Канон святым благоверным князьям Феодору Смоленскому и чадам его Давиду и Константину Ярославским (первый)

Припев: Святи́и благове́рнии кня́зие Фео́доре, Дави́де и Константи́не, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 марта (05 марта ст. ст.); 02 октября (19 сентября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Мра́к грехо́вный отжени́, Светода́вче Христе́, свы́ше просвети́ окая́нную мою́ ду́шу, моли́твами преподо́бнаго Фео́дора.

Просвеще́нием Трисо́лнечнаго Божества́ озари́вшеся, му́дрии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не, свети́ла яви́стеся и просвеща́ете светоно́сную ва́шу па́мять ве́рно чту́щия.

Све́том благода́ти озаря́еми, преподо́бнии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не сла́внии, ве́рно па́мять ва́шу торжеству́ющия просвети́те и от тмы́ грехо́вныя моли́твами ва́шими изба́вите.

Богоро́дичен: Пло́тию ро́ждши Безпло́тнаго, Богороди́тельнице Пречи́стая, теле́сныя на́ша и душе́вныя скве́рны омы́й окропле́нием боже́ственныя Твоея́ моли́твы.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Непреста́нныя моли́твы при́сно принося́ще к Бо́гу, блаже́нне Фео́доре и Дави́де с Константи́ном, за ве́сь ми́р и Трисве́тлою Заре́ю озари́вшеся, просвеща́ете, я́ко мо́лния, вселе́нную.

Предстоя́ще Го́споду со безпло́тными си́лами, неизрече́нною сла́вою блиста́юще, преблаже́нне Фео́доре и Дави́де и Константи́не, за ны́ моли́теся, творя́щия честну́ю и пресла́вную па́мять ва́шу.

Напои́вше ду́ши сле́зными пото́ки, соде́ясте и́х, преподо́бнии, плодоно́сны доброде́тельми, вся́кая износя́ще чудеса́ на показа́ние, пресла́внии.

Богоро́дичен: Ни́ва духо́вная, я́коже из бразды́ кла́с, изнесла́ еси́ всю́ тва́рь Пита́ющаго вся́чески, Присноде́во.

Седа́лен, гла́с 1:

Жите́йское мо́ре воздержа́нием без труда́ преплы́вше, и в приста́нище мы́сленное безстра́стия приста́ли есте́, сосу́ди воздержа́нием бога́тства некра́дома благоче́стия яви́стеся, блаже́ннии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не, безстра́стием житие́ ва́ше просвети́вше, и тре́бующия ми́лости обогаща́ете, Христа́ Бо́га моля́ще дарова́ти на́м ве́лию ми́лость.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра О́тча, и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти́: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Ты́ на земли́ други́й а́нгел наре́клся еси́ чистото́ю, о́тче преподо́бне Фео́доре, полки́ вся́ де́монския и е́реси попаля́я духо́вною благода́тию. Те́м, соше́дшеся в па́мять ва́шу, прославля́ем Спа́са и Бо́га на́шего.

Я́ко Христо́во смире́ние возлюби́вше, возвы́систеся безстра́стием, смири́вше де́монскую горды́ню; возсия́вше, я́ко со́лнце от восто́ка, чуде́с луча́ми просвеща́ете всю́ подсо́лнечную.

Кади́ло благово́ния Всеви́дцу, преподо́бнии, Фео́доре и Дави́де с Константи́ном богому́дрым, ва́ша моли́твы принесо́сте, я́же обоня́, и прия́т, и в по́стнем ку́пно пра́зднице устроя́ет.

Богоро́дичен: Без се́мене зачала́ еси́ во чре́ве Творца́ и Го́спода, без поро́ка я́вльшися, Ма́ти Бо́жия, ве́сь ми́р крила́ми Твои́ми покрыва́еши, непоро́чная Госпоже́ пречи́стая, пречи́стыя Твоя́ ру́ки вознося́щи к Нему́, изба́ви ны́ от бу́дущаго гне́ва.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвети́ на́с повеле́нии Твои́ми, Го́споди, и мы́шцею Твое́ю высо́кою Тво́й ми́р пода́ждь на́м, Человеколю́бче.

Просвети́ твое́ житие́ всю́ вселе́нную, преподо́бне о́тче Фео́доре, правове́рными словесы́ сия́ющее, я́ко со́лнце, Трили́чнаго Божества́ заре́ю просвеща́емь.

Це́ркве ты́ бы́л еси́ пропове́дник, свя́те, вся́ку е́ресь и ле́сть де́монскую разоря́я: те́мже со а́нгелы ны́не лику́еши.

Еди́ной любви́ Христо́ве вы́ приложи́вше ду́ши своя́, Фео́доре и Дави́де с Константи́ном сла́вным, и исполни́телие Бо́жиих за́поведей бы́вше, мно́гих чуде́с прия́сте благода́ть, всехва́льнии.

Незло́биви и кро́тцы, вся́ зло́бы вра́жия погу́бльше и ми́лостиви до конца́ я́вльшеся, блаже́ннии, от Еди́наго Ми́лостиваго благода́ть прия́сте, и́стинную и спаси́тельную.

Богоро́дичен: Воспо́йте, вся́ земля́, по́йте же Возсия́вшему из чре́ва боголе́пно Неискусобра́чныя и Сию́ ве́рным Показа́вшему тве́рду наде́жду и похвалу́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя́.

Ве́рою и любо́вию прилепи́вся Влады́це вы́шних си́л, прему́дре Фео́доре, возсия́в на земли́, я́ко со́лнце, мглу́ и́дольскую всю́ду потребля́я, ве́рныя же просвеща́я моли́твами твои́ми.

Моли́твами предваря́я к Бо́гу и Тому́ предстоя́ со а́нгелы, за ве́сь ми́р моли́ся, бра́нь неприя́зненную всю́ потреби́ти и побе́ду изве́стну да́ти на сопоста́ты во́инству на́шему.

Благи́ми нра́вы украси́вся, Христу́ прилепи́лся еси́ от ю́ности, и плотски́я стра́сти умори́в воздержа́нием, и к жи́зни, преподо́бне Фео́доре, преста́вился еси́.

Глаго́лов зако́нных испо́лнитель Бо́жиих бы́л еси́, испо́лнился еси́, о́тче прему́дре Дави́де, Боже́ственных даро́в и чуде́с лучи́ все́м испусти́л еси́.

Богоро́дичен: Души́ моея́ стра́сти исцели́, Безстра́стия бы́вшая исто́чник и просвети́вшая ли́ки преподо́бных отце́в Рождество́м Свои́м.

Конда́к, гла́с 8:

Яви́стеся свети́льницы всесве́тлии во пло́ти, я́ко а́нгели, и, я́ко жи́зни древеса́ ра́йская, поще́нием, бде́нием и ве́рою возраща́еми, процвели́ есте́, моли́твами ва́шими небе́сныя благода́ти прие́мше, вра́чеве кре́пцы я́вльшеся, исцеля́ете неду́гующих ду́ши, с ве́рою прибега́ющих к ра́це моще́й ва́ших, чудотво́рцы сла́внии, Фео́доре, Дави́де и Константи́не, моли́те Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние дарова́ти, ве́рою и любо́вию чту́щим па́мять ва́шу.

И́кос:

Свы́ше зва́ние прие́мше пресла́вно, безсме́ртную жи́знь насле́довасте, с пло́тию бо на земли́ безпло́тных житие́ проше́дше, бы́сте страсте́й неприя́тни. Те́мже восхваля́ем вы́, отцы́ преподо́бнии, сицева́я глаго́люще: ра́дуйтеся, све́тлая свети́ла и правосла́вных сла́ва; ра́дуйтеся, целому́дрия столпи́ необори́мии; ра́дуйтеся, прему́драго ра́зума явле́ние; ра́дуйтеся, пра́вды рачи́телие изве́стнии; ра́дуйтеся, я́ко по́стническими по́двиги умертви́вше плотски́х дея́ний стремле́ния; ра́дуйтеся, умы́ наслажда́ющеся небе́сных неизрече́нных; ра́дуйтеся, всю́ тва́рь благоче́стно удивля́юще чудесы́, и́миже посрами́шася де́мони; ра́дуйтеся, оружено́сцы духо́внии, и́миже вся́ка стра́сть умертви́ся; ра́дуйтеся, исто́чницы жизненото́чных во́д; ра́дуйтеся, помо́щницы ве́рно восхваля́ющим ва́с; ра́дуйтеся, чудотво́рцы достохва́льнии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не; ра́дуйтеся, помо́щницы ве́рою и любо́вию чту́щим па́мять ва́шу.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Приле́жныя твоя́ по́двиги и труды́ почита́юще и сла́дость уче́ния твоего́, преподо́бне о́тче Фео́доре, и́миже просвети́ ны́ и научи́ воспева́ти Триипоста́сное Божество́: отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Ору́жием ва́ших моли́тв, Фео́доре и Дави́де с Константи́ном сла́вным, победи́сте де́моны и с небесе́ благода́ть прия́сте исцеля́ти боле́зни и прогони́ти ду́хи лука́выя от взыва́ющих: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Посто́м, и моли́твою, и бде́нием, преподо́бне Фео́доре, просвети́вся, вше́л еси́ на высоту́ доброде́телей и научи́л еси́ житие́м твои́м ве́сь ми́р ве́рно воспева́ти: отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Ору́жие, Чи́стая, храня́щее пре́жде врата́ Еде́мская, плещи́, Де́во, все́м дае́т, низложи́вшим по́стнически бори́теля врага́, при́сно взыва́ющим: отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Сле́з ва́ших ка́пли погаси́ша собла́зны грехо́вныя, реку́ же чуде́с показа́сте все́м на́м, вся́кия стра́сти потопля́ющую притека́ющих к ва́м, пресла́внии отцы́ святи́и, Фео́доре и Дави́де с Константи́ном сла́вным.

Ве́ру и наде́жду неразори́му и любо́вь и́стинную име́ли есте́, отцы́, и ми́лостивное прилежа́ние, терпе́ние бла́го и поуче́ние слове́с духо́вных, смиренному́дрие и соверше́нное беззло́бие.

Подвиза́вшеся до́бре, победи́сте вра́жия вся́ де́йства и по конце́ жития́ венча́стеся, му́дрии, ко все́м преподо́бным приче́тшеся, с ни́миже чти́м вы́, превознося́ще Христа́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Ма́ти Бо́жия Чи́стая, страсте́й мои́х у́зы грехо́вныя, и молвы́, и неду́ги отжени́: и́маши бо к Нему́ дерзнове́ние и о́бласть поми́ловати ны́, Госпоже́ милосе́рдая, Спа́са поро́ждши пло́тию, Его́же непреста́нно моли́ спасти́ся на́м.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ужасе́ся о се́м не́бо, и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бо́г яви́ся челове́ком пло́тски, и чре́во Твое́ бы́сть простра́ннейшее небе́с. Те́м Тя́, Богоро́дицу, а́нгелов и челове́к чинонача́лия велича́ют.

Естество́ тле́нное премени́вше, в ве́чныя оби́тели взыдо́сте, блаже́ннии, житие́м чи́стым после́довавше Влады́це Бо́гу. Те́мже честву́юще успе́ние ва́ше, святи́и, непреста́нно Христа́ велича́ем.

Се́ отве́рзеся ва́м, отцы́, небе́сное Ца́рство, сконча́вшим до́брое тече́ние, и ви́дите, я́же ви́дят а́нгели, воздая́ние трудо́в подае́т ва́м по́чести Бо́г. Те́мже ублажа́ем вы́.

Вы́спрь к Бо́гу мы́сль иму́ще, преподо́бнии, земна́я оста́висте, труда́ ра́ди воздержа́нием за неосла́бное облегча́еми, и со а́нгелы ны́не водворя́етеся, Христа́ велича́юще.

Богоро́дичен: Пощади́ мя́, Го́споди, пощади́, егда́ хо́щеши суди́ти ми́, не осуди́ мене́ во о́гнь, ниже́ я́ростию Твое́ю обличи́ мя́, мо́лит Тя́ Де́ва, ро́ждшая Тя́, Христе́, и а́нгелов собо́ри, и преподо́бных соста́вы.

Свети́лен:

Я́коже со́лнце блиста́я, зарю́ испуща́еши чуде́с, просвеща́я все́х сердца́, твою́ сла́вную па́мять творя́щих ве́рно, преблаже́нне Фео́доре, и спаса́еши от бе́д и бу́дущаго гне́ва.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Мра́къ грѣхо́вный ѿженѝ, свѣтода́вче хрⷭ҇тѐ, свы́ше просвѣтѝ ѡ҆каѧ́ннꙋю мою̀ дꙋ́шꙋ, моли́твами прпⷣбнагѡ ѳео́дѡра.

Просвѣще́нїемъ трисо́лнечнагѡ бжⷭ҇тва̀ ѡ҆зари́вшесѧ, мꙋ́дрїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де, и҆ кѡнстанті́не, свѣти̑ла ꙗ҆ви́стесѧ, и҆ просвѣща́ете свѣтоно́снꙋю ва́шꙋ па́мѧть вѣ́рнѡ чтꙋ́щыѧ.

Свѣ́томъ бл҃года́ти ѡ҆зарѧ́еми, прпⷣбнїи ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не сла́внїи, вѣ́рнѡ па́мѧть ва́шꙋ торжествꙋ́ющыѧ просвѣти́те, и҆ ѿ тмы̀ грѣхо́вныѧ моли́твами ва́шими и҆зба́вите.

Бг҃оро́диченъ: Пло́тїю ро́ждши безпло́тнаго, бг҃ороди́тельнице пречⷭ҇таѧ, тѣлє́сныѧ на́шѧ и҆ дꙋшє́вныѧ сквє́рны ѡ҆мы́й, ѡ҆кропле́нїемъ бжⷭ҇твенныѧ твоеѧ̀ моли́твы.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нбⷭ҇нагѡ крꙋ́га верхотво́рче, гдⷭ҇и, и҆ цр҃кве зижди́телю, ты̀ менѐ ᲂу҆твердѝ въ любвѝ твое́й, жела́нїй кра́ю, вѣ́рныхъ ᲂу҆твержде́нїе, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Непреста̑нныѧ моли̑твы при́снѡ приносѧ́ще къ бг҃ꙋ, бл҃же́нне ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ, за ве́сь мі́ръ, и҆ трисвѣ́тлою заре́ю ѡ҆зари́вшесѧ, просвѣща́ете ꙗ҆́кѡ мо́лнїѧ вселе́ннꙋю.

Предстоѧ́ще гдⷭ҇ꙋ со безпло́тными си́лами, неизрече́нною сла́вою блиста́юще, пребл҃же́нне ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, за ны̀ моли́тесѧ, творѧ́щыѧ честнꙋ́ю и҆ пресла́внꙋю па́мѧть ва́шꙋ.

Напои́вше дꙋ́шы сле́зными потѡ́ки, содѣ́ѧсте и҆̀хъ, прпⷣбнїи, плодонѡ́сны добродѣ́тельми, всѧ̑каѧ и҆зносѧ́ще чꙋдеса̀, на показа́нїе, пресла́внїи.

Бг҃оро́диченъ: Ни́ва дꙋхо́внаѧ, ꙗ҆́коже и҆зъ бразды̀ кла́съ и҆знесла̀ є҆сѝ, всю̀ тва́рь пита́ющаго всѧ́чески, приснодв҃о.

Сѣда́ленъ, гла́съ а҃:

Жите́йское мо́ре воздержа́нїемъ безъ трꙋда̀ преплы́вше, и҆ въ приста́нище мы́сленное безстра́стїѧ приста́ли є҆стѐ, сосꙋ́ди воздержа́нїемъ бога́тства некра́дома благоче́стїѧ ꙗ҆ви́стесѧ, бл҃же́ннїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, безстра́стїемъ житїѐ ва́ше просвѣти́вше, и҆ тре́бꙋющыѧ ми́лости ѡ҆богаща́ете, хрⷭ҇та̀ бг҃а молѧ́ще дарова́ти на́мъ ве́лїю ми́лость.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ моѧ̀ крѣ́пость, гдⷭ҇и, ты̀ моѧ̀ и҆ си́ла, ты̀ мо́й бг҃ъ, ты̀ моѐ ра́дованїе, не ѡ҆ста́вль нѣ́дра ѻ҆́ч҃а, и҆ на́шꙋ нищетꙋ̀ посѣти́въ. тѣ́мъ съ прⷪ҇ро́комъ а҆ввакꙋ́момъ зовꙋ́ ти: си́лѣ твое́й сла́ва, чл҃вѣколю́бче.

Ты̀ на землѝ дрꙋгі́й а҆́гг҃лъ наре́клсѧ є҆сѝ чистото́ю, ѻ҆́ч҃е прпⷣбне ѳео́дѡре, полкѝ всѧ̑ де́мѡнскїѧ и҆ є҆́рєси попалѧ́ѧ дꙋхо́вною бл҃года́тїю. тѣ́мъ соше́дшесѧ въ па́мѧть ва́шꙋ, прославлѧ́емъ сп҃са и҆ бг҃а на́шего.

Ꙗ҆́кѡ хрⷭ҇то́во смире́нїе возлюби́вше, возвы́систесѧ безстра́стїемъ, смири́вше де́мѡнскꙋю горды́ню, возсїѧ́вше ꙗ҆́кѡ со́лнце ѿ восто́ка, чꙋде́съ лꙋча́ми просвѣща́ете всю̀ подсо́лнечнꙋю.

Кади́ло благово́нїѧ всеви́дцꙋ, прпⷣбнїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ бг҃омꙋ́дрымъ, ва́шѧ моли̑твы принесо́сте, ꙗ҆̀же ѡ҆бонѧ̀ и҆ прїѧ́тъ, и҆ въ по́стнѣмъ кꙋ́пнѡ пра́здницѣ ᲂу҆строѧ́етъ.

Бг҃оро́диченъ: Безъ сѣ́мене зачала̀ є҆сѝ во чре́вѣ творца̀ и҆ гдⷭ҇а, безъ поро́ка ꙗ҆́вльшисѧ мт҃и бж҃їѧ, ве́сь мі́ръ крила́ми твои́ми покрыва́еши, непоро́чнаѧ гпⷭ҇жѐ пречⷭ҇таѧ, пречⷭ҇тыѧ твоѧ̑ рꙋ́ки возносѧ́щи къ немꙋ̀, и҆зба́ви ны̀ ѿ бꙋ́дꙋщагѡ гнѣ́ва.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Просвѣтѝ на́съ повелѣ̑нїи твои́ми, гдⷭ҇и, и҆ мы́шцею твое́ю высо́кою, тво́й ми́ръ пода́ждь на́мъ, чл҃вѣколю́бче.

Просвѣтѝ твоѐ житїѐ всю̀ вселе́ннꙋю, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е ѳео́дѡре, правовѣ́рными словесы̀ сїѧ́ющее, ꙗ҆́кѡ со́лнце, трили́чнагѡ бжⷭ҇тва̀ заре́ю просвѣща́емь.

Цр҃кве ты̀ бы́лъ є҆сѝ проповѣ́дникъ, свѧ́те, всѧ́кꙋ є҆́ресь и҆ ле́сть де́мѡнскꙋю разорѧ́ѧ: тѣ́мже со а҆́гг҃лы ны́нѣ ликꙋ́еши.

Є҆ди́ной любвѝ хрⷭ҇то́вѣ вы̀ приложи́вше дꙋ́шы своѧ̑, ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ сла́внымъ, и҆ и҆сполни́телїе бж҃їихъ за́повѣдей бы́вше, мно́гихъ чꙋде́съ прїѧ́сте бл҃года́ть всехва́льнїи.

Неѕло́биви и҆ кро́тцы, всѧ̑ ѕлѡ́бы вра̑жїѧ погꙋ́бльше, и҆ ми́лостиви до конца̀ ꙗ҆́вльшесѧ, бл҃же́ннїи, ѿ є҆ди́нагѡ ми́лостивагѡ бл҃года́ть прїѧ́сте и҆́стиннꙋю и҆ спаси́тельнꙋю.

Бг҃оро́диченъ: Воспо́йте всѧ̀ землѧ̀, по́йте же возсїѧ́вшемꙋ и҆зъ чре́ва бг҃олѣ́пнѡ неискꙋсобра́чныѧ, и҆ сїю̀ вѣ̑рнымъ показа́вшемꙋ тве́рдꙋ наде́ждꙋ и҆ похвалꙋ̀.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Моли́твꙋ пролїю̀ ко гдⷭ҇ꙋ, и҆ томꙋ̀ возвѣщꙋ̀ печа̑ли моѧ̑, ꙗ҆́кѡ ѕѡ́лъ дꙋша̀ моѧ̀ и҆спо́лнисѧ, и҆ живо́тъ мо́й а҆́дꙋ прибли́жисѧ, и҆ молю́сѧ, ꙗ҆́кѡ і҆ѡ́на: ѿ тлѝ, бж҃е, возведи́ мѧ.

Вѣ́рою и҆ любо́вїю прилѣпи́всѧ влⷣцѣ вы́шнихъ си́лъ, премꙋ́дре ѳео́дѡре, возсїѧ́въ на землѝ ꙗ҆́кѡ со́лнце, мглꙋ̀ і҆́дѡльскꙋю всю́дꙋ потреблѧ́ѧ, вѣ̑рныѧ же просвѣща́ѧ моли́твами твои́ми.

Моли́твами предварѧ́ѧ къ бг҃ꙋ, и҆ томꙋ̀ предстоѧ̀ со а҆́гг҃лы, за ве́сь мі́ръ моли́сѧ, бра́нь непрїѧ́зненнꙋю всю̀ потреби́ти, и҆ побѣ́дꙋ и҆звѣ́стнꙋ да́ти на сопоста́ты во́инствꙋ на́шемꙋ.

Благи́ми нра́вы ᲂу҆краси́всѧ, хрⷭ҇тꙋ̀ прилѣпи́лсѧ є҆сѝ ѿ ю҆́ности, и҆ плотскі̑ѧ стра̑сти ᲂу҆мори́въ воздержа́нїемъ, и҆ къ жи́зни, прпⷣбне ѳео́дѡре, преста́вилсѧ є҆сѝ.

Глаго́лѡвъ зако́нныхъ и҆спо́лнитель бж҃їихъ бы́лъ є҆сѝ, и҆спо́лнилсѧ є҆сѝ, ѻ҆́ч҃е премꙋ́дре даві́де, бжⷭ҇твенныхъ дарѡ́въ, и҆ чꙋде́съ лꙋчы̀ всѣ̑мъ и҆спꙋсти́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Дꙋшѝ моеѧ̀ стра̑сти и҆сцѣлѝ, безстра́стїѧ бы́вшаѧ и҆сто́чникъ, и҆ просвѣти́вшаѧ ли́ки прпⷣбныхъ ѻ҆тцє́въ ржⷭ҇тво́мъ свои́мъ.

Конда́къ, гла́съ и҃:

Ꙗ҆ви́стесѧ, свѣти́льницы всесвѣ́тлїи, во пло́ти ꙗ҆́кѡ а҆́гг҃ли, и҆ ꙗ҆́кѡ жи́зни древеса̀ ра̑йскаѧ, поще́нїемъ, бдѣ́нїемъ, и҆ вѣ́рою возраща́еми, процвѣлѝ є҆стѐ, моли́твами ва́шими нбⷭ҇ныѧ бл҃года́ти прїе́мше, вра́чеве крѣ́пцы ꙗ҆́вльшесѧ, и҆сцѣлѧ́ете недꙋ́гꙋющихъ дꙋ́шы, съ вѣ́рою прибѣга́ющихъ къ ра́цѣ моще́й ва́шихъ, чꙋдотво́рцы сла́внїи, ѳео́дѡре, даві́де и҆ кѡнстанті́не: моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти вѣ́рою и҆ любо́вїю чтꙋ́щымъ па́мѧть ва́шꙋ.

І҆́косъ:

Свы́ше зва́нїе прїе́мше пресла́внѡ, безсме́ртнꙋю жи́знь наслѣ́довасте: съ пло́тїю бо на землѝ безпло́тныхъ житїѐ проше́дше, бы́сте страсте́й непрїѧ́тни. тѣ́мже восхвалѧ́емъ вы̀, ѻ҆тцы̀ прпⷣбнїи, сицєва́ѧ глаго́люще: ра́дꙋйтесѧ, свѣ̑тлаѧ свѣти̑ла, и҆ правосла́вныхъ сла́ва. ра́дꙋйтесѧ, цѣломꙋ́дрїѧ столпѝ неѡбори́мїи. ра́дꙋйтесѧ, премꙋ́драгѡ ра́зꙋма ꙗ҆вле́нїе. ра́дꙋйтесѧ, пра́вды рачи́телїе и҆звѣ́стнїи. ра́дꙋйтесѧ, ꙗ҆́кѡ по́стническими пѡ́двиги ᲂу҆мертви́вше плотски́хъ дѣѧ́нїй стремлє́нїѧ. ра́дꙋйтесѧ, ᲂу҆мы̑ наслажда́ющесѧ нбⷭ҇ныхъ неизрече́нныхъ. ра́дꙋйтесѧ, всю̀ тва́рь благоче́стнѡ ᲂу҆дивлѧ́юще чꙋдесы̀, и҆́миже посрами́шасѧ де́мѡни. ра́дꙋйтесѧ, ѻ҆рꙋжено́сцы дꙋхо́внїи, и҆́миже всѧ́ка стра́сть ᲂу҆мертви́сѧ. ра́дꙋйтесѧ, и҆сто́чницы жизненото́чныхъ во́дъ. ра́дꙋйтесѧ, помѡ́щницы вѣ́рнѡ восхвалѧ́ющымъ ва́съ. ра́дꙋйтесѧ, чꙋдотво́рцы достохва́льнїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, ра́дꙋйтесѧ, помѡ́щницы вѣ́рою и҆ любо́вїю чтꙋ́щымъ па́мѧть ва́шꙋ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѿ і҆ꙋде́и доше́дше, ѻ҆́троцы въ вавѷлѡ́нѣ и҆ногда̀, вѣ́рою трⷪ҇ческою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: ѻ҆тцє́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Прилѣ̑жныѧ твоѧ̑ по́двиги и҆ трꙋды̀ почита́юще, и҆ сла́дость ᲂу҆че́нїѧ твоегѡ̀, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е ѳео́дѡре, и҆́миже просвѣти́ ны, и҆ наꙋчѝ воспѣва́ти трїѷпоста́сное бжⷭ҇тво̀: ѻ҆тцє́въ на́шихъ бж҃е бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Ѻ҆рꙋ́жїемъ ва́шихъ моли́твъ, ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ сла́внымъ, побѣди́сте де́мѡны, и҆ съ нб҃сѐ бл҃года́ть прїѧ́сте и҆сцѣлѧ́ти болѣ̑зни, и҆ прогони́ти дꙋ́хи лꙋка̑выѧ ѿ взыва́ющихъ: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Посто́мъ и҆ моли́твою и҆ бдѣ́нїемъ, прпⷣбне ѳео́дѡре просвѣти́всѧ, вше́лъ є҆сѝ на высотꙋ̀ добродѣ́телей, и҆ наꙋчи́лъ є҆сѝ житїе́мъ твои́мъ ве́сь мі́ръ вѣ́рнѡ воспѣва́ти: ѻ҆тцє́въ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Ѻ҆рꙋ́жїе, чⷭ҇таѧ, хранѧ́щее пре́жде врата̀ є҆де́мскаѧ, плещѝ, дв҃о, всѣ̑мъ дае́тъ, низложи́вшымъ по́стнически бори́телѧ врага̀, при́снѡ взыва́ющымъ: ѻ҆тцє́въ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Седмери́цею пе́щь халде́йскїй мꙋчи́тель, бг҃очести̑вымъ неи́стовнѡ разжжѐ, си́лою же лꙋ́чшею, спасе́ны сїѧ̑ ви́дѣвъ, творцꙋ̀ и҆ и҆зба́вителю вопїѧ́ше: ѻ҆́троцы, благослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Сле́зъ ва́шихъ ка̑пли погаси́ша собла́зны грѣхѡ́вныѧ, рѣкꙋ́ же чꙋде́съ показа́сте всѣ̑мъ на́мъ, всѧ̑кїѧ стра̑сти потоплѧ́ющꙋю притека́ющихъ къ ва́мъ, пресла́внїи ѻ҆тцы̀ ст҃і́и, ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ сла́внымъ.

Вѣ́рꙋ и҆ наде́ждꙋ неразори́мꙋ, и҆ любо́вь и҆́стиннꙋю и҆мѣ́ли є҆стѐ ѻ҆тцы̀, и҆ ми́лостивное прилѣжа́нїе, терпѣ́нїе бла́го, и҆ поꙋче́нїе слове́съ дꙋхо́вныхъ, смиренномꙋ́дрїе, и҆ соверше́нное безѕло́бїе.

Подвиза́вшесѧ до́брѣ, побѣди́сте вра́жїѧ всѧ̑ дѣ̑йства, и҆ по концѣ̀ житїѧ̀ вѣнча́стесѧ, мꙋ́дрїи, ко всѣ̑мъ прпⷣбнымъ приче́тшесѧ. съ ни́миже чти́мъ вы̀, превозносѧ́ще хрⷭ҇та̀ во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Мт҃и бж҃їѧ чⷭ҇таѧ, страсте́й мои́хъ ᲂу҆́зы грѣхѡ́вныѧ, и҆ молвы̑ и҆ недꙋ́ги ѿженѝ: и҆́маши бо къ немꙋ̀ дерзнове́нїе и҆ ѻ҆́бласть, поми́ловати ны̀, гпⷭ҇жѐ милосе́рдаѧ, сп҃са поро́ждши пло́тїю, є҆го́же непреста́ннѡ молѝ спасти́сѧ на́мъ.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасе́сѧ ѡ҆ се́мъ нб҃о, и҆ землѝ ᲂу҆диви́шасѧ концы̀, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ ꙗ҆ви́сѧ человѣ́кѡмъ пло́тски, и҆ чре́во твоѐ бы́сть простра́ннѣйшее небе́съ: тѣ́мъ тѧ̀, бцⷣꙋ а҆́гг҃лѡвъ и҆ человѣ̑къ, чинонача̑лїѧ велича́ютъ.

Є҆стество̀ тлѣ́нное премѣни́вше, въ вѣ̑чныѧ ѡ҆би́тєли взыдо́сте, бл҃же́ннїи, житїе́мъ чи́стымъ послѣ́довавше влⷣцѣ бг҃ꙋ. тѣ́мже чествꙋ́юще ᲂу҆спе́нїе ва́ше, ст҃і́и, непреста́ннѡ хрⷭ҇та̀ велича́емъ.

Сѐ ѿве́рзесѧ ва́мъ, ѻ҆тцы̀, нбⷭ҇ное црⷭ҇тво, сконча́вшымъ до́брое тече́нїе, и҆ ви́дите, ꙗ҆̀же ви́дѧтъ а҆́гг҃ли, воздаѧ́нїе трꙋдѡ́въ подае́тъ ва́мъ по́чєсти бг҃ъ. тѣ́мже ᲂу҆блажа́емъ вы̀.

Вы́спрь къ бг҃ꙋ мы́сль и҆мꙋ́ще, прпⷣбнїи, земна̑ѧ ѡ҆ста́висте, трꙋда̀ ра́ди воздержа́нїемъ за неѡсла́бное ѡ҆блегча́еми, и҆ со а҆́гг҃лы ны́нѣ водворѧ́етесѧ, хрⷭ҇та̀ велича́юще.

Бг҃оро́диченъ: Пощади́ мѧ, гдⷭ҇и, пощадѝ є҆гда̀ хо́щеши сꙋди́ти мѝ, не ѡ҆сꙋдѝ менѐ во ѻ҆́гнь, нижѐ ꙗ҆́ростїю твое́ю ѡ҆бличи́ мѧ, мо́литъ тѧ̀ дв҃а ро́ждшаѧ тѧ̀, хрⷭ҇тѐ, и҆ а҆́гг҃лѡвъ собо́ри, и҆ прпⷣбныхъ соста́вы.

Свѣти́ленъ:

Ꙗ҆́коже со́лнце блиста́ѧ, зарю̀ и҆спꙋща́еши чꙋде́съ, просвѣща́ѧ всѣ́хъ сердца̀, твою̀ сла́внꙋю па́мѧть творѧ́щихъ вѣ́рнѡ, пребл҃же́нне ѳео́дѡре, и҆ спаса́еши ѿ бѣ́дъ и҆ бꙋ́дꙋщагѡ гнѣ́ва.

Фео́дор Ростиславич Черный, Смоленский, Ярославский

Жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор Смо­лен­ский и Яро­слав­ский, по про­зва­нию Чер­ный, ро­дил­ся в гроз­ную для Ру­си го­ди­ну мон­голь­ско­го на­ше­ствия, око­ло 1237–1239 го­да, и был в Кре­ще­нии на­ре­чен во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, осо­бо по­чи­та­е­мо­го рус­ски­ми кня­зья­ми-во­и­на­ми. Во­ин­ски­ми по­дви­га­ми суж­де­но бы­ло Бо­гом про­сла­вить­ся в Рус­ской зем­ле и свя­то­му кня­зю Фе­о­до­ру. В 1239 го­ду, ко­гда мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы свя­той во­ин-му­че­ник Мер­ку­рий (па­мять 24 но­яб­ря) из­ба­вил Смо­ленск от Ба­ты­ева пле­не­ния, от­ро­ка Фе­о­до­ра в го­ро­де не бы­ло: его увез­ли и укры­ли на вре­мя вой­ны в без­опас­ном ме­сте. В сле­ду­ю­щем, 1240 го­ду умер его отец, князь Ро­сти­слав, пра­внук бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, Смо­лен­ско­го и Ки­ев­ско­го († 1168; па­мять 14 мар­та).

Стар­шие бра­тья, на­след­ни­ки, по­де­ли­ли меж­ду со­бой зем­ли от­ца сво­е­го, вы­де­лив млад­ше­му – от­ро­ку Фе­о­до­ру ма­лень­кий Мо­жайск. Здесь про­шло его дет­ство, здесь учил­ся он Свя­щен­но­му Пи­са­нию, цер­ков­ной служ­бе и во­ин­ско­му ис­кус­ству.

В 1260 го­ду свя­той князь Фе­о­дор же­нил­ся на Ма­рии Ва­си­льевне, до­че­ри свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Яро­слав­ско­го († 1249; па­мять 3 июля), и стал кня­зем Яро­слав­ским. У них ро­дил­ся сын Ми­ха­ил, но вско­ре свя­той Фе­о­дор ов­до­вел. Он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в рат­ных тру­дах и по­хо­дах, сы­на его вос­пи­ты­ва­ла те­ща, кня­ги­ня Ксе­ния.

В 1277 го­ду со­еди­нен­ные дру­жи­ны рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был свя­той Фе­о­дор, в со­ю­зе с та­тар­ски­ми вой­ска­ми, участ­во­ва­ли в по­хо­де в Осе­тин­скую зем­лю и во взя­тии "слав­но­го гра­да их Те­тя­ко­ва". Со­юз­ные вой­ска одер­жа­ли в этой войне пол­ную по­бе­ду. Де­ло в том, что со вре­мен свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го († 1263; па­мять 23 но­яб­ря) ха­ны Зо­ло­той Ор­ды, ви­дя неслом­лен­ную ду­хов­ную и во­ен­ную мощь пра­во­слав­ной Ру­си, бы­ли вы­нуж­де­ны из­ме­нить свое от­но­ше­ние к ней, ста­ли при­вле­кать рус­ских кня­зей к со­ю­зу, об­ра­щать­ся к ним за во­ен­ной по­мо­щью. Рус­ская Цер­ковь про­мыс­ли­тель­но ис­поль­зо­ва­ла это сбли­же­ние для хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния ино­род­цев. Уже в 1261 го­ду ста­ра­ни­я­ми свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го и мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла III в Са­рае, сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды, бы­ла учре­жде­на епар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1276 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ский Со­бор под пред­се­да­тель­ством пат­ри­ар­ха Иоан­на Век­ка (1275–1282) от­ве­чал на во­про­сы рус­ско­го Са­рай­ско­го епи­ско­па Фе­о­гно­ста о по­ряд­ке Кре­ще­ния та­тар и при­ня­тии в пра­во­сла­вие быв­ших сре­ди них мо­но­фи­зи­тов и несто­ри­ан. В эти го­ды и ока­зал­ся в Ор­де свя­той князь Фе­о­дор. От­ли­чив­ший­ся рат­ны­ми по­дви­га­ми в осе­тин­ском по­хо­де, он вы­звал к се­бе осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, по­чти­тель­но от­но­сив­ше­го­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви, вы­дав­ше­го пер­вый хан­ский яр­лык о цер­ков­ной непри­кос­но­вен­но­сти мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу. В ле­то­пи­си ска­за­но: "А кня­зя Фе­о­до­ра Ро­сти­сла­ви­ча царь Мен­гу-Те­мир и ца­ри­ца его вель­ми лю­бя­ше и на Русь его не хо­тя­ше пу­сти­ти му­же­ства ра­ди и кра­со­ты ли­ца его". Три го­да про­был свя­той Фе­о­дор в Ор­де. На­ко­нец, "царь от­пу­стил его с ве­ли­кой че­стью", и князь при­был в Яро­славль. К это­му вре­ме­ни су­пру­га его, Ма­рия, уже умер­ла, в го­ро­де пра­ви­ла кня­ги­ня Ксе­ния с вну­ком Ми­ха­и­лом. Яро­слав­цы не при­ня­ли вер­нув­ше­го­ся из Ор­ды кня­зя: "не при­я­ша его во град, но ре­ко­ша ему: „Сей град кня­ги­ни Ксе­нии и есть у нас князь Ми­ха­и­ле“".

Свя­той Фе­о­дор дол­жен был вер­нуть­ся в Ор­ду. Ца­ри­ца, же­на ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, "его лю­бя­ше зе­ло и хо­тя­ше за него дщерь свою да­ти". Та­кой брак имел бы для Ру­си боль­шое зна­че­ние. Хан дол­го не со­гла­шал­ся на него, счи­тая рус­ских кня­зей сво­и­ми "улу­сни­ка­ми" (т. е. вас­са­ла­ми, под­дан­ны­ми). Вы­дать дочь за рус­ско­го кня­зя зна­чи­ло при­знать за ним рав­ное до­сто­ин­ство. И еще важ­нее: это зна­чи­ло для ха­на при­знать пре­вос­ход­ство пра­во­сла­вия, по­то­му что преж­де вен­ча­ния нуж­но бы­ло, чтобы та­тар­ская ца­рев­на при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние. Хан по­шел на это, слиш­ком ва­жен для него был со­юз с Русью: "и ца­рев­ну по­ве­лел за кня­зя Фе­о­до­ра да­ти, и по­ве­лел ее преж­де кре­стить, а пра­во­слав­ной ве­ры не по­ве­лел осквер­нить". Так же­нил­ся свя­той Фе­о­дор на до­че­ри мо­гу­ще­ствен­но­го ха­на, на­ре­чен­ной в Кре­ще­нии Ан­ной. "Царь же его весь­ма чтил и по­ве­лел ему са­дить­ся на­про­тив се­бя, по­стро­ил ему дво­рец, дал кня­зи и бо­ля­ре на по­слу­же­ние".

Там, в Ор­де, и ро­ди­лись у свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го его сы­но­вья – свя­той бла­го­вер­ный князь Да­вид († 1321) и свя­той бла­го­вер­ный князь Кон­стан­тин. Огром­ное вли­я­ние, ко­то­рое свя­той Фе­дор при­об­рел в Ор­де, он ис­поль­зо­вал во сла­ву Рус­ской зем­ли и Рус­ской Церк­ви. Пра­во­сла­вие все бо­лее укреп­ля­лось сре­ди та­тар, ор­дын­цы усва­и­ва­ли рус­ские обы­чаи, нра­вы и бла­го­че­стие. Рус­ские куп­цы, зод­чие, ма­сте­ра нес­ли рус­скую куль­ту­ру на бе­ре­га До­на, Вол­ги, Ура­ла и даль­ше до са­мой Мон­го­лии. До сих пор ар­хео­ло­ги на­хо­дят пра­во­слав­ные ико­ны, кре­сты, лам­па­ды по всей тер­ри­то­рии преж­ней Зо­ло­той Ор­ды, во­шед­шей в со­став Рос­сии. Так на­чи­на­лось ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние Рус­ской Церк­ви на Во­сток, про­све­ще­ние све­том еван­гель­ской ис­ти­ны всех пле­мен до Ве­ли­ко­го оке­а­на. Рус­ские пра­во­слав­ные кня­зья и их дру­жин­ни­ки, участ­вуя, как со­юз­ни­ки, в мон­голь­ских по­хо­дах, узна­ва­ли и осва­и­ва­ли бес­край­ние про­сто­ры Азии, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка. В 1330 го­ду, все­го через трид­цать лет по­сле смер­ти свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го, ки­тай­ская ле­то­пись на­пи­шет о рус­ских дру­жи­нах в Пе­кине.

Свя­той Фе­о­дор жил в Са­рае до 1290 го­да, ко­гда "при­шла ему весть с Ру­си, от гра­да Яро­слав­ля, что его сын пер­вый, князь Ми­ха­ил, пре­ста­вил­ся". Дав кня­зю бо­га­тые да­ры и боль­шую дру­жи­ну, хан от­пу­стил его на Русь. Вновь став кня­зем в Яро­слав­ле, свя­той Фе­о­дор на­чал рев­ност­но за­бо­тить­ся об уси­ле­нии и бла­го­устро­е­нии сво­е­го го­ро­да и кня­же­ства. Осо­бен­ную лю­бовь про­яв­лял он к оби­те­ли Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Сла­ва его гре­ме­ла по всей Ру­си, все кня­зья ис­ка­ли с ним друж­бы и со­ю­за. Но он боль­ше всех лю­бил сы­на свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, Ан­дрея Алек­сан­дро­ви­ча, под­дер­жи­вал его во всех на­чи­на­ни­ях, ко­гда тот был ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, хо­дил с ним в по­хо­ды, де­лил ра­дость по­бед и го­речь по­ра­же­ний. В 1296 го­ду ед­ва не раз­ра­зи­лась кро­во­про­лит­ная бра­то­убий­ствен­ная вой­на меж­ду дву­мя груп­па­ми кня­зей: на од­ной сто­роне бы­ли свя­той Фе­о­дор и ве­ли­кий князь Ан­дрей, на дру­гой – свя­той Ми­ха­ил Твер­ской († 1318; па­мять 22 но­яб­ря) и свя­той Да­ни­ил Мос­ков­ский († 1303; па­мять 4 мар­та). Но кро­во­про­ли­тие Бо­жи­ей по­мо­щью уда­лось предот­вра­тить. На Вла­ди­мир­ском съез­де кня­зей (1296 г.) епи­скоп Вла­ди­мир­ский Си­ме­он и епи­скоп Са­рай­ский Из­ма­ил су­ме­ли вне­сти мир в обе сто­ро­ны. Сам факт уча­стия в съез­де свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и Са­рай­ско­го вла­ды­ки Из­ма­и­ла го­во­рит о том, что пер­вый упо­тре­бил все свои ди­пло­ма­ти­че­ские да­ро­ва­ния и вли­я­ние в Ор­де, чтобы спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию ми­ра в Рус­ской зем­ле.

Не по­ры­ва­лись свя­зи свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го и с его от­чиз­ной – Смо­лен­ском, хо­тя кня­жить ему там бы­ло непро­сто. Так, в 1297 го­ду свя­той Фе­о­дор хо­дил по­хо­дом к Смо­лен­ску вос­ста­но­вить свои за­кон­ные пра­ва на Смо­лен­ское кня­же­ние, за­хва­чен­ное его пле­мян­ни­ком. Но взять го­род и стать сно­ва Смо­лен­ским кня­зем ему в этот раз не до­ве­лось.

Вско­ре по­сле то­го по­хо­да свя­той князь-во­ин за­не­мог. 18 сен­тяб­ря 1299 го­да угод­ник Бо­жий по­ве­лел пе­ре­не­сти его в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь и при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние.

Во вре­мя са­мо­го окон­ча­ния об­ря­да свя­той Фе­о­дор по­про­сил пре­рвать свя­щен­но­дей­ствие. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на, во ис­пол­не­ние во­ли уми­ра­ю­ще­го, кня­зя вы­нес­ли на мо­на­стыр­ский двор, ку­да со­шлось уже мно­же­ство яро­слав­цев. "И ис­по­ве­дал­ся князь пред всем на­ро­дом, ес­ли со­гре­шил пред кем или нелю­бие дер­жал на ко­го. И кто пред ним со­гре­шил и враж­до­вал на него – всех бла­го­сло­вил и про­стил и во всем ви­ну на се­бя при­нял пред Бо­гом и людь­ми". Лишь по­сле это­го ре­шил­ся сми­рен­ный во­ин за­вер­шить свой необыч­ный и мно­го­труд­ный жиз­нен­ный путь при­ня­ти­ем Ан­гель­ско­го об­ра­за.

Всю ночь игу­мен и бра­тия мо­ли­лись над свя­тым кня­зем. В два ча­са но­чи на­ча­ли зво­нить к утрене. На­пут­ство­ван­ный Свя­ты­ми Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми, свя­той Фе­о­дор без­молв­но ле­жал на сво­ем ино­че­ском ло­же. Ко­гда же ино­ки на­ча­ли тре­тью "Сла­ву" Псал­ти­ри, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу Гос­по­ду. Вид его в гро­бу был необы­чен: "Чуд­но бе зре­ти бла­жен­на­го, на од­ре ле­жа­ща не яко умер­ша, но яко жи­ва су­ща. Све­ти­лось ли­це его, сол­неч­ным лу­чам по­доб­но, чест­ны­ми се­ди­на­ми укра­ше­но, по­ка­зуя ду­шев­ную его чи­сто­ту и незло­би­вое серд­це".

По­сле него в Яро­слав­ле пра­вил его сын – свя­той Да­вид († 1321). Вто­рой из его млад­ших сы­но­вей, свя­той Кон­стан­тин, ви­ди­мо, по­чил ра­нее. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра в Яро­слав­ской зем­ле на­ча­лось вско­ре по­сле его смер­ти. В 1322–1327 го­дах по бла­го­сло­ве­нию и за­ка­зу епи­ско­па Ро­стов­ско­го Про­хо­ра в па­мять по­чи­та­е­мо­го вла­ды­кой свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ло на­пи­са­но и укра­ше­но ми­ни­а­тю­ра­ми зна­ме­ни­тое Фе­о­до­ров­ское Еван­ге­лие. Епи­скоп Про­хор был преж­де игу­ме­ном Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря в Яро­слав­ле. Ве­ро­ят­но, он лич­но знал свя­то­го кня­зя, мог быть оче­вид­цем его по­стри­же­ния и все­на­род­но­го по­ка­я­ния. Ис­то­ри­ки ду­ма­ют, что луч­шие ми­ни­а­тю­ры, вши­тые в эту дра­го­цен­ную ру­ко­пись, при­над­ле­жа­ли бо­лее ран­не­му Еван­ге­лию, вла­дель­цем ко­то­ро­го был сам свя­той Фе­о­дор Чер­ный и ко­то­рое он при­вез с со­бой в Яро­славль как бла­го­сло­ве­ние из род­но­го Смо­лен­ска.

5 мар­та 1463 го­да бы­ли об­ре­те­ны в Яро­слав­ле мо­щи свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и чад его, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на. Ле­то­пи­сец, оче­ви­дец со­бы­тия, за­пи­сал под этим го­дом: "Во гра­де Яро­слав­ле в мо­на­сты­ре Свя­то­го Спа­са ле­жа­ли три кня­зя ве­ли­кие, князь Фе­о­дор Ро­сти­сла­вич, да де­ти его Да­вид и Кон­стан­тин, по­верх зем­ли ле­жа­ли. Сам же ве­ли­кий князь Фе­о­дор ве­лик был ро­стом че­ло­век, те у него, сы­но­вья Да­вид и Кон­стан­тин, под па­зу­ха­ми ле­жа­ли, зане мень­ше его ро­стом бы­ли. Ле­жа­ли же во еди­ном гро­бе". Эта чер­та физи­че­ско­го об­ли­ка свя­то­го кня­зя так за­пе­чат­ле­лась в вос­при­я­тии оче­вид­цев и совре­мен­ни­ков об­ре­те­ния его мо­щей, что за­пись об этом во­шла в про­лож­ные жи­тия кня­зя Фе­о­до­ра и в ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки.

Жи­тие свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра Чер­но­го бы­ло на­пи­са­но вско­ре по об­ре­те­нии мо­щей иеро­мо­на­хом Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ни­ем по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Филип­па I. Дру­гая ре­дак­ция жи­тия бы­ла на­пи­са­на Ан­дре­ем Юрье­вым в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Тре­тье, наи­бо­лее по­дроб­ное жи­тие свя­то­го Фе­о­до­ра во­шло в "Кни­гу сте­пен­ную цар­ско­го ро­до­сло­вия", со­став­лен­ную при ца­ре Иоанне Гроз­ном и мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии. Рус­ский на­род сло­жил о свя­том кня­зе Фе­о­до­ре ду­хов­ные пес­ни, ко­то­рые на про­тя­же­нии сто­ле­тий рас­пе­ва­ли "ка­ли­ки пе­ре­хо­жие". В них про­слав­ля­ют­ся бла­го­че­стие и пра­во­су­дие, ми­ло­сер­дие и бла­го­тво­ри­тель­ность свя­то­го, его за­бо­та о стро­и­тель­стве и укра­ше­нии хра­мов (см.: Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Венд­ланд). Князь Фе­дор Чер­ный. – "Бо­го­слов­ские тру­ды", сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Слож­ность ис­то­ри­че­ских су­деб, су­ро­вость эпо­хи, бес­чис­лен­ное мно­же­ство вра­гов – не лич­ных, но вра­гов Рос­сии и Церк­ви, – толь­ко яр­че под­чер­ки­ва­ют для нас ве­ли­чие по­дви­га свя­тых со­зи­да­те­лей Рос­сии.

См. так­же:

Дави́д Ярославский

Святой благоверный князь Феодор Смоленский и Ярославский, по прозванию Черный, происходил в девятой степени от св. равноапостольного князя Владимира. Родился он в грозную для Руси годину монгольского нашествия, около 1237–1245 года, и был в Крещении наречен во имя святого великомученика Феодора Стратилата, особо почитаемого русскими князьями-воинами. Воинскими подвигами суждено было Богом прославиться в Русской земле и святому князю Феодору. В 1239 году, когда молитвами Пресвятой Богородицы святой воин-мученик Меркурий (память 24 ноября) избавил Смоленск от Батыева пленения, отрока Феодора в городе не было: его увезли и укрыли на время войны в безопасном месте. В следующем, 1240 году умер его отец, князь Ростислав, правнук благоверного князя Ростислава, Смоленского и Киевского († 1168; память 14 марта).

Старшие братья, наследники, поделили между собой земли отца своего, выделив младшему – отроку Феодору маленький Можайск. Здесь прошло его детство, здесь учился он Священному Писанию, церковной службе и воинскому искусству.

В 1260 году святой князь Феодор женился на Марии Васильевне, дочери святого благоверного князя Василия Ярославского († 1249; память 3 июля), и стал князем Ярославским. У них родился сын Михаил, но вскоре святой Феодор овдовел. Он много времени проводил в ратных трудах и походах, сына его воспитывала теща, княгиня Ксения.

В 1277 году соединенные дружины русских князей, среди которых был святой Феодор, в союзе с татарскими войсками, участвовали в походе в Осетинскую землю и во взятии «славного града их Тетякова». Союзные войска одержали в этой войне полную победу. Дело в том, что со времен святого Александра Невского († 1263; память 23 ноября) ханы Золотой Орды, видя несломленную духовную и военную мощь православной Руси, были вынуждены изменить свое отношение к ней, стали привлекать русских князей к союзу, обращаться к ним за военной помощью. Русская Церковь промыслительно использовала это сближение для христианского просвещения инородцев. Уже в 1261 году стараниями святого Александра Невского и митрополита Кирилла III в Сарае, столице Золотой Орды, была учреждена епархия Русской Православной Церкви. В 1276 году Константинопольский Собор под председательством патриарха Иоанна Векка (1275–1282) отвечал на вопросы русского Сарайского епископа Феогноста о порядке Крещения татар и принятии в православие бывших среди них монофизитов и несториан. В эти годы и оказался в Орде святой князь Феодор. Отличившийся ратными подвигами в осетинском походе, он вызвал к себе особенное расположение хана Менгу-Темира, почтительно относившегося к Православной Церкви, выдавшего первый ханский ярлык о церковной неприкосновенности митрополиту Кириллу. В летописи сказано: «А князя Феодора Ростиславича царь Менгу-Темир и царица его вельми любяше и на Русь его не хотяше пустити мужества ради и красоты лица его». Три года пробыл святой Феодор в Орде. Наконец, «царь отпустил его с великой честью», и князь прибыл в Ярославль. К этому времени супруга его, Мария, уже умерла, в городе правила княгиня Ксения с внуком Михаилом. Ярославцы не приняли вернувшегося из Орды князя: «Не прияша его во град, но рекоша ему: „Сей град княгини Ксении и есть у нас князь Михаиле“».

Святой Феодор должен был вернуться в Орду. Царица, жена хана Менгу-Темира, «его любяше зело и хотяше за него дщерь свою дати». Такой брак имел бы для Руси большое значение. Хан долго не соглашался на него, считая русских князей своими «улусниками» (т. е. вассалами, подданными). Выдать дочь за русского князя значило признать за ним равное достоинство. И еще важнее: это значило для хана признать превосходство православия, потому что прежде венчания нужно было, чтобы татарская царевна приняла Святое Крещение. Хан пошел на это, слишком важен для него был союз с Русью: «и царевну повелел за князя Феодора дати, и повелел ее прежде крестить, а православной веры не повелел осквернить». Так женился святой Феодор на дочери могущественного хана, нареченной в Крещении Анной. «Царь же его весьма чтил и повелел ему садиться напротив себя, построил ему дворец, дал князи и боляре на послужение».

Там, в Орде, и родились у святого Феодора Черного его сыновья – святой благоверный князь Давид и святой благоверный князь Константин. Огромное влияние, которое святой Федор приобрел в Орде, он использовал во славу Русской земли и Русской Церкви. Православие все более укреплялось среди татар, ордынцы усваивали русские обычаи, нравы и благочестие. Русские купцы, зодчие, мастера несли русскую культуру на берега Дона, Волги, Урала и дальше до самой Монголии. До сих пор археологи находят православные иконы, кресты, лампады по всей территории прежней Золотой Орды, вошедшей в состав России. Так начиналось великое миссионерское движение Русской Церкви на Восток, просвещение светом евангельской истины всех племен до Великого океана. Русские православные князья и их дружинники, участвуя, как союзники, в монгольских походах, узнавали и осваивали бескрайние просторы Азии, Сибири и Дальнего Востока. В 1330 году, всего через тридцать лет после смерти святого Феодора Черного, китайская летопись напишет о русских дружинах в Пекине.

Святой Феодор жил в Сарае до 1290 года, когда «пришла ему весть с Руси, от града Ярославля, что его сын первый, князь Михаил, преставился». Дав князю богатые дары и большую дружину, хан отпустил его на Русь. Вновь став князем в Ярославле, святой Феодор начал ревностно заботиться об усилении и благоустроении своего города и княжества. Особенную любовь проявлял он к обители Преображения Господня. Слава его гремела по всей Руси, все князья искали с ним дружбы и союза. Но он больше всех любил сына святого Александра Невского, Андрея Александровича, поддерживал его во всех начинаниях, когда тот был великим князем Владимирским, ходил с ним в походы, делил радость побед и горечь поражений. В 1296 году едва не разразилась кровопролитная братоубийственная война между двумя группами князей: на одной стороне были святой Феодор и великий князь Андрей, на другой – святой Михаил Тверской († 1318; память 22 ноября) и святой Даниил Московский († 1303; память 4 марта). Но кровопролитие Божией помощью удалось предотвратить. На Владимирском съезде князей (1296 г.) епископ Владимирский Симеон и епископ Сарайский Измаил сумели внести мир в обе стороны. Сам факт участия в съезде святого князя Феодора и Сарайского владыки Измаила говорит о том, что первый употребил все свои дипломатические дарования и влияние в Орде, чтобы способствовать установлению мира в Русской земле.

Не порывались связи святого Феодора Черного и с его отчизной – Смоленском, хотя княжить ему там было непросто. Так, в 1297 году святой Феодор ходил походом к Смоленску восстановить свои законные права на Смоленское княжение, захваченное его племянником. Но взять город и стать снова Смоленским князем ему в этот раз не довелось.

Вскоре после того похода святой князь-воин занемог. 18 сентября 1299 года угодник Божий повелел перенести его в Спасо-Преображенский монастырь и принял монашеское пострижение.

Во время самого окончания обряда святой Феодор попросил прервать священнодействие. По благословению игумена, во исполнение воли умирающего, князя вынесли на монастырский двор, куда сошлось уже множество ярославцев. «И исповедался князь пред всем народом, если согрешил пред кем или нелюбие держал на кого. И кто пред ним согрешил и враждовал на него – всех благословил и простил и во всем вину на себя принял пред Богом и людьми». Лишь после этого решился смиренный воин завершить свой необычный и многотрудный жизненный путь принятием Ангельского образа.

Всю ночь игумен и братия молились над святым князем. В два часа ночи начали звонить к утрене. Напутствованный Святыми Тайнами Христовыми, святой Феодор безмолвно лежал на своем иноческом ложе. Когда же иноки начали третью «Славу» Псалтири, он осенил себя крестным знамением и предал душу Господу. Вид его в гробу был необычен: «Чудно бе зрети блаженнаго, на одре лежаща не яко умерша, но яко жива суща. Светилось лице его, солнечным лучам подобно, честными сединами украшено, показуя душевную его чистоту и незлобивое сердце».

После него в Ярославле правил его сын – святой Давид († 1321). Второй из его младших сыновей, святой Константин, видимо, почил ранее. Церковное почитание святого князя Феодора в Ярославской земле началось вскоре после его смерти. В 1322–1327 годах по благословению и заказу епископа Ростовского Прохора в память почитаемого владыкой святого Феодора было написано и украшено миниатюрами знаменитое Феодоровское Евангелие. Епископ Прохор был прежде игуменом Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле. Вероятно, он лично знал святого князя, мог быть очевидцем его пострижения и всенародного покаяния. Историки думают, что лучшие миниатюры, вшитые в эту драгоценную рукопись, принадлежали более раннему Евангелию, владельцем которого был сам святой Феодор Черный и которое он привез с собой в Ярославль как благословение из родного Смоленска.

5 марта 1463 года были обретены в Ярославле мощи святого князя Феодора и чад его, Давида и Константина. Летописец, очевидец события, записал под этим годом: «Во граде Ярославле в монастыре Святого Спаса лежали три князя великие, князь Феодор Ростиславич, да дети его Давид и Константин, поверх земли лежали. Сам же великий князь Феодор велик был ростом человек, те у него, сыновья Давид и Константин, под пазухами лежали, зане меньше его ростом были. Лежали же во едином гробе». Эта черта физического облика святого князя так запечатлелась в восприятии очевидцев и современников обретения его мощей, что запись об этом вошла в проложные жития князя Феодора и в иконописные подлинники.

Житие святого князя Феодора Черного было написано вскоре по обретении мощей иеромонахом Ярославского Спасского монастыря Антонием по благословению митрополита Московского и всея Руси Филиппа I. Другая редакция жития была написана Андреем Юрьевым в Кирилло-Белозерском монастыре. Третье, наиболее подробное житие святого Феодора вошло в «Книгу степенную царского родословия», составленную при царе Иоанне Грозном и митрополите Макарии. Русский народ сложил о святом князе Феодоре духовные песни, которые на протяжении столетий распевали «калики перехожие». В них прославляются благочестие и правосудие, милосердие и благотворительность святого, его забота о строительстве и украшении храмов (см.: Митрополит Ярославский и Ростовский Иоанн (Вендланд). Князь Федор Черный. – «Богословские труды», сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Сложность исторических судеб, суровость эпохи, бесчисленное множество врагов – не личных, но врагов России и Церкви, – только ярче подчеркивают для нас величие подвига святых созидателей России.

См. так­же:

Константи́н Ярославский

Жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор Смо­лен­ский и Яро­слав­ский, по про­зва­нию Чер­ный, ро­дил­ся в гроз­ную для Ру­си го­ди­ну мон­голь­ско­го на­ше­ствия, око­ло 1237–1239 го­да, и был в Кре­ще­нии на­ре­чен во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, осо­бо по­чи­та­е­мо­го рус­ски­ми кня­зья­ми-во­и­на­ми. Во­ин­ски­ми по­дви­га­ми суж­де­но бы­ло Бо­гом про­сла­вить­ся в Рус­ской зем­ле и свя­то­му кня­зю Фе­о­до­ру. В 1239 го­ду, ко­гда мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы свя­той во­ин-му­че­ник Мер­ку­рий (па­мять 24 но­яб­ря) из­ба­вил Смо­ленск от Ба­ты­ева пле­не­ния, от­ро­ка Фе­о­до­ра в го­ро­де не бы­ло: его увез­ли и укры­ли на вре­мя вой­ны в без­опас­ном ме­сте. В сле­ду­ю­щем, 1240 го­ду умер его отец, князь Ро­сти­слав, пра­внук бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, Смо­лен­ско­го и Ки­ев­ско­го († 1168; па­мять 14 мар­та).

Стар­шие бра­тья, на­след­ни­ки, по­де­ли­ли меж­ду со­бой зем­ли от­ца сво­е­го, вы­де­лив млад­ше­му – от­ро­ку Фе­о­до­ру ма­лень­кий Мо­жайск. Здесь про­шло его дет­ство, здесь учил­ся он Свя­щен­но­му Пи­са­нию, цер­ков­ной служ­бе и во­ин­ско­му ис­кус­ству.

В 1260 го­ду свя­той князь Фе­о­дор же­нил­ся на Ма­рии Ва­си­льевне, до­че­ри свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Яро­слав­ско­го († 1249; па­мять 3 июля), и стал кня­зем Яро­слав­ским. У них ро­дил­ся сын Ми­ха­ил, но вско­ре свя­той Фе­о­дор ов­до­вел. Он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в рат­ных тру­дах и по­хо­дах, сы­на его вос­пи­ты­ва­ла те­ща, кня­ги­ня Ксе­ния.

В 1277 го­ду со­еди­нен­ные дру­жи­ны рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был свя­той Фе­о­дор, в со­ю­зе с та­тар­ски­ми вой­ска­ми, участ­во­ва­ли в по­хо­де в Осе­тин­скую зем­лю и во взя­тии "слав­но­го гра­да их Те­тя­ко­ва". Со­юз­ные вой­ска одер­жа­ли в этой войне пол­ную по­бе­ду. Де­ло в том, что со вре­мен свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го († 1263; па­мять 23 но­яб­ря) ха­ны Зо­ло­той Ор­ды, ви­дя неслом­лен­ную ду­хов­ную и во­ен­ную мощь пра­во­слав­ной Ру­си, бы­ли вы­нуж­де­ны из­ме­нить свое от­но­ше­ние к ней, ста­ли при­вле­кать рус­ских кня­зей к со­ю­зу, об­ра­щать­ся к ним за во­ен­ной по­мо­щью. Рус­ская Цер­ковь про­мыс­ли­тель­но ис­поль­зо­ва­ла это сбли­же­ние для хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния ино­род­цев. Уже в 1261 го­ду ста­ра­ни­я­ми свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го и мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла III в Са­рае, сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды, бы­ла учре­жде­на епар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1276 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ский Со­бор под пред­се­да­тель­ством пат­ри­ар­ха Иоан­на Век­ка (1275–1282) от­ве­чал на во­про­сы рус­ско­го Са­рай­ско­го епи­ско­па Фе­о­гно­ста о по­ряд­ке Кре­ще­ния та­тар и при­ня­тии в пра­во­сла­вие быв­ших сре­ди них мо­но­фи­зи­тов и несто­ри­ан. В эти го­ды и ока­зал­ся в Ор­де свя­той князь Фе­о­дор. От­ли­чив­ший­ся рат­ны­ми по­дви­га­ми в осе­тин­ском по­хо­де, он вы­звал к се­бе осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, по­чти­тель­но от­но­сив­ше­го­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви, вы­дав­ше­го пер­вый хан­ский яр­лык о цер­ков­ной непри­кос­но­вен­но­сти мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу. В ле­то­пи­си ска­за­но: "А кня­зя Фе­о­до­ра Ро­сти­сла­ви­ча царь Мен­гу-Те­мир и ца­ри­ца его вель­ми лю­бя­ше и на Русь его не хо­тя­ше пу­сти­ти му­же­ства ра­ди и кра­со­ты ли­ца его". Три го­да про­был свя­той Фе­о­дор в Ор­де. На­ко­нец, "царь от­пу­стил его с ве­ли­кой че­стью", и князь при­был в Яро­славль. К это­му вре­ме­ни су­пру­га его, Ма­рия, уже умер­ла, в го­ро­де пра­ви­ла кня­ги­ня Ксе­ния с вну­ком Ми­ха­и­лом. Яро­слав­цы не при­ня­ли вер­нув­ше­го­ся из Ор­ды кня­зя: "не при­я­ша его во град, но ре­ко­ша ему: „Сей град кня­ги­ни Ксе­нии и есть у нас князь Ми­ха­и­ле“".

Свя­той Фе­о­дор дол­жен был вер­нуть­ся в Ор­ду. Ца­ри­ца, же­на ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, "его лю­бя­ше зе­ло и хо­тя­ше за него дщерь свою да­ти". Та­кой брак имел бы для Ру­си боль­шое зна­че­ние. Хан дол­го не со­гла­шал­ся на него, счи­тая рус­ских кня­зей сво­и­ми "улу­сни­ка­ми" (т. е. вас­са­ла­ми, под­дан­ны­ми). Вы­дать дочь за рус­ско­го кня­зя зна­чи­ло при­знать за ним рав­ное до­сто­ин­ство. И еще важ­нее: это зна­чи­ло для ха­на при­знать пре­вос­ход­ство пра­во­сла­вия, по­то­му что преж­де вен­ча­ния нуж­но бы­ло, чтобы та­тар­ская ца­рев­на при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние. Хан по­шел на это, слиш­ком ва­жен для него был со­юз с Русью: "и ца­рев­ну по­ве­лел за кня­зя Фе­о­до­ра да­ти, и по­ве­лел ее преж­де кре­стить, а пра­во­слав­ной ве­ры не по­ве­лел осквер­нить". Так же­нил­ся свя­той Фе­о­дор на до­че­ри мо­гу­ще­ствен­но­го ха­на, на­ре­чен­ной в Кре­ще­нии Ан­ной. "Царь же его весь­ма чтил и по­ве­лел ему са­дить­ся на­про­тив се­бя, по­стро­ил ему дво­рец, дал кня­зи и бо­ля­ре на по­слу­же­ние".

Там, в Ор­де, и ро­ди­лись у свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го его сы­но­вья – свя­той бла­го­вер­ный князь Да­вид († 1321) и свя­той бла­го­вер­ный князь Кон­стан­тин. Огром­ное вли­я­ние, ко­то­рое свя­той Фе­дор при­об­рел в Ор­де, он ис­поль­зо­вал во сла­ву Рус­ской зем­ли и Рус­ской Церк­ви. Пра­во­сла­вие все бо­лее укреп­ля­лось сре­ди та­тар, ор­дын­цы усва­и­ва­ли рус­ские обы­чаи, нра­вы и бла­го­че­стие. Рус­ские куп­цы, зод­чие, ма­сте­ра нес­ли рус­скую куль­ту­ру на бе­ре­га До­на, Вол­ги, Ура­ла и даль­ше до са­мой Мон­го­лии. До сих пор ар­хео­ло­ги на­хо­дят пра­во­слав­ные ико­ны, кре­сты, лам­па­ды по всей тер­ри­то­рии преж­ней Зо­ло­той Ор­ды, во­шед­шей в со­став Рос­сии. Так на­чи­на­лось ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние Рус­ской Церк­ви на Во­сток, про­све­ще­ние све­том еван­гель­ской ис­ти­ны всех пле­мен до Ве­ли­ко­го оке­а­на. Рус­ские пра­во­слав­ные кня­зья и их дру­жин­ни­ки, участ­вуя, как со­юз­ни­ки, в мон­голь­ских по­хо­дах, узна­ва­ли и осва­и­ва­ли бес­край­ние про­сто­ры Азии, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка. В 1330 го­ду, все­го через трид­цать лет по­сле смер­ти свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го, ки­тай­ская ле­то­пись на­пи­шет о рус­ских дру­жи­нах в Пе­кине.

Свя­той Фе­о­дор жил в Са­рае до 1290 го­да, ко­гда "при­шла ему весть с Ру­си, от гра­да Яро­слав­ля, что его сын пер­вый, князь Ми­ха­ил, пре­ста­вил­ся". Дав кня­зю бо­га­тые да­ры и боль­шую дру­жи­ну, хан от­пу­стил его на Русь. Вновь став кня­зем в Яро­слав­ле, свя­той Фе­о­дор на­чал рев­ност­но за­бо­тить­ся об уси­ле­нии и бла­го­устро­е­нии сво­е­го го­ро­да и кня­же­ства. Осо­бен­ную лю­бовь про­яв­лял он к оби­те­ли Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Сла­ва его гре­ме­ла по всей Ру­си, все кня­зья ис­ка­ли с ним друж­бы и со­ю­за. Но он боль­ше всех лю­бил сы­на свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, Ан­дрея Алек­сан­дро­ви­ча, под­дер­жи­вал его во всех на­чи­на­ни­ях, ко­гда тот был ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, хо­дил с ним в по­хо­ды, де­лил ра­дость по­бед и го­речь по­ра­же­ний. В 1296 го­ду ед­ва не раз­ра­зи­лась кро­во­про­лит­ная бра­то­убий­ствен­ная вой­на меж­ду дву­мя груп­па­ми кня­зей: на од­ной сто­роне бы­ли свя­той Фе­о­дор и ве­ли­кий князь Ан­дрей, на дру­гой – свя­той Ми­ха­ил Твер­ской († 1318; па­мять 22 но­яб­ря) и свя­той Да­ни­ил Мос­ков­ский († 1303; па­мять 4 мар­та). Но кро­во­про­ли­тие Бо­жи­ей по­мо­щью уда­лось предот­вра­тить. На Вла­ди­мир­ском съез­де кня­зей (1296 г.) епи­скоп Вла­ди­мир­ский Си­ме­он и епи­скоп Са­рай­ский Из­ма­ил су­ме­ли вне­сти мир в обе сто­ро­ны. Сам факт уча­стия в съез­де свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и Са­рай­ско­го вла­ды­ки Из­ма­и­ла го­во­рит о том, что пер­вый упо­тре­бил все свои ди­пло­ма­ти­че­ские да­ро­ва­ния и вли­я­ние в Ор­де, чтобы спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию ми­ра в Рус­ской зем­ле.

Не по­ры­ва­лись свя­зи свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го и с его от­чиз­ной – Смо­лен­ском, хо­тя кня­жить ему там бы­ло непро­сто. Так, в 1297 го­ду свя­той Фе­о­дор хо­дил по­хо­дом к Смо­лен­ску вос­ста­но­вить свои за­кон­ные пра­ва на Смо­лен­ское кня­же­ние, за­хва­чен­ное его пле­мян­ни­ком. Но взять го­род и стать сно­ва Смо­лен­ским кня­зем ему в этот раз не до­ве­лось.

Вско­ре по­сле то­го по­хо­да свя­той князь-во­ин за­не­мог. 18 сен­тяб­ря 1299 го­да угод­ник Бо­жий по­ве­лел пе­ре­не­сти его в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь и при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние.

Во вре­мя са­мо­го окон­ча­ния об­ря­да свя­той Фе­о­дор по­про­сил пре­рвать свя­щен­но­дей­ствие. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на, во ис­пол­не­ние во­ли уми­ра­ю­ще­го, кня­зя вы­нес­ли на мо­на­стыр­ский двор, ку­да со­шлось уже мно­же­ство яро­слав­цев. "И ис­по­ве­дал­ся князь пред всем на­ро­дом, ес­ли со­гре­шил пред кем или нелю­бие дер­жал на ко­го. И кто пред ним со­гре­шил и враж­до­вал на него – всех бла­го­сло­вил и про­стил и во всем ви­ну на се­бя при­нял пред Бо­гом и людь­ми". Лишь по­сле это­го ре­шил­ся сми­рен­ный во­ин за­вер­шить свой необыч­ный и мно­го­труд­ный жиз­нен­ный путь при­ня­ти­ем Ан­гель­ско­го об­ра­за.

Всю ночь игу­мен и бра­тия мо­ли­лись над свя­тым кня­зем. В два ча­са но­чи на­ча­ли зво­нить к утрене. На­пут­ство­ван­ный Свя­ты­ми Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми, свя­той Фе­о­дор без­молв­но ле­жал на сво­ем ино­че­ском ло­же. Ко­гда же ино­ки на­ча­ли тре­тью "Сла­ву" Псал­ти­ри, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу Гос­по­ду. Вид его в гро­бу был необы­чен: "Чуд­но бе зре­ти бла­жен­на­го, на од­ре ле­жа­ща не яко умер­ша, но яко жи­ва су­ща. Све­ти­лось ли­це его, сол­неч­ным лу­чам по­доб­но, чест­ны­ми се­ди­на­ми укра­ше­но, по­ка­зуя ду­шев­ную его чи­сто­ту и незло­би­вое серд­це".

По­сле него в Яро­слав­ле пра­вил его сын – свя­той Да­вид († 1321). Вто­рой из его млад­ших сы­но­вей, свя­той Кон­стан­тин, ви­ди­мо, по­чил ра­нее. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра в Яро­слав­ской зем­ле на­ча­лось вско­ре по­сле его смер­ти. В 1322–1327 го­дах по бла­го­сло­ве­нию и за­ка­зу епи­ско­па Ро­стов­ско­го Про­хо­ра в па­мять по­чи­та­е­мо­го вла­ды­кой свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ло на­пи­са­но и укра­ше­но ми­ни­а­тю­ра­ми зна­ме­ни­тое Фе­о­до­ров­ское Еван­ге­лие. Епи­скоп Про­хор был преж­де игу­ме­ном Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря в Яро­слав­ле. Ве­ро­ят­но, он лич­но знал свя­то­го кня­зя, мог быть оче­вид­цем его по­стри­же­ния и все­на­род­но­го по­ка­я­ния. Ис­то­ри­ки ду­ма­ют, что луч­шие ми­ни­а­тю­ры, вши­тые в эту дра­го­цен­ную ру­ко­пись, при­над­ле­жа­ли бо­лее ран­не­му Еван­ге­лию, вла­дель­цем ко­то­ро­го был сам свя­той Фе­о­дор Чер­ный и ко­то­рое он при­вез с со­бой в Яро­славль как бла­го­сло­ве­ние из род­но­го Смо­лен­ска.

5 мар­та 1463 го­да бы­ли об­ре­те­ны в Яро­слав­ле мо­щи свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и чад его, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на. Ле­то­пи­сец, оче­ви­дец со­бы­тия, за­пи­сал под этим го­дом: "Во гра­де Яро­слав­ле в мо­на­сты­ре Свя­то­го Спа­са ле­жа­ли три кня­зя ве­ли­кие, князь Фе­о­дор Ро­сти­сла­вич, да де­ти его Да­вид и Кон­стан­тин, по­верх зем­ли ле­жа­ли. Сам же ве­ли­кий князь Фе­о­дор ве­лик был ро­стом че­ло­век, те у него, сы­но­вья Да­вид и Кон­стан­тин, под па­зу­ха­ми ле­жа­ли, зане мень­ше его ро­стом бы­ли. Ле­жа­ли же во еди­ном гро­бе". Эта чер­та физи­че­ско­го об­ли­ка свя­то­го кня­зя так за­пе­чат­ле­лась в вос­при­я­тии оче­вид­цев и совре­мен­ни­ков об­ре­те­ния его мо­щей, что за­пись об этом во­шла в про­лож­ные жи­тия кня­зя Фе­о­до­ра и в ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки.

Жи­тие свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра Чер­но­го бы­ло на­пи­са­но вско­ре по об­ре­те­нии мо­щей иеро­мо­на­хом Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ни­ем по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Филип­па I. Дру­гая ре­дак­ция жи­тия бы­ла на­пи­са­на Ан­дре­ем Юрье­вым в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Тре­тье, наи­бо­лее по­дроб­ное жи­тие свя­то­го Фе­о­до­ра во­шло в "Кни­гу сте­пен­ную цар­ско­го ро­до­сло­вия", со­став­лен­ную при ца­ре Иоанне Гроз­ном и мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии. Рус­ский на­род сло­жил о свя­том кня­зе Фе­о­до­ре ду­хов­ные пес­ни, ко­то­рые на про­тя­же­нии сто­ле­тий рас­пе­ва­ли "ка­ли­ки пе­ре­хо­жие". В них про­слав­ля­ют­ся бла­го­че­стие и пра­во­су­дие, ми­ло­сер­дие и бла­го­тво­ри­тель­ность свя­то­го, его за­бо­та о стро­и­тель­стве и укра­ше­нии хра­мов (см.: Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Венд­ланд). Князь Фе­дор Чер­ный. – "Бо­го­слов­ские тру­ды", сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Слож­ность ис­то­ри­че­ских су­деб, су­ро­вость эпо­хи, бес­чис­лен­ное мно­же­ство вра­гов – не лич­ных, но вра­гов Рос­сии и Церк­ви, – толь­ко яр­че под­чер­ки­ва­ют для нас ве­ли­чие по­дви­га свя­тых со­зи­да­те­лей Рос­сии.

См. так­же: