ан­на Пред­те­чи – 7 июня (25 мая ст. ст.).

В па­мять усек­но­ве­ния гла­вы свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля Цер­ко­вью уста­нов­лен празд­ник и стро­гий пост, как выра­же­ние скор­би хри­сти­ан о на­сильствен­ной смер­ти ве­ли­ко­го Про­ро­ка.

Ска­за­ние об усек­но­ве­нии гла­вы свя­то­го про­ро­ка, пред­те­чи и кре­сти­те­ля Гос­под­ня Ио­ан­на.
В из­ло­же­нии свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го

Свя­то­му Ио­ан­ну, Пред­те­че Гос­по­да Бо­га и Спа­са на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, по­до­ба­ло пред­ва­рить смер­тью сво­ею, как рож­де­ние Гос­по­да, так и смерть Его; и, по­доб­но то­му, как на зем­ле он про­по­ве­дал о при­ше­ствии Гос­по­да, ска­зав: "идет за мною Силь­ней­ший ме­ня" (Мк.1:7): так и на­хо­див­шим­ся в аду ду­шам пра­от­цов свя­тых он дол­жен был про­по­ве­дать при­ше­ствие Гос­по­да; ибо Пред­те­ча Ио­анн дол­жен был ска­зать здесь, что уже явил­ся ожи­да­е­мый в ми­ре Мес­сия. И по­доб­но то­му, как Гос­подь наш Ии­сус Хри­стос по­стра­дал за гре­хи люд­ские, так и Пред­те­ча Его пред­по­лу­чил стра­даль­че­скую смерть по при­чи­не без­за­ко­ния Иро­до­ва. Слу­чи­лось же сие так:

Ирод, на­зы­ва­е­мый Ан­ти­пой, сын ста­рей­ше­го Иро­да, из­бив­ше­го мла­ден­цев виф­ле­ем­ских, – злая от­расль от зло­го кор­ня, имев­ший в сво­ей вла­сти Га­ли­лею, пер­во­на­чаль­но же­нил­ся на до­че­ри Аре­фы, ца­ря ара­вийско­го; он про­жил с нею не­ма­ло вре­ме­ни. Но по­том, бу­дучи пле­нен кра­со­тою Иро­ди­а­ды, же­ны Фи­лип­па, бра­та сво­е­го, сб­ли­зил­ся с нею, ибо она со­из­во­ля­ла по­хо­ти его; по тре­бо­ва­нию сей лю­бо­дей­цы, он про­г­нал от се­бя первую за­кон­ную же­ну свою и же­нил­ся на же­не бра­та сво­е­го, про­тив­но за­ко­ну; ибо ес­ли бы и умер брат его, он не мог бы взять его же­ны, так как оста­ва­лась бы в жи­вых дочь бра­та, рож­ден­ная от той же­ны; за­кон же по­ве­ле­вал брать же­ну умер­ше­го бра­та (вдо­ву) только то­г­да, ко­г­да умер­ший брат не остав­лял по­сле се­бя де­тей1. До­сто­вер­но со­об­ща­ют, что Ирод от­нял же­ну у Фи­лип­па, бра­та сво­е­го, еще то­г­да, ко­г­да он был жив; та­ким об­ра­зом он со­тво­рил ве­ли­кое без­за­ко­ние, как хищ­ник, пре­лю­бо­дей и кро­во­сме­си­тель.

Ви­дя та­кое без­за­ко­ние, учи­нен­ное Иро­дом, рев­ни­тель за­ко­на Бо­жия, об­ли­чи­тель гре­хов че­ло­ве­че­ских и про­по­вед­ник по­ка­я­ния, – свя­той Ио­анн Кре­сти­тель не умол­чал, но пред ли­цом всех об­ли­чал Иро­да, как пре­лю­бо­дея и гра­би­те­ля, от­няв­ше­го же­ну у бра­та сво­е­го, и го­во­рил ему:

– Не долж­но те­бе иметь же­ну Фи­лип­па, бра­та тво­е­го.

Ирод же, не вы­но­ся об­ли­че­ния, при­ка­зал за­клю­чить Ио­ан­на в тем­ни­цу, об­ло­жив его око­ва­ми; осо­бен­но гне­ва­лась на свя­то­го же­на Иро­да, Иро­ди­а­да, и весь­ма же­ла­ла смер­ти его, но не мог­ла его умерт­вить, ибо сам Ирод обе­ре­гал уз­ни­ка от убийствен­но­го на­ме­ре­ния же­ны сво­ей. Ирод счи­тал Ио­ан­на му­жем пра­вед­ным и свя­тым; ра­нее он со сла­до­стью слу­шал его и, вни­мая сло­вам его, тво­рил мно­го добра; по­се­му Ирод бо­ял­ся от­дать Ио­ан­на на смерть. Од­на­ко он бо­ял­ся не столько Бо­га, сколько лю­дей, как го­во­рит Еван­ге­лист Мат­фей: "и хо­тел убить его, но бо­ял­ся на­ро­да, по­то­му что его по­чи­та­ли за про­ро­ка" (Мф.14:5); Ирод бо­ял­ся, как бы на­род не вос­стал на не­го и не под­нял мя­те­жа; по сей-то при­чи­не он не осме­ли­вал­ся пре­дать яв­но на смерть про­ро­ка и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня, все­ми лю­би­мо­го и по­чи­та­е­мо­го, но только то­мил его в тем­нич­ном за­клю­че­нии, же­лая за­гра­дить не умол­кав­шие уста сво­е­го об­ли­чи­те­ля.

Свя­той Ио­анн в тем­ни­це про­был дол­гое вре­мя; его уче­ни­ки со­би­ра­лись к не­му; Ио­анн ча­сто по­у­чал их доб­ро­де­тель­ной жиз­ни, со­глас­но за­ко­ну Бо­жию, и воз­ве­щал им об уже при­шед­шем в мир Мес­сии, к Ко­е­му он и по­сылал их, как об этом ска­за­но и в Еван­ге­лии: "Ио­анн же, услы­шав в тем­ни­це о де­лах Хри­сто­вых, по­слал дво­их из уче­ни­ков сво­их ска­зать Ему: Ты ли Тот, Ко­то­рый дол­жен прид­ти, или ожи­дать нам дру­го­го?" (Ин.11:2-3). Он по­сылал во­про­сить не по­то­му, что сам не знал; ибо как он мог не знать То­го, Ко­го сам кре­стил и над Кем он ви­дел Ду­ха Свя­то­го, со­шед­ше­го с не­бес, от­но­си­тель­но Ко­то­ро­го слы­шал и го­лос От­ца, сви­де­тельство­вав­ше­го, и на Ко­то­ро­го, на­ко­нец, сам ука­зы­вал пер­стом, го­во­ря:

"Вот Аг­нец Бо­жий" (Ин.1:36).

Ио­анн по­сылал уче­ни­ков сво­их во­про­сить Гос­по­да для то­го, что­бы уче­ни­ки его сво­и­ми оча­ми уви­де­ли слав­ные чу­де­са, ко­то­рые тво­рил Гос­подь и дабы окон­ча­тель­но убе­ди­лись в том, что Он (Ии­сус Хри­стос) при­шел спа­сти род че­ло­ве­че­ский. Спу­стя не­ко­то­рое вре­мя на­сту­пил день, в ко­то­рый Ирод имел обык­но­ве­ние со­вер­шать празд­но­ва­ние сво­е­го рож­де­ния. Со­брав всех кня­зей сво­их, во­е­вод, ста­рей­шин и тет­рар­хов2 Га­ли­леи, Ирод устро­ил для них ве­ли­кое пир­ше­ство (Мк.6:21). Во вре­мя это­го пир­ше­ства дочь Иро­ди­а­ды пля­са­ла и сво­ею пляс­кою весь­ма уго­ди­ла Иро­ду и воз­ле­жав­шим вме­сте с ним; по на­уче­нию сво­ей же­сто­кой ма­те­ри она по­про­си­ла у Иро­да гла­ву свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля и по­лу­чи­ла про­си­мое, ибо Ирод по­клял­ся ей дать всё, что бы она ни по­про­си­ла, хо­тя бы да­же пол­цар­ства его. Ока­ян­ный не по­же­лал на­ру­шить клят­ву свою, не по­же­лал огор­чить мерз­кую мать пля­са­ви­цы, но за­был о том ст­ра­же, в си­лу ко­то­ро­го он не ре­шал­ся до сих пор умерт­вить Ио­ан­на, за­был так­же и о свя­той жиз­ни его и, как упив­ший­ся ви­ном, рас­па­лил­ся на­ме­ре­ни­ем про­лить кровь не­по­вин­ную. И тот­час он по­слал па­ла­ча в тем­ни­цу, при­ка­зав усечь гла­ву Ио­ан­на и при­не­сти ее на блю­де.

Та­ким об­ра­зом Пред­те­ча Хри­стов, за об­ли­че­ние без­за­кон­но­го со­жи­тельства Иро­да и Иро­ди­а­дою, был усе­чен в тем­ни­це, уже позд­но но­чью; ибо то мер­зост­ное пир­ше­ство свя­тым Еван­ге­ли­стом Мар­ком на­зва­но ве­че­рей: "де­лал пир (го­во­рит Еван­ге­лист) вель­мо­жам сво­им" (Мк.6:21); эта ве­че­ря за­тя­ну­лась да­ле­ко за пол­ночь, и ко­г­да все уже силь­но упи­лись ви­ном и до­ста­точ­ное вре­мя уте­ша­лись пляс­кою упо­мя­ну­той бес­стыд­ной де­ви­цы, то­г­да-то и бы­ло учи­не­но то не­пра­вед­ное убийство. И при­не­се­на бы­ла гла­ва свя­то­го Ио­ан­на на блю­де по­сре­ди пир­ше­ства, при­чем кровь еще ка­па­ла и (как со­об­ща­ют не­ко­то­рые) гла­ва из­ре­ка­ла те же об­ли­чи­тель­ные сло­ва и по­сле усе­че­ния, ска­зав Иро­ду:

– Не долж­но те­бе иметь же­ну Фи­лип­па, бра­та тво­е­го.

О, сколь ве­ли­кий страх объял то­г­да всех, воз­ле­жав­ших и пред­сто­яв­ших на ве­че­ри той, ко­г­да все уви­де­ли че­ло­ве­че­скую го­ло­ву, как пи­щу, но­си­мою на блю­де, исто­чав­шую кровь, и, кро­ме то­го, дви­жу­щею уста­ми и из­ре­кав­шею сло­ва; и сию гла­ву пля­са­ви­ца взя­ла дерз­ки­ми ру­ка­ми сво­и­ми и от­нес­ла к ма­те­ри сво­ей. Иро­ди­а­да же, взяв ее, про­ко­ло­ла иг­лою язык, об­ли­чав­ший без­за­ко­ния ее; по­сме­яв­шись до­ста­точ­ное вре­мя, Иро­ди­а­да не поз­во­ли­ла по­хо­ро­нить гла­ву Ио­ан­на вме­сте с те­лом, ибо бо­я­лась, как бы Ио­анн не вос­крес, ес­ли гла­ва его бу­дет при­со­еди­не­на к те­лу, и то­г­да не на­чал бы сно­ва об­ли­чать ее и Иро­да. Те­ло свя­то­го Пред­те­чи уче­ни­ки его в ту же ночь взя­ли из тем­ни­цы и по­хо­ро­ни­ли в Се­ва­стии; гла­ву же Кре­сти­те­ля Иро­ди­а­да за­ко­па­ла в зем­ле, у се­бя во двор­це, на не­ко­ем бес­чест­ном и по­та­ен­ном ме­сте. От­но­си­тель­но то­го, ка­ким об­ра­зом от­ту­да бы­ла взя­та гла­ва Кре­сти­те­ля, на­пи­са­но под два­дцать чет­вер­тым чис­лом фев­ра­ля, ко­г­да празд­ну­ет­ся Об­ре­те­ние сей чест­ной гла­вы.

По­сле умерщ­в­ле­ния свя­то­го слав­но­го Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Ио­ан­на, ока­ян­ный Ирод со­вер­шил и дру­гое, не мень­шее, зло­де­я­ние; ибо он по­сме­ял­ся над Гос­по­дом на­шим Ии­су­сом Хри­стом во вре­мя воль­но­го Его стра­да­ния за нас, как о том по­вест­ву­ет свя­той Еван­ге­лист Лу­ка: "Ирод со сво­и­ми во­и­на­ми, уни­чи­жив Его и на­сме­яв­шись над Ним, одел Его в свет­лую одеж­ду и ото­слал об­рат­но к Пи­ла­ту" (Лк.23:11).

Од­на­ко мще­ние Бо­жие не за­мед­ли­ло со­вер­шить­ся над про­ро­ко­у­бий­цею и по­ру­га­те­лем Хри­ста; ибо, с од­ной сто­ро­ны, кровь Ио­ан­но­ва во­пи­я­ла на Иро­да к Бо­гу, как не­ко­г­да кровь Аве­ле­ва на Ка­и­на (Быт.4:1-16); с дру­гой сто­ро­ны, иные без­за­ко­ния Иро­да (осо­бен­но по­ру­га­тельство над Гос­по­дом на­шим Ии­су­сом Хри­стом) на­вле­ка­ли на не­го пра­вед­ную казнь Бо­жию; и действи­тель­но спу­стя не­про­дол­жи­тель­ное вре­мя Ирод ли­шил­ся цар­ства и жиз­ни вме­сте с Иро­ди­а­дой и пля­са­ви­цей. Ибо Аре­фа, царь ара­вийский, мстя за бес­че­стие и по­ру­га­ние над его до­че­рью, со­брал во­и­нов и по­шел с ни­ми на Иро­да; точ­но так­же и Ирод, со­брав сво­их во­и­нов, вы­шел на борь­бу с Аре­фой. Про­изо­шла жар­кая схват­ка во­и­нов с той и дру­гой сто­ро­ны; во­и­ны Аре­фы по­бе­ди­ли во­и­нов Иро­до­вых; Ирод по­нес силь­ное по­ра­же­ние; по­чти все во­и­ны его бы­ли по­би­ты, и сам он спас­ся с боль­шим тру­дом. По­сле это­го Ирод ли­шен был сво­ей вла­сти и всех сво­их бо­гатств ке­са­рем рим­ским и был по­слан на за­то­че­ние с пре­лю­бо­дей­цею и до­че­рью ее пер­во­на­чаль­но в Ли­он, го­род галльский, по­том был пе­ре­слан от­ту­да в Илер­ду, го­род ис­пан­ский, и здесь окон­чил жизнь свою в ли­ше­ни­ях и бед­стви­ях; но ра­нее сво­ей смер­ти он ви­дел смерть пля­са­ви­цы, сво­ей до­че­ри, ко­то­рая по­гиб­ла та­ким об­ра­зом:

Как-то раз зи­мою она по­же­ла­ла пе­рейти ра­ди ка­кой-то по­треб­но­сти ре­ку, по име­ни Си­ко­рис; ко­г­да она шла, лед под­ло­мил­ся под нею и она упа­ла в во­ду, по­гру­зив­шись до шеи. По пра­во­су­дию Бо­жию, лед сда­вил шею ее, так что она ви­се­ла те­лом в во­де, имея го­ло­ву над ль­дом; и по­доб­но то­му, как не­ко­г­да она пля­са­ла но­га­ми по зем­ле, так и на сей раз она не до­ста­ва­ла но­га­ми до зем­ли, но только про­из­во­ди­ла в во­де бес­по­мощ­ные дви­же­ния, как пля­шу­щая, при­чем быстрое те­че­ние ре­ки ко­ле­ба­ло ее; од­на­ко ни­кто не мог ока­зать ей по­мо­щи; и до то­го вре­ме­ни ви­се­ла ока­ян­ная в во­де в та­ком по­ло­же­нии, по­ка ост­рый лед не пе­ре­ре­зал шеи ее. Мерз­кий труп ее, за­не­сен­ный во­дою под лед, не был най­ден, гла­ва же ее бы­ла при­не­се­на к Иро­ду и Иро­ди­а­де как не­ко­г­да гла­ва Пред­те­че­ва, но только бы­ла от­се­че­на не ме­чем, а ль­дом. Так на­ка­за­ло пра­во­су­дие Бо­жие пля­са­ви­цу, ко­то­рая по­вин­на бы­ла в усе­че­нии чест­ной гла­вы свя­то­го Ио­ан­на.

По­сле се­го по­гиб "с шу­мом" и без­за­кон­ный убий­ца Ирод с мерз­кою Иро­ди­а­дою; ибо по­вест­ву­ют, что они бы­ли по­жра­ны жи­вы­ми зем­лею.

Свя­той же Ио­анн, как при жиз­ни сво­ей, так и по­сле кон­чи­ны был Пред­те­чею Хри­сту Гос­по­ду. Ибо пред­ва­рив со­ше­ствие Гос­по­да в ад, он бла­го­вест­во­вал на­хо­див­шим­ся в аду Бо­га, явив­ше­го­ся во пло­ти, и по­ра­до­вал свя­тых пра­от­цев; с ни­ми он был из­ве­ден из ада, по­сле раз­ру­ше­ния его по вос­кре­се­нии Хри­сто­вом, и спо­до­бил­ся мно­гих вен­цов в Цар­ствии не­бес­ном, как дев­ствен­ник, как пу­стын­но­жи­тель, как учи­тель и про­по­вед­ник по­ка­я­ния, как про­рок, как Пред­те­ча и Кре­сти­тель и как му­че­ник. По мо­лит­вам его да на­ста­вит и нас на путь истин­но­го по­ка­я­ния и да спо­до­бит нас Цар­ствия не­бес­но­го Хри­стос, ми­ло­сер­дый Гос­подь и Бог наш, Ко­е­му вос­сы­ла­ет­ся сла­ва со От­цом и Свя­тым Ду­хом веч­но. Аминь.


При­ме­ча­ния

1 Древ­ний, уна­сле­до­ван­ный от пред­ков, обы­чай ужи­че­ства у ев­ре­ев, со­сто­ял в сле­ду­ю­щем, по опи­са­нию кни­ги Вто­ро­за­ко­ния: "Ес­ли бра­тья жи­вут вме­сте и один из них умрет, не имея у се­бя сы­на, то же­на умер­ше­го не долж­на вы­хо­дить на сто­ро­ну за че­ло­ве­ка чу­жо­го, но де­верь ее дол­жен войти к ней и взять ее се­бе в же­ну, и жить с нею, – и пер­ве­нец, ко­то­ро­го она ро­дит, оста­нет­ся с име­нем бра­та его умер­ше­го, чтоб имя его не из­гла­ди­лось в Из­ра­и­ле. Ес­ли же он не за­хо­чет взять не­вест­ку свою, то не­вест­ка его пой­дет к во­ро­там, к ста­рей­ши­нам, и ска­жет: "де­верь мой от­ка­зы­ва­ет­ся вос­ста­вить имя бра­та сво­е­го в Из­ра­и­ле, не хо­чет же­нить­ся на мне"; то­г­да ста­рей­ши­ны го­ро­да его долж­ны призвать его и уго­ва­ри­вать его, и ес­ли он ста­нет и ска­жет: "не хо­чу взять ее", то­г­да не­вест­ка его пусть пой­дет к не­му в гла­зах ста­рей­шин, и сни­мет са­пог его с но­ги его, и плю­нет в ли­це его, и ска­жет: "так по­сту­па­ют с че­ло­ве­ком, ко­то­рый не со­зи­да­ет до­ма бра­ту сво­е­му [у Из­ра­и­ля]"; и на­ре­кут ему имя в Из­ра­и­ле: дом ра­зу­то­го" (Втор.25:5-10). Обы­чай ужи­че­ства, по­лу­чив­ший у ев­ре­ев на­ча­ло ра­нее вре­ме­ни пат­ри­ар­ха Иа­ко­ва, су­ще­ство­вал и у мо­а­ви­тян; он был из­ве­стен так­же и дру­гим во­сточ­ным на­ро­дам, как на­при­мер пер­сам и др. Про­ис­хож­де­ние его объяс­ня­ют раз­лич­но; но ско­рее все­го объяс­не­ния его сле­ду­ет ис­кать в силь­ном же­ла­нии во­сточ­ных на­ро­дов иметь де­тей с це­лью уве­ко­ве­че­ния сво­е­го ро­да и сво­е­го име­ни в потом­стве.

2 Пра­ви­те­лей об­ла­стей.