Канон святым мученикам 14000 младенцам, от Ирода во Вифлееме избиенным

Припев: Святи́и му́ченицы, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 11 января (29 декабря ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Предели́в пучи́ну чермну́ю Бо́г, фарао́на погрузи́вый в не́й, прове́д Моисе́я немо́кренно в пусты́ню и одожди́в ма́нну в сне́дь лю́дем Изра́илевым, я́ко си́лен.

Звезда́ возсия́ в Вифлее́ме и Еде́ма от мра́чныя разреши́ кля́твы, и спасе́ния де́нь да́руется родонача́льником, из де́вственна о́блака просия́вый Иису́с, су́щих во тме́ просвеще́ние.

Три́знище дне́сь младе́нцев отве́рзеся ве́рным за Христа́ и Бо́га, враго́в облича́я нача́ла и вла́сти и И́родов облича́я му́жески младоу́мный гне́в смы́сленно.

Богоро́дичен: Боже́ственное утвержде́ние и стена́ неруши́ма, Чи́стая, и мы́сленный мо́ст при́сно, и необори́мь сто́лп, и основа́ние, и покро́в, его́же ра́ди спаса́емся вси́ от бе́д — Ты́ еси́ вои́стинну.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утвержда́яй гро́м и созида́яй ду́х, утверди́ мене́, Го́споди, да Тя́ пою́ и́стинно и творю́ во́лю Твою́, я́ко не́сть свя́т, я́ко Ты́, Бо́же на́ш.

Де́вственною две́рию проше́д, Соде́тель и Бо́г на́ш плотски́й до́м Себе́ созда́ неизглаго́ланно, и Младе́нец бы́сть, и во я́слех восклони́ся.

Све́рстницы, де́ти — страда́льцы Христо́ва воплоще́ния, И́родово неразу́мное ослепи́ша неи́стовство и о́чи всесве́тлии Це́ркве яви́шася.

Богоро́дичен: Из Тебе́ безо́тчий яви́ся, безма́терен пре́жде веко́в Госпо́дь, и зи́ждется преесте́ственно, и назда́ние да́рует су́щим из Ада́ма обоже́ния, Де́во Неискусобра́чная.

Седа́лен, гла́с 4.

Ро́ждшемуся дне́сь от Де́вы младе́нцев во́инство я́ко Творцу́ и Царю́ прия́тная прино́сятся заколе́ния, предложе́нная Христу́ ве́ры ра́ди.

Сла́ва, и ны́не: Удиви́ся, уве́дев, И́род, ца́рь лю́тый, ища́ я́ростию, проти́ву боря́ ро́ждшемуся на земли́ Царю́, ю́ному Христу́, и, боя́знию и стра́хом мно́гим содержи́мь, посыла́ет во́инство уби́ти с я́ростию де́ти, в Вифлее́ме младе́нствующия, ку́пно с ни́ми уби́ти покуша́яся Созда́теля, за благоутро́бие обнища́вшаго: из де́вственныя бо утро́бы произы́де, спасти́ хотя́ ро́д на́ш.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах слу́х Тво́й и убоя́хся, проро́к глаго́лаше, разуме́х дела́ Твоя́, и диви́хся, и возопи́х: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Де́ва и не́бо, небе́сныя и земны́я, Рождество́м хода́тайствовавши, па́че ума́ примири́ и вражды́ средосте́ние разори́.

Младе́нец мно́жество му́ченически, по Бо́зе все́х пострада́вше, по́чести страда́ния от Него́ прие́млет: и́хже ра́ди И́род весьма́ устыде́ся.

Богоро́дичен: Боже́ственное Сло́во во утро́бе заче́нши, стра́шным Сло́вом па́че сло́ва породила́ еси́ пло́тию, Всенепоро́чная, те́мже Тя́, Богоро́дицу, сла́вим.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Возсия́й ми́, Го́споди, све́т повеле́ний Твои́х, я́ко к Тебе́ ду́х мо́й у́тренюет и пое́т Тя́: Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, и к Тебе́ прибега́ю, Царю́ ми́ра.

Чу́вственное у́бо со́лнце о́блаки покрыва́ется, У́мное же и Всеневеще́ственное, безме́рным благоутро́бием в пло́ть оде́явся, в верте́пе дне́сь пелена́ми повива́ется на́с ра́ди.

Скверноуби́йства кровьми́ И́род оскверня́ется: Влады́ку бо все́х, Бо́га и Царя́, уби́ти покуша́яся, на о́троки неи́стовствует и свире́пствует лю́те.

Богоро́дичен: Заре́ю моли́твы Твоея́, Богороди́тельнице Чи́стая, слепоту́ се́рдца моего́ озари́, я́ко еди́на свети́льника Го́спода и сла́вы со́лнце возсия́вши Христа́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бу́ря мя́ мно́гих согреше́ний мои́х потопля́ет, и изнемога́ет ду́х мо́й; но Ты́, Го́споди, я́ко ми́лостив, сше́д, возведи́ живо́т мо́й.

Боже́ственное воплоще́ния Сло́ва соверша́ется дне́сь та́инство, Богоро́дице: Тобо́ю бо яви́ся пло́тию Бо́г Преве́чный, да обожи́т прия́тие.

Рахи́ль, у́бо ча́д пла́чущи, дре́вле провозвести́ за Христа́ младе́нцев, прие́мших безго́дное заколе́ние; те́м и отрица́шеся, уте́шитися не хотя́щи.

Богоро́дичен: Боже́ственное Рождество́ Твое́, Всесвята́я, прозя́бшую пресече́ в раи́ кля́тву и, стезю́ дре́ва жи́зни челове́ком отве́рзши, благослове́ние источи́.

Конда́к, гла́с 4.

Звезда́ волхвы́ посла́ к Ро́ждшемуся, и И́род непра́ведное во́инство посла́ лю́то, уби́ти мня́ во я́слех я́ко Младе́нца лежа́ща.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Весели́тся дне́сь Вифлее́м с на́ми, Тя́ бо, Невмести́маго, в верте́пе прие́млет, — благослове́н еси́, — вопия́, — еди́н Бо́г оте́ц на́ших.

Незло́бива же́ртва и нескве́рная за Тя́ предзакала́ется, Бо́жий Сло́ве, вопию́ще: благослове́н еси́, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, небу́рное покая́ния приста́нище, в не́же прибега́юще, Богоро́дице, зове́м: благослове́на еси́ Еди́на, ро́ждшая Бо́га оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Вся́ческая, Влады́ко, прему́дростию Твое́ю соста́вил еси́, земли́ же па́ки утверди́л еси́, я́коже ве́си, дно́, основа́нием водрузи́вый на вода́х безме́рных. Те́м вси́ вопие́м, воспева́юще: благослови́те, дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

А́нгели сла́вят вла́сть Ро́ждшагося, па́стырие чудя́тся, и волсви́ покланя́ются, небеса́ возвеща́ют звездо́ю Зижди́теля; с ни́миже вси́, воспева́юще, вопие́м: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Мно́жество неискусозло́бное во́инствует Влады́це дне́сь кро́вию и на И́рода тве́рдо вооружа́ется, Тебе́, Христе́, ро́ждшуся. Те́м вси́ вопие́м, воспева́юще: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Де́ву Тя́, Чи́стая, хра́м, и две́рь, и о́блак, купину́ неопали́му, и ста́мну ма́нны, и же́зл прозя́бший, киво́т, и све́щник, и скрижа́ли заве́та, го́ру святу́ю, из нея́же ка́мень отсече́ся, проро́цы Бо́жии пропове́даша.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Я́ко сотвори́ Мне́ вели́чие Си́льный и свя́то и́мя Его́, и ми́лость Его́ в ро́д и ро́д боя́щимся Его́.

Ве́сь в Тебе́ вмеща́ется, И́же в не́дрех сы́й Отца́, и зи́ждется Зижди́тель небесе́, и истощава́ется мене́ ра́ди, и, в пелена́х пови́вся, разреша́ет прегреше́ний плени́цы.

В Ра́ме слы́шася Рахи́ли го́рькое рыда́ние, пла́чь же, и увы́, и сокруше́ние: скверноуби́йца бо вра́г, на ча́да Вифлее́мская, И́род показа́ся.

Богоро́дичен: Рождество́м Твои́м, Де́во, обожи́хомся, сме́ртнии: Бо́га бо, Пита́теля все́х и единосла́вна Отцу́, и ражда́еши, и млеко́м пита́еши. О, стра́ннаго чудесе́!

Свети́лен.

Зла́чную ни́ву младе́нец, богобо́рствуя И́род, посла́в, незре́лую пожа́, окая́нный, и, ро́ждшагося Го́спода не возмо́г уби́ти, вся́каго сра́ма исполня́ется.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Предѣли́въ пꙋчи́нꙋ чермнꙋ́ю бг҃ъ, фараѡ́на погрꙋзи́вый въ не́й, прове́дъ мѡѷсе́а немо́креннѡ въ пꙋсты́ню, и҆ ѡ҆дожди́въ ма́ннꙋ въ снѣ́дь лю́демъ і҆и҃лєвымъ, ꙗ҆́кѡ си́ленъ.

Ѕвѣзда̀ возсїѧ̀ въ виѳлее́мѣ, и҆ є҆де́ма ѿ мра́чныѧ разрѣшѝ клѧ́твы: и҆ спасе́нїѧ де́нь да́рꙋетсѧ родонача́льникѡмъ, и҆зъ дѣ́вственна ѻ҆́блака просїѧ́вый і҆и҃съ, сꙋ́щихъ во тмѣ̀ просвѣще́нїе.

Три́знище дне́сь младе́нцєвъ ѿве́рзесѧ, вѣ̑рнымъ за хрⷭ҇та̀ и҆ бг҃а, врагѡ́въ ѡ҆блича́ѧ нача̑ла и҆ вла̑сти, и҆ и҆́рѡдовъ ѡ҆блича́ѧ мꙋ́жески младоꙋ́мный гнѣ́въ смы́сленнѡ.

Бг҃оро́диченъ: Бжⷭ҇твенное ᲂу҆твержде́нїе и҆ стѣна̀ нерꙋши́ма, чⷭ҇таѧ, и҆ мы́сленный мо́стъ при́снѡ, и҆ неѡбори́мь сто́лпъ, и҆ ѡ҆снова́нїе и҆ покро́въ, є҆гѡ́же ра́ди спаса́емсѧ всѝ ѿ бѣ́дъ, ты̀ є҆сѝ вои́стиннꙋ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Оу҆твержда́ѧй гро́мъ, и҆ созида́ѧй дꙋ́хъ, ᲂу҆твердѝ менѐ, гдⷭ҇и, да тѧ̀ пою̀ и҆́стиннѡ, и҆ творю̀ во́лю твою̀, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть свѧ́тъ, ꙗ҆́кѡ ты̀, бж҃е на́шъ.

Дѣ́вственною две́рїю проше́дъ содѣ́тель и҆ бг҃ъ на́шъ, плотскі́й до́мъ себѣ̀ созда̀ неизглаго́ланнѡ, и҆ млⷣнецъ бы́сть, и҆ во ꙗ҆́слехъ восклони́сѧ.

Свє́рстницы дѣ́ти страда́льцы хрⷭ҇то́ва воплоще́нїѧ, и҆́рѡдово неразꙋ́мное ѡ҆слѣпи́ша неи́стовство, и҆ ѻ҆́чи всесвѣ́тлїи цр҃кве ꙗ҆ви́шасѧ.

Бг҃оро́диченъ: И҆зъ тебє̀ без̾ѻ́тчїй ꙗ҆ви́сѧ, безма́теренъ пре́жде вѣкѡ́въ гдⷭ҇ь, и҆ зи́ждетсѧ преесте́ственнѡ, и҆ назда́нїе да́рꙋетъ сꙋ́щымъ и҆зъ а҆да́ма ѡ҆боже́нїѧ, дв҃о неискꙋсобра́чнаѧ.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃.

Ро́ждшемꙋсѧ дне́сь ѿ дв҃ы, младе́нцєвъ во́инство, ꙗ҆́кѡ творцꙋ̀ и҆ цр҃ю̀, прїѧ̑тнаѧ прино́сѧтсѧ заколє́нїѧ, предложє́ннаѧ хрⷭ҇тꙋ̀ вѣ́ры ра́ди.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Оу҆диви́сѧ, ᲂу҆вѣ́дѣвъ и҆́рѡдъ ца́рь лю́тый, и҆щѧ̀ ꙗ҆́ростїю проти́вꙋ борѧ̀ ро́ждшемꙋсѧ на землѝ цр҃ю̀, ю҆́номꙋ хрⷭ҇тꙋ̀: и҆ боѧ́знїю и҆ стра́хомъ мно́гимъ содержи́мь, посыла́етъ во́инство ᲂу҆би́ти съ ꙗ҆́ростїю дѣ́ти въ виѳлее́мѣ младе́нствꙋющыѧ, кꙋ́пнѡ съ ни́ми ᲂу҆би́ти покꙋша́ѧсѧ созда́телѧ, за бл҃гоꙋтро́бїе ѡ҆бнища́вшаго: и҆зъ дѣ́вственныѧ бо ᲂу҆тро́бы произы́де, спастѝ хотѧ̀ ро́дъ на́шъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ слꙋ́хъ тво́й, и҆ ᲂу҆боѧ́хсѧ, прⷪ҇ро́къ глаго́лаше, разꙋмѣ́хъ дѣла̀ твоѧ̑, и҆ диви́хсѧ, и҆ возопи́хъ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Дв҃а и҆ не́бо, нбⷭ҇ныѧ и҆ земны̑ѧ, ржⷭ҇тво́мъ хода́тайствовавши, па́че ᲂу҆ма̀ примирѝ, и҆ вражды̀ средостѣ́нїе разорѝ.

Младе́нєцъ мно́жество мꙋ́ченически, по бз҃ѣ всѣ́хъ пострада́вше, по́чєсти страда́нїѧ ѿ негѡ̀ прїе́млетъ: и҆́хже ра́ди и҆́рѡдъ весьма̀ ᲂу҆стыдѣ́сѧ.

Бг҃оро́диченъ: Бжⷭ҇твенное сло́во во ᲂу҆тро́бѣ заче́нши, стра́шнымъ сло́вомъ, па́че сло́ва породила̀ є҆сѝ пло́тїю, всенепоро́чнаѧ. тѣ́мже тѧ̀ бцⷣꙋ сла́вимъ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Возсїѧ́й мѝ, гдⷭ҇и, свѣ́тъ повелѣ́нїй твои́хъ, ꙗ҆́кѡ къ тебѣ̀ дꙋ́хъ мо́й ᲂу҆́тренюетъ и҆ пое́тъ тѧ̀: ты́ бо є҆сѝ бг҃ъ на́шъ, и҆ къ тебѣ̀ прибѣга́ю, цр҃ю̀ ми́ра.

Чꙋ́вственное ᲂу҆́бѡ со́лнце ѻ҆́блаки покрыва́етсѧ, ᲂу҆́мное же и҆ всеневеще́ственное безмѣ́рнымъ бл҃гоꙋтро́бїемъ въ пло́ть ѡ҆дѣ́ѧвсѧ, въ верте́пѣ дне́сь пелена́ми повива́етсѧ на́съ ра́ди.

Скверноꙋбі́йства кровьмѝ и҆́рѡдъ ѡ҆сквернѧ́етсѧ: влⷣкꙋ бо всѣ́хъ бг҃а и҆ цр҃ѧ̀ ᲂу҆би́ти покꙋша́ѧсѧ, на ѻ҆́троки неи́стовствꙋетъ и҆ свирѣ́пствꙋетъ лю́тѣ.

Бг҃оро́диченъ: Заре́ю моли́твы твоеѧ̀, бг҃ороди́тельнице чⷭ҇таѧ, слѣпотꙋ̀ се́рдца моегѡ̀ ѡ҆зарѝ, ꙗ҆́кѡ є҆ди́на свѣти́льника гдⷭ҇а, и҆ сла́вы сл҃нце возсїѧ́вши хрⷭ҇та̀.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бꙋ́рѧ мѧ̀ мно́гихъ согрѣше́нїй мои́хъ потоплѧ́етъ, и҆ и҆знемога́етъ дꙋ́хъ мо́й. но ты̀, гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ млⷭ҇тивъ, сше́дъ, возведѝ живо́тъ мо́й.

Бжⷭ҇твенное воплоще́нїѧ сло́ва соверша́етсѧ дне́сь та́инство, бцⷣе: тобо́ю бо ꙗ҆ви́сѧ пло́тїю бг҃ъ превѣ́чный, да ѡ҆божи́тъ прїѧ́тїе.

Рахи́ль ᲂу҆́бѡ ча̑дъ пла́чꙋщи, дре́вле провозвѣстѝ за хрⷭ҇та̀ младе́нцєвъ прїе́мшихъ безго́дное заколе́нїе. тѣ́мъ и҆ ѿрица́шесѧ, ᲂу҆тѣ́шитисѧ не хотѧ́щи.

Бг҃оро́диченъ: Бжⷭ҇твенное ржⷭ҇тво̀ твоѐ, всест҃а́ѧ, прозѧ́бшꙋю пресѣчѐ въ раѝ клѧ́твꙋ, и҆ стезю̀ дре́ва жи́зни человѣ́кѡмъ ѿве́рзши, благослове́нїе и҆сточѝ.

Конда́къ, гла́съ д҃.

Ѕвѣзда̀ волхвы̀ посла̀ къ ро́ждшемꙋсѧ, и҆ и҆́рѡдъ непра́ведное во́инство посла̀ лю́тѡ, ᲂу҆би́ти мнѧ̀ во ꙗ҆́слехъ, ꙗ҆́кѡ млⷣнца лежа́ща.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы персі́дстѣй, любо́вїю благоче́стїѧ па́че, не́жели пла́менемъ ѡ҆палѧ́еми, взыва́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Весели́тсѧ дне́сь виѳлее́мъ съ на́ми, тѧ́ бо невмѣсти́маго въ верте́пѣ прїе́млетъ, бл҃гослове́нъ є҆сѝ, вопїѧ̀, є҆ди́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Неѕло́бива же́ртва и҆ нескве́рнаѧ за тѧ̀ предзакала́етсѧ, бж҃їй сло́ве, вопїю́ще: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е ѻ҆ц҃ъ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, небꙋ́рное покаѧ́нїѧ приста́нище, въ не́же прибѣга́юще, бцⷣе, зове́мъ: бл҃гослове́на є҆сѝ є҆ди́на ро́ждшаѧ бг҃а ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Всѧ́чєскаѧ, влⷣко, премꙋ́дростїю твое́ю соста́вилъ є҆сѝ, земли́ же па́ки ᲂу҆тверди́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́коже вѣ́си, дно̀, ѡ҆снова́нїемъ водрꙋзи́вый на вода́хъ безмѣ́рныхъ. тѣ́мъ всѝ вопїе́мъ, воспѣва́юще: благослови́те дѣла̀ гдⷭ҇нѧ непреста́ннѡ гдⷭ҇а.

А҆́гг҃ли сла́вѧтъ вла́сть ро́ждшагѡсѧ, па́стырїе чꙋдѧ́тсѧ, и҆ волсвѝ покланѧ́ютсѧ, небеса̀ возвѣща́ютъ ѕвѣздо́ю зижди́телѧ: съ ни́миже всѝ воспѣва́юще, вопїе́мъ: благослови́те дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Мно́жество неискꙋсоѕло́бное во́инствꙋетъ влⷣцѣ дне́сь кро́вїю, и҆ на и҆́рѡда тве́рдѡ воѡрꙋжа́етсѧ, тебѣ̀, хрⷭ҇тѐ, ро́ждшꙋсѧ. тѣ́мъ всѝ вопїе́мъ, воспѣва́юще: благослови́те дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: Дв҃ꙋ тѧ̀, чⷭ҇таѧ, хра́мъ, и҆ две́рь и҆ ѻ҆́блакъ, кꙋпинꙋ̀ неѡпали́мꙋ, и҆ ста́мнꙋ ма́нны, и҆ же́злъ прозѧ́бшїй, кївѡ́тъ и҆ свѣ́щникъ, и҆ скрижа̑ли завѣ́та, го́рꙋ ст҃ꙋ́ю, и҆зъ неѧ́же ка́мень ѿсѣче́сѧ, прⷪ҇ро́цы бж҃їи проповѣ́даша.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́кѡ сотворѝ мнѣ̀ вели́чїе си́льный, и҆ ст҃о и҆́мѧ є҆гѡ̀, и҆ ми́лость є҆гѡ̀ въ ро́дъ и҆ ро́дъ боѧ́щымсѧ є҆гѡ̀.

Ве́сь въ тебѣ̀ вмѣща́етсѧ, и҆́же въ нѣ́дрѣхъ сы́й ѻ҆ц҃а̀, и҆ зи́ждетсѧ зижди́тель небесѐ, и҆ и҆стощава́етсѧ менє̀ ра́ди: и҆ въ пелена́хъ пови́всѧ, разрѣша́етъ прегрѣше́нїй плени̑цы.

Въ ра́мѣ слы́шасѧ рахи́ли го́рькое рыда́нїе, пла́чь же, и҆ ᲂу҆вы̀, и҆ сокрꙋше́нїе: скверноꙋбі́йца бо вра́гъ, на ча̑да виѳлеє́мскаѧ, и҆́рѡдъ показа́сѧ.

Бг҃оро́диченъ: Ржⷭ҇тво́мъ твои́мъ, дв҃о, ѡ҆божи́хомсѧ сме́ртнїи: бг҃а бо пита́телѧ всѣ́хъ, и҆ є҆диносла́вна ѻ҆ц҃ꙋ̀, и҆ ражда́еши, и҆ млеко́мъ пита́еши. ѽ стра́ннагѡ чꙋдесѐ!

Свѣти́ленъ:

Ѕла́чнꙋю ни́вꙋ млⷣнєцъ, бг҃обо́рствꙋѧ и҆́рѡдъ, посла́въ незрѣ́лꙋю пожа̀ ѻ҆каѧ́нный: и҆ ро́ждшагосѧ гдⷭ҇а не возмо́гъ ᲂу҆би́ти, всѧ́кагѡ сра́ма и҆сполнѧ́етсѧ.

Свя­тые му­че­ни­ки 14 000 мла­ден­цев уби­ты ца­рем Иро­дом в Виф­ле­е­ме. Ко­гда при­шло вре­мя со­вер­ше­ния ве­ли­чай­ше­го со­бы­тия – Во­пло­ще­ния Сы­на Бо­жия и Рож­де­ния Его от Пре­свя­той Де­вы Ма­рии, во­сточ­ные волх­вы уви­де­ли на небе но­вую звез­ду, пред­воз­ве­щав­шую рож­де­ние Ца­ря Иудей­ско­го. Тот­час они на­пра­ви­лись в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния Ро­див­ше­му­ся, а звез­да ука­зы­ва­ла им путь. По­кло­нив­шись Бо­гом­ла­ден­цу, они не вер­ну­лись в Иеру­са­лим к Иро­ду, как он при­ка­зы­вал им, но, по­лу­чив от­кро­ве­ние свы­ше, ушли в свою стра­ну иным пу­тем. То­гда Ирод по­нял, что за­мы­сел его най­ти Мла­ден­ца не осу­ще­ствил­ся, и при­ка­зал убить в Виф­ле­е­ме и окрест­но­стях всех де­тей муж­ско­го по­ла от двух лет и млад­ше. Он рас­счи­ты­вал, что сре­ди уби­тых де­тей бу­дет и Бо­гом­ла­де­нец, в Ко­то­ром ви­дел со­пер­ни­ка. По­губ­лен­ные мла­ден­цы ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за Хри­ста. Гнев Иро­да об­ру­шил­ся и на Си­мео­на Бо­го­при­им­ца, ко­то­рый все­на­род­но сви­де­тель­ство­вал в хра­ме о Ро­див­шем­ся Мес­сии. Ко­гда свя­той ста­рец скон­чал­ся, Ирод не до­пу­стил, чтобы его до­стой­но по­греб­ли. По по­ве­ле­нию ца­ря был убит свя­той про­рок свя­щен­ник За­ха­рия: его умерт­ви­ли в Иеру­са­лим­ском хра­ме меж­ду жерт­вен­ни­ком и ал­та­рем за то, что он не ука­зал, где сын его, Иоанн, бу­ду­щий Кре­сти­тель Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Гнев Бо­жий вско­ре по­ка­рал са­мо­го Иро­да: его по­стиг­ла лю­тая бо­лезнь, и он умер, за­жи­во съе­ден­ный чер­вя­ми. Пе­ред смер­тью нече­сти­вый царь до­вер­шил ме­ру сво­их зло­де­я­ний: убил пер­во­свя­щен­ни­ков и книж­ни­ков иудей­ских, род­но­го бра­та, сест­ру и ее му­жа, свою же­ну Ма­ри­ам­ну и трех сы­но­вей, а так­же 70 муд­рей­ших му­жей, чле­нов Си­нед­ри­о­на.

Виф­ле­ем­ская тра­ге­дия

Ко­гда че­ло­век впер­вые чи­та­ет Еван­ге­лие, то мо­жет ужас­нуть­ся то­му фак­ту, что в Виф­ле­е­ме бы­ли уби­ты 14 000 невин­ных мла­ден­цев. О смыс­ле их стра­да­ний и смер­ти рас­суж­да­ют пре­по­да­ва­те­ли Мин­ских Ду­хов­ных Школ: Биб­лей­ской ис­то­рии – Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич Ма­чан (он пер­вым от­ве­ча­ет на на­ши во­про­сы) и фило­со­фии – иерей Сер­гей Ле­пин.

Как Вы оце­ни­ва­е­те смысл стра­да­ний Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев? И ка­кое ме­сто уго­то­ва­но им в за­гроб­ной жиз­ни?

Ни­ка­кие стра­да­ния не оста­ют­ся бес­смыс­лен­ны­ми пе­ред Бо­гом. Об этом го­во­рят и мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, и при­ме­ры из жиз­ни лю­дей, стра­да­ю­щих в этом ми­ре по тем или иным при­чи­нам. Про­мысл Бо­жий о че­ло­ве­ке и ми­ре на­прав­ля­ет все ко бла­гу, но не все­гда че­ло­ве­че­ско­му чув­ствен­но­му по­ни­ма­нию уда­ет­ся осо­знать уви­деть это сра­зу, в один миг. А ино­гда и да­ле­кие ис­то­ри­че­ские при­ме­ры оста­ют­ся для нас необъ­яс­ни­мы­ми с точ­ки зре­ния оправ­дан­но­сти стра­да­ний. Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за Хри­ста, про­лив­ши­ми свою невин­ную кровь за Спа­си­те­ля ми­ра. Хо­тя они сде­ла­лись му­че­ни­ка­ми бес­со­зна­тель­но, но это про­изо­шло по Про­мыс­лу Бо­жию. По­сле Крест­ной Жерт­вы Спа­си­те­ля стра­да­ния за Него ста­но­вят­ся для че­ло­ве­ка сви­де­тель­ством ве­ры. Ведь по-гре­че­ски «му­че­ник» – «сви­де­тель». Но что мож­но го­во­рить о пра­вед­ни­ках Вет­хо­го За­ве­та, стра­да­ю­щих за Ис­тин­но­го Бо­га еще до при­ше­ствия Хри­ста или о стра­да­ни­ях Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев – сверст­ни­ков Мла­ден­ца-Спа­си­те­ля? Без со­мне­ния, они важ­ны для Бо­га ни­чуть не мень­ше но­во­за­вет­ных, с той лишь раз­ни­цей, что Хри­стос по­стра­дал за них на Кре­сте и осво­бо­дил от гре­ха, про­кля­тия и смер­ти по­сле их зем­ной жиз­ни.
Мно­го­об­ра­зие при­ме­ров му­че­ни­че­ства мож­но услов­но раз­де­лить на две груп­пы: му­че­ни­че­ство вы­бо­ра и му­че­ни­че­ство по необ­хо­ди­мо­сти (без ва­ри­ан­тов). В пер­вом слу­чае му­че­ни­ку пред­ла­га­ет­ся от­речь­ся от Хри­ста и про­дол­жать жить без Него на зем­ле и в за­гроб­ной жиз­ни или с Ним, по­стра­дав за Него: «Итак вся­ко­го, кто ис­по­ве­да­ет Ме­ня пред людь­ми, то­го ис­по­ве­даю и Я пред От­цем Мо­им Небес­ным» (Мф.10:32). Ко вто­ро­му по­дви­гу му­че­ни­че­ства от­но­сят­ся те слу­чаи, ко­гда че­ло­век не вы­би­ра­ет «жизнь или ве­ру», при­ни­ма­ет стра­да­ния по­то­му, что ко­му-то в ре­ли­ги­оз­ных или по­ли­ти­че­ских це­лях необ­хо­ди­мо убрать сво­их оп­по­нен­тов. Царь Ирод Ве­ли­кий, узнав о но­во­рож­ден­ном Ца­ре Иудей­ском (по про­ро­че­ству – по­явив­ше­му­ся на свет в Виф­ле­е­ме) и опа­са­ясь, чтобы Он не от­нял со вре­ме­нем у него цар­ства, «по­слал из­бить всех мла­ден­цев в Виф­ле­е­ме и во всех пре­де­лах его, от двух лет и ни­же» (Мф.2:16). По пре­да­нию, их бы­ло 14 000. Не зная, где имен­но на­хо­дит­ся Иисус, Ирод же­лал в чис­ле этих невин­ных стра­даль­цев по­гу­бить но­во­рож­ден­но­го Хри­ста. У этих мла­ден­цев не бы­ло вы­бо­ра – они еще не осо­зна­ли жизнь с ее пре­врат­но­стя­ми, ни у ко­го из них не спро­си­ли, вы­би­ра­ют ли они этот путь или нет. Но имен­но та­кой бы­ла их до­ро­га в Цар­ство Небес­ное. За свои ве­ли­кие зло­де­я­ния Ирод не из­бе­жал на­ка­за­ния Бо­жия – те­ло его по­кры­лось бо­лез­нен­ны­ми ра­на­ми. Ря­дом с ним не бы­ло ни од­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы со­чув­ство­вал его стра­да­ни­ям. Но и на смерт­ном од­ре Ирод про­дол­жал умно­жать зло: при­ка­зал убить бра­та, сест­ру и ее му­жа, на­ко­нец, пре­дал смер­ти свою же­ну Ма­ри­ам­ну и трех сы­но­вей, ви­дя в них со­пер­ни­ков.

По­че­му Гос­подь по­пустил смерть и му­че­ния невин­ных де­тей? Ведь они не со­вер­ши­ли зла и гре­ха?

Здесь мож­но от­ве­тить от­но­си­тель­но их зем­ной уча­сти. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст го­во­рит: «Ес­ли бы кто взял у те­бя несколь­ко мед­ных монет, а вза­мен от­дал те­бе зо­ло­тые, неуже­ли ты счи­тал бы се­бя оби­жен­ным? На­про­тив, не го­во­рил ли бы ты, что этот че­ло­век – твой бла­го­де­тель?». Здесь несколь­ко мед­ных монет – на­ша зем­ная жизнь, ко­то­рая ра­но или позд­но за­кан­чи­ва­ет­ся смер­тью, а зо­ло­то – жизнь веч­ная. Так, за несколь­ко мгно­ве­ний стра­да­ний и му­че­ний мла­ден­цы об­ре­ли бла­жен­ную веч­ность, об­ре­ли то, че­го свя­тые до­сти­га­ли по­дви­га­ми и тру­да­ми всей жиз­ни. Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы на­сле­до­ва­ли се­бе веч­ную жизнь в сон­ме Ан­ге­лов. Для них стра­да­ния бы­ли той та­ин­ствен­ной две­рью, ко­то­рая при­ве­ла их в Цар­ство Небес­ное.

Про­рок Иере­мия пи­шет: «Глас слы­шен в Ра­ме, плач и ры­да­ние и вопль; Ра­хиль пла­чет о де­тях сво­их и не хо­чет уте­шить­ся, ибо их нет» (Иер.31:15). Это от­но­сит­ся толь­ко к Виф­ле­ем­ским мла­ден­цам или ко всем по­ко­ле­ни­ям хри­сти­ан­ских му­че­ни­ков-мла­ден­цев?

Ра­ма – это ме­стеч­ко в Из­ра­и­ле, где бы­ла по­хо­ро­не­на Ра­хиль, же­на вет­хо­за­вет­но­го пат­ри­ар­ха Иа­ко­ва, сы­на Иса­а­ка и вну­ка Ав­ра­ама. По пре­да­нию, ко­гда сы­на Ра­хи­ли, Иоси­фа, ве­ли в Еги­пет как плен­ни­ка и ра­ба, он, про­хо­дя ми­мо гроб­ни­цы сво­ей ма­те­ри, за­пла­кал и за­кри­чал: «Мать моя, слы­шишь ли ты ме­ня? Мать моя, ви­дишь ли, ку­да ве­дут тво­е­го сы­на?» В от­вет из гроб­ни­цы по­слы­ша­лось ры­да­ние. За­тем, ко­гда ва­ви­лон­ский царь На­ву­хо­до­но­сор в 586 го­ду до Рож­де­ства Хри­сто­ва со­кру­шил и раз­гро­мил Иудей­ское цар­ство, то он при­ка­зал пе­ре­се­лить его жи­те­лей в Ва­ви­ло­нию, и Ра­ма бы­ла го­ро­дом, где со­би­ра­ли плен­ни­ков-иуде­ев, чтобы вез­ти их в да­ле­кую стра­ну.
По сво­е­му гео­гра­фи­че­ско­му по­ло­же­нию го­род Ра­ма на­хо­дит­ся в 12-ти ки­ло­мет­рах от Виф­ле­е­ма. По­это­му мож­но пред­по­ло­жить, что ко­гда царь Ирод «по­слал из­бить всех мла­ден­цев в Виф­ле­е­ме и во всех пре­де­лах его» (Мф.2:16), эта тер­ри­то­рия вклю­ча­ла в се­бя и Ра­му. В Вет­хом За­ве­те про­рок Иере­мия опи­сы­ва­ет жи­те­лей Иеру­са­ли­ма, уво­ди­мых на чуж­би­ну (Иер.1:15), и эти сло­ва о пла­чу­щей Ра­хи­ли ска­за­ны о них. На этом пе­чаль­ном пу­ти они про­хо­дят ми­мо го­ро­да Ра­мы – ме­ста за­хо­ро­не­ния Ра­хи­ли (1Цар.10:2); и Иере­мия ри­су­ет Ра­хиль, пла­чу­щую да­же во гро­бе о судь­бе, вы­пав­шей ее на­ро­ду в ва­ви­лон­ском пле­не­нии.
Но спу­стя ве­ка про­изо­шла бо­лее страш­ная тра­ге­дия. Уже не вра­ги уво­ди­ли в плен, а свои со­пле­мен­ни­ки уби­ва­ли непо­вин­ных де­тей. В на­ше вре­мя, пом­ня о мла­ден­цах из Виф­ле­е­ма, мы вспо­ми­на­ем обо всех уби­ен­ных – уби­тых про­сто так, без об­ви­не­ния, без ка­ко­го бы то ни бы­ло «со­ста­ва пре­ступ­ле­ния», уби­тых про­сто так, по той при­чине, что это бы­ло нуж­но мно­го­чис­лен­ным ка­и­нам и иро­дам.

Пре­да­ние го­во­рит, что мла­ден­цев бы­ло 14 000, о в Еван­ге­лии об этом ни­че­го не ска­за­но. Эта циф­ра име­ет ка­кое-ли­бо зна­че­ние?

Их бы­ло, как ука­зы­ва­ет ви­зан­тий­ская тра­ди­ция, 14 000. По­нят­но, что столь­ко де­тей «от двух лет и ни­же» про­сто не мог­ло быть в ма­лень­ком Виф­ле­е­ме и его окрест­но­стях. От­сю­да ста­но­вит­ся яс­но, что чис­ло это име­ет сим­во­ли­че­ское зна­че­ние. Оно го­во­рит о мас­со­во­сти та­ко­го яв­ле­ния, как уби­е­ние невин­ных, как ре­прес­сии, ко­то­рые ча­ще все­го об­ру­ши­ва­ют­ся не на еди­ниц, а на ты­ся­чи и да­же мил­ли­о­ны. Ев­фи­мий Зи­га­бен, ви­зан­тий­ский бо­го­слов ХII ве­ка, пи­шет об этом так: «Ирод по­ла­гал, что звез­да, воз­ве­стив­шая муд­ре­цам с во­сто­ка о Рож­де­стве Хри­сто­вом, не тот­час же яви­лась им, но что Мла­де­нец ро­дил­ся за­дол­го до ее по­яв­ле­ния. Для боль­шей без­опас­но­сти он и по­ве­лел пред­ва­рить вре­мя на два го­да».
В то же вре­мя мож­но го­во­рить о сим­во­лич­но­сти циф­ры «14» как о чис­ле «сы­но­вей» Ра­хи­ли. В Биб­лии сы­но­вья­ми Ра­хи­ли на­зы­ва­ют­ся не толь­ко Иосиф и Ве­ни­а­мин, рож­ден­ные ею, но так­же и вну­ки (сы­ны Иоси­фа и сы­ны Ве­ни­а­ми­на) – «это сы­ны Ра­хи­ли, ко­то­рые ро­ди­лись у Иа­ко­ва, все­го че­тыр­на­дцать душ» (Быт.46:22). По 14-ти ты­ся­чам «сво­их сы­но­вей» пла­чет Ра­хиль спу­стя 17 сто­ле­тий по­сле сво­ей зем­ной жиз­ни.
Во­об­ще циф­ра «14» ча­сто встре­ча­ет­ся в биб­лей­ской тра­ди­ции. На­при­мер, в ро­до­слов­ной Спа­си­те­ля на­счи­ты­ва­ет­ся «всех ро­дов от Ав­ра­ама до Да­ви­да че­тыр­на­дцать ро­дов; и от Да­ви­да до пе­ре­се­ле­ния в Ва­ви­лон че­тыр­на­дцать ро­дов; и от пе­ре­се­ле­ния в Ва­ви­лон до Хри­ста че­тыр­на­дцать ро­дов» (Мф.1:17). Па­мять из­би­ен­ных в Виф­ле­е­ме мла­ден­цев Цер­ковь на­ча­ла со­вер­шать уже во II ве­ке. Ве­ро­ят­но, то­гда и бы­ла опре­де­ле­на циф­ра 14 000.

Иерей Сер­гей Ле­пин:
Все во­про­сы от­но­си­тель­но Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев воз­ни­ка­ют от­то­го, что мы немно­го пу­та­ем­ся в пе­ри­о­ди­за­ции. В са­мом де­ле, к ка­ко­му За­ве­ту от­но­сит­ся эта ужас­ная ис­то­рия – к Вет­хо­му или к Но­во­му? Очень рас­про­стра­нен­ной ошиб­кой яв­ля­ет­ся от­не­се­ние то­го или ино­го со­бы­тия к Но­во­му За­ве­ту лишь на том ос­но­ва­нии, что о нем го­во­рит­ся в Но­вом За­ве­те. Это, на мой взгляд, не так. Да­вай­те об­ра­тим вни­ма­ние, на­при­мер, на ис­то­рию свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи – по­след­не­го вет­хо­за­вет­но­го про­ро­ка, ко­то­рый, об­ла­дая уди­ви­тель­ной свя­то­стью, спо­до­бил­ся не толь­ко быть при­зван­ным к про­ро­че­ско­му слу­же­нию, но и уви­деть осу­ществ­ле­ние сво­е­го про­ро­че­ства. Но­вый За­вет за­клю­чен толь­ко во Хри­сте: в Его Те­ле, за нас ло­ми­мом, и Кро­ви, за нас из­ли­ва­е­мой, – во всей Его жиз­ни и дей­стви­ях.
С мо­ей точ­ки зре­ния, Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы яв­ля­ют­ся вет­хо­за­вет­ны­ми му­че­ни­ка­ми, по­то­му что Хри­стос есть пер­вый но­во­за­вет­ный Пер­во­свя­щен­ник, Про­рок и Царь. И из пер­во­свя­щен­ства Хри­ста вы­те­ка­ет и Его пер­во­му­че­ни­че­ство. Он стал пер­во­му­че­ни­ком Но­во­го За­ве­та, доб­ро­воль­но при­не­ся Се­бя в Жерт­ву Ис­куп­ле­ния. Хо­тя, есте­ствен­но, Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы мо­гут быть на­зван­ы му­че­ни­ка­ми за Хри­ста, при­чем в дво­я­ком смыс­ле. Во-пер­вых, по­то­му, что они по­гиб­ли в ре­зуль­та­те жут­кой ис­то­рии, глав­ны­ми сю­же­та­ми ко­то­рой бы­ли со­бы­тия жиз­ни Хри­ста, и по­гиб­ли, в пря­мом смыс­ле, вме­сто Него. А во-вто­рых, я бы не стал по­двиг вет­хо­за­вет­ных му­че­ни­ков, о ко­то­ром они про­ро­че­ство­ва­ли и ис­пол­не­ние ко­то­ро­го ча­я­ли, от­де­лять и про­ти­во­по­став­лять Еван­ге­лию.
Ку­да по­па­ли ду­ши Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев по­сле смер­ти? Как мы ве­рим, до ис­ку­пи­тель­ной Жерт­вы Хри­ста ду­ши всех умер­ших лю­дей – и пра­вед­ных, и греш­ных – нис­хо­ди­ли во ад, по­сколь­ку че­ло­век в невоз­рож­ден­ном, пад­шем со­сто­я­нии не мог быть ча­дом Бо­жи­им и на­сле­до­вать рай – дом От­ца Небес­но­го. По­это­му, пом­ня об этом, нам не со­ста­вит ни­ка­ко­го тру­да от­ве­тить на во­прос о по­смерт­ной уча­сти Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев: они бы­ли уби­ты и по­сле смер­ти при­ло­жи­лись к от­цам сво­им вме­сте с сон­мом вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков, про­ро­ков и му­че­ни­ков. Ес­ли счи­тать, что воз­раст и со­сто­я­ние на­ше­го те­ла (мла­ден­че­ство, бо­лез­ни, ста­рость) на­ла­га­ют со­от­вет­ству­ю­щие огра­ни­че­ния на на­шу ду­шу, то, преж­девре­мен­но и на­силь­но ли­шив­шись этих огра­ни­че­ний, ду­ши мла­ден­цев смог­ли услы­шать и уче­ние про­ро­ков о Гря­ду­щем Мес­сии, и про­по­ведь Иоан­на Кре­сти­те­ля, ко­то­рый, как мы зна­ем, был Пред­те­чей Хри­ста и в аду. И уж по­том толь­ко Гос­подь наш, уме­рев на Кре­сте, Сво­ей ду­шой со­шел во ад и, со­кру­шив веч­ные его око­вы, вы­вел всех ожи­дав­ших и уве­ро­вав­ших в Него. Мла­ден­цы умер­ли до Хри­ста, но по­сле и со­вос­ста­ли с Ним, ибо Он умер и за них.
Ко­неч­но, ко­гда чи­та­ешь со­от­вет­ству­ю­щее ме­сто Свя­щен­но­го Пи­са­ния, то не мо­жешь не ужас­нуть­ся той же­сто­ко­сти, ко­то­рой обер­нул­ся мир по от­но­ше­нию к ни в чем непо­вин­ным де­тям. Есте­ствен­но, у нас здесь воз­ни­ка­ет ряд во­про­сов, преж­де все­го о смыс­ле та­ко­го стра­да­ния. Здесь я счи­таю очень важ­ным под­черк­нуть – стра­да­ние Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев не име­ло ни­ка­ко­го смыс­ла, ибо убий­ство неви­нов­ных (тем бо­лее де­тей) не мо­жет иметь ни­ка­ко­го смыс­ла. Бы­ла лишь яв­ная злая во­ля и умы­сел Иро­да, но сто­ит ли это на­зы­вать смыс­лом? Это про­изо­шло от­то­го, что «мир ле­жит во зле» (1Ин.5:19) и не зна­ет Бо­га. Бог же не со­тво­рил стра­да­ний, и са­мо по се­бе стра­да­ние – это то, по­сред­ством че­го дья­вол пы­тал­ся сде­лать этот мир бес­смыс­лен­ным. Бес­смыс­лен­ность стра­да­ний – про­бле­ма, с ко­то­рой пы­та­лись спра­вить­ся мно­гие ре­ли­гии. Но осо­бен­ность уче­ния Хри­ста в том, что оно не пы­та­ет­ся из­ба­вить че­ло­ве­ка от стра­да­ния как та­ко­во­го, а пред­ла­га­ет че­ло­ве­ку на­де­лить свое стра­да­ние смыс­лом и пре­тер­петь его до кон­ца. И Сам Хри­стос учит не от­ку­да-то с вы­со­ка о том, как мы долж­ны по­сту­пать в тех или иных жиз­нен­ных ис­пы­та­ни­ях, но, на­про­тив, Сво­им при­ме­ром по­ка­зы­ва­ет, как мы долж­ны пе­ре­жи­вать ли­ше­ния и бе­ды. Он Сам ока­зал­ся в са­мом эпи­цен­тре стра­да­ния, бо­ли, смер­ти. Стра­да­ние и смерть – это то ору­жие, на ко­то­рое рас­счи­ты­вал дья­вол в войне про­тив ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Но имен­но стра­да­ние, смерть (и Вос­кре­се­ние, ко­неч­но) – то, чем Хри­стос по­бе­дил са­та­ну. Те­перь толь­ко от нас за­ви­сит, бу­дет ли на­ше стра­да­ние в со­вос­ста­ние со Хри­стом или оно так и оста­нет­ся бес­смыс­лен­ным и бес­про­свет­ным. Кто во Хри­сте, тот при­об­ре­тен, а не по­те­рян, что бы с ним ни про­изо­шло! А как же де­ти? Что от них за­ви­сит? Да­вай­те об­ра­тим вни­ма­ние на сло­ва про­ро­ка Иере­мии, ко­то­рые при­во­дит еван­ге­лист Мат­фей, по­вест­вуя об этой тра­ге­дии: «Глас слы­шен в Ра­ме, плач и ры­да­ние и вопль; Ра­хиль пла­чет о де­тях сво­их и не хо­чет уте­шить­ся, ибо их нет» (Иер.31:15). Ка­за­лось бы, при чем здесь это? Мож­но по­ду­мать, что Мат­фей при­во­дит это ме­сто толь­ко для то­го, чтобы под­черк­нуть тра­гизм про­ис­хо­дя­ще­го. А да­вай­те от­кро­ем Биб­лию и про­чи­та­ем даль­ше: «Так го­во­рит Гос­подь: «Удер­жи го­лос твой от ры­да­ния и гла­за твои от слез, ибо есть на­гра­да за труд твой, – го­во­рит Гос­подь, – и воз­вра­тят­ся они из зем­ли непри­я­тель­ской. И есть на­деж­да для бу­дущ­но­сти тво­ей, – го­во­рит Гос­подь, – и воз­вра­тят­ся сы­но­вья твои в пре­де­лы свои» (Иер.31:16-17). На са­мом де­ле ал­лю­зия на вет­хо­за­вет­ное ме­сто от­нюдь не так дра­ма­тич­на, не так ли? Еван­ге­лист, по­жа­луй, на­обо­рот, хо­чет под­черк­нуть на­ли­чие ка­ко­го-то гря­ду­ще­го бла­га, из­бав­ле­ния, спа­се­ния да­же в та­ких слу­ча­ях!
Тра­ди­ция го­во­рит нам о том, что все­го по­стра­да­ло 14 000 де­тей. Та­кое чис­ло вы­зы­ва­ет со­мне­ние у совре­мен­ных уче­ных: тот го­род, ко­то­рый име­ет та­кое ко­ли­че­ство мла­ден­цев та­ко­го воз­рас­та, про­сто не со­от­вет­ству­ет то­му про­вин­ци­аль­но­му по­се­ле­нию, ко­то­рое на­зы­ва­лось Виф­ле­е­мом (ис­хо­дя, по мень­шей ме­ре, из то­го, что мы зна­ем о гео­гра­фии и де­мо­гра­фии то­го вре­ме­ни). По­че­му то­гда 14 000? Я ду­маю, что это не про­сто ста­ти­сти­ка жертв. Де­ло в том, что чис­ло «14» бы­ло осо­бым для иуде­ев. Это чис­ло име­ни Да­ви­да (у древ­них ев­ре­ев бук­вы обо­зна­ча­ли еще и циф­ра­ми, а сум­ма циф­ро­вых зна­че­ний букв в име­ни Да­ви­да рав­ня­ет­ся 14-ти). Еван­ге­лист Мат­фей при­во­дит ро­до­сло­вие Иису­са, сфор­ми­ро­ван­ное из трех групп по 14 имен в каж­дой (но оно да­ле­ко не пол­ное), чтобы по­ка­зать, что Иисус есть по­то­мок ца­ря Да­ви­да. И звез­да над Виф­ле­е­мом – это звез­да цар­ствен­но­го ро­да Да­ви­да. Мне ду­ма­ет­ся, что 14 000 – это то­же неко­то­рая сти­ли­за­ция под эту идею. А с дру­гой сто­ро­ны, 14 – это два­жды по семь. 7 – чис­ло, вы­ра­жа­ю­щее идею свя­то­сти и за­кон­чен­но­сти; оно от­сы­ла­ло иуде­ев к идее Суб­бо­ты и пол­но­ты тво­ре­ния. Мож­но пред­по­ло­жить, что 14 000 – это ме­та­фо­ра, ука­зы­ва­ю­щая на двой­ную ис­клю­чи­тель­ность раз­ме­ров кро­во­про­ли­тия и неве­ро­ят­ные раз­ме­ры стра­да­ния, а так­же на на­ме­ре­ние тол­ко­ва­те­лей от­не­сти слу­чив­ше­е­ся к Свя­щен­ной Ис­то­рии От­прыс­ка Да­ви­до­ва.


См. так­же: "Па­мять че­тыр­на­дца­ти ты­сяч мла­ден­цев от Иро­да в Виф­ле­е­ме у­би­ен­ных" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.