Канон святителям Московским Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Ермогену

Припев: Святи́телие Моско́встии Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 03 января (21 декабря ст. ст.); 22 января (09 января ст. ст.); 25 февраля (12 февраля ст. ст.); 02 марта (17 февраля ст. ст.); 13 апреля (31 марта ст. ст.); 25 мая (12 мая ст. ст.); 02 июня (20 мая ст. ст.); 09 июня (27 мая ст. ст.); 28 июня (15 июня ст. ст.); 16 июля (03 июля ст. ст.); 06 сентября (24 августа ст. ст.); 18 октября (05 октября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Мно́гими содержи́ми напа́стьми, к ва́м прибега́ем спасе́ние получи́ти, о вели́ции святи́телие, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не! От лю́тыя ну́жды и бе́д спаси́те на́с.

Страсте́й прило́зи и мно́гия печа́ли и беды́ погубля́ют мою́ ду́шу; умири́те, святи́и святи́телие, к Бо́гу ва́шими моли́твами, и от печа́ли на весе́лие преложи́те.

Спа́са Христа́ моли́те, вели́цыи чудотво́рцы и избра́ннии, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, изба́витися на́м от бе́д и скорбе́й и ва́рварскаго нахожде́ния ва́шими моли́твами.

Богоро́дичен: В ско́рби ны́ и боле́зни су́ща, посеще́ния Боже́ственнаго и промышле́ния е́же от Тебе́ сподо́би, о Богома́ти, Влады́чице.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Тво́ей, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, Еди́не Человеколю́бче.

Засту́пницы и покрови́телие гра́ду Москве́ вы́ есте́ по Бо́зе, Бо́жии уго́дницы, напра́вите на́с на приста́нище спасе́ния: вы́ бо есте́ ве́рным огражде́ние.

Мо́лим ва́с, святи́и чудотво́рцы, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, душе́вное смуще́ние и печа́ли бу́рю разори́ти на́м и тишину́ пода́ти к Бо́гу ва́шими моли́твами.

Благоро́днейшии и благи́м подража́телие бы́вше, от Бо́га чудесы́ обогати́вшеся, все́м помога́йте, моля́щеся Бо́гу, ва́с прославля́ющему, Своя́ уго́дники.

Богоро́дичен: Лю́тыми неду́ги и боле́зненными тя́жкими ва́рварскими нахо́ды истяза́емым, Де́во Богоро́дице, Ты́ на́м помози́ и печа́ль на ра́дость преложи́.

Седа́лен, гла́с 4.

Простри́те ва́ша дла́ни, святи́и отцы́, ко все́х Влады́це, и́миже до́бре потруди́стеся, и Бо́гу угоди́сте, и тре́бующим неоску́дно пода́сте, и устне́ ва́ша на моли́тву отве́рзите, и́миже Бо́га славосло́висте, и лю́ди на Богоразу́мие наста́висте, ускори́те у́бо на по́мощь на́шу, и от находя́щих на на́с бе́д и зо́л и вся́кия ну́жды изба́вите на́с ва́шими моли́твами к Бо́гу.

Богоро́дичен: Де́во Всенепоро́чная, Я́же Пресу́щнаго Бо́га ро́ждшая, со святи́тели Того́ непреста́нно моли́, оставле́ние прегреше́ний и исправле́ние жития́ да́ти на́м пре́жде конца́, ве́рою и любо́вию пою́щим Тя́ по до́лгу, Еди́на Всепе́тая.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х де́ла Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Страсте́й мои́х смуще́ние и мно́гих бе́д нахожде́ния бу́рю утиши́ти моли́теся, святи́и отцы́, к Бо́гу ва́шими моли́твами.

Милосе́рдия бе́здну простри́те на́м, святи́и отцы́, призыва́ющим ва́с на по́мощь, я́ко Милосе́рдаго Бо́га и́мате, послу́шающа ва́ших моли́тв.

Наде́жду иму́ще ва́с, святи́и отцы́, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, и я́ко сте́ну недви́жиму к Бо́гу на́ша моли́твы, зо́л и все́х бе́д избавля́емся.

Богоро́дичен: Исцели́, Чи́стая, душе́вныя на́ша не́мощи и стра́сти теле́сныя, поспеши́, Госпоже́, здра́вие пода́ти моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвети́ на́с повеле́нии Твои́ми, Го́споди, и мы́шцею Твое́ю высо́кою Тво́й ми́р пода́ждь на́м, Человеколю́бче.

Испо́лните, святи́и отцы́, весе́лия живо́т на́ш, избавля́юще на́с ва́рварскаго нахожде́ния и междоусо́бныя бра́ни.

Изба́вите на́с от бе́д, святи́и чудотво́рцы, я́ко предста́телие те́плии и моли́твенницы о душа́х на́ших.

Разруши́те мглу́ прегреше́ний мои́х и безме́стных дея́ний ва́шими к Бо́гу моли́твами.

Богоро́дичен: Я́ко сте́ну неруши́му и приста́нище стяжа́хом, и душа́м Тя́ соверше́нное спасе́ние, и простра́нство в ско́рбех, о Влады́чице, ны́не на́с от страсте́й и бе́д спаси́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися, и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя́.

Сме́рти и тли́, и ва́рварскаго плене́ния изба́вите, и о́гненнаго запале́ния сво́й гра́д сохрани́те к Бо́гу ва́шими моли́твами.

Засту́пники ва́с ве́мы и тве́рдыя храни́тели гра́ду на́шему, святи́телие Госпо́дни, те́м к ва́м прибега́юще, ми́лость прие́млем и бе́д избавля́емся.

Я́ко сте́ну и приста́нище стяжа́хом ва́с, святи́и чудотво́рцы, простра́нство в ско́рбех подтвержде́ние и спасе́ние душа́м на́шим.

Богоро́дичен: Засту́пницу Тя́ живота́ ве́м и Храни́тельницу тве́рду, Де́во, напа́стей реша́щу молвы́ и нало́ги бесо́в отгоня́ющу, и молю́ся всегда́ страсте́й мя́ изба́вити, Всенепоро́чная.

Конда́к, гла́с 3.

Во святи́телех благоче́стно пожи́сте и лю́ди к Богоразу́мию наста́висте, и до́бре Бо́гу угоди́сте, сего́ ра́ди от Него́ нетле́нием и чудесы́ просла́вистеся, я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

И́кос.

Первозва́ннаго наме́стницы и Росси́йстии первопресто́льницы, вели́ции свети́льницы, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, Тро́ице побо́рницы, Правосла́вию наста́вницы, в ми́ре благоче́стно пожи́сте и уче́нием свои́м вселе́нную просвети́сте, сего́ ра́ди Ца́рствию Небе́сному насле́дницы бы́сте, нетле́нием и чудесы́ просла́вистеся, я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше о́троцы, в Вавило́не иногда́ ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

На́ше спасе́ние, я́коже восхоте́л еси́, Спа́се, устро́ити, прославля́еши Твоя́ уго́дники чудесы́, вопию́щия Ти́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Воли́теля ми́лости, Его́же роди́ Ма́ти, моли́те, святи́и Христо́вы святи́телие, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, изба́вити на́с от прегреше́ний, и бе́д, и зо́л, зову́щих: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Сокро́вище спасе́ния и исто́чник исцеле́ния, наста́вницы покая́ния вы́ есте́, Бо́жии уго́дницы, вопию́щим: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Сокро́вище спасе́ния, и исто́чник нетле́ния, Тебе́ ро́ждшую и сто́лп утвержде́ния, и две́рь покая́ния вопию́щим показа́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и А́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

По́мощи ва́шея тре́бующия не пре́зрите, святи́и отцы́ и наста́вницы Правосла́вия, пою́щия и превознося́щия Христа́ во ве́ки.

Неможе́ние ду́ш на́ших исцеля́ете и от теле́сных боле́зней возставля́ете вопию́щих и превознося́щих Христа́ во ве́ки.

Исцеле́ний бога́тство источа́ете к ва́м притека́ющим, Бо́жиим уго́дником, и ве́рно пою́щим, и превознося́щим Христа́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Напа́стныя Ты́ прило́ги отгоня́еши и страстны́я нахо́ды, Де́во, я́ко да Тя́ пое́м и превозно́сим Чи́стую во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с Безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Точе́ния сле́з не пре́зрите, мо́лим ва́с, святи́и отцы́, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, и все́м утеше́ние пода́ти, блажа́щим ва́с.

Ра́дости сердца́ на́ша испо́лните ва́шими к Бо́гу моли́твами, святи́и отцы́ и засту́пницы те́плии.

Свети́льницы пресве́тлии, Тро́ицы побо́рницы, Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, труды́ и по́двиги ва́шими мра́к неве́дения отгоня́шеся, благове́рно ва́с ублажа́ющих.

Богоро́дичен: Све́та Твоего́ заря́ми просвети́, Де́во, мра́к неве́дения отгоня́ющи и лю́тых бе́д спаса́ющи, и́же благове́рно Богоро́дицу Тя́ испове́дающих.

Свети́лен.

Светоза́рныя свети́льники па́че со́лнечных лу́чь от Светонача́льныя Тро́ицы и Трисо́лнечныя Еди́ницы па́че естества́ сме́шены, Богоно́сныя восхва́лим отцы́.

Богоро́дичен: Тебе́ пе́сньми немо́лчными ублажа́ем, Де́во, Я́же от Тро́ицы Еди́наго во чре́ве прие́мши, Богоро́дице, Боже́ственными рука́ми Пресу́щное Сло́во носи́вши, непрело́жно и неизме́нно.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Мно́гими содержи́ми напа́стьми, къ ва́мъ прибѣга́емъ, спасе́нїе полꙋчи́ти, ѽ вели́цыи ст҃и́телїе, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не! ѿ лю́тыѧ нꙋ́жды и҆ бѣ́дъ спаси́те на́съ.

Страсте́й прило́зи, и҆ мнѡ́гїѧ печа̑ли и҆ бѣды̑ погꙋблѧ́ютъ мою̀ дꙋ́шꙋ: ᲂу҆мири́те, ст҃і́и ст҃и́телїе къ бг҃ꙋ ва́шими моли́твами, и҆ ѿ печа́ли на весе́лїе преложи́те.

Сп҃са хрⷭ҇та̀ моли́те, вели́цыи чꙋдотво́рцы и҆ и҆збра́ннїи, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, и҆зба́витисѧ на́мъ ѿ бѣ́дъ и҆ скорбе́й, и҆ ва́рварскагѡ нахожде́нїѧ, ва́шими моли́твами.

Бг҃оро́диченъ: Въ ско́рби ны̀ и҆ болѣ́зни сꙋ́щѧ, посѣще́нїѧ бж҃е́ственнагѡ и҆ промышле́нїѧ, є҆́же ѿ тебѐ, сподо́би, ѽ бг҃ома́ти влⷣчце!

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нбⷭ҇нагѡ крꙋ́га верхотво́рче, гдⷭ҇и, и҆ цр҃кве зижди́телю, ты̀ менѐ ᲂу҆твердѝ въ любвѝ твое́й, жела́нїй кра́ю, вѣ́рныхъ ᲂу҆твержде́нїе, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Застꙋ̑пницы и҆ покрови́телїе гра́дꙋ москвѣ̀, вы̀ є҆стѐ по бз҃ѣ, бж҃їи ᲂу҆гѡ́дницы, напра́вите на́съ на приста́нище спасе́нїѧ: вы́ бо є҆стѐ вѣ̑рнымъ ѡ҆гражде́нїе.

Мо́лимъ ва́съ, ст҃і́и чꙋдотво́рцы, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, дꙋше́вное смꙋще́нїе, и҆ печа́ли бꙋ́рю разори́ти на́мъ, и҆ тишинꙋ̀ пода́ти, къ бг҃ꙋ ва́шими моли́твами.

Благоро́днѣйшїи и҆ благи̑мъ подража́телїе бы́вше, ѿ бг҃а чꙋдесы̀ ѡ҆богати́вшесѧ, всѣ̑мъ помога́йте, молѧ́щесѧ бг҃ꙋ, ва́съ прославлѧ́ющемꙋ своѧ̑ ᲂу҆го́дники.

Бг҃оро́диченъ: Лю́тыми недꙋ̑ги, и҆ болѣ́зненными тѧ́жкими ва́рварскими нахѡ́ды и҆стѧза́ємымъ, дв҃о бцⷣе, ты̀ на́мъ помозѝ, и҆ печа́ль на ра́дость преложѝ.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃.

Простри́те ва́шѧ дла̑ни, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, ко влⷣцѣ, и҆́миже до́брѣ потрꙋди́стесѧ, и҆ бг҃ꙋ ᲂу҆годи́сте, и҆ тре́бꙋющымъ неѡскꙋ́днѡ пода́сте, и҆ ᲂу҆стнѣ̀ ва̑ша на моли́твꙋ ѿве́рзите, и҆́миже бг҃а славосло́висте, и҆ лю́ди на бг҃оразꙋ́мїе наста́висте. ᲂу҆скори́те ᲂу҆̀бо на по́мощь на́шꙋ, и҆ ѿ находѧ́щихъ на на́съ бѣ́дъ и҆ ѕѡ́лъ, и҆ всѧ́кїѧ нꙋ́жды и҆зба́вите на́съ ва́шими моли́твами къ бг҃ꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Дв҃о всенепоро́чнаѧ, ꙗ҆́же пресꙋ́щнаго бг҃а ро́ждшаѧ, со ст҃и́тєли того̀ непреста́ннѡ молѝ, ѡ҆ставле́нїе прегрѣше́нїй, и҆ и҆справле́нїе житїѧ̀ да́ти на́мъ пре́жде конца̀, вѣ́рою и҆ любо́вїю пою́щымъ тѧ̀ по до́лгꙋ, є҆ди́на всепѣ́таѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ, гдⷭ҇и, смотре́нїѧ твоегѡ̀ та́инство, разꙋмѣ́хъ дѣ́ла твоѧ̑, и҆ просла́вихъ твоѐ бж҃ество̀.

Страсте́й мои́хъ смꙋще́нїе, и҆ мно́гихъ бѣ́дъ нахожде́нїѧ бꙋ́рю ᲂу҆тиши́ти, моли́тесѧ, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, къ бг҃ꙋ ва́шими моли́твами.

Милосе́рдїѧ бе́зднꙋ простри́те на́мъ, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, призыва́ющымъ ва́съ на по́мощь: ꙗ҆́кѡ милосе́рдаго бг҃а и҆́мате, послꙋ́шающа ва́шихъ моли́твъ.

Наде́ждꙋ и҆мꙋ́ще ва́съ, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, и҆ ꙗ҆́кѡ стѣ́нꙋ недви́жимꙋ къ бг҃ꙋ на́шѧ моли̑твы, ѕѡ́лъ и҆ всѣ́хъ бѣ́дъ и҆збавлѧ́емсѧ.

Бг҃оро́диченъ: И҆сцѣлѝ, чⷭ҇таѧ, дꙋшє́вныѧ на́шѧ не́мѡщи, и҆ стра̑сти тѣлє́сныѧ: поспѣшѝ, гпⷭ҇жѐ, здра́вїе пода́ти моли́твами твои́ми.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Просвѣтѝ на́съ повелѣ́нїи твои́ми, гдⷭ҇и, и҆ мы́шцею твое́ю высо́кою, тво́й ми́ръ пода́ждь на́мъ, чл҃вѣколю́бче.

И҆спо́лните, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, весе́лїѧ живо́тъ на́шъ, и҆збавлѧ́юще на́съ ва́рварскагѡ нахожде́нїѧ, и҆ междоꙋсо́бныѧ бра́ни.

И҆зба́вите на́съ ѿ бѣ́дъ, ст҃і́и чꙋдотво́рцы, ꙗ҆́кѡ предста́телїе те́плїи, и҆ моли́твєнницы ѡ҆ дꙋша́хъ на́шихъ.

Разрꙋши́те мглꙋ̀ прегрѣше́нїй мои́хъ, и҆ безмѣ́стныхъ дѣѧ́нїй, ва́шими къ бг҃ꙋ моли́твами.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ стѣ́нꙋ нерꙋши́мꙋ, и҆ приста́нище стѧжа́хомъ, и҆ дꙋша́мъ тѧ̀ соверше́нное спасе́нїе, и҆ простра́нство въ ско́рбехъ, ѽ влⷣчце! ны́нѣ на́съ ѿ страсте́й и҆ бѣ́дъ спасѝ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Моли́твꙋ пролїю̀ ко гдⷭ҇ꙋ, и҆ томꙋ̀ возвѣщꙋ̀ печа̑ли моѧ̑, ꙗ҆́кѡ ѕѡ́лъ дꙋша̀ моѧ̀ и҆спо́лнисѧ, и҆ живо́тъ мо́й а҆́дꙋ прибли́жисѧ, и҆ молю́сѧ, ꙗ҆́кѡ і҆ѡ́на: ѿ тлѝ, бж҃е, возведи́ мѧ.

Сме́рти и҆ тлѝ и҆ ва́рварскагѡ плѣне́нїѧ и҆зба́вите, и҆ ѻ҆́гненнагѡ запале́нїѧ сво́й гра́дъ сохрани́те, къ бг҃ꙋ ва́шими моли́твами.

Застꙋ́пники ва́съ вѣ́мы, и҆ твє́рдыѧ храни́тели гра́дꙋ на́шемꙋ, ст҃и́телїе гдⷭ҇ни: тѣ́мъ къ ва́мъ прибѣга́юще, ми́лость прїе́млемъ, и҆ бѣ́дъ и҆збавлѧ́емсѧ.

Ꙗ҆́кѡ стѣ́нꙋ и҆ приста́нище стѧжа́хомъ ва́съ, ст҃і́и чꙋдотво́рцы, и҆ простра́нство въ ско́рбехъ, подтвержде́нїе и҆ спасе́нїе дꙋша́мъ на́шымъ.

Бг҃оро́диченъ: Застꙋ́пницꙋ тѧ̀ живота̀ вѣ́мъ, и҆ храни́тельницꙋ тве́рдꙋ, дв҃и́це, напа́стей рѣша́щꙋ молвы̑, и҆ нало́ги бѣсѡ́въ ѿгонѧ́ющꙋ: и҆ молю́сѧ всегда̀ страсте́й мѧ̀ и҆зба́вити, всенепоро́чнаѧ.

Конда́къ, гла́съ г҃.

Во ст҃и́телехъ благоче́стнѡ пожи́сте, и҆ лю́ди къ бг҃оразꙋ́мїю наста́висте, и҆ до́брѣ бг҃ꙋ ᲂу҆годи́сте: сегѡ̀ ра́ди ѿ негѡ̀ нетлѣ́нїемъ и҆ чꙋдесы̀ просла́вистесѧ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ч҃ницы̀ бж҃їѧ бл҃года́ти.

І҆́косъ.

Первозва́ннагѡ намѣ́стницы, и҆ рѡссі́йстїи первопресто́льницы, вели́цыи свѣти́льницы пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не: трⷪ҇цѣ побо́рницы, правосла́вїю наста́вницы, въ мі́рѣ благоче́стнѡ пожи́сте, и҆ ᲂу҆че́нїемъ свои́мъ вселе́ннꙋю просвѣти́сте. сегѡ̀ ра́ди црⷭ҇твїю нбⷭ҇номꙋ наслѣ̑дницы бы́сте, нетлѣ́нїемъ и҆ чꙋдесы̀ просла́вистесѧ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ченицы̀ бж҃їѧ бл҃года́ти.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѿ і҆ꙋде́и доше́дше, ѻ҆́троцы въ вавѷлѡ́нѣ и҆ногда̀, вѣ́рою трⷪ҇ческою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: ѻ҆тцє́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

На́ше спасе́нїе, ꙗ҆́коже восхотѣ́лъ є҆сѝ, сп҃се, ᲂу҆стро́ити, прославлѧ́еши твоѧ̑ ᲂу҆го́дники чꙋдесы̀, вопїю́щыѧ тѝ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Воли́телѧ ми́лости, є҆го́же родѝ мт҃и, моли́те, ст҃і́и хрⷭ҇то́вы ст҃и́телїе, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, и҆зба́вити на́съ ѿ прегрѣше́нїй, и҆ бѣ́дъ, и҆ ѕѡ́лъ, зовꙋ́щихъ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Сокро́вище спасе́нїѧ, и҆ и҆сто́чникъ и҆сцѣле́нїѧ, наста́вницы покаѧ́нїѧ вы̀ є҆стѐ, бж҃їи ᲂу҆гѡ́дницы, вопїю́щымъ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Сокро́вище спасе́нїѧ, и҆ и҆сто́чникъ нетлѣ́нїѧ тебѐ ро́ждшꙋю, и҆ сто́лпъ ᲂу҆твержде́нїѧ, и҆ две́рь покаѧ́нїѧ вопїю́щымъ показа̀: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго, є҆го́же пою́тъ вѡ́и а҆́гг҃льстїи, хвали́те и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

По́мощи ва́шеѧ тре́бꙋющыѧ не пре́зрите, ст҃і́и ѻ҆тцы̀ и҆ наста́вницы правосла́вїѧ, пою́щыѧ и҆ превозносѧ́щыѧ хрⷭ҇та̀ во вѣ́ки.

Неможе́нїе дꙋ́шъ на́шихъ и҆сцѣлѧ́ете, и҆ ѿ тѣле́сныхъ болѣ́зней возставлѧ́ете вопїю́щихъ, и҆ превозносѧ́щихъ хрⷭ҇та̀ во вѣ́ки.

И҆сцѣле́нїй бога́тство и҆сточа́ете къ ва́мъ притека́ющымъ бж҃їимъ ᲂу҆го́дникѡмъ, и҆ вѣ́рнѡ пою́щымъ и҆ превозносѧ́щымъ хрⷭ҇та̀ во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Напа̑стныѧ ты̀ прило́ги ѿгонѧ́еши, и҆ стра̑стныѧ нахо́ды, дв҃о: ꙗ҆́кѡ да тѧ̀ пое́мъ, и҆ превозно́симъ чⷭ҇тꙋю во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Вои́стиннꙋ бцⷣꙋ тѧ̀ и҆сповѣ́дꙋемъ, спасе́ннїи тобо́ю, дв҃о чⷭ҇таѧ, съ безпло́тными ли̑ки тѧ̀ велича́юще.

Точе́нїѧ сле́зъ не пре́зрите, мо́лимъ ва́съ, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, всѣ̑мъ ᲂу҆тѣше́нїе пода́ти блажа́щымъ ва́съ.

Ра́дости сердца̀ на̑ша и҆спо́лните, ва́шими къ бг҃ꙋ моли́твами, ст҃і́и ѻ҆тцы̀, и҆ застꙋ́пницы те́плїи.

Свѣти́льницы пресвѣ́тлїи, трⷪ҇цы побо́рницы, пе́тре, а҆леѯі́е, і҆ѡ́но, фїлі́ппе и҆ є҆рмоге́не, трꙋды̑ и҆ пѡ́двиги ва́шими, мра́къ невѣ́дѣнїѧ ѿгонѧ́шесѧ, благовѣ́рнѡ ва́съ ᲂу҆блажа́ющихъ.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́та твоегѡ̀ зарѧ́ми просвѣтѝ, дв҃о, мра́къ невѣ́дѣнїѧ ѿгонѧ́ющи, и҆ лю́тыхъ бѣ́дъ спаса́ющи, и҆̀же благовѣ́рнѡ бцⷣꙋ тѧ̀ и҆сповѣ́дающихъ.

Свѣти́ленъ.

Свѣтоза̑рныѧ свѣти́льники, па́че со́лнечныхъ лꙋ́чь, ѿ свѣтонача́льныѧ трⷪ҇цы, и҆ трисо́лнечныѧ є҆ди́ницы, па́че є҆стества̀ смѣ́шєны, бг҃онѡ́сныѧ восхва́лимъ ѻ҆тцы̀.

Бг҃оро́диченъ: Тебѐ пѣ́сньми немо́лчными ᲂу҆блажа́емъ, дв҃о, ꙗ҆́же ѿ трⷪ҇цы є҆ди́наго во чре́вѣ прїе́мши, бцⷣе, бжⷭ҇твенными рꙋка́ми пресꙋ́щное сло́во носи́вши, непрело́жнѡ и҆ неизмѣ́ннѡ.

Петр Московский, всея Руси чудотворец

Краткое житие святителя Петра, митрополита Московского и всея Руси

Свя­той мит­ро­по­лит Петр ро­дил­ся на Во­лы­ни от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. Две­на­дца­ти лет по­сту­пил в мо­на­стырь. До­стиг­нув свя­щен­ства, он по бла­го­сло­ве­нию сво­е­го на­став­ни­ка уда­лил­ся из мо­на­сты­ря и ос­но­вал оби­тель в уеди­нен­ном ме­сте на бе­ре­гу ре­ки Ра­ти. Здесь он так про­сла­вил­ся по­дви­га­ми бла­го­че­стия, что сде­лал­ся из­вест­ным всей Во­лы­ни. В 1308 го­ду пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Афа­на­сий воз­вел св. Пет­ра на Рус­скую мит­ро­по­лию. Мно­го труд­но­стей ис­пы­тал пер­во­свя­ти­тель в го­ды управ­ле­ния. В стра­дав­шей под та­тар­ским игом Рус­ской Зем­ле утвер­ждал ис­тин­ную ве­ру, при­зы­вал враж­до­вав­ших кня­зей к ми­ро­лю­бию и един­ству.

В 1325 го­ду свт. Петр по прось­бе Иоан­на Ка­ли­ты пе­ре­нес мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву, что име­ло важ­ное зна­че­ние для всей Рус­ской Зем­ли. Свт. Петр про­ро­че­ски пред­ска­зал осво­бож­де­ние от та­тар­ско­го ига и бу­ду­щее воз­вы­ше­ние Моск­вы как цен­тра всей Рос­сии.

Свя­ти­тель Петр, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, скон­чал­ся 21 де­каб­ря 1326 го­да. (Све­де­ния о нем по­ме­ще­ны 21 де­каб­ря.) Пер­вое пе­ре­не­се­ние его мо­щей бы­ло 1 июля 1472 го­да, то­гда же уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние. Вто­рое пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра бы­ло по­сле освя­ще­ния вновь по­стро­ен­но­го Успен­ско­го со­бо­ра, 24 ав­гу­ста 1479 го­да, а празд­но­ва­ние 1 июля бы­ло от­ме­не­но. Из­вест­но так­же празд­но­ва­ние про­яв­ле­ния мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра (4 ав­гу­ста) по слу­чаю яв­ле­ния су­пру­ге Иоан­на Гроз­но­го (1533–1584) ца­ри­це Ана­ста­сии (1547–1560). Свя­ти­тель Петр явил­ся ца­ри­це Ана­ста­сии и не раз­ре­шил ни­ко­му рас­кры­вать свой гроб. Он по­ве­лел за­пе­ча­тать гроб пе­ча­тью и уста­но­вить празд­ник.

От свя­ти­те­ля Пет­ра со­хра­ни­лось три по­сла­ния. Пер­вое – к свя­щен­ни­кам с уве­ща­ни­ем до­стой­но про­хо­дить пас­тыр­ское слу­же­ние, усерд­но па­сти ду­хов­ных чад. Оно за­кан­чи­ва­ет­ся из­ло­же­ни­ем цер­ков­но­го за­ко­но­по­ло­же­ния о вдо­вых свя­щен­ни­ках: с це­лью ограж­де­ния их от на­ре­ка­ния и со­блаз­нов им пред­ла­га­лось по­се­лять­ся в мо­на­сты­рях, а де­ти долж­ны бы­ли опре­де­лять­ся на вос­пи­та­ние и обу­че­ние в мо­на­стыр­ские шко­лы. Во вто­ром по­сла­нии свя­ти­тель при­зы­ва­ет свя­щен­ни­ков быть ис­тин­ны­ми пас­ты­ря­ми, а не на­ем­ни­ка­ми, за­бо­тить­ся об укра­ше­нии се­бя хри­сти­ан­ски­ми и пас­тыр­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. В тре­тьем по­сла­нии свя­ти­тель Петр сно­ва да­ет на­став­ле­ния свя­щен­ни­кам об их пас­тыр­ских обя­зан­но­стях, а ми­рян уве­ща­ет ис­пол­нять за­по­ве­ди Хри­сто­вы.

Вы­да­ю­ща­я­ся цер­ков­но-го­судар­ствен­ная де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Пет­ра уже совре­мен­ни­кам да­ва­ла ос­но­ва­ние срав­ни­вать его со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким, Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом и Иоан­ном Зла­то­устом. Глав­ный по­двиг свя­ти­те­ля Пет­ра – борь­ба за един­ство Рус­ско­го го­су­дар­ства и бла­го­сло­ве­ние Моск­вы как со­би­ра­тель­ни­цы Рус­ской зем­ли[1].

Полное житие святителя Петра, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Петр, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ро­дил­ся на Во­лы­ни от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей Фе­о­до­ра и Ев­прак­сии. Еще до рож­де­ния сы­на в сон­ном ви­де­нии Гос­подь от­крыл Ев­прак­сии бла­го­дат­ную пре­ды­з­бран­ность ее сы­на. В 12 лет юный Петр по­сту­пил в мо­на­стырь. К то­му вре­ме­ни он успеш­но изу­чил книж­ные на­у­ки и с осо­бой рев­но­стью стал ис­пол­нять мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния. Мно­го вре­ме­ни уде­лял бу­ду­щий свя­ти­тель вни­ма­тель­но­му изу­че­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и обу­чил­ся ико­но­пи­са­нию. Ико­ны, на­пи­сан­ные ино­ком Пет­ром, раз­да­ва­лись бра­тии и по­се­щав­шим мо­на­стырь хри­сти­а­нам. За доб­ро­де­тель­ную по­движ­ни­че­скую жизнь игу­мен оби­те­ли ру­ко­по­ло­жил ино­ка Пет­ра в сан иеро­мо­на­ха. По­сле мно­го­лет­них по­дви­гов в мо­на­сты­ре иеро­мо­нах Петр, ис­про­сив бла­го­сло­ве­ние игу­ме­на, оста­вил оби­тель в по­ис­ках уеди­нен­но­го ме­ста. На ре­ке Рате он по­ста­вил кел­лию и стал под­ви­зать­ся в без­мол­вии. Впо­след­ствии на ме­сте по­дви­гов об­ра­зо­вал­ся мо­на­стырь, на­зван­ный Но­во­двор­ским. Для при­хо­див­ших ино­ков был вы­стро­ен храм во Имя Спа­са. Из­бран­ный игу­ме­ном, свя­той Петр крот­ко на­став­лял ду­хов­ных чад, ни­ко­гда не гне­вал­ся на про­ви­нив­ше­го­ся ино­ка, сло­вом и при­ме­ром по­учал бра­тию. О доб­ро­де­тель­ном игу­мене-по­движ­ни­ке ста­ло из­вест­но да­ле­ко за пре­де­ла­ми оби­те­ли. Неред­ко в мо­на­стырь при­хо­дил Га­лиц­кий князь Юрий Льво­вич, чтобы услы­шать ду­хов­ные на­став­ле­ния свя­то­го по­движ­ни­ка.

Од­на­жды оби­тель по­се­тил Вла­ди­мир­ский мит­ро­по­лит Мак­сим, об­хо­див­ший Рус­скую зем­лю со сло­вом по­уче­ния и на­зи­да­ния. При­ни­мая свя­ти­тель­ское бла­го­сло­ве­ние, игу­мен Петр при­нес в дар на­пи­сан­ный им об­раз Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ред ко­то­рым свя­ти­тель Мак­сим до кон­ца сво­ей жиз­ни мо­лил­ся о спа­се­нии вве­рен­ной ему Бо­гом Рус­ской зем­ли.

Ко­гда мит­ро­по­лит Мак­сим скон­чал­ся, Вла­ди­мир­ская ка­фед­ра неко­то­рое вре­мя оста­ва­лась неза­ня­той. Ве­ли­кий князь Вла­ди­мир­ский, а им был в это вре­мя свя­той Ми­ха­ил Твер­ской (па­мять 22 но­яб­ря), на­пра­вил к пат­ри­ар­ху Кон­стан­ти­но­поль­ско­му сво­е­го спо­движ­ни­ка и еди­но­мыш­лен­ни­ка игу­ме­на Ге­рон­тия с прось­бой о по­став­ле­нии его на Рус­скую мит­ро­по­лию.

По со­ве­ту Га­лиц­ко­го кня­зя Юрия игу­мен Петр так­же от­пра­вил­ся к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху для при­ня­тия свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Бог из­брал для окорм­ле­ния Рус­ской Церк­ви свя­то­го Пет­ра. Плыв­ше­му Чер­ным мо­рем Ге­рон­тию но­чью во вре­мя бу­ри яви­лась Бо­жия Ма­терь и ска­за­ла: "На­прас­но тру­дишь­ся, сан свя­ти­тель­ский не до­ста­нет­ся те­бе. Тот, кто на­пи­сал Ме­ня, Рат­ский игу­мен Петр, воз­ве­ден бу­дет на пре­стол Рус­ской мит­ро­по­лии". Сло­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри в точ­но­сти ис­пол­ни­лись: пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Афа­на­сий (1289–1293) с со­бо­ром воз­вел на Рус­скую мит­ро­по­лию свя­ти­те­ля Пет­ра, пе­ре­дав ему свя­ти­тель­ские об­ла­че­ния, жезл и ико­ну, при­ве­зен­ные Ге­рон­ти­ем. По воз­вра­ще­нии в Рос­сию в 1308 го­ду мит­ро­по­лит Петр в те­че­ние го­да пре­бы­вал в Ки­е­ве, а за­тем пе­ре­ехал во Вла­ди­мир.

Мно­го труд­но­стей ис­пы­тал пер­во­свя­ти­тель в пер­вые го­ды управ­ле­ния Рус­ской мит­ро­по­ли­ей. В стра­дав­шей под та­тар­ским игом Рус­ской зем­ле не бы­ло твер­до­го по­ряд­ка, и свя­ти­те­лю Пет­ру при­хо­ди­лось ча­сто ме­нять ме­ста сво­е­го пре­бы­ва­ния. В этот пе­ри­од осо­бен­но важ­ны бы­ли тру­ды и за­бо­ты свя­ти­те­ля об утвер­жде­нии в го­су­дар­стве ис­тин­ной ве­ры и нрав­ствен­но­сти. Во вре­мя по­сто­ян­ных объ­ез­дов епар­хий он неустан­но по­учал на­род и ду­хо­вен­ство о стро­гом хра­не­нии хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. Враж­до­вав­ших кня­зей он при­зы­вал к ми­ро­лю­бию и един­ству.

В 1312 го­ду свя­ти­тель со­вер­шил по­езд­ку в Ор­ду, где по­лу­чил от ха­на Уз­бе­ка гра­мо­ту, охра­няв­шую пра­ва рус­ско­го ду­хо­вен­ства.

В 1325 го­ду свя­ти­тель Петр по прось­бе ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Да­ни­ло­ви­ча Ка­ли­ты (1328–1340) пе­ре­нес мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву. Это со­бы­тие име­ло важ­ное зна­че­ние для всей Рус­ской зем­ли. Свя­ти­тель Петр про­ро­че­ски пред­ска­зал осво­бож­де­ние от та­тар­ско­го ига и бу­ду­щее воз­вы­ше­ние Моск­вы как цен­тра всей Рос­сии.

По его бла­го­сло­ве­нию в Мос­ков­ском Крем­ле в ав­гу­сте 1326 го­да был за­ло­жен со­бор в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Это бы­ло глу­бо­ко зна­ме­на­тель­ное бла­го­сло­ве­ние ве­ли­ко­го Пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской зем­ли. 21 де­каб­ря 1326 го­да свя­ти­тель Петр ото­шел к Бо­гу. Свя­тое те­ло пер­во­свя­ти­те­ля бы­ло по­гре­бе­но в Успен­ском со­бо­ре в ка­мен­ном гро­бу, ко­то­рый он сам при­го­то­вил. Мно­же­ство чу­дес со­вер­ши­лось по мо­лит­вам угод­ни­ка Бо­жия. Мно­гие ис­це­ле­ния со­вер­ша­лись тай­но, что сви­де­тель­ству­ет о глу­бо­ком сми­ре­нии свя­ти­те­ля да­же по­сле смер­ти. Глу­бо­кое по­чи­та­ние пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви со дня его пре­став­ле­ния утвер­жда­лось и рас­про­стра­ня­лось по всей Рус­ской зем­ле. Через 13 лет, в 1339 го­ду, при свя­ти­те­ле Фе­о­гно­сте, он был при­чтен к ли­ку свя­тых. У гро­ба свя­ти­те­ля кня­зья це­ло­ва­ли крест в знак вер­но­сти ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му. Как осо­бо чти­мый по­кро­ви­тель Моск­вы свя­ти­тель при­зы­вал­ся в сви­де­те­ли при со­став­ле­нии го­судар­ствен­ных до­го­во­ров. Нов­го­род­цы, имев­шие пра­во из­би­рать се­бе вла­дык у Свя­той Со­фии, по­сле при­со­еди­не­ния к Москве при Иоанне III клят­вен­но обе­ща­ли ста­вить сво­их ар­хи­епи­ско­пов толь­ко у гро­ба свя­ти­те­ля Пет­ра чу­до­твор­ца. При гро­бе свя­ти­те­ля на­ре­ка­лись и из­би­ра­лись рус­ские пер­во­свя­ти­те­ли.

О нем по­сто­ян­но упо­ми­на­ют рус­ские ле­то­пи­си, ни од­но зна­чи­тель­ное го­судар­ствен­ное на­чи­на­ние не об­хо­ди­лось без мо­лит­вы у гро­ба свя­ти­те­ля Пет­ра. В 1472 и 1479 го­дах со­вер­ша­лось пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра. В па­мять этих со­бы­тий уста­нов­ле­ны празд­но­ва­ния 5 ок­тяб­ря и 24 ав­гу­ста.

Празд­но­ва­ние в один день в честь все­рос­сий­ских свя­ти­те­лей Пет­ра, Алек­сия и Ио­ны уста­нов­ле­но пат­ри­ар­хом Иовом 5 ок­тяб­ря 1596 го­да. Свя­ти­тель Филипп при­чис­лен к ним в 1875 го­ду по хо­да­тай­ству свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го (па­мять 31 мар­та и 23 сен­тяб­ря), а свя­ти­тель Ер­мо­ген – в 1913 го­ду.

Празд­нуя па­мять свя­ти­те­лей в один день, Цер­ковь воз­да­ет каж­до­му из них рав­ную честь как небес­ным по­кро­ви­те­лям го­ро­да Моск­вы и мо­лит­вен­ни­кам за на­ше Оте­че­ство.


См. так­же:


Примечания

[1] О свя­ти­те­ле Пет­ре – "Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии", 1959, N 8, с. 54-59; 1966, N 9, с. 54-61; 1976, N 12, с. 61-66.

Алекси́й Московский, Киевский и всея Руси, чудотворец

Краткое житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Рос­сии чу­до­тво­рец (в ми­ру Елев­фе­рий) ро­дил­ся в 1292 го­ду (по дру­гим дан­ным, 1304) в Москве в се­мье бо­яри­на Фе­о­до­ра Бя­кон­та, вы­ход­ца из Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства.

Гос­подь ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: "Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей". С это­го дня от­рок стал уеди­нять­ся, ча­сто по­се­щать цер­ковь и в пят­на­дцать лет ре­шил­ся стать ино­ком. В 1320 го­ду он всту­пил в Мос­ков­ский Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь, где про­вел бо­лее два­дца­ти лет в стро­гих ино­че­ских по­дви­гах. Ру­ко­во­ди­те­ля­ми его и дру­зья­ми бы­ли за­ме­ча­тель­ные по­движ­ни­ки этой оби­те­ли – ста­рец Ге­рон­тий и Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. За­тем мит­ро­по­лит Фе­о­гност по­ве­лел бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю оста­вить мо­на­стырь и за­ве­до­вать су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. Эту долж­ность свя­той ис­пол­нял 12 лет со зва­ни­ем мит­ро­по­ли­чье­го на­мест­ни­ка. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского. По смерти Феогноста, патриарх Филофей поставил митрополитом Алексия. Настольная грамота патриарха новому митрополиту датируется 30 июня 1354 г., согласно ей, Алексий, не будучи греком, возводился в сан митрополита в виде исключения, за его добродетельную жизнь и духовные достоинства. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на. В 1356 го­ду, чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, свя­ти­тель от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль к Все­лен­ско­му пат­ри­ар­ху. Пат­ри­арх Кал­лист дал Алек­сию пра­во счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и Ве­ли­кой Рос­сии с ти­ту­лом "все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха". На об­рат­ном пу­ти во вре­мя бу­ри на мо­ре ко­раб­лю гро­зи­ла ги­бель. Алек­сий мо­лил­ся и дал обет по­стро­ить храм свя­то­му то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Бу­ря утих­ла, ко­рабль при­стал 16 ав­гу­ста. Вос­тор­жен­но встре­ти­ла свя­ти­те­ля Москва.

Несмот­ря на все сму­ты, свя­ти­тель Алек­сий вся­че­ски за­бо­тил­ся о сво­ей пастве – ста­вил епи­ско­пов, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем), на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми. Не раз свя­то­му и са­мо­му при­хо­ди­лось пу­те­ше­ство­вать в Зо­ло­тую Ор­ду. В 1357 го­ду хан по­тре­бо­вал у ве­ли­ко­го кня­зя, чтобы свя­ти­тель при­был к нему и ис­це­лил сле­пую Тай­ду­лу – его су­пру­гу. "Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ет ме­ру сил мо­их, – ска­зал свя­той Алек­сий, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, – не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры". И дей­стви­тель­но, по его мо­лит­ве, окроп­лен­ная свя­той во­дой, су­пру­га ха­на ис­це­ли­лась.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн, свя­ти­тель взял под свою опе­ку ма­ло­лет­не­го его сы­на Ди­мит­рия (бу­ду­ще­го Дон­ско­го). Мно­го при­шлось свя­то­му вла­ды­ке по­тру­дить­ся, дабы при­ми­рять и сми­рять строп­ти­вых кня­зей, не же­лав­ших при­зна­вать власть Моск­вы. Вме­сте с тем не остав­лял мит­ро­по­лит и тру­дов по устрой­ству но­вых оби­те­лей. Им ос­но­ва­ны в 1361 го­ду Спа­са Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за мо­на­стырь на Яу­зе в Москве (Ан­д­ро­ни­ков, по име­ни уче­ни­ка пре­по­доб­но­го Сер­гия, пер­во­го игу­ме­на мо­на­сты­ря) по обе­ту, ко­то­рый он дал, ко­гда ко­рабль во вре­мя его по­езд­ки в Кон­стан­ти­но­поль тер­пел бед­ствие; Чу­дов – в Мос­ков­ском Крем­ле, вос­ста­нов­ле­ны и две древ­ние оби­те­ли – Бла­го­ве­щен­ская в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Еле­нин­ская во Вла­ди­ми­ре. В 1361 го­ду так­же бы­ла по­стро­е­на жен­ская об­ще­жи­тель­ная оби­тель его име­ни (Алек­се­ев­ская).

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти – 78 лет, про­быв на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре 24 го­да. По­чил он 12 фев­ра­ля 1378 го­да и по­гре­бен по за­ве­ща­нию в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны через 50 лет чу­дес­ным об­ра­зом, по­сле че­го ста­ли чтить па­мять ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля и мо­лит­вен­ни­ка за Рус­скую зем­лю.

Полное житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий про­ис­хо­дил из бо­яр­ско­го ро­да Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства и на­зы­вал­ся в ми­ре Елев­фе­ри­ем. Он ро­дил­ся в 1300 го­ду (по дру­гим дан­ным – в 1292, 1293, 1304 го­ду) и с ма­лых лет от­дан был учить­ся гра­мо­те. «Бог преж­де из­бра от юно­сти пас­ты­ря ов­цам и учи­те­ля ве­ли­ка» и ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С этих пор от­рок стал за­дум­чив, мол­ча­лив, оста­вил дет­ские иг­ры и охот­нее на­чал чи­тать Бо­же­ствен­ные кни­ги. На­клон­ность к ду­ше­спа­си­тель­но­му чте­нию и мо­лит­ве рос­ла в нем с каж­дым го­дом, и ско­ро са­мым пла­мен­ным же­ла­ни­ем его ста­ло всту­пить в мо­на­стырь, чтобы со­вер­шен­но по­свя­тить се­бя Бо­гу.

И в 1320 го­ду всту­пил в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь в Москве и то­гда же по­стри­жен был с име­нем Алек­сий – на 20-м го­ду. Два­дцать лет про­был Алек­сий в Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, из­ну­ряя се­бя по­стом и бде­ни­ем, мо­лит­ва­ми и сле­за­ми, изу­чая Свя­тое Пи­са­ние, со­вер­шен­ству­ясь и воз­вы­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем его был ста­рец Ге­рон­тий, опыт­ный в ду­хов­ной жиз­ни. Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия, по­сту­пив­ший в оби­тель Бо­го­яв­лен­скую, с 1337 го­да был ду­хов­ным бра­том его: они вме­сте пе­ва­ли на кли­ро­се и ду­хов­но лю­би­ли друг дру­га. Мит­ро­по­лит Фе­о­гност лю­бил Сте­фа­на, Ге­рон­тия и Алек­сия и по вре­ме­нам при­зы­вал их к се­бе для ду­хов­ных бе­сед. Впо­след­ствии мит­ро­по­лит по­ста­вил Сте­фа­на в игу­ме­на оби­те­ли, а Алек­сия, оце­нив его доб­ро­де­те­ли и вы­со­кие да­ро­ва­ния, при­бли­зил к се­бе, по­ру­чив ему управ­ле­ние су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. При та­ком от­но­ше­нии к свя­ти­те­лю-гре­ку у Алек­сия по­яви­лась необ­хо­ди­мость знать гре­че­ский язык, раз­го­вор­ный и пись­мен­ный. При за­ня­ти­ях су­деб­ны­ми де­ла­ми он ко­рот­ко узнал лю­дей и их сла­бо­сти и при­об­рел об­шир­ные и точ­ные све­де­ния о цер­ков­ных за­ко­нах. Две­на­дцать лет от­прав­лял он су­дей­скую долж­ность с зва­ни­ем на­мест­ни­ка мит­ро­по­ли­чье­го.

В кон­це 1352 (1350) го­да вла­ды­ка Фе­о­гност по­свя­тил Алек­сия в епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. Мит­ро­по­лит и ве­ли­кий князь Иоанн Иоан­но­вич по­ло­жи­ли на об­щем со­ве­ща­нии быть бла­жен­но­му Алек­сию пре­ем­ни­ком Фе­о­гно­ста на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре. Об этом из­бра­нии то­гда же на­пи­са­но бы­ло в Кон­стан­ти­но­поль с прось­бой «не по­став­лять ни­ко­го дру­го­го в мит­ро­по­ли­та Рос­сии, как пре­по­доб­но­го Алек­сия, ко­то­рый мно­го лет был на­мест­ни­ком и жиз­ни весь­ма доб­ро­де­тель­ной».

Сде­лав­шись в 1354 го­ду мит­ро­по­ли­том, свя­той Алек­сий стал с неуто­ми­мой рев­но­стью за­ни­мать­ся цер­ков­ны­ми де­ла­ми. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на, ко­то­рый тре­бо­вал се­бе до­хо­дов от Твер­ско­го епи­ско­па. Свя­ти­те­лю из­вест­но бы­ло, что хо­тя при мит­ро­по­ли­те Фе­о­гно­сте ис­пра­ши­ва­ли се­бе осо­бо­го мит­ро­по­ли­та, но это бы­ло нена­дол­го, да и не в том ви­де, как хо­тел Ро­ман.

И чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, сми­рен­ный свя­ти­тель от­пра­вил­ся в 1356 го­ду в Кон­стан­ти­но­поль, ту­да же явил­ся и Ро­ман. Пат­ри­арх Кал­лист под­твер­дил Ро­ма­ну, чтобы был он мит­ро­по­ли­том Лит­вы и Во­лы­ни, а Алек­сию предо­ста­вил счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и ве­ли­кой Рос­сии, и с тит­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти под­ня­лась страш­ная бу­ря на мо­ре: вол­ны ка­ти­лись, как го­ры, и ко­рабль каж­дую ми­ну­ту го­тов был ис­чез­нуть в без­дне. Все быв­шие с мит­ро­по­ли­том от­ча­и­ва­лись в спа­се­нии. Свя­ти­тель мо­лил­ся, мо­лил­ся усерд­но, дав обет со­ору­дить храм во имя свя­то­го то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву свя­ти­те­ля. На­ста­ла ти­ши­на, и ко­рабль при­стал к бе­ре­гу 16 ав­гу­ста. И так свя­ти­тель остал­ся обет­ным долж­ни­ком Все­ми­ло­сти­во­му Спа­си­те­лю.

В Москве при­ня­ли ожи­да­е­мо­го свя­ти­те­ля с вос­тор­га­ми ра­до­сти. И он с рев­но­стью об­ра­тил­ся к де­лам мит­ро­по­лии. Несколь­ко епар­хий оста­ва­лось без ар­хи­пас­ты­рей, умер­ших от мо­ро­вой яз­вы. Он по­свя­тил епи­ско­пов в Ро­стов, Смо­ленск и Ря­зань. В то же вре­мя низ­ло­жил он Са­рай­ско­го епи­ско­па Афа­на­сия за рас­по­ря­же­ние в чу­жой епар­хии и по­свя­тил в Са­рай Иоан­на. Вся­че­ски за­бо­тясь о сво­ей пастве, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем). Свя­ти­тель Алек­сий мно­го тру­дил­ся для уми­ро­тво­ре­ния смут и меж­до­усо­биц, на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми.

Сла­ва о свя­той жиз­ни мит­ро­по­ли­та Алек­сия до­шла до сто­ли­цы та­тар­ско­го ха­на. Же­на ха­на Джа­ни­бе­ка Тай­ду­ла впа­ла в тяж­кую бо­лезнь и ослеп­ла. Ни­ка­кие вра­че­ва­ния не мог­ли воз­вра­тить ей зре­ние, и она ре­ши­лась об­ра­тить­ся к свя­ти­те­лю Алек­сию, о ко­то­ром слы­ша­ла как о свя­том му­же. В Моск­ву яви­лось по­соль­ство от ха­на с пись­мом к ве­ли­ко­му кня­зю. «Мы слы­ша­ли, – пи­сал хан, – что есть у вас слу­жи­тель Бо­жий, ко­то­рый ес­ли в чем по­про­сит Бо­га, Бог слу­ша­ет его. От­пу­сти­те его к нам, и ес­ли его мо­лит­ва­ми ис­це­ле­ет моя ца­ри­ца, бу­де­те иметь со мною мир; ес­ли же не от­пу­сти­те его, пой­ду опу­сто­шать ва­шу зем­лю». Сму­тил­ся сми­рен­ный свя­ти­тель, ко­гда ве­ли­кий князь пе­ре­дал ему гра­мо­ту ха­на и про­сил ис­пол­нить его во­лю. Лю­бовь к от­чизне и Свя­той Церк­ви не доз­во­ля­ла от­ка­зать­ся от ис­пол­не­ния во­ли гроз­но­го ха­на; но как сми­рен­но­му при­нять на се­бя та­кое ве­ли­кое де­ло? «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ют ме­ру сил мо­их, – го­во­рил свя­ти­тель кня­зю, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». Свя­ти­тель на­чал го­то­вить­ся в путь. В со­бор­ном хра­ме со всем кли­ром со­вер­шил он мо­леб­ствие пе­ред ико­ной Бо­го­ма­те­ри и по­том пе­ред ра­кой свя­ти­те­ля Пет­ра. Во вре­мя са­мо­го мо­ле­ния вне­зап­но пе­ред гла­за­ми всех са­ма со­бой за­жглась све­ча при гро­бе чу­до­твор­ца Пет­ра. Уте­шен­ный Алек­сий раз­де­лил чу­дес­ную све­чу на ча­сти, раз­дал ее в бла­го­сло­ве­ние пред­сто­яв­шим и, сде­лав из остат­ка ма­лую све­чу, взял ее вме­сте с освя­щен­ной во­дой для со­вер­ше­ния но­во­го мо­леб­ствия в Ор­де. Из Моск­вы от­пра­вил­ся он 18 ав­гу­ста 1357 го­да. С ве­рой твер­дой шел он в Ор­ду; а ве­ра Тай­ду­лы бы­ла укреп­ле­на ви­де­ни­ем. Ко­гда бла­жен­ный Алек­сий был на пу­ти, Тай­ду­ла ви­де­ла во сне му­жа, об­ле­чен­но­го в свя­ти­тель­скую одеж­ду, при­шед­ше­го к ней, и с ним дру­гих, оде­тых в ри­зы. Она по­ве­ле­ла устро­ить одеж­ды то­го ви­да, как ви­де­ла она. Ожи­да­е­мый при­нят был с че­стью в Ор­де. Свя­ти­тель от­слу­жил над бо­ля­щей мо­ле­бен с чуд­ной све­чой, окро­пил ее свя­той во­дой, и Тай­ду­ла ста­ла ви­деть. При­зна­тель­ный хан дал свя­ти­те­лю в ка­че­стве по­че­сти пер­стень, ко­то­рый до­се­ле мож­но ви­деть в пат­ри­ар­шей риз­ни­це. Свя­ти­тель, со­вер­шив чу­до ве­ры меж­ду людь­ми тьмы, воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну, а Тай­ду­ла мно­го по­том хо­да­тай­ство­ва­ла за Русь.

Свя­тая рев­ность о бла­ге оте­че­ства за­ста­ви­ла свя­то­го Алек­сия еще раз пред­при­нять тот же путь. Хан Джа­ни­бек был зло­дей­ски убит сво­им сы­ном Бер­ди­бе­ком, ко­то­рый умерт­вил еще и 12 бра­тьев сво­их. В Моск­ву явил­ся по­сол но­во­го ха­на и тре­бо­вал от рус­ских кня­зей да­ров и их са­мих звал в Ор­ду. Свя­ти­те­ля умо­ля­ли сно­ва ид­ти в Ор­ду смяг­чать же­сто­кость Бер­ди­бе­ка. Опас­ность бы­ла оче­вид­на. «Но пас­тырь доб­рый по­ла­га­ет ду­шу свою за ов­цы», – ска­зал се­бе свя­ти­тель и от­пра­вил­ся по Вол­ге в Зо­ло­тую Ор­ду. Ему при­шлось ис­пы­тать в Ор­де мно­го при­тес­не­ний и скор­бей. Но при по­мо­щи Бо­жи­ей су­мел он снис­кать бла­го­склон­ность Бер­ди­бе­ка. И при­зна­тель­ная Тай­ду­ла не мог­ла за­быть сво­е­го це­ли­те­ля: при ее по­сред­стве ис­хо­да­тай­ство­ва­на бы­ла ми­лость для Рус­ско­го го­су­дар­ства и Церк­ви: свя­ти­тель Алек­сий по­лу­чил от Бер­ди­бе­ка яр­лык и охра­ну ду­хо­вен­ства рус­ско­го.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн (1359 год), на ра­ме­на свя­ти­те­ля па­ла опе­ка над несо­вер­шен­но­лет­ним кня­зем Ди­мит­ри­ем (бу­ду­щим Дон­ским). И несколь­ко лет он был граж­дан­ским и ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем Ру­си. Сво­им умом и об­шир­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, на­стой­чи­во­стью и твер­до­стью ха­рак­те­ра, бла­го­че­сти­вой и стро­гой жиз­нью свя­той Алек­сий при­об­рел се­бе все­об­щее ува­же­ние. Рев­ност­но за­бо­тясь о бла­го­че­стии всей сво­ей паст­вы и по­учая ее ис­пол­не­нию хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стей, свя­ти­тель был учи­те­лем и ми­ро­твор­цем кня­зей, ссо­рив­ших­ся меж­ду со­бой за свои вла­де­ния. Тру­да­ми свя­ти­те­ля рос­ла и креп­ла власть ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го. Он воз­вы­шал Моск­ву как центр пра­во­сла­вия и еди­не­ния Ру­си.

Меж­ду тем свя­ти­тель за­ни­мал­ся стро­е­ни­ем оби­те­ли ино­че­ства. В 1361 го­ду ос­но­вал он жен­скую об­ще­жи­тель­ную оби­тель во имя Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля сво­е­го – Алек­сия. В том же го­ду ос­но­ван им на бе­ре­гу ре­ки Яу­за обет­ный мо­на­стырь во имя Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­си­те­ля. Свя­ти­тель, об­ра­ща­ясь к пре­по­доб­но­му Сер­гию, го­во­рил: «Хо­чу, чтобы ты усту­пил мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их». И пре­по­доб­ный с лю­бо­вью от­дал уче­ни­ка сво­е­го Ан­д­ро­ни­ка в на­сто­я­те­ли но­вой оби­те­ли. В 1362 го­ду ос­но­ван свя­ти­те­лем вла­дыч­ний мо­на­стырь в 3 вер­стах от Сер­пу­хо­ва. Здесь был пер­вым игу­ме­ном уче­ник его Вар­ла­ам, до­се­ле чти­мый за бла­го­че­сти­вую жизнь. По­сле то­го ис­пол­нил свя­ти­тель преж­нее на­ме­ре­ние свое о вос­ста­нов­ле­нии двух древ­них мо­на­сты­рей: Бла­го­ве­щен­ско­го в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Елен­ско­го во Вла­ди­ми­ре. В том и в дру­гом вве­де­но им об­ще­жи­тие. В 1365 го­ду ос­но­ва­на в са­мом Крем­ле оби­тель в честь чу­да Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла на ме­сте, по­да­рен­ном ца­ри­цей Тай­ду­лой. Это был бла­го­дар­ный па­мят­ник чу­ду, со­вер­шив­ше­му­ся над ца­ри­цей в день празд­но­ва­ния чу­ду в Ко­лос­сах (6/19 сен­тяб­ря). Свя­ти­тель со всей щед­ро­стью стро­ил и укра­сил храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла. Обес­пе­чил со­дер­жа­ние оби­те­ли, где по­ло­жил быть пол­но­му об­ще­жи­тию. «В Чу­до­вом мо­на­сты­ре, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – бла­жен­ный мит­ро­по­лит Алек­сий по­са­дил чест­ных стар­цев, ис­про­сив од­них у свя­то­го Сер­гия, а дру­гих взял из иных мо­на­сты­рей, быв­ших под его ру­кою; эти ино­ки жи­ли ино­че­ски, жиз­нью ду­хов­ною, так, что мно­гие при­хо­ди­ли к ним, ста­рые и юные, и по­лу­ча­ли поль­зу». Са­мым на­деж­ным на­став­ни­ком был здесь сам свя­ти­тель. Он лю­бил эту оби­тель и здесь под­ви­зал­ся, по вре­ме­нам, в по­сте и мо­лит­вах. «Мо­на­стырь Ми­ха­и­ла Чу­да при­ка­зы­ваю те­бе, сво­е­му сы­ну, ве­ли­ко­му кня­зю Ди­мит­рию Ива­но­ви­чу», – пи­сал свя­ти­тель. Он же по­дал со­вет ве­ли­ко­му кня­зю по­стро­ить ка­мен­ный кремль, без­опас­ный от по­жа­ров и на­деж­ный для за­щи­ты про­тив непри­я­те­ля.

С 1367 го­да свя­ти­те­лю Алек­сию мно­го над­ле­жа­ло пе­ре­не­сти скор­бей и тру­дов по де­лам твер­ских кня­зей. Вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем уми­рил Тверь, и князь Ми­ха­ил по­сле пя­ти лет враж­ды вы­нуж­ден был сми­рять­ся пе­ред ве­ли­ким кня­зем Ди­мит­ри­ем. До­го­вор за­клю­чен был при по­сред­стве свя­ти­те­ля Алек­сия. В нем чи­та­ем: «По бла­го­сло­ве­нию от­ца на­ше­го мит­ро­по­ли­та всей Ру­си князь твер­ской да­ет клят­ву за се­бя и за сво­их на­след­ни­ков при­зна­вать ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го стар­шим сво­им бра­том, ни­ко­гда не ис­кать Вла­ди­мир­ской вот­чи­ны и не при­ни­мать ее от ха­на».

Мит­ро­по­лит неред­ко по­се­щал сво­е­го пу­стын­но­го дру­га, пре­по­доб­но­го Сер­гия, и со­ве­щал­ся с ним о всем, что ка­са­лось цер­ков­ных дел. Муд­рые со­ве­ты сми­рен­но­го стар­ца и его свя­тая рав­но­ан­гель­ская жизнь по­да­ли свя­ти­те­лю мысль при­го­то­вить в ли­це Сер­гия до­стой­но­го се­бе пре­ем­ни­ка пер­во­свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Чув­ствуя ослаб­ле­ние стар­че­ских сил сво­их, он хо­тел по­сту­пить по при­ме­ру сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка мит­ро­по­ли­та Фе­о­гно­ста, ко­то­рый еще при жиз­ни вме­сте с ве­ли­ким кня­зем про­сил пат­ри­ар­ха не на­зна­чать се­бе дру­го­го пре­ем­ни­ка, кро­ме него, то есть Алек­сия.

И вот он вы­звал к се­бе в Моск­ву пре­по­доб­но­го Сер­гия из его лю­би­мо­го уеди­не­ния. Пе­ший идет ста­рец-игу­мен к сво­е­му дру­гу-мит­ро­по­ли­ту. С лю­бо­вью встре­тил свя­ти­тель пу­стын­но­го го­стя. Сре­ди бе­се­ды он вдруг при­ка­зал при­не­сти зо­ло­той «па­ра­манд­ный» крест, укра­шен­ный дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми. Он сво­и­ми ру­ка­ми воз­ло­жил на Сер­гия зо­ло­той крест, «как бы в знак об­ру­че­ния свя­ти­тель­ско­го са­на», и ска­зал: «Я же­лал бы, по­ка сам жив, най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый мог бы по­сле ме­ня па­сти ста­до Хри­сто­во. Знаю до­сто­вер­но, что все от ве­ли­ко­дер­жав­но­го до по­след­не­го че­ло­ве­ка те­бя по­же­ла­ют иметь сво­им пас­ты­рем. Те­перь, за­бла­говре­мен­но ты по­чтен бу­дешь са­ном епи­ско­па, а по­сле ис­хо­да мо­е­го и пре­стол мой вос­при­и­мешь».

Глу­бо­ко сму­ти­ло сми­рен­но­муд­рую ду­шу Сер­гия столь неожи­дан­ное пред­ло­же­ние стар­ца-свя­ти­те­ля. С ве­ли­ким уни­чи­же­ни­ем, да­же со скор­бью, он стал от­ре­кать­ся от пред­ла­га­е­мой ему че­сти, несмот­ря на дол­гие уго­во­ры свя­ти­те­ля. То­гда про­зор­ли­вый свя­ти­тель уви­дел, что ес­ли он еще бу­дет на­ста­и­вать на сво­ем же­ла­нии, то за­ста­вит пре­по­доб­но­го Сер­гия уда­лить­ся в ка­кую-ни­будь без­вест­ную пу­сты­ню, и опа­са­ясь, чтобы со­всем не скрыл­ся све­тиль­ник, ти­хим све­том оза­ряв­ший и бла­го­дат­ной теп­ло­той со­гре­вав­шей его паст­ву, пе­ре­ме­нил раз­го­вор. Уте­шив стар­ца сло­вом оте­че­ской люб­ви, он от­пу­стил его с ми­ром в оби­тель.

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, 78 лет, про­быв на ка­фед­ре мит­ро­по­ли­чьей 24 го­да. В про­дол­же­ние слу­же­ния по­свя­ще­но им бы­ло бо­лее 20 ар­хи­пас­ты­рей Рус­ской Церк­ви.

Дра­го­цен­ным па­мят­ни­ком пас­тыр­ско­го уче­ния его слу­жат Еван­ге­лие, окруж­ное по­сла­ние к пастве и по­сла­ние к хри­сти­а­нам Ни­же­го­род­ской об­ла­сти. Еван­ге­лие свя­то­го Алек­сия, пи­сан­ное соб­ствен­ной ру­кой его, хра­нит­ся в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Оно пи­са­но то­гда, как свя­ти­тель был в Кон­стан­ти­но­по­ле, и, сле­до­ва­тель­но, то­гда, как мог он иметь в ру­ках луч­шие спис­ки гре­че­ско­го Еван­ге­лия. В окруж­ном по­уче­нии свя­ти­тель, ска­зав о сво­ей обя­зан­но­сти учить паст­ву и о рас­по­ло­же­нии, с ка­ки­ми паства долж­на при­ни­мать на­став­ле­ния, всем го­во­рит: «При­хо­ди­те к иерею, от­цу ду­хов­но­му, с по­ка­я­ни­ем и сле­за­ми; от­верг­ни­те все де­ла злые и не воз­вра­щай­тесь к ним. Ис­тин­ное по­ка­я­ние в том и со­сто­ит, чтобы воз­не­на­ви­деть свои преж­ние гре­хи. Оста­вив все де­ла свои, без ле­но­сти со­би­рай­ся на цер­ков­ную мо­лит­ву. Не го­во­ри­те: от­по­ем се­бе до­ма. Как хра­ми­на без ог­ня от од­но­го ды­ма не мо­жет на­греть­ся, так и эта мо­лит­ва без цер­ков­ной. Цер­ковь име­ну­ет­ся зем­ным небом. В ней за­ка­ла­ет­ся Аг­нец, Сын и Сло­во Бо­жие, для очи­ще­ния гре­хов все­го ми­ра; в ней про­по­ве­ду­ет­ся Еван­ге­лие Цар­ства Бо­жия и пи­са­ния свя­тых апо­сто­лов; в ней пре­стол сла­вы Бо­жи­ей, неви­ди­мо осе­ня­е­мый Хе­ру­ви­ма­ми; в ней ру­ка­ми свя­щен­ни­че­ски­ми при­ем­лют­ся Те­ло и Кровь Бо­же­ствен­ные и пре­по­да­ют­ся вер­ным во спа­се­ние и очи­ще­ние ду­ши и те­ла. Итак, вхо­дя в цер­ковь, востре­пе­щи ду­шою и те­лом: не в про­стую хра­ми­ну вхо­дишь. Не дер­зай­те, де­ти, про­гнев­лять Бо­га сво­и­ми раз­го­во­ра­ми в церк­ви. Имей­те зна­ме­ние Хри­сто­во в ду­шах ва­ших. Знак же для овец ста­да Бо­жия есть при­об­ще­ние Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой. Вы, де­ти, как ов­цы сло­вес­но­го ста­да, не про­пус­кай­те ни од­но­го по­ста, не воз­об­но­вив на се­бе се­го зна­ме­ния, при­ча­щай­тесь Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой».

В по­сла­нии к ни­же­го­род­ской пастве на­уча­ет паст­ву стра­ху Бо­жию. Пас­ты­рям го­во­рит: «Не убой­тесь ли­ца силь­ных, за­пре­щай­те им оби­жать мень­ших. Пусть бу­дет меж­ду хри­сти­а­на­ми мир, лю­бовь и прав­да, не на сло­вах толь­ко и на язы­ке, но в серд­це чи­стом и ду­ше пря­мой. Пи­шу это не для од­них игу­ме­нов и иере­ев, но и для кня­зей и бо­яр, для му­жей и жен, и для всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан. Имей­те, де­ти, по­пе­че­ние, по­кор­ность и по­слу­ша­ние к ду­хов­ным от­цам ва­шим, так как они учат вас по­лез­но­му и спа­си­тель­но­му для ду­ши». Свя­той Цер­ко­вью свя­ти­тель про­слав­ля­ет­ся как «пи­та­тель вдов, и си­рот отец, по­мощ­ник су­щим в скор­би все­из­ря­ден, пла­чу­щим уте­ше­ние, пас­тырь и на­став­ник всем за­блуж­да­ю­щим», «цер­ков­ная кра­со­то», «ве­ли­кий чу­до­тво­рец», «све­ти­ло всея рос­сий­ския мит­ро­по­лии», «зла­то­зар­ная рос­сий­ская звез­да».

Свя­ти­тель Бо­жий окон­чил зем­ное те­че­ние свое 12 фев­ра­ля 1378 го­да. Он за­ве­щал по­ло­жить те­ло его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, ука­зал и ме­сто по­гре­бе­ния «за ал­та­рем хра­ма» сво­е­го, не же­лая, по сми­ре­нию, быть по­хо­ро­нен­ным в хра­ме. Но бла­го­че­сти­вый ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской (1363–1389), глу­бо­ко по­чи­тав­ший ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля, по­ве­лел по­ло­жить те­ло мит­ро­по­ли­та Алек­сия в церк­ви, близ ал­та­ря. Це­леб­ные мо­щи его от­кры­лись спу­стя 50 лет по­сле его кон­чи­ны.

20 мая по ст. ст./2 июня – Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей

Так как пер­вый храм, по­стро­ен­ный в Чу­до­вом мо­на­сты­ре са­мим свя­ти­те­лем Алек­си­ем во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, в па­мять быв­ше­го чу­да его в Хо­нех, был де­ре­вян­ный, то слу­чи­лось, что кры­ша его, при­шед­шая от дол­го­го вре­ме­ни в вет­хость, об­ру­ши­лась во вре­мя со­вер­ше­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, при­чем по устро­е­нию Бо­жию все быв­шие в это вре­мя в хра­ме оста­лись невре­ди­мы­ми. То­гда ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный (1425–1462) по­ве­лел по­стро­ить ка­мен­ный храм. И ко­гда внут­ри преж­не­го де­ре­вян­но­го хра­ма ста­ли ко­пать рвы для фун­да­мен­та но­во­го хра­ма, то на­шли мо­щи ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля Алек­сия непо­вре­жден­ны­ми и да­же одеж­ды на нем неис­тлев­ши­ми. Это бы­ло 20 мая 1431 го­да. С то­го вре­ме­ни ста­ли чтить па­мять свя­ти­те­ля. В но­вом хра­ме, освя­щен­ном, как и преж­ний, во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, был устро­ен при­дел в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром и по­ло­жи­ли мно­го­це­леб­ные мо­щи свя­ти­те­ля Алек­сия.

В 1484 го­ду при на­сто­я­те­ле Чу­до­ва мо­на­сты­ря ар­хи­манд­ри­те Ген­на­дии (с 12 де­каб­ря 1484 го­да – ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский; па­мять 4/17 де­каб­ря) в оби­те­ли на­ча­лось стро­и­тель­ство но­вой тра­пез­ной с хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия. В 1485 го­ду свя­тые мо­щи его бы­ли пе­ре­не­се­ны в но­вый тра­пез­ный храм и по­став­ле­ны у юж­ной сте­ны, где и хра­ни­лись два сто­ле­тия. 12 фев­ра­ля 1535 го­да, в день па­мя­ти свя­ти­те­ля, мо­щи его бы­ли пе­ре­ло­же­ны в но­вую се­реб­ря­ную гроб­ни­цу.

20 мая 1686 го­да при пат­ри­ар­хе всея Рос­сии Иоаки­ме († 1690) мо­щи свя­ти­те­ля тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли из об­вет­шав­ше­го к то­му вре­ме­ни тра­пез­но­го хра­ма в ар­ку меж­ду но­во­устро­ен­ны­ми хра­мом в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия, где по­чи­ва­ли от­кры­то. Ныне свя­тые мо­щи по­ко­ят­ся в Бо­го­яв­лен­ском пат­ри­ар­шем со­бо­ре в Москве.

Со вре­ме­ни от­кры­тия мо­щей ис­це­ле­ния и чу­де­са раз­но­го ро­да обиль­ным по­то­ком те­кут от свя­ти­те­ля Бо­жия.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей Алек­сия, мит­ро­по­ли­та всей Рос­сии и чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Ио́на Московский и всея Руси

Святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси, родился в последней четверти XIV века в одной из деревень близ города Солигалича в Костромской земле, по другим данным – в городе Галиче, также в Костромской земле. Отца будущего святителя звали Феодором. С ранних лет мальчик стремился к иноческой жизни. В двенадцатилетнем возрасте он принял монашество в одном из Галичских монастырей, а затем перешел в Московский Симонов монастырь.

Юный инок смиренно и усердно исполнял различные послушания, неукоснительно соблюдая заветы первых игуменов обители – святого Феодора, основателя монастыря, впоследствии архиепископа Ростовского († 1394; память 28 ноября/11 декабря), и преподобного Кирилла, впоследствии игумена Белозерского († 1427; память 9/22 июня). Он подвизался в посте, молитве, чтении слова Божия. Святитель Фотий митрополит († 1431; память 2/15 июля) однажды посетил Симонов монастырь. И когда он пришел в пекарню, то увидел уснувшего от многих трудов инока Иону, правая рука утомленного инока была согнута в благословляющем жесте. Святитель Фотий просил не будить его, благословив спящего инока, и пророчески предсказал присутствовавшим, что он будет великим святителем Русской Церкви и многих обратит на путь спасения.

В 1431 году святой Иона был поставлен епископом на Рязанскую и Муромскую кафедру. Немало трудов положил он на то, чтобы обратить ко Христу иноверных жителей своей епархии.

Вскоре после кончины митрополита Фотия святитель Иона возглавил Русскую Православную Церковь. В 1432 году он именуется «нареченным в святейшую митрополию Русскую». Однако междоусобная борьба за великокняжеский престол великого князя Василия II Васильевича и его дяди, Галицкого князя Юрия Дмитриевича не позволили святителю выехать в Константинополь к патриарху Иосифу II (1416-1439) для посвящения – поставления на митрополию. В это время Литовский князь Свидригайло послал в Константинополь для посвящения в митрополита Литовского Смоленского епископа Герасима (в начале XV века Смоленск был временно присоединен к Литовскому княжеству).

Епископ Герасим был возведен в Константинополе в сан митрополита всея Руси; в 1435 году, заподозренный князем Свидригайло в измене, он был схвачен и сожжен. После кончины митрополита Герасима в Константинополь отправился епископ Иона. Но, прибывши в столицу Византии, он узнал, что патриарх Иосиф уже поставил на Русскую митрополию некоего Исидора. В 1439 году Исидор принял унию на Ферраро-Флорентийском соборе. По возвращении в Москву в 1441 году он был заточен в Чудов монастырь. Немедленно был созван Собор русских иерархов, который осудил «Исидорово все дело». В том же году Исидор бежал за границу, умер в Риме в 1462 году.

Когда стало окончательно ясно, что Константинопольский патриарх согласился на унию, Русская Церковь стала на защиту чистоты Православия. В декабре 1448 года в Москве был созван церковный Собор для избрания предстоятеля Русской Церкви. 15 декабря 1448 года святитель Иона был избран митрополитом Всероссийским с титулом «Киевский и всея Руси». Местом пребывания он избрал Москву, поэтому именуется также митрополитом Московским. Так прекратилась зависимость Русской Церкви от Константинополя и было положено начало автокефалии.

Возглавляя Всероссийскую кафедру, святитель Иона прежде всего позаботился об улучшении отношений между Москвой и Литовским княжеством. Благодаря этому ему удалось присоединить к Москве юго-западные епархии. Святитель Иона положил большие усилия на благоустройство возвращенных епархий и на искоренение в них униатства. Он призывал к миру и прекращению междоусобия, объяснял вред ярости и гнева, учил покаянию и послушанию.

Особенно заботился святитель Иона о духовно-нравственном совершенствовании своей паствы. В учительных грамотах он назидал помнить о спасении души, быть милосердными, добросовестно относиться к своим гражданским обязанностям. Святитель Иона строго требовал соблюдения христианских заповедей от священнослужителей. Указывая на величие священнического сана, он призывал клириков к достойному прохождению пастырского служения. Особое старание проявлял святитель Иона в выборе достойных кандидатов на архиерейские кафедры.

Большое внимание уделял он монашеским обителям, заботился об их нуждах, о строгом соблюдении иноческих правил. И при своем высоком сане он по-прежнему не оставлял личных монашеских подвигов. Проявляя попечение о храмах Божиих, святитель обновил и благолепно украсил первопрестольный Успенский собор в Московском Кремле. Он придал особую торжественность богослужениям, увеличив число чтецов и певцов. В 1450 году по благословению святителя Ионы, были воздвигнуты каменные митрополичьи палаты.

Живя по заповедям Божиим и строго соблюдая монашеские обеты, святитель Иона получил от Господа дар чудотворений и прозорливости. По его молитвам исцелялись болящие различными недугами.

В 1451 году татары неожиданно подступили к Москве, сожгли окрестности и готовились к нападению на город. Митрополит Иона с клиром совершал крестный ход по стенам города, со слезами моля Бога о спасении града и людей. Увидев престарелого монаха Антония, инока Чудова монастыря, который отличался добродетельной жизнью, святитель Иона сказал: «Сын и брат мой Антоний! Помолись милостивому Богу и Пречистой Богородице об избавлении города и всех православных христиан». Смиренный Антоний ответил: «Великий святитель! Благодарим Бога и Пречистую Его Матерь: услышала Она молитвы твои и умолила Сына Своего, город и все православные христиане будут спасены по твоим молитвам. Враги будут скоро побеждены, только мне одному суждено от Господа быть убитому врагами». Едва старец сказал это, как вражеская стрела пронзила его.

Предсказание старца Антония сбылось: 2 июля, в праздник Положения Ризы Пресвятой Богородицы, в рядах татар произошло смятение, и они в неведомом страхе и ужасе обратились в бегство. В память избавления Москвы от нашествия ногайского хана Мазовши святитель Иона в том же году соорудил храм в честь праздника Положения Ризы Пресвятой Богородицы.

Святитель Иона отошел ко Господу в глубокой старости 31 марта 1461 года, в два часа дня во вторник Страстной седмицы. За несколько дней до того он предузнал от Господа время своей блаженной кончины. Святитель был погребен в соборном храме, за левым клиросом.

27 мая 1472 года при перестройке Успенского собора совершилось обретение нетленных мощей святителя Ионы. По молитвам угодника Божия происходили исцеления. Житие святителя и два канона (один – на обретение мощей) написаны иеромонахом Пахомием Сербом, Логофетом († после 1484 г.). Общецерковное празднование памяти святителя Ионы установлено на Московском Соборе 1547 года, при митрополите Московском Макарии (1542–1563). В 1596 году патриарх Иов установил празднование святителю Ионе в Соборе других Московских святителей 5/18 октября.

См. так­же:

Фили́пп II Московский и всея Руси (Колычев)

Свя­ти­тель Филипп, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, в ми­ру Фе­о­дор, про­ис­хо­дил из знат­но­го бо­яр­ско­го ро­да Ко­лы­че­вых, за­ни­мав­ших вид­ное ме­сто в Бо­яр­ской ду­ме при дво­ре мос­ков­ских го­су­да­рей. Он ро­дил­ся в 1507 го­ду. Его отец, Сте­пан Ива­но­вич, "муж про­све­щен­ный и ис­пол­нен­ный рат­но­го ду­ха", по­пе­чи­тель­но го­то­вил сы­на к го­судар­ствен­но­му слу­же­нию. Бла­го­че­сти­вая Вар­ва­ра, мать Фе­о­до­ра, кон­чив­шая свои дни в ино­че­стве с име­нем Вар­со­но­фия, се­я­ла в ду­ше его се­ме­на ис­крен­ней ве­ры и глу­бо­ко­го бла­го­че­стия. Юный Фе­о­дор Ко­лы­чев при­ле­жал к Свя­щен­но­му Пи­са­нию и свя­то­оте­че­ским кни­гам, на ко­то­рых зи­жди­лось ста­рин­ное рус­ское про­све­ще­ние, со­вер­шав­ше­е­ся в Церк­ви и в ду­хе Церк­ви. Ве­ли­кий князь Мос­ков­ский, Ва­си­лий III Иоан­но­вич, отец Иоан­на Гроз­но­го, при­бли­зил ко дво­ру мо­ло­до­го Фе­о­до­ра, ко­то­ро­го, од­на­ко, не ма­ни­ла при­двор­ная жизнь. Со­зна­вая ее су­ет­ность и гре­хов­ность, Фе­о­дор всё глуб­же по­гру­жал­ся в чте­ние книг и по­се­ще­ние хра­мов Бо­жи­их. Жизнь в Москве угне­та­ла мо­ло­до­го по­движ­ни­ка, ду­ша его жаж­да­ла ино­че­ских по­дви­гов и мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния. Ис­крен­няя при­вя­зан­ность к нему юно­го кня­жи­ча Иоан­на, пред­ве­щав­шая боль­шое бу­ду­щее на по­при­ще го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, не мог­ла удер­жать в гра­де зем­ном взыс­ку­ю­ще­го Гра­да Небес­но­го.

В вос­крес­ный день, 5 июня 1537 го­да, в хра­ме, за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей, Фе­о­до­ру осо­бен­но за­па­ли в ду­шу сло­ва Спа­си­те­ля: "Ни­кто не мо­жет ра­бо­тать двум гос­по­дам" (Мф.6:24), ре­шив­шие его даль­ней­шую судь­бу. Усерд­но по­мо­лив­шись Мос­ков­ским чу­до­твор­цам, он, не про­ща­ясь с род­ны­ми, тай­но, в одеж­де про­сто­лю­ди­на по­ки­нул Моск­ву и неко­то­рое вре­мя укры­вал­ся от ми­ра в де­ревне Хи­жи близ Онеж­ско­го озе­ра, до­бы­вая про­пи­та­ние пас­ту­ше­ски­ми тру­да­ми. Жаж­да по­дви­гов при­ве­ла его в зна­ме­ни­тый Со­ло­вец­кий мо­на­стырь на Бе­лом мо­ре. Там он ис­пол­нял са­мые труд­ные по­слу­ша­ния: ру­бил дро­ва, ко­пал зем­лю, ра­бо­тал на мель­ни­це. По­сле по­лу­то­ра лет ис­ку­са игу­мен Алек­сий, по же­ла­нию Фе­о­до­ра, по­стриг его, дав в ино­че­стве имя Филипп и вру­чив в по­слу­ша­ние стар­цу Ионе Ша­ми­ну, со­бе­сед­ни­ку пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го († 1533; па­мять 30 ав­гу­ста). Под ру­ко­вод­ством опыт­ных стар­цев инок Филипп воз­рас­та­ет ду­хов­но, уси­ли­ва­ет пост и мо­лит­ву. Игу­мен Алек­сий по­сы­ла­ет его на по­слу­ша­ние в мо­на­стыр­скую куз­ни­цу, где свя­той Филипп с ра­бо­той тя­же­лым мо­ло­том со­че­та­ет де­ла­ние непре­стан­ной мо­лит­вы. К на­ча­лу служ­бы в хра­ме он все­гда яв­лял­ся пер­вым и по­след­ним вы­хо­дил из него. Тру­дил­ся он и в хлебне, где сми­рен­ный по­движ­ник был уте­шен небес­ным зна­ме­ни­ем. В оби­те­ли по­ка­зы­ва­ли по­сле об­раз Бо­го­ма­те­ри "Хле­бен­ный", чрез ко­то­рый За­ступ­ни­ца Небес­ная яви­ла Свое бла­го­во­ле­ние сми­рен­но­му Филип­пу-хлеб­ни­ку. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на свя­той Филипп неко­то­рое вре­мя про­во­дит в пу­стын­ном уеди­не­нии, вни­мая се­бе и Бо­гу.

В 1546 го­ду в Нов­го­ро­де Ве­ли­ком ар­хи­епи­скоп Фе­о­до­сий по­свя­тил Филип­па во игу­ме­на Со­ло­вец­кой оби­те­ли. Но­во­по­став­лен­ный игу­мен ста­рал­ся все­ми си­ла­ми под­нять ду­хов­ное зна­че­ние оби­те­ли и ее ос­но­ва­те­лей – пре­по­доб­ных Сав­ва­тия и Зо­си­мы Со­ло­вец­ких (па­мять 27 сен­тяб­ря, 17 ап­ре­ля). Он разыс­кал об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии, при­не­сен­ный на ост­ров пер­во­на­чаль­ни­ком Со­ло­вец­ким, пре­по­доб­ным Сав­ва­ти­ем, об­рел ка­мен­ный крест, сто­яв­ший ко­гда-то пе­ред кел­ли­ей пре­по­доб­но­го. Бы­ли най­де­ны Псал­тирь, при­над­ле­жав­шая пре­по­доб­но­му Зо­си­ме († 1478), пер­во­му игу­ме­ну Со­ло­вец­ко­му, и ри­зы его, в ко­то­рые с тех пор об­ла­ча­лись игу­ме­ны при служ­бе в дни па­мя­ти чу­до­твор­ца. Оби­тель ду­хов­но воз­рож­да­лась. Для упо­ря­до­че­ния жиз­ни в мо­на­сты­ре был при­нят но­вый устав. Свя­той Филипп по­стро­ил на Со­лов­ках два ве­ли­че­ствен­ных хра­ма – тра­пез­ный храм Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1557 го­ду, и Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Игу­мен сам ра­бо­тал как про­стой стро­и­тель, по­мо­гая класть сте­ны Пре­об­ра­жен­ско­го со­бо­ра. Под се­вер­ной па­пер­тью его он ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу ря­дом с мо­ги­лой сво­е­го на­став­ни­ка, стар­ца Ио­ны. Ду­хов­ная жизнь в эти го­ды про­цве­та­ет в оби­те­ли: уче­ни­ка­ми свя­то­го игу­ме­на Филип­па бы­ли и при нем под­ви­за­лись сре­ди бра­тии пре­по­доб­ные Иоанн и Лон­гин Яренг­ские (па­мять 3 июля), Вас­си­ан и Иона Пер­то­мин­ские (па­мять 12 июня).

Для тай­ных мо­лит­вен­ных по­дви­гов свя­той Филипп ча­сто уда­лял­ся на без­мол­вие в глу­хое пу­стын­ное ме­сто за две вер­сты от мо­на­сты­ря, по­лу­чив­шее впо­след­ствии на­зва­ние Филип­по­вой пу­сты­ни.

Но Гос­подь го­то­вил свя­то­го угод­ни­ка для ино­го слу­же­ния и ино­го по­дви­га. В Москве о со­ло­вец­ком от­шель­ни­ке вспом­нил лю­бив­ший его ко­гда-то в от­ро­че­ские го­ды Иоанн Гроз­ный. Царь на­де­ял­ся, что най­дет в свя­ти­те­ле Филип­пе вер­но­го спо­движ­ни­ка, ду­хов­ни­ка и со­вет­ни­ка, ко­то­рый по вы­со­те мо­на­ше­ской жиз­ни ни­че­го об­ще­го не бу­дет иметь с мя­теж­ным бо­яр­ством. Свя­тость мит­ро­по­ли­та, по мне­нию Гроз­но­го, долж­на бы­ла од­ним крот­ким ду­хов­ным ве­я­ни­ем укро­тить нече­стие и зло­бу, гнез­див­шу­ю­ся в Бо­яр­ской ду­ме. Вы­бор пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви ка­зал­ся ему наи­луч­шим.

Свя­ти­тель дол­го от­ка­зы­вал­ся воз­ло­жить на се­бя ве­ли­кое бре­мя пред­сто­я­те­ля Рус­ской Церк­ви. Ду­хов­ной бли­зо­сти с Иоан­ном он не чув­ство­вал. Он пы­тал­ся убе­дить ца­ря уни­что­жить оприч­ни­ну, Гроз­ный же ста­рал­ся до­ка­зать ему ее го­судар­ствен­ную необ­хо­ди­мость. На­ко­нец, Гроз­ный царь и свя­той мит­ро­по­лит при­шли к уго­во­ру, чтобы свя­то­му Филип­пу не вме­ши­вать­ся в де­ла оприч­ни­ны и го­судар­ствен­но­го управ­ле­ния, не ухо­дить с мит­ро­по­лии в слу­ча­ях, ес­ли царь не смо­жет ис­пол­нить его по­же­ла­ний, быть опо­рой и со­вет­ни­ком ца­ря, как бы­ли опо­рой мос­ков­ских го­су­да­рей преж­ние мит­ро­по­ли­ты. 25 июля 1566 го­да свер­ши­лось по­свя­ще­ние свя­то­го Филип­па на ка­фед­ру Мос­ков­ских свя­ти­те­лей, к сон­му ко­то­рых пред­сто­я­ло ему вско­ре при­со­еди­нить­ся.

Иоанн Гроз­ный, один из ве­ли­чай­ших и са­мых про­ти­во­ре­чи­вых ис­то­ри­че­ских де­я­те­лей Рос­сии, жил на­пря­жен­ной де­я­тель­ной жиз­нью, был та­лант­ли­вым пи­са­те­лем и биб­лио­фи­лом, сам вме­ши­вал­ся в со­став­ле­ние ле­то­пи­сей (и сам вне­зап­но обо­рвал нить мос­ков­ско­го ле­то­пи­са­ния), вни­кал в тон­ко­сти мо­на­стыр­ско­го уста­ва, не раз ду­мал об от­ре­че­нии от пре­сто­ла и мо­на­ше­стве. Каж­дый шаг го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, все кру­тые ме­ры, пред­при­ня­тые им для ко­рен­ной пе­ре­строй­ки всей рус­ской го­судар­ствен­ной и об­ще­ствен­ной жиз­ни, Гроз­ный стре­мил­ся осмыс­лить как про­яв­ле­ние Про­мыс­ла Бо­жия, как дей­ствие Бо­жие в ис­то­рии. Его из­люб­лен­ны­ми ду­хов­ны­ми об­раз­ца­ми бы­ли свя­той Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский (па­мять 20 сен­тяб­ря) и свя­той Фе­о­дор Чер­ный (па­мять 19 сен­тяб­ря), во­и­ны и де­я­те­ли слож­ной про­ти­во­ре­чи­вой судь­бы, му­же­ствен­но шед­шие к свя­той це­ли, сквозь лю­бые пре­пят­ствия, вста­вав­шие пред ни­ми в ис­пол­не­нии дол­га пе­ред Ро­ди­ной и пе­ред Свя­той Цер­ко­вью. Чем силь­нее сгу­ща­лась тьма во­круг Гроз­но­го, тем ре­ши­тель­нее тре­бо­ва­ла его ду­ша ду­хов­но­го очи­ще­ния и ис­куп­ле­ния. При­е­хав на бо­го­мо­лье в Ки­рил­лов Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь, он воз­ве­стил игу­ме­ну и со­бор­ным стар­цам о же­ла­нии по­стричь­ся в мо­на­хи. Гор­дый са­мо­дер­жец пал в но­ги на­сто­я­те­лю, и тот бла­го­сло­вил его на­ме­ре­ние. С тех пор всю жизнь, пи­сал Гроз­ный, "мнит­ся мне, ока­ян­но­му, что на­по­ло­ви­ну я уже чер­нец". Са­ма оприч­ни­на бы­ла за­ду­ма­на Гроз­ным по об­ра­зу ино­че­ско­го брат­ства: по­слу­жив Бо­гу ору­жи­ем и рат­ны­ми по­дви­га­ми, оприч­ни­ки долж­ны бы­ли об­ла­чать­ся в ино­че­ские одеж­ды и ид­ти к цер­ков­ной служ­бе, дол­гой и устав­ной, длив­шей­ся от 4 до 10 ча­сов утра. На "бра­тию", не явив­шу­ю­ся к мо­леб­ну в че­ты­ре ча­са утра, царь-игу­мен на­кла­ды­вал епи­ти­мию. Сам Иоанн с сы­но­вья­ми ста­рал­ся усерд­но мо­лить­ся и пел в цер­ков­ном хо­ре. Из церк­ви шли в тра­пез­ную, и по­ка оприч­ни­ки ели, царь сто­ял воз­ле них. Остав­ши­е­ся яст­ва оприч­ни­ки со­би­ра­ли со сто­ла и раз­да­ва­ли ни­щим при вы­хо­де из тра­пез­ной. Сле­за­ми по­ка­я­ния Гроз­ный, же­лая быть по­чи­та­те­лем свя­тых по­движ­ни­ков, учи­те­лей по­ка­я­ния, хо­тел смыть и вы­жечь гре­хи свои и сво­их со­рат­ни­ков, пи­тая уве­рен­ность, что и страш­ные же­сто­кие де­я­ния вер­шат­ся им ко бла­гу Рос­сии и тор­же­ству пра­во­сла­вия. Наи­бо­лее яр­ко ду­хов­ное де­ла­ние и ино­че­ское трез­ве­ние Гроз­но­го рас­кры­ва­ет­ся в его "Си­но­ди­ке": неза­дол­го до смер­ти по его ве­ле­нию бы­ли со­став­ле­ны пол­ные спис­ки уби­ен­ных им и его оприч­ни­ка­ми лю­дей, ко­то­рые бы­ли за­тем разо­сла­ны по всем рус­ским мо­на­сты­рям. Весь грех пе­ред на­ро­дом Иоанн брал на се­бя и мо­лил свя­тых ино­ков мо­лить Бо­га о про­ще­нии его ис­стра­дав­шей­ся ду­ши.

Са­мо­зван­ное ино­че­ство Гроз­но­го, мрач­ным игом тя­го­тев­шее над Рос­си­ей, воз­му­ща­ло свя­ти­те­ля Филип­па, счи­тав­ше­го, что нель­зя сме­ши­вать зем­но­го и небес­но­го, слу­же­ния кре­ста и слу­же­ния ме­ча. Тем бо­лее, что свя­той Филипп ви­дел, как мно­го нерас­ка­ян­ной зло­бы и нена­ви­сти скры­ва­ет­ся под чер­ны­ми шлы­ка­ми оприч­ни­ков. Бы­ли сре­ди них и про­сто убий­цы, очерст­вев­шие в без­на­ка­зан­ном кро­во­про­ли­тии, и мздо­им­цы-гра­би­те­ли, за­ко­ре­не­лые в гре­хе и пре­ступ­ле­нии. По­пуще­ни­ем Бо­жи­им ис­то­рия ча­сто де­ла­ет­ся ру­ка­ми нече­стив­цев, и как бы ни же­лал Гроз­ный обе­лить пред Бо­гом свое чер­ное брат­ство, кровь, про­ли­тая его име­нем на­силь­ни­ка­ми и изу­ве­ра­ми, взы­ва­ла к небу.

Свя­ти­тель Филипп ре­шил­ся про­ти­во­стать Гроз­но­му. Это бы­ло свя­за­но с но­вой вол­ной каз­ней в 1567–1568 го­дах. Осе­нью 1567 го­да, ед­ва царь вы­сту­пил в по­ход на Ли­во­нию, как ему ста­ло из­вест­но о бо­яр­ском за­го­во­ре. Из­мен­ни­ки на­ме­ре­ва­лись за­хва­тить ца­ря и вы­дать поль­ско­му ко­ро­лю, уже дви­нув­ше­му вой­ска к рус­ской гра­ни­це. Иоанн Гроз­ный су­ро­во рас­пра­вил­ся с за­го­вор­щи­ка­ми и вновь про­лил мно­го кро­ви. Груст­но бы­ло свя­то­му Филип­пу, но со­зна­ние свя­ти­тель­ско­го дол­га по­нуж­да­ло его сме­ло вы­сту­пить в за­щи­ту каз­нен­ных. Окон­ча­тель­ный раз­рыв на­сту­пил вес­ной 1568 го­да. В Неде­лю Кре­сто­по­клон­ную, 2 мар­та 1568 го­да, ко­гда царь с оприч­ни­ка­ми при­шел в Успен­ский со­бор, как обыч­но, в мо­на­ше­ских об­ла­че­ни­ях, свя­ти­тель Филипп от­ка­зал­ся бла­го­сло­вить его, но стал от­кры­то по­ри­цать без­за­ко­ния, тво­ри­мые оприч­ни­ка­ми: "учал мит­ро­по­лит Филипп с го­су­да­рем на Москве враж­до­ва­ти об оприч­нине". Об­ли­че­ние вла­ды­ки пре­рва­ло бла­го­ле­пие цер­ков­ной служ­бы. Гроз­ный в гне­ве ска­зал: "Нам ли про­ти­вишь­ся? Уви­дим твер­дость твою! – Я был слиш­ком мя­гок с ва­ми", – до­ба­вил царь, по сви­де­тель­ству оче­вид­цев.

Царь стал про­яв­лять еще боль­шую же­сто­кость в пре­сле­до­ва­нии всех про­ти­вив­ших­ся ему. Каз­ни сле­до­ва­ли од­на за дру­гой. Участь свя­ти­те­ля-ис­по­вед­ни­ка бы­ла ре­ше­на. Но Гроз­ный хо­тел со­блю­сти ка­но­ни­че­ский по­ря­док. Бо­яр­ская ду­ма по­слуш­но вы­нес­ла ре­ше­ние о су­де над гла­вой Рус­ской Церк­ви. Над мит­ро­по­ли­том Филип­пом был устро­ен со­бор­ный суд в при­сут­ствии по­ре­дев­шей Бо­яр­ской ду­мы. На­шлись лже­сви­де­те­ли: к глу­бо­кой скор­би свя­ти­те­ля, это бы­ли ино­ки из воз­люб­лен­ной им Со­ло­вец­кой оби­те­ли, его быв­шие уче­ни­ки и по­стри­же­ни­ки. Свя­то­го Филип­па об­ви­ня­ли во мно­же­стве мни­мых пре­ступ­ле­ний, до кол­дов­ства вклю­чи­тель­но. "Я – при­ше­лец на зем­ле, как и все от­цы мои, – сми­рен­но от­ве­чал свя­ти­тель, – го­тов стра­дать за ис­ти­ну". От­верг­нув все об­ви­не­ния, свя­той стра­да­лец пы­тал­ся пре­кра­тить суд, объ­явив о доб­ро­воль­ном сло­же­нии мит­ро­по­ли­чье­го са­на. Но от­ре­че­ние его не бы­ло при­ня­то. Му­че­ни­ка жда­ло но­вое по­ру­га­ние. Уже по вы­не­се­нии при­го­во­ра о по­жиз­нен­ном за­то­че­нии в тем­ни­це свя­то­го Филип­па за­ста­ви­ли слу­жить ли­тур­гию в Успен­ском со­бо­ре. Это бы­ло 8 но­яб­ря 1568 го­да. В се­ре­дине служ­бы в храм во­рва­лись оприч­ни­ки, все­на­род­но за­чи­та­ли со­бор­ное осуж­де­ние, по­ро­чив­шее свя­ти­те­ля, со­рва­ли с него ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние, оде­ли в ру­би­ще, вы­тол­ка­ли из хра­ма и на про­стых дров­нях от­вез­ли в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь. Му­че­ни­ка дол­го то­ми­ли в под­ва­лах мос­ков­ских мо­на­сты­рей, но­ги стар­ца за­би­ва­ли в ко­лод­ки, дер­жа­ли его в око­вах, на­ки­ды­ва­ли на шею тя­же­лую цепь. На­ко­нец, от­вез­ли в за­то­че­ние в Твер­ской От­рочь мо­на­стырь. Там год спу­стя, 23 де­каб­ря 1569 го­да, свя­ти­тель при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от ру­ки Ма­лю­ты Ску­ра­то­ва. Еще за три дня свя­той ста­рец пред­ви­дел окон­ча­ние сво­е­го зем­но­го по­дви­га и при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн. Мо­щи его бы­ли пре­да­ны зем­ле пер­во­на­чаль­но там же, в мо­на­сты­ре, за ал­та­рем хра­ма. Поз­же со­вер­ши­лось пе­ре­не­се­ние их в Со­ло­вец­кую оби­тель (11 ав­гу­ста 1591) и от­ту­да – в Моск­ву (3 июля 1652).

Па­мять свя­ти­те­ля Филип­па празд­но­ва­лась Рус­ской Цер­ко­вью с 1591 го­да в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны – 23 де­каб­ря. С 1660 го­да празд­но­ва­ние бы­ло пе­ре­не­се­но на 9 ян­ва­ря.


См. так­же:

Ермоге́н Московский и всея Руси

Священномученик Ермоген (Гермоген), патриарх Московский и всея Руси, родился около 1530 года в семье донских казаков. В миру носил имя Ермолай. Годы юношеского и зрелого возраста Ермогена совпали с выдающимися событиями отечественной истории: покорение Казани, Астрахани, Сибири; венчание Иоанна IV на всероссийское царство, издание Судебника, проведение первых Земских Соборов. Разделил будущий патриарх в полной мере и скорбь своего Отечества по поводу произвола Польши, которая, захватив часть исконно русских земель, преследовала там Православие, стремясь насадить церковную унию под началом Рима. Эти исторические события оказали глубокое влияние на Ермогена, подготовили его на служение Церкви и Отечеству.

Служение будущего патриарха Церкви Христовой началось в Казани простым приходским священником при гостинодворской церкви во имя святителя Николая. По отзывам современников, священник Ермолай уже тогда был «муж зело премудростью украшенный, в книжном учении изящный и в чистоте жития известный». В 1579 году он, будучи пресвитером, стал свидетелем чудесного явления Казанской иконы Божией Матери. Бог судил ему первому «взять от земли» бесценный образ, показать его собравшемуся народу и затем торжественно, с крестным ходом, перенести в соседний Никольский храм.

Вскоре священник Ермолай принял иноческий постриг с наречением имени Ермоген. По всей вероятности, пострижение происходило в Чудовом монастыре, который был назван им впоследствии обетным. Через несколько лет Ермоген был назначен архимандритом Спасо-Преображенского монастыря в Казани, а 23 мая 1589 года хиротонисан во епископа и стал первым митрополитом Казанским. На этой кафедре святитель Ермоген проводил широкую, плодотворную миссионерскую работу среди язычников и мусульман (татар), приводя их к православной вере.

Во время служения будущего патриарха в Казани совершились явление и обретение чудотворной Казанской иконы Божией Матери в 1579 году. Будучи еще священником, он с благословения тогдашнего Казанского архиерея Иеремии переносил новоявленную икону с места обретения в церковь во имя святителя Николая. Обладая незаурядным литературным дарованием, святитель сам составил службу Божией Матери в честь иконы Ее Казанской, а также «Сказание о явлении Казанской иконы Божией Матери и совершившихся от нее чудесных исцелениях». Его тропарь «Заступнице Усердная» проникнут истинным вдохновением и глубоким молитвенным чувством. В сказании же он со смирением пишет о себе: «Я же тогда... хотя и был каменносердечен, однако прослезился и припал к Богородичному образу, и к чудотворной иконе, и к Предвечному Младенцу, Спасу Христу... И по велению Архиепископа, с прочими святыми крестами пошел я с иконою в находящуюся вблизи церковь святого Николая, который зовется Тульским...».

В 1591 году святитель Ермоген собирал в кафедральный собор новокрещеных татар и в течение нескольких дней наставлял их в христианской вере.

19 января 1592 года святитель Ермоген направил патриарху Иову письмо, в котором сообщал, что в Казани не совершается особое поминовение православных воинов, жизнь положивших за веру и Отечество под Казанью, и просил установить определенный день памяти воинов. В ответ святителю Ермогену патриарх прислал указ от 25 февраля, который предписывал «по всем православным воинам, убитым под Казанью и в пределах казанских, совершать в Казани и по всей Казанской митрополии панихиду и субботний день после Покрова Пресвятой Богородицы и вписать их в большой синодик, читаемый в Неделю Православия».

В 1595 году при деятельном участии святителя совершилось обретение и открытие мощей Казанских чудотворцев: святителей Гурия, первого архиепископа Казанского, и Варсонофия, епископа Тверского. Царь Феодор Иоаннович приказал соорудить в Казанском Спасо-Преображенском монастыре новую каменную церковь на месте прежней, где были погребены святые. Когда были обретены гробы святых, святитель Ермоген пришел с собором духовенства, повелел вскрыть гробы и, увидев нетленные мощи и одежды святителей, сообщил Патриарху и царю. По благословению святейшего патриарха Иова († 1605) и по повелению царя мощи новоявленных чудотворцев были поставлены в новом храме. Святой Ермоген сам составил жития святителей Гурия и Варсонофия, епископов Казанских.

За выдающиеся архипастырские труды митрополита Ермогена избрали на первосвятительскую кафедру, а 13 июля 1606 года он был возведен собором святителей на патриарший престол в Московском Успенском соборе. Митрополит Исидор вручил святейшему патриарху Ермогену посох святителя Петра, Московского чудотворца († 3 января 1327), а царь принес в дар новому патриарху панагию, украшенную драгоценными камнями, белый клобук и посох. По древнему чину святейший патриарх Ермоген совершал шествие на осляти вокруг стен Кремля.

Деятельность патриарха Ермогена совпала с трудным для Русского государства периодом Смутного времени – нашествием самозванца Лжедмитрия и польского короля Сигизмунда III. В этом подвиге патриарх Ермоген не был одинок: ему подражали и помогали самоотверженные русские люди. С особенным вдохновением противостоял святейший патриарх изменникам и врагам Отечества, желавшим поработить русский народ, ввести в России униатство и католичество и искоренить Православие.

Когда в июне 1608 года самозванец подошел к Москве и расположился в Тушине, патриарх Ермоген направил мятежным изменникам два послания. В одном из них он писал: «...Вы забыли обеты православной веры нашей, в которой мы родились, крестились, воспитались и возросли, преступили крестное целование и клятву стоять до смерти за Дом Пресвятой Богородицы и за Московское государство и припали к ложно-мнимому вашему царику... Болит моя душа, болезнует сердце и все внутренности мои терзаются, все составы мои содрогаются; я плачу и с рыданием вопию: помилуйте, помилуйте, братие и чада, свои души и своих родителей, отшедших и живых... Посмотрите, как отечество наше расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и церкви, как проливается кровь неповинных, вопиющая к Богу. Вспомните, на кого вы поднимаете оружие: не на Бога ли, сотворившего вас? не на своих ли братьев? Не свое ли Отечество разоряете?... Заклинаю вас именем Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца». В другой грамоте первосвятитель призывал: «...Бога ради, познайте себя и обратитесь, обрадуйте своих родителей, жен и чад, и всех нас; и станем молить за вас Бога»...

Тем временем в Москве начался голод. Первосвятитель повелел келарю Cepгиевой обители Авраамию Палицыну открыть для голодающих монастырские житницы с хлебом.

Патриарх Ермоген вдохновил иноков Троице-Сергиевой Лавры на caмоотверженную героическую оборону обители от польско-литовских интервентов. Их многотысячный отряд осадил Лавру в сентябре 1608 года. Жестокая осада длилась 16 месяцев, но безуспешно: в январе 1610 года интервенты с позором отступили. В это время патриарх Ермоген продолжал рассылать свои послания, в которых убеждал народ в том, что Лжедимитрий II – самозванец, призывал подняться на защиту веры и Отечества.

Вскоре праведный суд Божий свершился и над самозванцем, прозванным «тушинским вором». Его постигла печальная и бесславная участь; он был убит собственными приближенными 21 декабря 1610 года. Но Москва продолжала оставаться в опасности, так как в ней находились поляки и изменники-бояре, преданные Сигизмунду III – они желали видеть на русском престоле польского королевича Владислава, сына Сигизмунда.

Этому решительно воспротивился патриарх Ермоген, совершавший в храмах особые молебны об избрании на царский престол «от кровей российского рода». На требование бояр написать особую грамоту к народу с призывом положиться на волю Сигизмунда патриарх Ермоген ответил решительным отказом и угрозой анафематствования. Он открыто выступил против иноземных захватчиков, призывая русских людей встать на защиту Родины. По благословению патриарха Ермогена из Казани была перенесена Казанская икона Пресвятой Богородицы (скорее всего – список с подлинной), которая стала главной святыней ополчения. Грамоты, рассылавшиеся патриархом Ермогеном по городам и селам, возбуждали русский народ к освобождению Москвы от врагов и избранию законного русского царя.

Москвичи под водительством Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского подняли восстание, в ответ на которое поляки подожгли город, а сами укрылись в Кремле. Совместно с русскими изменниками они насильно свели святого патриарха Ермогена с патриаршего престола и заключили в Чудовом монастыре под стражу. В Светлый понедельник 1611 года русское ополчение подошло к Москве и начало осаду Кремля, продолжавшуюся несколько месяцев. Осажденные в Кремле поляки не раз посылали к патриарху послов с требованием, чтобы он приказал русским ополченцам отойти от города, угрожая при этом ему смертной казнью. Святитель твердо отвечал: «Что вы мне угрожаете? Боюсь одного Бога. Если все вы, литовские люди, пойдете из Московского государства, я благословлю русское ополчение идти от Москвы, если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за православную веру». Уже из заточения священномученик Ермоген обратился с последним посланием к русскому народу, благословляя освободительную войну против завоевателей. Но русские воеводы не проявили тогда единодушия и согласованности, поэтому не смогли взять Кремль и освободить своего первосвятителя. Более девяти месяцев томился он в тяжком заточении и 27 февраля 1612 года скончался мученической смертью от голода и жажды.

Известие о его смерти еще более сплотило ополченцев. Близилась решительная битва. Последние три дня перед ней почти отчаявшееся русское воинство провело в посте и молитве. И 6 ноября 1612 года ожесточенное сопротивление польско-литовских отрядов было окончательно сломлено.

Освобождение России, за которое с таким несокрушимым мужеством стоял святитель Ермоген, успешно завершилось по его предстательству. Тело священномученика Ермогена было погребено в Чудовом монастыре. Святость патриаршего подвига, как и его личности в целом, была озарена свыше позднее – при вскрытии в 1652 году его раки: через 40 лет после смерти патриарх Ермоген лежал как живой, и вскоре его тело было перенесено в Успенский собор Московского Кремля.  

В течение трех столетий из поколения в поколение передавалась память о патриархе Ермогене как святителе-мученике и росла народная вера в него как заступника и молитвенника за землю Русскую у Престола Вседержителя. В тяжкие годы отечественных бедствий молитвенная мысль народа обращалась к памяти патриарха-героя. Шли русские люди к его гробнице и со своими личными скорбями, недугами и болезнями, благоговейно призывая на помощь святителя Ермогена, веруя в него как теплого молитвенника и предстателя пред Господом. И Всемилостивый Господь вознаградил эту веру.

Ко дню торжественного прославления, совпавшему с 300-летием со времени кончины священномученика Ермогена, в Москву стали стекаться верующие из всех концов России. Паломники спешили поклониться мощам святого патриарха, находящимся в Успенском соборе Кремля, где почти беспрерывно служились панихиды. Накануне прославления совершался крестный ход, во главе которого несли икону святителя Ермогена, а вслед за ней покров с гробницы, на котором святитель изображен в рост в мантии и с посохом. Рядом с иконой патриарха несли икону его сподвижника в духовной и патриотической деятельности по освобождению Русской земли от польско-литовских захватчиков преподобного Дионисия Радонежского. На колокольне Иоанна Великого светилась огромная надпись: «Радуйся, священномучениче Ермогене, Российския земли великий заступниче». Сотни тысяч свечей горели в руках верующих, прославлявших угодника Божия. По окончании крестного хода у раки с мощами патриарха началось чтение Пасхального канона с присоединением канона святителю Ермогену.

Всенощное бдение совершалось под открытым небом на всех площадях Кремля. В эту ночь произошло несколько исцелений по благодатным молитвам святителя Ермогена. Так, например, один больной пришел в Успенский собор на костылях, но ощутил исцеление после того, как приложился к раке с мощами святителя. Исцелился другой больной, тяжко страдавший расслаблением. Его принесли на полотенце к раке священномученика Ермогена, где он получил полное исцеление. Эти и другие подобные исцеления, очевидцами которых были многочисленные верующие, стали знаменательным подтверждением святости нового русского чудотворца.

В воскресенье, 25 мая 1913 года, в 10 часов утра совершалась Божественная литургия в Успенском соборе. На празднование торжества прославления нового святого прибыл блаженнейший Григорий, патриарх Антиохийский, возглавивший служение. По окончании литургии во всех храмах Москвы были отслужены молебны святителю Ермогену и совершен крестный ход в Московском Кремле, в котором приняли участие более 20 архиереев, сопровождавших торжественное шествие пением: «Святителю отче Ермогене, моли Бога о нас». Богослужение закончилось молитвой священномученику Ермогену. С этого дня началось литургическое почитание святителя Ермогена. Так исполнилось желание верующих русских людей, по молитвам которых Русская Православная Церковь получила благодатного Небесного покровителя нашего Отечества.

Святейшим Синодом Русской Церкви установлены дни празднования священномученику Ермогену, патриарху Московскому и всея Руси: 2 марта – преставление (сведения о жизни и подвиге помещены в этот день) и 25 мая – прославление в лике святителей.

Велико общенациональное значение святителя Ермогена, неутомимого борца за чистоту православия и единство Русской земли. Его церковная и государственно-патриотическая деятельность в течение нескольких столетий служит ярким образцом пламенной веры и любви для русского человека. Церковная деятельность первосвятителя характеризуется внимательным и строгим отношением к богослужению. При нем были изданы: Евангелие, Минеи месячные за сентябрь (1607), октябрь (1609), ноябрь (1610) и первые двадцать дней декабря, а также напечатан «Большой Верховный Устав» в 1610 году. При этом святитель Ермоген не ограничивался благословением к изданию, но тщательно наблюдал за исправностью текстов. По благословению святителя Ермогена с греческого на русский язык была переведена служба святому апостолу Андрею Первозванному и восстановлено празднование его памяти в Успенском соборе. Под наблюдением первосвятителя были сделаны новые станки для печатания богослужебных книг и построено новое здание типографии, пострадавшее во время пожара 1611 года, когда Москва была подожжена поляками. Заботясь о соблюдении богослужебного чина, святитель Ермоген составил «Послание наказательно ко всем людям, паче же священником и диаконом о исправлении церковнаго пения». «Послание» обличает священнослужителей в неуставном совершении церковных служб – многогласии, а мирян – в неблагоговейном отношении к богослужению.

Широко известна литературная деятельность первосвятителя Русской Церкви. Его перу принадлежат: повесть о Казанской иконе Божией Матери и служба этой иконе (1594); послание патриарху Иову, содержащее сведения о казанских мучениках (1591); сборник, в котором рассматриваются вопросы богослужения (1598); патриотические грамоты и воззвания, обращенные к русскому народу (1606-1613) и другие произведения.

Отзывы современников свидетельствуют о патриархе Ермогене как человеке выдающегося ума и начитанности: «Государь велика разума и смысла и мудра ума», «чуден зело и многаго разсуждения», «зело премудростию украшен и в книжном учении изящен», «о Божественных словесех присно упражняется и вся книги Ветхаго закона и Новыя благодати, и уставы церковныя и правила законныя до конца извыче». Святитель Ермоген много занимался в монастырских библиотеках, прежде всего, в богатейшей библиотеке Московского Чудова монастыря, где выписывал из древних рукописей ценнейшие исторические сведения, положенные в основу летописных записей. В XVII веке летописцем «Воскресенской летописи» называли святейшего патриарха Ермогена. В сочинениях предстоятеля Русской Церкви и его архипастырских грамотах постоянно встречаются ссылки на Священное Писание и примеры, взятые из истории, что свидетельствует о глубоком знании Слова Божия и начитанности в церковной письменности того времени.

С этой начитанностью патриарх Ермоген соединял и выдающиеся способности проповедника и учителя. Отзывы современников характеризуют нравственный облик первосвятителя как «мужа благочестиваго», «известнаго чистаго жития», «истиннаго пастыря стада Христова», «неложнаго стоятеля по вере христианской».

Эти качества святителя Ермогена с особенной силой проявились в Смутное время, когда Русскую землю постигло несчастие внутреннего нестроения, усугубленное польско-литовским нашествием. В этот мрачный период первосвятитель Русской Церкви самоотверженно оберегал Русское государство, словом и делом защищая православную веру от латинства и единство нашего Отечества от врагов внутренних и внешних. Свой подвиг спасения Родины святитель Ермоген увенчал мученической кончиной, перешедшей в благодатное молитвенное Небесное заступничество за наше отечество у Престола Святой Троицы.